Прогноз скачков преступности

Рассматривается недельная динамика преступности г. Ярославль с 1993 г. и ставится задача прогноза скачков тяжелых преступлений. В качестве основного подхода использовалась схема подготовки сильных событий во многих больших нелинейных диссипативных системах. Например, процессы трещинообразования и подготовки землетрясений характеризуются обратными каскадами, т.е. миграцией активности с нижних энергетических уровней к высшим. Динамику таких процессов отражает поведение графика зависимости числа событий от их энергии в двойном логорифмическом масштабе (в сейсмологии такая зависимость называется графиком повторяемости). В большом пространственно-временном объеме этот график линеен, а в зоне подготовки сильного события угол наклона графика меняется или график специфическим образом отличается от линейного.

На Рис. 1а приводятся нормированные сглаженные данные по 16 видам преступлений согласно классификации МВД России. Классификация подразумевает уменьшение тяжести преступления с увеличением номера (1 – убийства, 2 — нанесение тяжкого вреда здоровью, 3 – телесные повреждения, и т.д.). Изменения в цветовой шкале от белого к черному соответствует изменению интенсивности преступлений от сильной — к слабой.

Перенос подхода к прогнозу физических явлений на социальные осложняется, помимо всего, отсутствием метрических шкал измерений энергии событий. Поэтому было сделано разбиение всех имеющихся видов преступлений и происшествий на пять групп по уровням тяжести преступления: (Г1) — угон автомототранспорта, ДТП, скоропостижная смерть и пр.; (Г2) — хулиганство, кража и пр. – для второй группы; (Г3) — телесные повреждения, вымогательство, мошенничество и пр. – для третьей группы; (Г4) — обнаружение трупа, самоубийство, грабёж; (Г5) — убийство, тяжкий вред здоровью, изнасилование, разбойное нападение, безвестное исчезновение людей.

Исходными данными являются временные ряды числа событий за неделю по каждой из групп зп период с 1993 г. по средину 2001 г. Аналог график повторяемости за весь период для событий Г1Г5 приведен на Рис. 1б. Здесь в качестве логарифма энергии используется номера групп.

Прогноз скачков преступности — Объявления тревоги

Объявления тревоги происходит с момента появления прогнозного сигнала и длится 6 месяцев (ложная тревога), если за это время не возникает объект прогноза. Если за это время обнаружен очередной прогнозный сигнал, то тревога продлевается. Если во время тревоги появляется объект прогноза, то тревога заканчивается и объект считается предсказанным. Если прогнозный сигнал и объект возникают одновременно, то тревога не объявляется. Все объекты, не попавшие в тревоги, считаются пропусками цели.

Если порог отсечения для определения объектов поднять до 8, а для определения прогнозного сигнала – до 0.018, то прогнозируется 21 из 31 объектов (67.7%) при суммарном времени тревоги 115 недель (Ta = 29.3%) и двух ложных тревогах.
При другом способе прогноза объекты определялись на основе исходного ряда Г5, нормированного на среднее за К недель, а в качестве прогнозной функции рассматривался угол наклона графика повторяемости за L недель, построенного для всех пяти групп.
Если в течение пяти последовательных моментов измерения значение этой функции возрастает, причем два соседних значения, удовлетворяющих этому условию, должны находиться на расстоянии не более двух измерений, то условие объявления тревоги считается выполненным, а тревога объявляется непосредственно на следующие пять недель. В таблице1 приведены соотношения числа обнаруженных объектов к их общему числу для различных значений К и L, а также процент общего времени тревоги Та.
Таблица1.
Отношение числа обнаруженных объектов к их общему числу
и процент общего времени тревоги Та

L, недели K, недели Та, %
5 7 9 25
5 11:12 7:15 8:13 8:11 37,3
7 9:12 9:15 8:13 8:11 34,8
17 5:12 7:15 7:13 5:11 29,5
25 7:12 7:15 7:13 5:11 29,7

Полученные результаты прогноза формально достаточно хороши, но их устойчивость не проверена до конца. Непонятна «физика» процесса. Из поведения графика повторяемости следует, что предвестником является увеличение угла наклона — уменьшение числа сильных преступлений, т.е. затишье, что противоречит нашим исходным посылкам и Рис.1а. Попытки использовать в качестве предвестников прямое соотношение активности исходных рядов или их раскорреляцию к успеху не привели. Из работ по прогнозу в этой области (не касаясь сопоставлений с солнечной активностью) можно отметить лишь [1]. Поэтому данная работа является лишь поиском подхода к прогнозу в этой области, а не решением проблемы.

Литература
Keilis-Borok,V.I., D.J. Gascon, A.A. Soloviev, M.D. Intriligator, R.Pichardo, and F.E. Winberg, On predictability of homicide surges in megacities. In T.Beer and A.Ismail-Zadeh (eds), Risk Science and Sustainability. Kluwer Academic Publishers, Dordrecht-Boston-London, 2003: 91-110 (NATO Science Series. II. Mathematics, Physics and Chemistry – Vol. 112).

Созданная и развиваемая человеческим сообществом техногенная сфера накопила в себе огромные потенциальные опасности, которые могут катастрофически реализовываться при возникновении чрезвычайных ситуаций на ее объектах. Тема исследования особенно актуальна для Российской Федерации, на территории которой имеется около 45 тысяч потенциально опасных производств, большинство из которых находятся на территории или в непосредственной близости населенных пунктов. Например, в 2000 году на территории Российской

Федерации произошло 606 техногенных чрезвычайных ситуаций, в результате которых погибло 976 человек, пострадало 2958 человек. Особую опасность представляют техногенные чрезвычайные ситуации на объектах хранения и транспортировки сжиженных газов, в результате которых происходит образование облаков взрывоопасных или токсических газов.

