Социальное управление

Социальное управление принадлежит к числу актуальных проблем теории и практики жизни общества на всех этапах его развития. Таковым оно является и сегодня. Это относится и к жизни современной России, которая все еще происходит в условиях отсутствия языка общественной заинтересованности, диалога и реальной демократии в отношениях между государственными структурами власти и управления, с одной стороны, обществом – с другой, что вызывает стремление глубже разобраться в содержании этого феномена и найти ответы на некоторые ключевые вопросы: возможно ли в обозримом историческом времени установление партнерских отношении между субъектами социального и государственного управления и обществом в России и каковы предпосылки этого процесса.В этой связи следует подчеркнуть важность рассмотрения гражданского общества в России, так как именно в его становлении и развитии видится ключ к решению многих проблем сегодняшнего дня. Не менее значимы и проблемы механизмов самоочищения управленческих структур от криминальных и коррумпированных элементов, эффективной реализации административной реформы. Их практическое решение, несомненно, оказало бы конструктивное воздействие на процессы формирования и функционирования гражданского общества в целом.

Кроме того, актуальность исследования вызвана тем, что нынешний этап развития российского общества, отличающийся небывалым созидательным настроем общества, вызвал потребность в поиске наиболее оптимальных возможностей использования управленческого потенциала страны, необходимых для ее фундаментального обновления как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Необходимость разобраться в одном из важных вопросов – «управленческом измерении» отношений между людьми в обществе обусловили постановку цели и задач данной работы. Имея в виду актуальность проблемы в отечественной литературе, цель настоящего исследования может быть сформулирована так: взаимодействие субъекта и объекта в социальном управлении и анализ особенностей этого взаимодействия в управленческой деятельности современного российского общества. Следует также признать, что в современной научной литературе пока что мало работ, в которых бы специально рассматривались субъектно-объектные аспекты социального государственного управления, механизмы взаимодействия их целей, средств и результатов.

В самом широком смысле слова управление -это функция организованных систем, возникших естественным (эволюционным) или искусственным (креационным) путем. Различают управление в биологических, социальных, экономических, политических, технических, кибернетических и других системах. Наиболее общими функциями управления считаются: поддержание и оптимизация системных характеристик, сознательное воздействие на внутренние и внешние (по отношению к системе) процессы, создание разнообразия, целеполагание, регулирование, учет. Если иметь в виду социальное управление, то его можно определить как деятельность человека (разумного существа), нацеленную на поддержание и оптимизацию отношении в обществе в интересах людей.

Социальное управление, как и всякое управление, представляет с субъектно-объектное взаимодействие. Понятие субъекта здесь служит для обозначения целенаправленного, осмысленного производителя управленческого деяния. В его качестве могут выступать как отдельные люди, так и разного рода объединения людей, учреждения, организации, ассоциации, а также и мегасовокупности людей (страны, народы, общества, человечество в целом). В отличие от субъекта управления, являющегося источником активности, действующей и деятельной характеристикой его, объект управления это то, что противостоит субъекту в его управленческой деятельности. Объект управления в обществе не просто тождественен объективной реальности, а выступает как такая ее часть, которая находится во взаимодействии с субъектом, причем само выделение объекта управления осуществляется в контексте деятельности субъекта.

Если субъект управления на основе своего решения познает объект управления, осмысливает, переделывает, преобразует, изменяет, трансформирует, развивает, реорганизует его, то объект управленческого воздействия является в определенном смысле страдательной формой реальности. Его изменяют, переделывают, модифицируют, переводят из одного состояния в другое. Именно здесь и проходит качественная грань между субъектом и объектом социального управления. Никаких других принципиальных отличий между ними уже нет.

Рассматривая процесс управления в нем обычно выделяют три элемента. Во-первых, это наличие цели. Социальное управление невозможно, если его субъект не имеет представления о том, чего он добивается, чего, к чему стремится, если в его сознании нет прообраза той действительности, которой она должна стать в результате управленческого воздействия. Можно сказать и так: субъект, который ничего не знает о предмете удовлетворения своей потребности, еще не является реальным субъектом управления. Наличие цели (абстрактной или конкретной) – обязательное хаотическое звено управленческого процесса. Бесцельное, воздействие человека на самого себя и окружающий его мир бессмысленно и оно не является атрибутом социального управления. В цели, следовательно выражено сознательное отношение субъекта управления к действительности, в идеальном плане намечена результат деятельности. Устремленность, осознанность замысла, целенаправленность субъекта являются результатом активности сознания, посредством которого субъект управления осознает свои потребности и возможности их удовлетворения в существующих условиях и проектирует идеальные условия, которые могли бы оптимально удовлетворить его потребности.

Во-вторых, важным элементом управленческого процесса является наличие определенной совокупности вещей, идей и людей, которые участвуют в процессе управления в качестве его промежуточного звена, В первую очередь, речь здесь идет о тех силах самого субъекта управления, которые он использует в качестве средств целенаправленного воздействия на объект управления. Одним словом, человек как субъект управления не может не выступать в качестве объекта и средства управленческого процесса. Человек не может «ухитриться» быть субъектом управления и не выступать при этом в качестве его объекта и средства воздействия. На эту сторону дела обратил внимание Гегель, указывая на уникальные возможности и особенности организма человека, которыми не обладает ни одно живое существо на Земле. Даже самое совершенное животное не имеет такого бесконечно пластичного тела, которым обладает человек. Особое значение в управленческом процессе имеют язык и рука человека. «Рука, и в особенности кисть руки человека, – писал Гегель, – есть точно так же нечто, только ему свойственное: ни одно животное не имеет такого подвижного орудия деятельности, направленного вовне. Рука человека – это орудие орудий, способна служить выражением бесконечного множества проявлений воли».

