Политические ресурсы осуществления социально–экономических реформ (Результаты социологического мониторинга)

(Результаты социологического мониторинга[1])

Бойков В.Э., – доктор философских наук, профессор
Ожиганов Э.Н., – доктор философских наук

Основная задача проведенного исследования состояла в выявлении ключевых политических ресурсов проведения социально–экономических реформ в стране. При этом внимание было сконцентрировано на двух существенных аспектах:

  • на оценке общего политического фона проводимых реформ, во многом определяемого во многом отношением населения к ним;
  • на выявлении реального состояния демократических процессов, развитие которых является необходимым условием политического обеспечения цивилизованной рыночной экономики.

Результаты исследования характеризуют как позитивные, так и негативные факторы осуществления реформаторской деятельности на современном этапе.

1. Отношение российских граждан к политике реформ.

Одним из наиболее заметных изменений в массовом сознании российского общества является то, что впервые за последние годы наметился позитивный сдвиг в отношении российского населения к перспективе продолжения рыночных реформ. Об этом свидетельствуют сопоставимые данные опросов, проведенных по однотипной методике в марте 1999 г. и в мае 2002 г.

Таблица 1
Отношение населения к перспективе продолжения рыночных реформ
( В процентах от количества опрошенных )

Варианты ответов

1999 г.

2002 г.

Продолжать экономические реформы в неизменном виде

1,3

6,8

Внести некоторые изменения и продолжать их

9,8

26,3

Внести существенные изменения в реформы

58,8

38,9

Совсем отказаться от реформ в том виде, какие они сейчас

12,4

13,5

Затруднились ответить

17,7

14,5

Наблюдается явное увеличение доли сторонников нынешнего формата преобразования экономики, несмотря на то, что, по самооценкам большинства опрошенных (51,5%), реформы нанесли большой ущерб их благосостоянию.

Такой своеобразный социально–психологический парадокс обусловлен рядом существенных перемен в тонусе массового сознания и в обстоятельствах жизни общества.

Во–первых, приведенные в таблице 1 факты органически согласуются с обнаруженным в декабрьском исследовании 2001 г. началом возрождения надежд у основной массы рядовых граждан на то, что период социальных потрясений постепенно уходит в прошлое. Устойчивость феномена социального оптимизма в ожиданиях населения подтвердили результаты последнего исследования. Соотношение позитивных и негативных оценок стабилизации экономики страны и перспектив ее дальнейшего развития выражается в пропорции 2:1.

Во–вторых, судя опять же по данным социологических опросов, именно в последние два года увеличилась доля населения, более–менее адаптированного к новым обстоятельствам жизни и принявшего новые нормы экономического поведения. Так, например, на вопрос об отношении к нынешним трудностям жизни 9,5% опрошенных заявили, что успешно их преодолевают и 70,5% – пытаются их преодолеть. В 1999 г. большинство опрошенного населения выражало позицию пассивности и ожидало наихудшего развития событий. Показателен и другой факт на этот счет: 62,1% респондентов придерживаются мнения, что люди, имеющие силы, должны больше сами заботиться о своем благополучии и меньше рассчитывать на социальную помощь государства.

В–третьих, продвинутыми сторонниками проводимых реформ являются наиболее образованные слои населения, а также представители экономически активного поколения людей (в возрастных группах от 18 до 39 лет), за которым будущее.

В–четвертых, в массовом сознании постепенно преодолевается синдром «катастрофизма» и растет восприимчивость позитивных социально–экономических перемен. Об этом свидетельствуют сопоставимые данные двух опросов периода стабилизации экономики и социальной сферы, представленные в таблице 2.

Таблица 2
Оценки изменений, происшедших в период президентства В.В. Путина
(В процентах от количества опрошенных)

Оценки положения

В экономике

В социальной сфере

2000 г.

2002 г.

2000 г.

2002 г.