Примерами таких чрезвычайных ситуаций произошедших на территории Российской Федерации могут служить авария на продуктопроводе 03.06.1989 под Уфой (м. Аша, Башкирия), в которой при разрыве турбопровода вытекло несколько тысяч тонн пропан-бутановой смеси, и зона поражения в результате последующего взрыва составила 2,5·106 м2, пострадали 623 человека, погибли 575 человек.

Следует отметить, что актуальность таких исследований в настоящее время возрастает в связи с ростом угрозы проведения террористических актов на объектах техносферы и, в частности, на объектах хранения и транспортировки сжиженных горючих и токсических газов. Развитие чрезвычайной ситуации в результате террористического акта будет во многом сходно с развитием чрезвычайной ситуации в результате промышленной или транспортной аварии на таком объекте.

Столь же актуальной для России является проблема борьбы с лесными пожарами, которых в год происходит более двадцати тысяч, из них более 700 крупных.
Как для техногенных чрезвычайных ситуаций, так и для лесных пожаров требуется прогноз развития чрезвычайной ситуации на конкретном объекте или в конкретном лесном массиве. Такой прогноз можно дать с помощью метода математического моделирования чрезвычайной ситуации.

Назначение построенных моделей — описать динамику чрезвычайных ситуаций для экспертной оценки развития ситуаций, выработки управленческих решений по их ликвидаций, а также для оценки ущерба. В то же время модели отражают основные физические законы сохранения вещества, импульса и энергии и учитывают наиболее существенные физические явления, происходящие в ходе развития рассматриваемых чрезвычайных ситуаций.

В докладе приводятся результаты численного моделирования упомянутой выше аварии 03.06.1989 под Уфой и результаты тестовых расчетов по моделям распространения лесных пожаров.

Риск власти

Важнейшим предметом размышлений в наше время становятся социальные процессы, обусловленные резким возрастанием фактора риска. Для современной России, где практически все виды деятельности характеризуются повышенным риском, имеет особое значение анализ ситуаций риска власти. В социальных реалиях в силу усиления процессов дифференциации и селективности власть отображает социальную интенцию «восхождения к риску», асимметрию в социальных коммуникациях и интеракциях. Задавая новый эмерджентный порядок в социальных взаимодействиях, власть одновременно порождает новые виды риска.

Осмысление проблемы риска власти может вестись в следующих проекциях. Во-первых, в плане теоретического анализа концепта риска, его сущности, роли в жизни общества, с учетом возрастания фактора риска в современном обществе и появления новых видов рисков. Важным представляется рассмотрение риска под углом зрения соотношения эмпирического и теоретического, междисциплинарного знания, ситуативного подхода. Во-вторых, — средствами герменевтики современных концепций власти, акцентуированных на моментах ее онтологической, гносеологической, аксиологической неопределенности. В-третьих, экспликация феномена «риск власти» применительно к современной ситуации ориентирована на осмысление проблемы минимизации, регулирования и управления фактором риска в реалиях власти. Все внимание здесь должно быть обращено к влиянию тех социальных модальностей, которые выступают факторам снятия риска и напряжения во властных интенциях. Среди них – ответственность и доверие.

Власть, понятая как универсалия социального существования, реферируется на макросоциологическом уровне, охватывая всю систему общества, на микросоциологическом уровнях, в процессе отдельных социальных взаимодействий и отношений, как политическая, экономическая, социально-психологическая реалия.

Сегодня правомерно говорить о таких каузальных следствиях возрастания фактора риска власти, транслируемого через различного рода кризисные явления в социальных системах, как » чрезмерность» власти, так и «недостаточность» власти, инфляция власти. Это риск нового рода вызван асимметрией между быстро растущими общественными потребностям в решениях и возможностями наличной практики принятия и трансляции властных решений. Неэффективным становится принятие решений и управление одной инстанцией, непринятие решений, откладывание принятия решений, потеря контроля над властью. Дефицит власти идентифицируется как потеря функциональности. Крайняя степень такого дефицита – деструкция власти, которая проявляя себя, лишь возрастает. Проблемой становится организация решений и цепная трансляция власти. Следствие этого – власть ни на что не воздействует, ни за что не отвечает, но способна многому препятствовать; или власть устраняется от принятия ответственных решений. Угроза власти верифицируется таким социальным и организационным поведением как коррупция, терроризм, потеря контроля над властью, потеря суверенитета, безответственность, недоверие (как неспособность к согласованию, например, границ интеракций).

Проблема минимизации и управления риском власти должна решаться композиционно – в рамках вопросов анализа, прогнозирования и управления риском, и восходить к решению проблемы безопасности. Идентификация и минимизации риска власти связывается сегодня с рефлексией условий стабилизации в системе власти, с проблемой чрезмерности и недостаточности власти. Среди вариантов решения проблемы — контроль над инфляцией власти. Механизм контроля касается временного дифференцирования властного риска. К нему относится технология антикризисного управления, включая формирование установок (изменение ориентаций, корректировка ожиданий, мотиваций, дисконтинуирование предпосылок поведения).

Трансформационные и инфляционные тенденции, укорененные в социальных ситуациях, генерализованно фильтрующихся властными интенциями, привели к существенному повышению уязвимости социальных субъектов. Социальный ущерб, возникающий от действия данных обстоятельств субъекты, как правило, восполнить «самодостаточным путем» не могут. Это вызывает состояние определённой органической неуверенности перед будущем. В таких условиях объективно возрастает осознанная потребность в экспликации появляющихся возможностей безопасного существования.