Огромной силой воздействия на управление общественными процесс обладает язык человека. С его помощью люди в состоянии оказывать друг на друга бесконечное множество разного рода целенаправленных воздействий.

Конечно, в управлении в качестве инструмента реализации воли, устремлений субъективного духа используются не только уникальные возможности и способности человеческого тела, но и духовные силы человека, знания, опыт, вера, интуиция, волевые качества, черты характера и т.п.

Разумеется, инструменты реализации управленческой воли человека ограничиваются использованием лишь его собственных духовных и физических сил. В управлении в качестве средств воздействия на его объект могут использоваться и другие люди, разного рода их объединения, учреждения и организации, а также предметы естественной и искусственной среды жизни человека, технические системы и т.д.

Люди и вещи, входящие в структуру управления объективными процессами, разделяются на две группы. Одна из них состоит из людей, идей вещей, которые находятся на стороне субъекта управления, репрезентируют его цель и средства реализации этой цели, другая – из людей и веще находящихся на стороне объекта управления. На стороне субъекта управления – люди и вещи, с помощью которых он оказывает целенаправленно воздействие на объект. Управляющие импульсы сознательной деятельности человека непрерывно усиливаются благодаря его успехам в науке, технике и образовании. Новые вещи, созданные трудом, новые специализации в образовательном развитии расширяют субъективные возможности по регулированию объективных процессов в природе и обществе.

Другая группа людей и вещей находится на стороне объекта управления. Здесь речь идет прежде всего о всей сенсорной организации человеческого организма, являющегося объектом управления, а также о тех вещах, которые люди используют в целях получения нужных им впечатлений и переживаний (приборы, техника, предметы искусства и т.п.).

Итак, категория «средство» служит для обозначения всего комплекса людей, идей и вещей, которые располагаются, между субъектом и объектом целенаправленного управленческого воздействия субъекта на объект, которые являются проводником управленческого решения субъекта в отношении объекта. Взаимодействие этих средств осуществляется таким образом, чтобы идея субъекта управления была реализована в его объекте. Гегель охарактеризовал эту особенность человеческого разума как его своеобразную хитрость. «Разум, – писал он, – столь же хитер, сколь и могущественен. Хитрость состоит в опосредствующей деятельности, которая, дав объектам действовать друг на друга соответственно их природе и истощать себя в этом воздействии, не вмешиваясь вместе с тем непосредственно в этот процесс, все же осуществляет лишь свою собственную цель».

И, наконец, третьим звеном общей структуры управленческого воздействия субъекта на объект является результат управления. Здесь важно понять, что результат управления и объект управления не тождественные друг другу понятия. Успешный результат управления – это объект управления, преобразованный субъектом в его интересах. Субъективная сторона управленческого процесса связана со всем тем, что зависит от человека его сознания, воли и решения и входит исключительно в его компетенцию. Никакое управление невозможно без субъективной деятельности человека, ибо именно она является продуцирующей и инициирующей стороной управленческого процесса. В этом плане социальное управление является продуктом человеческой деятельности, творческим самопорождением субъекта, результатом его желаний и воли. Деятельность человека обретает управленческое качество именно благодаря субъективному началу, которое направляет деятельность на сохранение, изменение или преобразование существующей действительности. Это – с одной стороны. С другой – результат управленческого процесса заключает в себе такое содержание, которое не зависит от человека, его сознания и его потребностей. Речь здесь идет о тех возможностях объекта управленческого воздействия, которые содержатся в нем самом, в его потенциале. Эти возможности объекта управления не зависят от его субъекта. От последнего зависит другое: их реализация или нереализация. Завершая анализ результата управленческой деятельности, хотелось бы подчеркнуть два значения этого понятия. Чаще всего результат управления интерпретируется как мера воплощения в нем цели субъекта. Но есть и другой смысл этого понятия. Его направленность несколько иная: результат управления здесь измеряется не степенью воплощения цели в нем, а мерой удовлетворения человеческой потребности посредством использования данного результата.

Нередко возникает парадоксальная ситуация, когда субъект получает результат, к которому сознательно стремился. Однако процесс использования го оказался неэффективным, малоудовлетворительным. Так, в 90-ые годы младореформаторы управляли Россией так, как они этого хотели. Тем не менее результаты их реформаторской деятельности оказались контрпродуктивными в удовлетворении насущных потребностей общественной жизни страны. Поэтому не всякая адекватность результата управления целям его субъекта достаточна, чтобы считать человеческую потребность, обусловившую необходимость управленческого процесса удовлетворенной.

Феномен несовпадения субъективной целесообразности управления и его объективной необходимости в решении жизненных проблем общества имеет достаточно широкое распространение в жизни людей. Субъект управления, казалось бы, достигает своей цели. Однако полученный результат удовлетворяет его. В этом случае возникает необходимость в переоценке ценностей, в корректировке целей, средств и результатов управления. Субъективная целесообразность управления и его объективная необходимость должны быть сбалансированы. Такова цель нового цикла управленческого процесса.