Улучшилось

23,6

34,9

25,2

31,9

Не улучшилось, но и не ухудшилось

53,9

48,7

46,6

45,1

Ухудшилось

14,5

10,1

19,0

15,9

Затруднились ответить

8,0

6,3

9,2

7,1

Усиление лояльного отношения в обществе к результатам социально–экономической политики, несомненно, увеличивает политические ресурсы курса реформ. Однако дальнейшее расширение этого социально–психологического плацдарма реформаторской деятельности во многом будет определяться эффективностью решения ряда застарелых проблем, вызывающих острое беспокойство у основной массы людей. Некоторые из них иллюстрируют следующие данные опроса:

  • отметили несоответствие своего социального положения в обществе полученному образованию, квалификации и стажу работы 69,9% респондентов;
  • испытывают серьезные материальные затруднения или крайнюю нужду – 70%;
  • низко оценили степень своей защищенности от возможных экономических потрясений и кризисов – 72%;
  • считают недостаточным уровень личной защищенности от преступности – 74,4%;
  • выразили беспокойство в связи с угрозой безработицы – 60,7%.

Понятно, что эти проблемы сопряжены с общесистемными процессами и не могут быть решены в одночасье. Но они столь сильно усложняют жизнь общества и конкретных граждан, что требуются более эффективные действия государства против их деструктивного влияния.

2. Уровень общественного доверия государственной власти.

Вместе с позитивным сдвигом в отношении населения к реформированию экономики наблюдается некоторый рост общественного доверия (и это также впервые за последние годы) к органам государственной власти.

Безусловным лидером общественного доверия был и остается Президент России В.В. Путин. По данным опросов, в той или иной мере доверяли ему в апреле 2001 г. 69% населения, в мае 2002 г – 74,4%. В.В. Путину, по мнению 68,4% опрошенного населения, удается контролировать ситуацию в стране. Немаловажно и то, что, несмотря на определенные антиамериканские настроения, 51,6% респондентов считают полезными для России новые отношения с США, которые складываются при В.В. Путине.

Более детальное выражение нынешнего рейтинга В.В. Путина отражено в диаграмме 1.

Диаграмма 1
Уровень доверия Президенту РФ В.В. Путину
(В процентах от количества опрошенных)

image001

Количество респондентов, в той или иной мере доверяющих и, напротив, не доверяющих высшим должностным лицам федеральных органов государственной власти, а также руководителям вертикали исполнительной власти в регионах распределились следующим образом (в процентах от количества опрошенных):

  1. Председатель Правительства РФ   35,7 и 37,6;
  2. Председатель Государственной Думы  33,1 и 35,5;
  3. Председатель Совета Федерации  16,9 и 27,7;
  4. Глава (президент, губернатор) субъекта РФ  32,9 и 54,0;
  5. Глава администрации города, района   34,2 и 54,5.

При рассмотрении этих данных важны, как минимум, два наблюдения.

Первое – пока сохраняется перевес критических суждений населения о руководителях органов власти. Но в сравнении с прежними годами этот перевес значительно уменьшился.

Второе – если раньше основной потенциал общественного недоверия был адресован высшему эшелону государственной власти федерального уровня (главе государства, председателю правительства и др.), на который возлагалась вина за жизненные невзгоды населения, то теперь острие социальной критики чаще направлено на региональные органы государственной власти и органы муниципального управления. Относительное большинство опрошенных (38,7%) полагает, что благополучие населения зависит скорее от городских и районных органов управления, чем от региональных и федеральных органов власти.

Точно так же преобладает критическое отношение к деятельности правоохранительных органов, кроме служб ФСБ. Правда, за последний год уровень доверия к судам, прокуратуре, федеральной службе безопасности и к милиции несколько повысился. Это показано в таблице 3.

Таблица 3
Уровень доверия правоохранительным органам
( В процентах от количества опрошенных без затруднившихся ответить)

Правоохранительные органы

В основном доверяют

В основном не доверяют

2001 г.

2002 г.

2001 г.

2002 г.

Суды

16,0

31,3

55,6

46,7

Прокуратура

15,8

31,1

52,8

44,3

Органы безопасности (ФСБ)

30,4

38,0

30,0

31,6

Органы внутренних дел

17,3

22,6

54,8

55,0

Отмечая определенный рост толерантности общества к разным институтам государственной власти, следует все же констатировать, что в отношении населения к чиновничеству, органам власти и режиму власти преобладает глубокое психологическое и политическое отчуждение.