В условиях возрастания риска в социальных интеракциях ответственность понятая как «проект» (реакция на ситуацию риска власти, задающая отношение к будущему), выступает как константа власти. Ответственность -как способность отвечать, воздействовать, контролировать, прогнозировать на действия контекста – один из инструментов редуцирования опасностей власти позволяет социальному субъекту селективно отвечать на напряжения и риск власти.

Ответственность есть акт рефлексии субъектом своего «авторства» по отношению к наличным обстоятельствам, своей способности делать выбор и воздействовать на ту ситуацию, в которую он попал. Кроме того, ответственность раскрывает ценностное отношение субъекта к наличному и возможному. Принятие на себя ответственности, перенос ответственности, снятие с себя ответственности означают степени готовности субъекта в полной мере учитывать все последствия своих действий или бездействий. Согласно максиме ответственности современный ответственный субъект власти должен действовать, осознавая более широкую шкалу факторов при принятии решений, включая шкалу риска и его минимизации.

В социальных реалиях власти ответственность полагается как один из способов конституирования субъекта в условиях возрастания фактора риска. Ответственность задает новый эмерджентный порядок. Она отображает интенцию субъекта к выделению себя, дифференциации к внешнему миру, и тем самым к редукции внешнего мира, то есть контролированию, прогнозированию, регулированию, управлению внешним миром. Наличие ответственности позволяет социальному субъекту селективно отвечать на напряжения и фактор социального риска.

Понимание того обстоятельства, что власть не способна сама по себе обеспечить основу для поддержания социального порядка, приводит к рефлексии доверия как индикатора симметричности во властных интеракциях, как способе снятия риска и обеспечения безопасности.

Потребность в доверии коренится в фундаментальном индетерминизме социального взаимодействия, в принципиальной непредсказуемости общественной жизни. Доверие — универсалия социальных отношений и поведения, императив современного социокультурного существования. Оно задается ценностными ориентациями к синергии культур, диалогу, сотрудничеству.

Социальная значимость доверия в реалиях власти заключается в поддержании целостности социальных систем, когда доверие выступает средством социальной саморегуляции и управления.

В социальных реалиях риска обнаруживается синергийная значимость фактора доверия. Оно сущностно отображает интенцию к объединению условиях кризисных трансформаций, напряженности, новых видов опасности. Доверие осознанно или неосознанно воспринимается как действенный регулирующий, управляющий, стабилизирующий фактор. Доверие представляет форму самоотображения социального субъекта.

Доверие положительно коррелирует с такими императивами как порядочность, надежность, ответственность. Доверие — индикатор «нравственности» отношений, основанных на вере в ответственность, честность, правдивость друг друга.

Доверие к другому как к себе способствует возникновению понимания. Понимание во многих существенных отношениях предопределяется веровательной установкой, установкой «на доверие». Установка «на доверие» санкционирует «принятие другого» и задает границы его интерпретации. Недоверие — опасный симптом дезадаптации, конфликтности, тревожности, психологической и социально-экономической депрессии. Социальное недоверие искажает восприятие действительности, рождает отчуждение. Выполняя когнитивную, регулирующую, стабилизирующую, коммуникативную функции доверие создает возможность оптимально выстроить отношения человека в социальном бытии.

Доверие релевантно понятиям «подчинение», «авторитет», «власть». Акт доверия есть акт подчинения, санкция к подчинению, и тем самым признание авторитета, власти. Доверие — источник авторитета, власти. Подлинной природе власти имманентно доверие. Власть легитимна, если ей доверяют, и тем самым подчиняются ей, признают ее авторитет. Показатель «доверие/недоверие» можно рассматривать как интегральный показатель «жизнедеятельности» власти, в свою очередь, доверие — источник власти, условие политического управления.

Процессы самоорганизации как фактор устойчивости и как фактор риска

Самоорганизация в открытых социальных системах ведет к возникновению новых субъектов управления. Формируется социальное пространство со многими источниками управляющих воздействий. Увеличение числа управляющих воздействий может стать как фактором риска, так и условием повышения устойчивости социальной системы. Управление в такой системе формируется как продукт взаимодействия социальных общностей. Принятие решений в новых условиях происходит как выбор из созданных субъектами альтернатив. Выбор детерминируется системой ценностей социальных общностей. Обсуждается конфликт ценностей властной элиты и социума. Анализируются ситуации, в которых самоорганизация властной элиты проявляется как фактор риска.

В работе будем использовать следующие определения. Властная элита – социальная общность людей, возникшая в результате какого-либо отбора, и имеющая наибольшую возможность влиять на процесс принятия решений в сфере управления общественными ресурсами.

Информациональность – свойство, приобретаемое социумом в условиях открытого информационного общества, связанное с получением, переработкой и производством новой информации, которое сопряжено с формированием новых знаний и актуализацией рассредоточенного в социуме управляющего потенциала.
Миссия – словесное выражение провозглашаемых ценностей, средство консолидации и самоидентификации социальной общности.
Социальная общность – естественно взаимодействующая группа людей, объединенная общей судьбой и базовыми ценностями
Социальная самоорганизация – возникающее (емерджентное) свойство социальной общности, ее адаптационный отклик на изменения среды.
Социум – самоорганизующаяся социальная общность, актуализирующая потенциальные управляющие возможности.
Общество – структура невзаимодействующих социумов
Общественные ресурсы – совокупность ресурсов, человеческих, производственных и ресурсов окружающей среды, обеспечивающих жизнедеятельность и воспроизводство социума.
Ценности – коллективные базовые представления социума, модели поведения, передающиеся как образцы поведения, поддерживающего жизнедеятельность социальной общности.