Как известно, объекты управления разделяются на две группы: природные и социальные. Сегодня на поверхности Земля практически не осталось таких объектов, которые не испытали бы непосредственно или косвенно сильного воздействия антропогенного фактора. Управляя природными объектами, человек в состоянии добиться таких его результатов, которые самопроизвольно образоваться в самой природе не могут. В качестве примера сошлемся на искусственный синтез новых тяжелых элементов так называемого трансуранового семейства. Специфической характеристикой трансурановой группы элементов (нептуний, плутоний, америций, кюрий, берклий, калифорний, эйнштейний, фермии, менделевий и др.) является их общее социальное происхождение, то, что они созданы по воле человека.

Разумно регулируя процессы в мире природы, вещей, человек обогощает вещественный состав планеты. Искусственный синтез качественно новых элементов нашел свое продолжение и в химических технологиях. Принципиальных границ социального управления межатомными и межмолекулярными процессами не существует. Одним словом, все физические и химические состояния вещества, способные существовать в природе, могут быть получены путем индустриального синтеза. В этом смысле творческая природа субъективного духа человека в принципе не знает границ.

К числу несоциальных объектов управления относится и живое вещество, флора и фауна Земли. И в этой области разум человека стремится создать качественно новое содержание. Не за горами научная разработка и реализация идеи индустриального синтеза биологического. В современнных условиях воздействие социума на биосферу настолько фундаментально, что о естественной эволюции живого на Земле можно говорить весьма условно. Первозданной живой природы, за исключением микроорганизмов, практически уже не осталось на Земле. Это значит, что антропогенные воздействии биологическую эволюцию могут развиваться лишь на основе использования преимущественно интенсивного способа управления.

Природа как результат управленческой деятельности человека – составная часть ноосферы Земли, согласно концепции В.И.Вернадского поскольку она является вещественно-предметным выражением социального разумного содержания, материальным оформлением субъективных сущностных сил человека, его опредмеченным сознанием.

В отличие от управления вещами управление людьми имеет свои особенности. Главная из них состоит в том, что человек является разумным существом. Поэтому управление людьми является сложноорганизованным процессом.

Жизнь и деятельность каждого человеческого существа с момента рождения и до момента смерти находится под постоянным контролем со стороны общества. Человеческий индивид испытывает на себе целенаправленные воздействия как со стороны отдельных лиц, так и со стороны различных человеческих объединений. Формы его деятельности постоянно шлифуются идеями, мыслями и целями других людей. Эта обработка людей людьми и есть управление социальными объектами. Общественное содержание управленческого процесса в данном контексте следует понимать как разумное содержание, не зависимо от того, что из себя представляет субъект управления, независимо от структурного уровня субъективной реальности. Эта разумность и воля могут быть связаны с деятельностью отдельного человеческого индивид социальной группы или всего человечества. Во всех случаях они носят общественный характер, поскольку исходят из окружающей социальной среды. Одним словом, любой разум, объективируемый в предметную социальную реальность, является общественные разумом.

Как уже отмечалось, в отличие от природного объекта сущность социального объекта разумна. И управлять этой сущностью, не вступая во взаимодействие с предметными формами ее бытия, ни один субъект управления не может. Это значит, что субъект управления социальными процессами не может прямо и непосредственно оказать воздействие на его духовное содержание. Для того, чтобы повлиять на сознание другого человека субъект управления должен так или иначе внедриться в тот внешний мир, в котором и посредством которого живет человек, являющийся объектом управления.

В процессе целенаправленного варьирования условий жизни и деятельности человека последний оказывается в новой для него объективной ситуации, которая требует новых решений и адаптации. Иначе говоря, субъект управления стремится поставить другого человека в такие условия, в которых он мог бы принять желанные для субъекта решения. Для этого он и внедряется в объективные условия бытия личности и реконструирует их соответствующим образом. Нельзя управлять человеком, не открывая перед ним новых возможностей и перспектив. Управлять – значит что-то предлагать, создавать новые возможности для выбора. Создавать режим наибольшего благоприятствования для реализации одних возможностей и нереализации других – такова стратегия управленческих решений во взаимодействии людей друг с другом.

Огромную роль в управлении социальным объектом играют предметы культуры. В их числе – предметы науки, искусства, техники, материального производства, политики, религии и др., т.е. все то, что развертывается в пространстве человеческой свободы. Субъект материального производства .например, оказывает управленческое воздействие на общественную жизнь через материальные блага. Изменяя вещественную среду жизни людей, производитель материальных благ целенаправленно воздействует на сферу их потребностей и интересов, открывает перед ними новые возможности для деятельности и жизни. Одним словом, обновляя предметную основу – жизни людей, производитель материальных благ оставляет живой след в их сознании.

Так, правовая форма управления связана с использованием системы социальных норм и отношений, охраняемых и поддерживаемых силой государства. Благодаря государственной власти правовые нормы и отношения в обществе приобретают общезначимый характер, статус юридической силы.

Таким образом, жизнь и деятельность каждого человека является объектом целенаправленного воздействия со стороны самых различных субъектов управления. Это – и отдельные человеческие индивиды, и целые социальные группы и все общество как единое целое. Каждый из этих субъектов стремится внести в жизнь отдельного человека свои пристрастия коррективы, что-то свое в восприятии и понимании мира, в практическом в взаимодействии с ним. Свои ценности в рамках исторически определенного общества транслируют на человека различные социальные слои, профсоюзы, группы, этнические общности, возрастные группы, семья, школа, соседские общности, дружеские компании, трудовой коллектив, территориальные общности и т.п.