То, как влияет это отчуждение на политические процессы, будет рассмотрено в последующем изложении. Сейчас же сосредоточим внимание только на внешних формах его проявления. А именно, в отличие от преобладающего позитивного отношения, например, к ученым, учителям, врачам, кадровым военнослужащим, владельцам предприятий среднего и малого бизнеса и т.д. работники органов власти вызывают у основной массы людей антипатию. В отношении к властям в целом три четверти опрошенных (75,4%) проявляют вынужденный конформизм или стремятся держаться от них подальше. Почти 80 % респондентов указали, что им не вполне или вовсе не понятен смысл проводимой властями экономической и социальной политики. Наконец, если в общественном мнении о политическом режиме в стране раньше фиксировался хаос, то теперь – административный произвол.

Таблица 4
Оценки типа политического режима в России
( В процентах от количества опрошенного населения)

Варианты ответов

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

Демократия

2,2

2,3

8,8

10,9

10,7

Администрирование аппаратных чиновников

13,5

12,3

22,8

22,6

30,2

Единоличные решения высших руководителей

18,9

19,8

18,5

14,3

24,5

Полная неразбериха

54,6

52,8

38,6

31,4

16,1

Затруднились ответить

10,8

12,8

11,3

20,8

18,5

В свете изложенных фактов в деле совершенствования государственной и муниципальной службы, госаппарата важно более целенаправленно приводить их в соответствие с декларируемыми принципами либерализма и демократии. Эти принципы, с одной стороны, все в большей мере становятся ценностными ориентирами массового сознания, а с другой – должны стать неотъемлемой частью идеологического и политического обеспечения рыночной экономики.

3. Роль политической культуры населения в политическом процессе.

Политическая культура обладает, как минимум, тремя взаимосвязанными сторонами, единство которых придает ей некоторую устойчивую определенность, или, говоря иначе,  уникальность. К ним относятся:

  • характер понимания политических действий;
  • характер поведения в политической сфере;
  • характер приверженности определенным политическим идеалам.

В периоды проведения крупномасштабных реформ для демократических режимов необходимо, чтобы население понимало цели и смысл экономической политики государства, без чего невозможно достижение общественного согласия. В этом смысле от коллективного сознания требуется некоторый уровень рационализма.

Для авторитарных режимов это требование необязательно, поскольку вся экономическая политика зависит от воли «вождя» и опирается на угрозу применения насилия. Здесь необходимым элементом коллективных представлений является иррационализм.

В плутократических режимах акцент делается на манипуляции общественным сознанием, поэтому коллективное сознание характеризует, употребляя терминологию кибернетики, фактор неведения (ignorance factor).

Как упоминалось, по данным исследования, цели и смысл экономической и социальной политики государства в течение последних двух лет для большинства населения в той или иной мере непонятны. Менее всего они понятны рабочим промышленности, пенсионерам и временно не работающим гражданам.

Непонимание цели и смысла экономической политики государства большинством населения может быть обусловлено разными причинами, в том числе недостатками образования, информирования и т.д. Но в качестве устойчивой характеристики массового сознания оно представляет собой элемент отчуждения основных социальных групп от государственной власти. Иначе говоря, привычные реакции граждан на действия власти и непонимание ими политики государства связаны между собой и образуют подобие замкнутого круга.

Как показывает опрос, большинство населения (70%), которое со всей очевидностью не поддерживает политику властей, обычно вынуждено либо приспосабливаться к ее последствиям, либо старается держаться в стороне. В результате, вынужденный конформизм и уклонение представляют собой наиболее распространенное выражение типа отношения населения страны к действиям властей. Такие альтернативы, как безусловная поддержка, или, напротив, противодействие, сегодня не находят большого числа сторонников, о чем свидетельствуют данные таблицы 5.

Таблица 5
Формы массовых реакций на действия властей
(
В процентах от общего количества опрошенных)

Варианты ответов
%
Обычно одобряют, поддерживают власти

10,7

Обычно вынуждены приспосабливаться к властям

41,0

Стараются держаться от властей в стороне

28,9

Относятся к властям с неприязнью, когда возможно, противодействуют им

6,5

Затруднились ответить

12,9

С внешней стороны такое состояние может быть воспринято как согласие, хотя бы и молчаливое. Но это ошибочное представление. Между уклонением и фактором «непонимания» существует сильная корреляция. Другими словами, те, кто обычно вынужден приспосабливаться или старается держаться от властей в стороне, в большинстве своем считают, что цели и смысл экономической и социальной политики государства им непонятны. В то же самое время группа «одобрения и поддержки», представляющая меньшинство респондентов (10,7%), демонстрирует высокую уверенность в том, что им такие цели и смысл понятны.