Самоорганизация является возникающим свойством открытых динамических социальных систем. Нарастание неустойчивости в обществе и несоответствие результатов управления общественным социальным ожиданиям еще более ускоряют процессы самоорганизации. В открытом обществе это приводит к формированию информациональных социумов . В условиях современной информационной революции такие социумы начинают не только получать, перерабатывать и производить новую информацию, но и производить новое знание. Возникают условия, в которых накопленный социальный опыт структурируется новыми знаниями, становясь источником управляющих воздействий. Возникают субъкт-субъктные властные взаимоотношения.

Миссия социума

Эти воздействия формируются на основе базовых ценностей социальной общности. Использование для анализа процесса выбора решений культурно-ценностной составляющей системной парадигмы позволяет выявить ранее не учитываемый фактор конфликта ценностей социума и властной элиты.

Рассмотрим общественную организацию, в которой миссией социума является общественное воспроизводство, миссией властной элиты является политическая конкуренция. Ценности социума формируются вокруг общественной безопасности, ценности властной элиты сосредоточены вокруг власти как таковой.
Государственная система представлена как совокупность образующих ее и взаимодействующих социальных общностей – властной элиты и социума. Это взаимодействие создает новые емерджентные свойства государственной системы – субъект-субъектное управление

Использование культурно-ценностного системного подхода позволяет выявить дихотомию управления: властная элита – социум. В основе дихотомии лежит ценностный конфликт, одной из форм проявления которого является конфликт по поводу общественных ресурсов.

Как считают основатели системного анализа, ценности, убеждения, и другие человеческие факторы проявляются в социальной деятельности и выражаются в ее результатах , в том числе, моделях управления.

Силовое управление, которое предпочитает властная элита, направлено на движение к абстрактной цели через усиление контроля, и требует мобилизации значительных ресурсов. Силовое управление является затратным. Оно соответствует линейной парадигме.

Эффективное управление более соответствует системной парадигме. Эффективное управление, менее затратное, и предпочтительное с точки зрения социума, несет в себе поддержку самоорганизации для решения реальных проблем. Переход к эффективному управлению предопределяется изменяющимися качествами социума, в частности, его быстрой информационализацией и гуманизацией.

Главные проблемы авторитарной модели

В рамках системного подхода мы можем проанализировать характеристики управляющих параметров социальных акторов, следуя определенному управленческому алгоритму, как это показано на рисунке 1. Первым шагом является выявление проблемы, что позволяет сформулировать достижимую и социально значимую цель. Вторым шагом становится создание набора альтернатив в методах достижения целей и выбор наиболее эффективных. На третьем этапе для реализации выбранных методов происходит формирование структур, отвечающих наиболее эффективным путям достижения целей. Далее, четвертым шагом, определив методы и структуры, проводится ограниченная этими условиями мобилизация ресурсов. Пятый этап, этап политических согласований, особенно важный в условиях различающихся культур и парадигм. Шестым шагом является экспертная оценка эффективности решения проблемы.

Различие миссий и ценностей взаимодействующих общностей являются предпосылками формирования различных культур управления в социальных средах властной элиты и социума. На каждом этапе управленческого цикла мы должны быть готовы к возникновению противоречий в системе в целом.
Будем исходить из тезиса системной парадигмы, сформулированного И.Корнаи: «никакая система не является совершенной, дисфункции существуют в любой, предрасположенность к ним является встроенной чертой системы».

Особенность ценностных противоречий состоит в неуничтожимости ни одной из сторон такого противоречия, в их не сводимости друг к другу. Возникающая при этом дихотомия управления позволяет выявить его дисфункции, определить риски и возможности, и предложить пути «реинжиниринга» системы управления.
Миссия властной элиты – политическая конкуренция. Ценности – связаны с обладанием властью. Методологический подход властной элиты соответствуетавторитарной бюрократической модели управления в линейной парадигме, и формирует патерналистскую модель регулирования социальных отношений.Методология задания целей «сверху» обрекает систему на отсутствие социально ожидаемой проблематизации. Структурно это иерархия и передача ответственности снизу вверх. Коммуникационные каналы преимущественно вертикальные и направлены сверху вниз. Объем власти в авторитарной системе управления определяется положением в иерархии. Усилия властной элиты направлены на поддержку нормы (масштаба) управляемости.

Главные проблемы авторитарной модели управления в ее затратности и неэффективности. Быстрое истощение общественных ресурсов связано с тотальной экспроприацией, присвоением элитой права их распоряжением, и перераспределением ресурсов на основе клиентской модели. Все это сопровождается отсутствием реальной ответственности, «организационными шумами», искажающими управляющий сигнал, несвоевременностью, подменой проблем социума возможностями управляющей системы.

Устойчивость авторитарной модели управления поддерживается системой барьеров защиты. Их как минимум три: промышленная номенклатура, научная номенклатура, региональная номенклатура. Клиентами властной элиты являются некоторые политические и социологические экспертные новообразования.