Конечно, все эти целенаправленные воздействия субъектов управления никакой человеческий индивид воспринять не может. И в этом нет никакой необходимости. Каждый человек является объектом управления не сам себе, а лишь для тех людей или той группы лиц, которые преследуют свои цели управления. Что же касается самого человека как такового, то существует в определенном объеме не зависим от тех сил в обществе, которые хотели бы оказать на него регулирующее воздействие. Поэтому процесс управления социальным объектом со стороны самого объекта представляется в несколько ином свете, чем со стороны субъекта управления.

Социальный объект управления в значительной мере независим от внешнего воздействия. Он больше свободен и действует на основе выбора. Если данное управленческое воздействие отвечает его интересам, то он принимает решение, которое совпадает с намерениями субъекта управления. И, наоборот, если социальное содержание управленческого процесса противоречит тому, что нужно человеку, он его не воспринимает и отторгает. Только те идеи общества реализуются, материализуются в деятельности людей которые помогают им самоутвердиться в мире природы и общества, сохранить себя, воспроизвести и развить себя как личность.

Каждый человек – продукт общества, в котором он живет, дитя все человечества, своего народа, этноса, среды, в которую он непосредственно вовлечен. Все формы его деятельности заключают в себе опыт, знания, убеждения, верования, заблуждение, оценки, навыки, умения, способности, которые он приобрел в результате общественного воздействия по воле общества. Что же касается его способности выбирать, принимать решения, то все это приобретает смысл в границах зависимости деятельности человека его общественного бытия.

Общественное содержание деятельности индивида дает о себе знать в его отношении к самому себе, к внешней природе, культурным ценностям и к обществу. При этом важно подчеркнуть, что рассмотрение проблем управления социальными процессами нельзя ограничивать вопросами формирования сознания личности. Такой анализ человеческой деятельности как объект специального воздействия не является завершенным, ибо конечная цель управления людей людьми рассчитана на целенаправленные изменения реальных форм их активности. Именно эта сторона дела придает социальному управлению статус материально-практической деятельности. Только тогда, когда управление внутренним миром человека доводится до управления объективными формами его поведения, когда в объекте социального воздействия формы сознания и действия, слово и дело соответствуют воле управленческого субъекта, решение задачи можно считать завершенным.

Таким образом, социальный объект управления разумен, обладает сознанием и волей. Поэтому и результат управления социальным объектом связан с необходимостью предварительного изменения установок его сознания. Не оказав воздействия на мир интересов, целей и намерений объекта управления, субъект не может рассчитывать на успех. Такова специфика управления социальными объектами. Такова главная особенность динамической структуры управления социальными процессами. Иначе говоря управление общественным процессами имеет дело с живыми людьми, обладающими сознанием и волей. И чтобы управлять таким объектом, необходимо считаться с его внутренним миром. Эта специфика социального объекта управления накладывает отпечаток на весь процесс управления общественными отношениями, поскольку его результат предполагает момент духовной обработки людей людьми.

§ 2. Особенности взаимодействия субъекта и объекта социального и государственного управления в современной России.

В условиях современной жизни общества эффективное социальное управление требует от его субъекта (отдельного руководителя, группы, организации) глубокого осмысления управленческой ситуации и знания методологических оснований процесса управления.

Одним из таких оснований является тезис, что главный критерий результативности социального управления в обществе – это положение дел в стране, состояние социальной жизни людей, степень их удовлетворенности (или неудовлетворенности) условиями своего бытия. Ели брать современную Россию, то еще совсем недавно она находилась в состоянии развала, тотальной деградации экономики, социальной сферы, государственной системы и демократических институтов. Опасность разрушения российского государства тогда была более чем реальной. Тем не менее, российское общество, государство смогли остановить негативный ход событий в стране. Совместными усилиями миллионов людей были созданы условия для выхода из всеобъемлющего кризиса, для нанесения сокрушительных ударов по терроризму, для самых первых, самых робких, может быть, пока, но существенных шагов по преодолению массовой бедности населения, модернизации инфраструктуры, переоснащения вооруженных сил, для построения фундамента инновационной экономики, для проведения активного и независимого внешнеполитического курса, направленного на укрепление нашей страны в мире.

Конечно, положительное решение всех этих задач прошлых лет было невозможно без эффективного социального и государственного управления. Эта консолидация общества и власти как субъектов управления стала возможна на основе общего стремления сделать Россию конкурентоспособной страной, комфортной для жизни ее граждан, уважаемой мировым сообществом, одним словом, свободной страной свободных людей.

Вместе с тем, все субъекты управления общественными процессами современной России не могут стоять на одном месте. Времена меняются впереди много интересного. Обновляются все структуры нашего общества и политическая система российского государства должна развиваться адекватно новым переменам. Обновление управленческого фактора жизни – неизбежная необходимость ее развития, ориентированная на неизменное стремление людей к достойной жизни и свободе, к справедливости и процветанию. Всемерно способствовать достижению именно этих целей – истинный долг каждого субъекта управления общественными процессами.

Сегодня управленческий потенциал российского общества должен быть адаптирован к его непрерывно изменяющимся структурам, В первую очередь здесь идет о продолжении административной реформы, о преодолении избыточного вмешательства государства в экономику, и вообще о повышении качества управления страной. Собственно говоря, сейчас это и происходит на наших глазах. Социальное и государственное управление должны стать более открытыми и прозрачными формами деятельности. Кроме того, эти формы деятельности должны быть полностью разбюрокрачены, очищены от случайных людей, преследующих исключительно личные цели и личные выгоды. Управленческая сфера жизни общества призвана активнее работать с молодежью, интеллигенцией, предпринимательством, рабочими, тружениками села, помогать продвижению во все сферы общественной жизни самых одаренных, энергичных, порядочных профессионалов.