С другой стороны, преобладающие типы реакции населения на действия властей тесно увязаны с оценкой опрошенных своих реальных возможностей (или, точнее – их отсутствия) влиять на положение дел и поведение властей через узаконенные демократические институты и процедуры, например, через участие в выборах различных органов власти.

Как развивается в этом направлении процесс, показывают данные, приведенные в таблице 6.

Таблица 6
Отношение избирателей к участию в выборах
(В процентах от общего количества опрошенных)

Варианты ответов

1995 г.

1996 г.

1998 г.

1999 г.

2002 г.

Участие в выборах – обязанность гражданина

73,8

71,2

64,9

60,1

58,4

Участие в выборах дает возможность влиять на власти и положение дел

61,5

63,0

22,4

12,2

Дополним картину политического неучастия населения такими данными: только 1,5% опрошенных вовлечены на регулярной основе в деятельность партий; лишь 3,4% активно участвуют в предвыборной борьбе на стороне какого–то кандидата или партии (блока) на выборах; почти 90% населения в возрасте 18 лет и старше вовсе не принимают участие в активных формах политической жизни.

Общий вывод состоит в следующем. Если большинство граждан, которым непонятны цели и смысл экономической и социальной политики и которые вынуждены приспосабливаться или уклоняться от действий властей, полагают, что такое участие не предоставляет им существенной возможности влиять на  власти, то политическое отчуждение приобретает системные черты.

Количественно это выражается в том, что в настоящее время 68,5% российских граждан соответствует следующему типовому портрету Homo politicus. Это человек, которому непонятна экономическая и социальная политика властей и который в своей повседневной жизни вынужден либо приспосабливаться, либо уклоняться от действий этих властей. К тому же он убежден, что участие в политической деятельности не дает реальной возможности влиять на власти и положение дел. Наконец, он не принимает никакого регулярного участия в каких–либо узаконенных формах политической активности (партии, организации и т.п.).

В качественном отношении политическое отчуждение выражается в ослаблении социального и политического ресурса реформаторской деятельности, ибо все, что предпринимают власти, воспринимается как действия, навязанные сверху и  потенциально противоречащие интересам простых людей.

С этой ситуацией тесно связан еще один парадокс идеологического свойства. В чем он состоит? «Социализм» как интегральное понятие вызывает положительную реакцию у 48,7%, а «капитализм» – у 17,9% опрошенных. Ценностной ориентации на социализм соответствует преобладание отрицательного отношения к продаже сельскохозяйственных земель в частную собственность (особенно иностранцам), предпочтение получать небольшой, но постоянный заработок и быть уверенным в завтрашнем дне и т.д. Но одновременно с этим подавляющее большинство людей является в принципе сторонниками развития политической демократии –59,7%, и рыночной экономики –72%.

За этими одномерными картинками кроются глубокие и устойчивые характеристики или группировки коллективного политического сознания. Парадоксальным образом в сознании капитализм ассоциируется с диктатурой и национализмом, а социализм – с демократией. При этом массовое сознание фрагментировано, то есть характеризуется несимметричным расколом одновременно по всем наиболее важным идеологическим ориентирам.

Один из общих выводов, основанный на всей совокупности материалов исследования, таков. Существующая в настоящее время политико–административная система в российском обществе тормозит социально–экономического развитие страны. В каком–то смысле ситуация подобна советскому периоду развития, когда, по известному выражению, экономика находилась в плену политики. Но тогда для решения экономических задач использовались механизмы идеологической и политической мобилизации народа. Теперь же требуется более органичное согласование экономики и политики на основе предпринимательства и демократии.

 


[1] Записка основана на результатах мониторинга «Народ и власть», осуществляемого Социологическим центром Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Последний этап мониторинга проведен 20–25 мая 2002 г. Опрошены 2000 российских граждан в 25 субъектах РФ, репрезентирующих территориальное размещение российского населения (в том числе по федеральным округам), соотношение жителей разных типов поселений, социально–профессиональные и демографические группы людей в возрасте 18 лет и старше.