Как подчеркивают аналитики Совета по национальной стратегии: «Важнейшее позитивное свойство федерализма (читай, российского) – способность выступать демпфером социально-политических и других системообразующих конфликтов…Для современной России …наличие такого демпфирующего механизма исключительно важно, поскольку защищает федеральную власть от острых и немедленных проявлений социальной нестабильности на местах. Мы исходим из того, что федеральная власть должна в достаточной мере бережно относиться к демпфирующему механизму, предоставляя регионам достаточное количество полномочий и ресурсов для упреждения конфликтов или их разрешения на ранних стадиях» .

Обратимся к социуму.

Миссия социума – воспроизводство, в первую очередь биологическое. Отсюда особая чувствительность к состоянию окружающей среды. Ценности сосредоточены вокруг безопасности. Методологический подход информационального социума также имеет особенности. Это формирование целей на основе реальных проблем сообщества. Структурный выбор чаще всего останавливается на самоорганизующихся сетях. Это формирует культуру делегирования прав и ответственности принятия решений. Идет развитие горизонтальных каналов коммуникации. Власть перемещается по горизонтали по принципу наибольшего профессионализма для решения проблемы. Ответственность персонифицирована, делегируется вместе с властью. Методологический набор соответствует просвещенному управлению.

Модель управления, предлагаемая социумом, сталкивается с проблемами. Главная – это отчуждение социума от общественных ресурсов. Это снижает возможности и активность социума, задерживает формирование гражданского общества. Среди проблем — неинституализированность схем мобилизации внутренних и внешних ресурсов, и неинституализированность схем позиционирования общественных групп.

Решение этих проблем возможно путем развития институтов демократического общества, и в первую очередь, финансовых. Создание негосударственных фондов поддержки гражданского общества позволит демонтировать барьер между общественными ресурсами и социумом. Вопрос о ресурсах – ключевой. Российский социум отчужден от производимых им ресурсов. Не будем повторять анализ, сделанный Николаем Лапиным, и показывающий историю и механизм отчуждения, приведшие социум в состояние патологического социокультурного кризиса, в состояние «самоотчуждения общества от способности к развитию».

Обратим внимание на то, что бесконтрольность распоряжения властной элитой общественными ресурсами несет в себе риски не меньшие, чем отчуждение социума от ресурсов. Отсутствие гражданского контроля ведет к неэффективному и не целевому использованию ограниченных общественных ресурсов, как об этом свидетельствуют результаты проверок Счетной палаты.
Владимир Костюк приводит характерный пример: «в 1973 –85 гг. СССР получил примерно 200 млрд. долл. от нефтеэкспорта. Эти средства были потрачены на производство оружия и поддержку зарубежных компартий. Уровень жизни был повышен незначительно…, а на модернизацию собственной экономики не было потрачено ничего».

Политическая конкуренция в индустриальном милитаристском обществе традиционно осуществлялась за счет экспроприации общественных ресурсов в пользу развития военной индустрии. Экспроприация на «наступательную оборону» достигала 70 %. Алексей Арбатов делает еще более жесткие оценки. Он считает, что Российское правительство до сих пор в военную сферу вкладывает 90% общественных ресурсов, а НАТО, включая США – до 70%.
В возмещение затрат в социум возвращалось не более двенадцати процентов.

Такое чувствительное изъятие общественных ресурсов на политическую конкуренцию поддерживалось репрессивными структурами и вертикалью власти.
Современный социум, обеспокоенный незащищенностью своих жизненно важных интересов, актуализирует свой управляющий потенциал. Социум генерирует новые модели управления, гипотезы, предложения, создает схемы согласования ожиданий и инновационные модели решения проблем.

Проблема загрязнения окружающей среды облекается в форму социального опыта, структурированного новыми знаниями, и осознается социумом как угроза условиям воспроизводства. Защита окружающей среды связана с миссией, ценностями и целями социума – сохранением способности воспроизводства. Здесь социум наиболее последовательно выступает в качестве субъекта управления. Информациональный социум отказывается от роли подопытного сообщества, на котором «исследовались ресурсы человеческого организма в экстремальных условиях».

Как альтернативу сложившимся социальным практикам управления социум формирует инновационную модель участвующего управления. Этой модели еще предстоит занять свое место в социальной практике и стать привлекательной для субъектов управления. Первыми шагами внедрения новой модели стали формулирование проблем и оценка эффективности управления.
Первым опытом следует считать вывод о воспроизводстве властной элитой моделей перенесения ответственности за политические ошибки на социум.
Это подтверждено опытом Чернобыльской катастрофы. Конституционный Суд РФ признал, что «вред, причиненный чернобыльской катастрофой, является вредом реально невосполнимым и неисчисляемым». В результате катастрофы ядерного реактора государство приняло на себя обязательства, превышающие его возможности.

Не иссякает информация о том, что государство отказывается от компенсации ущерба, нанесенного гражданам ядерной политикой: «…наше правительство сражалось в суде против брянских деревень, словно здесь живут басурмане. В конце концов, право селян на более чем скромные выплаты подтвердил Президиум Верховного суда,…но…о решении высшей судебной инстанции забыли, будто его и не было», описывает историю взаимоотношений социума и властной элиты корреспондент газеты «Труд» А.Федосов.
Интересен в этом отношении вывод «Рабочей группы Ядерного Энергетического Агентства (NEA) по методологии оценки экономических последствий аварий реактора». Рабочая группа пришла к заключению, что «существует два подхода к проблеме – подход, основанный на оценке человеческого капитала, и подход, вытекающий из нежелания платить».
Защита причинителя вреда и отказ от компенсации ущерба сформировали пример, когда властная элита пожертвовала государством, взяв на него обязательства оператора АЭС, и объявив, таким образом, государство банкротом.