Сегодня российское общество, по существу, все еще расколото. Поляризация населения по имущественному достатку, неблагоприятные социально-статусные изменения в обществе сопряжены с коренными интересами людей и в этой связи будут оказывать прямое влияние на управленческие отношения. Кроме того, за последние годы при всей формальной перестройке государственного аппарата мало что изменилось и в плане разделения ветвей власти. Нелишне заметить, что разделение исполнительной и судебной власти в нынешней жизни России до сих пор все еще остается малозаметным.

В этой управленческой ситуации отчуждения в отношениях между высшими и региональными институтами государственной власти, с одной стороны, и обществом – с другой, ослабляется и без того низкая действенность указов и постановлений исполнительной власти, а также законов на любых уровнях. Субъекты управления забывают о том, что эффективность управленческой деятельности всегда выше там, где полнее доверие субъектов к принимаемым ими решениям. Когда объект управления испытывает недоверие к его субъекту, социальные преобразования еще более тормозятся.

Социум, благодаря высокому уровню самоорганизации и самоуправления способен сохранять в постоянстве свои основные параметры в условиях изменяющейся среды. Иными словами, как система высокого социального порядка он обладает свойством гомеостазиса. Однако обратная связь в социуме значительно глубже. Ведь объект управления, как мы видим, не только реагирует на управляющее воздействие субъекта, не только информирует о последствиях и результатах, но и независимо от желания субъекта прямо понуждает его к совершению определенного управленческого воздействия, к изменению характера и содержания этих воздействий. Иначе говоря, объект управления субъективируется. В определенной управленческой ситуации такое превращение становится необходимостью: оно активизирует субъект управления, концентрирует его внимание на первоочередных проблемах общественной жизни и ее динамике.

Таким образом, анализ управленческой ситуации через объектно-субъектные отношения показывает, что нынешней ситуации свойственны как усиление тенденции субъективизации объекта управления, так и активизация реформаторского потенциала субъектов социального и государственного управления.

Наконец, сегодняшняя управленческая ситуация отличается, образно говоря, перевесом «обратной» связи, выражающимся в нарастании элементов превращения народа в реальный субъект управления. Эта тенденция к управлению, самоорганизации объекта усиливает тенденцию к управляемости. Причем, взаимодействие самоуправления и управления следует рассматривать как встречное движение. Закономерное стремление объекта управления к собственной субъективизации «подталкивает» субъект управления к корректированию своих действий для обеспечения оптимального функционирования и развития социума.

Многоаспектность, многоуровневость, отчужденность общества от власти ставят перед нами задачу – определить возможные пути установления партнерских отношений между обществом и государством путем обозначения доминирующих тенденций развития российского социума.

При нынешних обстоятельствах доминирующими тенденциями в общественном развитии российского социума являются две: демократизация и укрепление государственности. Первичным основанием для такого суждения являются реальные социально-экономические процессы в обществе, присущие состоянию переходного периода, трансформации общества из одного качества в другое: поляризация общества, его раскол на бедных и богатых, социальная отчужденность в отношениях между властью и обществом, терпимое отношение российской власти к теневым сторонам деятельности крупного бизнеса. Значительный разрыв между доходами граждан делает практически невозможной консолидацию общества. «Равноудаление» олигарх от власти во многом остается быть мифическим. Непредсказуемость социально-политической активности масс и связанная со всем этим слабая управляемость почти на всех уровнях и во всех звеньях функционирования государства. Следовательно, необходим затрагивающий глубинные пласты и структуры и одновременно соответствующим мировым тенденциям развития цивилизованный выход из сложившейся ситуации.

Столь же значительным основанием для выделения именно этих тенденций в качестве доминирующих при соответствующих условиях становятся существенные подвижки в массовом сознании. Характерной чертой материалов многих социологических исследований является, во-первых, то, что народ не испытывающий твердого доверия к власти, продолжает сохранять надежду на наведение порядка в стране, во-вторых, несмотря на сохраняющее недоверие к государственным структурам власти и управления, чиновничеству в общественном сознании превалирует надежда на цивилизованный путь развития России в настоящем и будущем.

Самое важное, главное и существенное в общественных преобразованиях на демократических началах – возвышение человека, выдвижение его ценностей на передовые позиции. Соотносимо это и с развитием управленческого процесса, т.е. имеет смысл и применительно к управлению. Если концепция .управления ориентирована на реформы, то реформы должны быть ориентированы на каждого человека в обществе. В условиях трансформации общества в новое качество стремление повысить гибкость и эффективно всех структур управления, поиск наиболее оптимальных путей демократизации управленческих отношений направляется на то, чтобы перевернуть пирамиду власти с головы на ноги, т.е. рассматривать народ как первооснову власти. Это дело, как показывает практика, не одного года, а возможно, и не одного девятилетия. Специфика этого процесса в России и во всех бывших союзных республиках, в том, что проводимые реформы в обществе шли «сверху», демократия как бы была «дарована» властью. В этом как раз и заключается уязвимость процесса демократизации в нашей стране, поскольку если это «даровано» властью, то ею может быть и отнято. К таким действиям органов государственного управления и власти, надо сказать, у общества была уже выработана укоренившаяся десятилетиям привычка подчинения.

Мы уже упоминали о том, что тенденции демократизации и укрепления государственности взаимодополняют друг друга. С одной стороны, наращиваются демократические формы и методы деятельности органов государственного управления, с другой усиливается стремление к централизации власти.