Подобная ситуация расценивается социумом как нарушение гражданских прав. Уральские общественные движения имеют обширную судебную практику отстаивания гражданских прав, нарушаемых деятельностью ядерной индустрии. Низкая оценка человеческого капитала в авторитарной системе увеличивает риски управления. Дополнительные риски несет глобализация. То, что может оцениваться эффективным для мировой безопасности, входит в конфликт с представлениями о национальной безопасности. То, что может казаться эффективным с точки зрения агентов внешнего рынка, может угрожать жизнедеятельности социума. В этом заключен вызов властной элиты социуму.

В политической активности России 2000-2003 годов следует выделить три Федеральных закона, два Указа, а также ряд распоряжений Правительства, разрешающих и формализующих ввоз иностранного облученного ядерного топлива на хранение и переработку на невозвратной основе.

В июле 2003 года Правительством был утвержден Порядок ввоза в Российскую федерацию тепловыделяющих сборок ядерных реакторов. Уральские экологические и правозащитные движения обратились в Верховный суд с тем, чтобы опротестовать это Постановление, поскольку оно закрепляло не только переработку ядерного топлива на невозвратной основе, но и хранение в России иностранного топлива и отходов от его переработки.
Тогда Правительство России обращается в Конституционный суд о переводе всех подобных дел из Верховного Суда в Конституционный. Процедура обращения в эту инстанцию для граждан России гораздо сложнее.реакторов».

«Отклик» властной элиты на вызов социума

В результате, Конституционный суд РФ 27 января 2004 г. принимает такое постановление, по сути, отменяя целую главу гражданско-процессуального Кодекса РФ. Приведенный пример самоорганизации властной российской элиты может быть рассмотрен как отклик на вызов новой для нее ситуации. Эта ситуация в том, что социум начинает защищать свою безопасность, используя ресурсы государственной системы. В описанной ситуации властная элита реорганизует ресурсы государственной системы, уменьшая к ним доступ социума.

Подобный «отклик» властной элиты на вызов социума существенно обострил и без того высокую проблему рисков. Более того, он подчеркнул конфликт ценностей, который проявился в управлении общественными ресурсами.
Эксперты считают, что следует уменьшать риски принятия «плохих» решений, недопустимых с точки зрения ценностей, принятых в обществе. Для этого необходимо максимально расширять спектр «релевантной» информации, т.е. информации, существенной для принятия решений. «Хорошим» может считаться решение, которое одновременно является и эффективным и допустимым с точки зрения общественных ценностей.
Российский социум крайне негативно относится к превращению страны в ядерный депозитарий, считая, небезосновательно, подобный риск недопустимым. По оценкам РОМИР этого мнения придерживаются это 93% опрошенных.

Следующий пример. С целью разрешения ценностного конфликта Президентом РФ было решено создать специальную Комиссию по вопросам ввоза на территорию Российской Федерации облученных тепловыделяющих сборок. Как записано в указе, «в целях осуществления контроля за ввозом на территорию РФ облученных тепловыделяющих сборок зарубежного производства».
Анализ этого и следующего указов, изданных в развитие законов об импорте иностранного ядерного топлива, выявляет уже не только конфликт ценностей, но и отсутствие экспертизы эффективности достижения заявленных целей.
Анализ показал, что, созданная указами Президента РФ Комиссия по вопросам ввоза на территорию Российской Федерации облученных тепловыделяющих сборок, заведомо не будет выполнять ни предписанные ей функции «осуществления контроля за ввозом на территорию РФ облученных тепловыделяющий сборок зарубежного производства», ни организацию такого контроля.

Это опасение подтверждается и смысловой разницей формулировок цели Комиссии – в одном случае – контроль, в другом организация контроля. Если контроль, то должны быть ресурсы, если организация контроля – должны быть распорядительные функции. Но и то, и другое сосредоточено у самого агента внешнеторговых операций.

Элитарный управленческий подход, базирующийся на линейной парадигме, и состоящий в нарастающей мобилизации общественных ресурсов для достижения конкретной узковедомственной цели создает дополнительные риски истощения общественных ресурсов.

Российский социум с отставанием на 30 лет начинает формирование экологических принципов и ценностей в условиях реальной угрозы своей жизнедеятельности. Социум руководствуется миссией воспроизводства. Экологические и правозащитные движения в этой ситуации играют роль адаптационных и модернизационных групп, трансформируя в координаты российского социального пространства мировой опыт, который сыграл позитивную роль при формировании экологических ценностей. Экологические ценности повлияли на трансформацию западной индустрии, и на создание международных экологических принципов. «За защиту, сохранение и улучшение окружающей среды для нынешнего и будущих поколений несут ответственность все государства. Все государства должны стремиться к выработке своей собственной политики в области окружающей среды и развития в соответствии с этой ответственностью» – провозгласила принятая Организацией Объединенных Наций в 1974 году Хартия экономических прав и обязанностей государств .
Усиление управляющих воздействий социума приведет к повышению эффективности управления общественными ресурсами. Развитие социальных практик согласования ожиданий приведет к уменьшению влияния конфликта ценностей. Участвующее управление позволит повысить безопасность и устойчивость рассмотренной общественной системы социум – властная элита.

Выводы. В результате социальной самоорганизации формируются социальные общности, генерирующие управляющие воздействия, в основе которых лежит система ценностей данной общности. Система ценностей определяет возможности и риски самоорганизации.

Различие ценностей формирует ценностный конфликт. В условиях конкуренции за общественные ресурсы ценностный конфликт переносится в сферу управления ресурсами. Анализ выбора решений в ядерной политике показывает, что конфликт ценностей властной элиты и социума следует считать одним из рисков динамического самоорганизующегося общества.
Формирование субъект-субъектного управления и снижение рисков «плохих» решений зависит от усиления роли социума в процессах управления. Это связано с развитием институтов гражданского общества, и особенно, института доступа социума к общественным ресурсам.

Информационный баланс земной биосферы

Большая часть информации об окружающем мире получена нами с помощью прямого или трансформированного солнечного излучения. Интересно узнать, по крайней мере, сколько же информации поставляется с солнечным излучением. Одновременно хотелось бы сравнить этот поток с тем количеством информации, которое покидает Землю как за счет ее собственного теплового излучения, так и отраженной ею части солнечного излучения.

Изначально ясно, что в инфракрасном диапазоне преобладает собственное излучение Земли, а в видимой части спектра доминирует поглощаемая часть солнечного излучения. Тем не менее, существует сравнительно узкий диапазон, в котором суммарная мощность собственного теплового и отраженной части солнечного уравновешивается поглощаемой частью солнечного излучения.

Более детальный анализ, предпринятый автором, позволил обнаружить в условиях теплового равновесия следующие закономерности:
Соотношение мощностей перечисленных составляющих солнечного и земного излучений может быть представлено в виде разности емкостей прямого и обратного каналов передачи информации между Солнцем и Землей;

Эта разность отрицательна в тепловом диапазоне и положительна в видимой части спектра. Более того, выявилась возможность регулирования ее величины за счет изменения средней температуры земной поверхности и ее альбедо (отражательной способности), а также путем ограничения эффективной полосы пропускания атмосферы;
Такое регулирование особенно эффективно в условиях создания непосредственной функциональной связи во всем диапазоне частот при условии теплового равновесия, заключающегося в равенстве мощностей приходящего и уходящего излучений.

Результаты информационного баланса, достигаемого на внешней границе биосферы Земли.
Из представленных графиков следует, что для независимых солнечного и земного излучений интегральная разность информационных потоков положительна, т.е. преобладает поток извне.

Если же каким-либо образом установить функциональную связь между этими излучениями во всем диапазоне частот излучений, то можно достичь нулевого интегрального баланса.
Следовательно, если человечество возьмет на себя труд обеспечения функциональной связи между информационными потоками в рассматриваемом канале, то одновременно с лучистым (по мощности) равновесием будет поддерживаться нулевой информационный баланс.

Условия ассимиляции

Сложность поддержки такого баланса состоит, в первую очередь, в разнообразии региональных и локальных условий ассимиляции потока солнечного излучения поверхностью нашей планеты. Так, например, аналогичные предыдущим оценки спектральной плотности разности информационных потоков в жаркой песчаной и холодной, покрытой белым снегом, пустынь дают качественно схожие, но количественно существенно различающиеся результаты.

Из сравнения графиков жаркой песчаной и холодной, покрытой белым снегом, пустынь следует, что интегральная «информированность» первой выше, чем последней.
И, если предположить, что именно «информированность» оказывает определяющее влияние на биоразнообразие соответствующего биогеоценоза, то в жаркой песчаной пустыне следует ожидать бедности жизни. Что и наблюдается.

Холодная пустыня еще беднее жизнью, чем жаркая. Но, что весьма показательно, в тех местах холодной, покрытой белым снегом и льдом, пустыни, где альбедо существенно выше среднего, ютится жизнь.

«Информированность» также оказывает существенное воздействие на активность жизненных процессов в течение суток. Днем, что наблюдается практически повсеместно, все живое бодрствует и испытывает прилив «жизненной энергии». Снижение этого прилива наступает ближе к ночи и сопровождается отходом ко сну.

Графики спектральной зависимости «информированности» для ночной и дневной поверхностей Земли.

Таким образом, информационный подход оказывается полезным как для оценки текущей деятельной активности, так и для поиска адекватного грядущей информационной эпохе путь перехода к устойчивому развитию.

Социально-философские аспекты риска

К проблематике рисков и катастроф в социальном обществе обращались такие западные социологи как У.Бек, Э. Гидденс, Мур А., П. Дракер, Н. Луман, Е. Хоффман, Б. Макибен и др. В данное время проблемой риска занимаются А.П. Альгин, И.Т. Балабанов, А. Белянин, В.В. Глущенко, В.М. Гранатуров, О.Н. Перелет, Р.А. Яницкий, В.А. Чалый–Прилуцкий. В последнее время процесс исследования рисков активизируется. Вместе с тем проблема рисков остается малоисследованной.

Происхождение термина «риск» восходит к греческим словам ridsikon, ridsa – утес, скала. В итальянском языке risiko – опасность, угроза. Во французском risdoe – угроза, рисковать. В словаре Вебстера “риск” определяется как “опасность, возможность убытка или ущерба». В словаре Ожегова «риск» определяется как возможность опасности» или как действие наудачу в надежде на счастливый исход». Рассмотрим некоторые существующие подходы к пониманию категории «риск».

Специалисты различных областей знания считают, что риск – это мера ожидаемой неудачи или мера опасности ситуаций; неблагополучия в деятельности; опасность наступления для здоровья человека неблагоприятных последствий; возможный убыток или неудача в коммерческом деле. Риск А.П. Альгиным определяется как деятельность, связанная с преодолением неопределенности в ситуации неизбежного выбора, в процессе которой имеется возможность количественно и качественно оценить вероятность достижения предполагаемого результата, неудачи и отклонения от цели. Причем возможность положительного и отрицательного отклонения в риске существуют одновременно.