Сложность сегодняшней управленческой ситуации состоит в том, что с углублением демократизации, как показывает практика, усиливается и угроза развитию государственности.

Особую значимость и важность эта проблема представляет для России. Во-первых, в силу многочисленности субкультур на ее территории, во-вторых силу географического местоположения, в-третьих, в силу сложивших исторических условии.

Суть проблемы состоит в том, что демократизация как бы «провоцирует» регионы на решение своих проблем независимо от центра. Причем эти стремления могут в какой-то момент усиливаться при нестабильности центральной государственной власти. Между тем, образование региональных и национально-государственных центров власти впервые за всю историю России меняет и роль власти общефедеральной. Принятый Закон о местном самоуправлении как раз и призван разграничить функции и полномочия, а значит, и ответственность между центром и регионами. И, несмотря на некоторую уязвимость отдельных статей данного Закона россияне имеют уже нормативный документ, исключающий сопротивление центральной власти и противостояние ей.

В новых условиях, когда векторы движения направлены в сторону «социального», должно быть переосмыслено и само понятие «управление». Демократические и социально ориентированные структуры государственной власти и управления в своей деятельности должны опираться на естественные процессы саморегулирования общества и стимулироваться общечеловеческими ценностями.

Благодаря естественности своего порядка, демократическая система сама оптимально регулирует социальные процессы, относительно спокойно, без особых трений осуществляет свое упорядочивающее воздействие. Вместе с тем, демократизация управления немыслима без поддержки со стороны государства, без укрепления государственности, без определенной доли централизации. В ситуации массовой бедности населения это становится необходимостью. В свою очередь, укрепление государственности должно способствовать развитию демократии. Сверхцентрализованная система управления не обладает внутренним разнообразием, способностью реализации обратных связей между обществом и управленческими структурами. Тоталитаризм делает невозможным эффективное развитие общества и тем самым обрекает его на разрушение.

Тенденцию к укреплению государственности можно обосновать также направленностью развивающейся рыночной экономики.

Являясь закономерными в переходном периоде, тенденции демократизации и укрепления государственности, как противовесы друг другу, предотвращают превращение каждой из них в свою противоположность. При иных обстоятельствах демократизация может свестись к анархии, а укрепление государственности – к ужесточению государственной власти, к авторитаризму.

Выделим еще один аспект, достаточно негативный с точки зрения воздействия на настроения населения: социально-экономические трудности, естественные в условиях переходного периода, возбуждают неприязнь к управленческим структурам, провоцируют поиск врагов в лице представителей государственной власти и управления. Поэтому нередко в этих условиях то или иное управленческое воздействие субъекта государственного управления воспринимается населением как элемент ужесточения системы управления. В этой связи для органов государственной власти и управления, ведущих общество к демократии, особенно важно понять, что подлинно управленческая задача состоит не столько в противодействии недемократическим проявлениям в обществе, сколько в тщательной подготовке условий, необходимых для того, чтобы на фазе «затухания» недемократических проявлений в обществе возобладали тенденции движения к демократии. Тем более, что охлократические проявления в обществе переходного периода всегда недолговечны.

Управленческая ситуация в России на данный моментов в условиях финансово-экономического кризиса в принципе сегодня сужен до предела – сохранение ростков свободы в России или слом демократических институтов и установление единоличной и бесконтрольной власти.

Таким образом, дрейфующее в какое-то мере состояние в обществе переходного периода при массовой бедности населения России, сохранения недоверия к властям создает условия для возникновения альтернативных в условиях демократизации управленческих моделей. Из-за ускоренного прохождения, наложения друг на друга фаз переходного периода внутреннее напряжение общества может возрастать, однако каким бы мучительным ни был переходный период, печальная необходимость его естественна. Не успевшее возродиться за последние несколько лет гражданское общество рискует снова быть подавленным, если не откажется от скоропалительных попыток немедленно утвердить «классические» формы демократии. В сложившейся управленческой ситуации разумная форма демократизации управленческих отношений – это постепенное, эволюционное их развитие. Решающим условием при этом является разработка четкой, адекватной интересам основных социальных слоев и групп государственной концепции развития общества, понимания россиянами смысла и целей, масштабов и времени, социальной цены цивилизованной жизни. Сегодня такая государственная концепция развития российского социума, ориентированная на совершенствование человека, разработана и принята обществом. В этой концепции развитие человека определено как основная цель и необходимое условие прогресса современного общества. И сегодня и в долгосрочной перспективе она является абсолютным национальным приоритетом.

Целостность, единство, авторитет государства проявляется, прежде всего, как целостность, единство, авторитет государственной власти. Для того, чтобы тенденции демократизации и укрепления государственности в развитии управленческих отношений, усилившиеся в переходном периоде, имели будущее, необходима опора на сильную власть. Сила государственной власти и управления в нынешней ситуации должны быть в прямой зависимости от уровня конфликтности в обществе: чем выше уровень конфликтности, тем более сильной должна быть власть.

К условиям противодействия альтернативным тенденциям укрепления государственности может быть отнесено эффективное взаимодействие государственных структур управления и субъектов самоуправления, гражданского общества. Субъекты управления способны обречь на неудачу любые преобразования, в том числе связанные с укреплением государственности, если будут применять административное насилие, руководствуясь при этом лучшими намерениями. При этом возможно скрытое или явное сопротивление одной части общества, непонимание и пассивность – другой. Поэтому сложность задач, стоящих перед управленческими структурами, требует достаточно прочного механизма прямых и обратных связей между объектами и субъектами управления. Преобразования в обществе в том случае будут успешными, если в их разработке и претворении в жизнь примут деятельное участие институты гражданского общества – профсоюзы, трудовые коллективы, ассоциации предпринимателей, творческие объединения и т.п., если им окажет поддержку народ.

Противоречивость и неоднозначность процессов переходного периода ставят нас перед необходимостью нового осмысления всего исторического процесса в целом. В частности, выяснения сущности гражданского общества, его места в этом процессе, границ качественной определенности, перспектив развития.

В этом процессе гражданское общество и государство не должны противостоять друг другу. Одно не может существовать без другого, более того, они взаимно дополняют друг друга. Их соотношение может быть оптимальны близким к оптимальному, далеким от оптимального. В последнем случае государство откровенно тормозит развитие гражданского общества. С точки зрения управления важно, что гражданское общество является саморганизующейся и саморазвивающейся системой. И оно гораздо успешнее развивается тогда, когда для этого создаются благоприятные условия В значительной мере их создает само общество с помощью государства или вопреки ему. Помощь государства здесь может быть огромной. Это – и принятие необходимых законов, и формирование демократических государственных структур. Это – и соблюдение общепринятых демократических норм и процедур. Для становления гражданского общества, как показывает практика, государственные структуры власти и управления должны быть сильными.

Конечно, институты гражданского общества могут формироваться и вопреки воле государства – образованием в рамках конституции противовеса государству в виде независимых ассоциаций и средств массовой информации, функционированием оппозиционных массовых общественных демократических движений. Одним из действенных способов на этом пути является активное участие масс в выдвижении и реализации разнообразных социальных инициатив. Гражданское общество, создавая институты самоуправления, может выполнять и восполнять ряд государственных функций. Частично функции стабилизации общественной жизни в России могут взять себя развивающееся структуры гражданского общества.

Таким образом, отношения между государственными структурам власти и управления, с одной стороны, и гражданским обществом и структурами управления – с другой, могут складываться весьма и весьма неблагоприятно. В одном случае, интересы государства противоречат интересам развития гражданского общества. В другом – интересы гражданского общества противостоят интересам государственной власти. Историческая практика мучительно ищет компромисс между порядком и многообразие: все больше уясняя для себя необходимость плана и демократии, регламента и инициативы, сознательного и стихийного.

Наличие разнообразия партий, профсоюзов, объединений, ассоциаций, которые по-своему осмысливают необходимость реформ и наилучший, с их точки зрения, путь их осуществления, будет в том случае значимым для общества, когда все эти импульсы общественной жизни объединят реформы. В таком многообразии и будет заключаться то необходимое единство, которое приведет общество к стабильности развития, к успеху.

Сегодня Россия сможет действительно стать лидером мировых преобразований, если властные и управленческие структуры государства сумеют реализовать на практике путь критического анализа и конструктивной поддержки тех тенденций развития управленческих отношений, которые будут способствовать цивилизационному обновлению страны, фундаментальной реконструкции ее бытия в интересах развития человека.

Опыт российской истории однозначно свидетельствует, что наиболее стабильное, безопасное, благополучное управление государством обеспечивалось тогда, когда тенденция демократизации власти и общества и тенденция укрепления государственности находились в равновесном положении. В этой связи можно надеяться, что равновесное развитие этих двух тенденций создаст реальные условия для успешного продвижения в жизнь современной стратегии инновационного развития страны, опирающейся на одно из наших главных конкурентных преимуществ – на реализацию человеческого потенциала, наиболее эффективное применение знаний и умений людей для постоянного улучшения технологий, экономических результатов, жизни общества в целом. На эту сторону дела обратил внимание Д.А. Медведев в своем выступлении на Пятом Красноярском экономическом форуме от 15 февраля 2008 года: «Считаю достижение гармонии между свободой и правопорядком самым важным на данном этапе… Свобода неотделима от фактического признания гражданами власти закона. И подразумевает не хаос, а уважение к принятому в стране порядку. Верховенство закона должно стать одной из наиболее значимых наших ценностей. Иначе говоря, сила государственной власти и управления и сила гражданского общества должны быть равновесны. Без этой их уравновешенности ни о какой личной свободе, экономической свободе, свободе самовыражения не может быть и речи в современной России. Только в условиях равновесного развития тенденций демократизации и укрепления государственных структур власти и управления Россия сможет достичь качественного изменения жизни, качественного обновления страны, ее экономики и социальной сферы.

Заключение.

Проделанный анализ социального управления показывает, что оно является важной функцией всякой социальной системы (общества в целом, разного рода ассоциации людей, социальной организации), которая нацелена на ее сохранение, функционирование и развитие. Будучи функцией социальной системы, т.е. совокупности социальных связей и взаимодействий людей, складывающейся на базе той или иной их общности, социальное управление обеспечивает реализацию функции управления. Осуществляется эта функция путем воздействия субъекта социального управления на жизненные условия бытия людей, их статусы, роли, социальные нормы, ценностные ориентации, а также различны индивидуальные качества и интересы.

Одним из компонентов социального управления является его субъект, осуществляющий выбор цели на основе потребности. Другим – выступает объект. В качестве управляемого объекта здесь выступают люди и их объединения, которые также являются субъектами сознательной деятельности, обладающими способностью целеполагания и свободной воли. Эту особенность субъекта управления нельзя не учитывать в процессе анализа общественной жизни людей на различных этапах ее развития.

Если иметь в виду современную российскую реальность, то взаимодействие ее управленческих компонентов характеризуется рядом признаков. Главный из них, это усиливающаяся субъективизация общества управления.

Субъективизация объекта управления означает, что государственные структуры власти и управления в современной России все в большей мере сами становятся объектом управленческого воздействия со стороны общества. Это говорит о том, что структуру управленческого процесс, нельзя представлять как исключительно одностороннее и прямолинейное движение от субъекта к объекту, от цели к средству и результату. Управляющая и управляемая стороны социальной системы взаимодействуют друг с другом на основе прямых и обратных связей. Движение от результата управления к корректировке его цели или постановке новой цели неизбежно и необходимо в любой сложноорганизованной социальной системе.

В современном обществе, следовательно, отношения между субъектом и объектом не должны быть отношениями жесткого противостояния. Эпоха постиндустриального развития общества отношения между субъектом и объектом управления сделала более «размытыми». Конечно, структуры государственного управления отграничены от общества и это нормально и естественно в современных условиях. Тем не менее, субъекты и объекты государственного управления связаны между собой, взаимно дополняют деятельность друг друга. Их связывает и разделяет диалоговая, природа взаимодействия. Они попеременно меняются местами, становясь то субъектом, то объектом управления.

Если все это перевести на язык актуальных проблем управления современного российского общества, то можно сказать следующее. Peaльные субъекты социального и государственного управления нынешней Pocсии исходят из необходимости фундаментальной модернизации российского общества сделать его одним из современных центров мировой цивилизации с максимально разгосударствленной инновационной экономикой, развитой социальной инфраструктурой, с общественными отношениями, построенными на широкой базе знаний, с разветвленной сетью демократических институтов Естественно, что реализация такой грандиозной стратегической цели потребует максимального использования объективных ресурсов страны, ее человеческого потенциала. А такие ресурсные возможности у России есть. Широта и глубина их использования находится в прямой зависимости от степени грандиозности и масштабности тех целей, которые поставлены перед страной российским руководством, высшим субъектом социального и государственного управления России.

Новый стратегический курс развития российского социума, ориентированный на фундаментальную модернизацию всей страны, включает в себя две казалось бы исключающие друг друга позиции: сильную систему государственного управления и сильное гражданское общество с развитыми демократическими институтами. Парадокс этой ситуации нельзя считать основательным. Очевидно то, что свободное демократическое общество свободных людей не может возникнуть, существовать и развиваться без мощной поддержки государства. В свою очередь, сильная государственная власть, сильные субъекты социального и государственного управления невозможны поддержки развитого гражданского общества.

Одним словом, для эффективной реализации новой стратегии инновационного развития страны нужны и совершенно новые требования к государственному управлению. Оно должно способствовать формированию четких целей развития и создать систему, ориентированную на их достижение. Между тем, сегодняшний госаппарат является в значительной степени забюрократизированной, коррумпированной системой, не мотивированной на позитивные изменения, а тем более на динамичное развитие. Все это негативно сказывается на обеспечении необходимой согласованности, координации, субординации, целеустремленности, следовательно, рациональности и эффективности управлении. Только оптимальное сочетание всех компонентов управленческого процесса, рациональное взаимодействие его целей, средств и результатов в состоянии сыграть позитивную роль в реализации задач качественно нового этапа развития страны.

Список литературы

  1. Конституция Российской Федерации. М., 1993.
  2. Аверин Ю.П. Люди управляют людьми: модель социологического анализа. М., 1996.
  3. Арефьева Г.С. Социальная активность (проблема субъекта и объекта в социальной практике и познании). М., 1974.
  4. Атаманчук Г.В. Управление: сущность, ценность, эффективность. – М., 2006.
  5. Вишняков Г.В. Административная реформа в России: от кризиса государственного управления к эффективному государству // Журнал российского права. М., 2003. № 10.
  6. Владимир Путин: Разговор с Россией. М., 2003.
  7. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 3. М., 1977.
  8. Гегель Г.В.Ф. Сочинения. Т. 1. 1988.
  9. Государственное управление: основы теории и организации // Под ред. В.А. Козбаненко. М., 2000.
  10. Доклад Общественной палаты Российской Федерации. Состояние гражданского общества в Российской Федерации. М., 2007.
  11. Иванова В.Н. Основы современного социального управления: Теория и методология. Учеб. пособ. М., 2000.
  12. Ильин М.В., Коваль Б.Н. Две стороны медали: гражданское общество и государство // Политические исследования. 1992. № 6.
  13. Инноватика государственного управления: прорыв в будущее. М., 2006.
  14. Карпичев В.С. Основания инновационного прорыва в области государственного управления. М., 2006.
  15. Королев Б.Н. Субъективная реальность индивида: структура, содержание, функции // Россия. 2000. № 3-4.
  16. Левшина С.Ш., Тургаева Р.Ю. Управленческие решения. М., 2007.
  17. Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980.
  18. Медведев Д.А. Сохранить эффективное государство в существующих границах // Эксперт. 2005. № 13.
  19. Пригожин А.И. Современная социология организаций. М.: Интерпракс, 1995.
  20. Смирнова А.Н. Теория управления. М., 2005.
  21. Современная Россия в изменяющемся мире: философские проблемы социального управления. М.: РАГС, 2006.
  22. РОССИЯ 2020. ГЛАВНЫЕ ЗАДАЧИ РАЗВИТИЯ СТРАНЫ. М.: «Европа», 2008.
  23. Топорнин Б.Н. Сильное государство – объективная потребность времени // Вопросы философии. 2001. № 7.
  24. Яблокова Н.И. Социальный субъект: генезис, сущность, факторы. М., 2007.