У.Бек выделяет следующие признаки рисков: риски всеобщи, непредсказуемы и неустранимы.

Любая деятельность в той или иной степени носит рисковый характер, что обусловлено как динамикой объекта управления и его внешнего окружения, так и ролью человеческого фактора в процессе воздействия.
Понятие риска также имеет многофакторную природу, которая раскрывается в едином контексте с такими понятиями, как “неопределенность”, “условия неопределенности”, “условия риска”. По мнению Э.М.Короткова неопределенность определяется тогда, когда результатом действия является набор возможных альтернатив, причем вероятность осуществления каждой из них неизвестна. Риск является одним из способов «снятия» неопределенности, которая представляет собой незнание достоверного, отсутствие однозначности, которая неоднородна по форме проявления и по содержанию. Действительно, одна из главных задач науки в области безопасности и риска, говорил Ф.Найт, состоит в том, чтобы обеспечить быстрое прохождение пути от неопределенности к риску, избавить от необходимости действовать наугад.

Существование неопределенности связано с неполнотой, недостаточностью информации об объекте процесса, явлении, по отношению к которому принимается решение, с ограниченностью возможностей человека в сборе и переработке информации, с постоянной изменчивостью информации о многих объектах. Процесс принятия решений предполагает наличие достаточно полной и правильной информации. Однако на практике такая информация часто бывает разнородной, неполной или искаженной.

Возникновение неопределенности и риска

К источникам, способствующим возникновению неопределенности и риска также относятся:

  • ограниченность, недостаточность материальных, финансовых, трудовых и других ресурсов при принятии и реализации решений;
  • относительность процесса познания человеком окружающей действительности (например, процесс познания постоянно включает элементы неопределенности, поскольку каждый новый этап открывает новые нерешенные проблемы);
  • невозможность однозначного познания объекта при сложившихся в данных условиях уровне и методах научного познания; относительная ограниченность сознательной деятельности человека, существующие различия в социально-психологических установках, идеалах, намерениях, оценках, стереотипах поведения.

Понятие «риск» теснейшим образом связано с понятием «кризис». Кризис – это крайнее обострение противоречий в социально-экономической системе (организации), угрожающее ее жизнестойкости в окружающей среде. Взглянем на проблему риска и кризиса с точки зрения функционирования и развития системы. Социально-экономическая система в любом своем виде и любой форме, будь то общественная формация, фирма или предприятие, имеет две тенденции существования: функционирование и развитие. Функционирование – это поддержание жизнедеятельности, сохранение функций, определяющих ее целостность, качественную определенность, сущностные характеристики.
Развитие – это приобретение нового качества, укрепляющего жизнедеятельность в условиях изменяющейся среды.

Связь функционирования и развития имеет диалектический характер, что отражает возможность и закономерность наступления и разрешения кризисов. Функционирование сдерживает развитие и в то же время является его питательной средой, развитие разрушает многие процессы функционирования, но создает условия для его более устойчивого осуществления.
Таким образом, возникает циклическая тенденция развития, которая отражает периодическое наступление кризисов и, соответственно, предшествующие им состояния риска.

Для понимания риска, прежде всего, необходимо выявить сущность, внутренние противоречия, черты, элементы и свойства, составляющие целостность риска как комплексного, многогранного явления, присущего деятельности в целом.

Далее необходимо рассматривать диалектическое субъективное и объективное в риске, причины, обуславливающие существование риска в общественной жизни, критерии оценки риска.
Субъектом риска можно назвать активную сторону, принимающую, передающую или управляющую рисками. К субъектам риска относятся государство, в лице органов власти, политическая партия или деятель, предприниматель и др.

Понимание содержания понятия «риск»

Оценивая уровень опасности субъект принимает решение о необходимых действиях (последнее относится к управлению риском) в которых имеются потенциальные факторы, способные неблагоприятно воздействовать на человека, общество, природу.

Объектами риска могут выступать в зависимости от риска и выбранного вида управления им: материальные ценности, доход, жизнь, здоровье, трудоспособность граждан и т.д.
В явлении «риск» выделим следующие основные элементы, взаимосвязь которых и составляет его сущность:
— возможность отклонения от предполагаемой цели, ради которой осуществлялась выбранная альтернатива,
— вероятность достижения желаемого результата;
— отсутствие уверенности в достижении своей цели;
— возможность наступления неблагоприятных последствий при осуществлении тех или иных действий в условиях неопределенности для субъекта идущего на риск;
— материальные, экологические, нравственно-идеологиче­ские и другие потери, связанные с осуществлением выбранной в условиях неопределенности альтернатив;
— ожидание опасности, неудачи в результате выбора альтернативы и ее реализации.
Существуют не только различия в понимании содержания понятия «риск», но и разные точки зрения по поводу объективной и субъективной природы риска. Достаточно широко распространена субъективная концепция риска. Наиболее последовательно она разработана В.А. Ойгензихтом, который исходит из того, что риск всегда субъективен, поскольку выступает как оценка человеком поступка, как сознательный выбор с учетом возможных альтернатив. Субъективная оценка ориентирована на субъект действия, учитывает осознание последствий, выбор варианта поведения, что обосновывает возложение соответствующих обязанностей или освобождение от них. Поскольку с точки зрения этой концепции проявление риска всегда связано с волей и сознанием человека, то риск – это выбор варианта поведения с учетом опасности, угрозы, возможных последствий. Риск связан с выбором определенных альтернатив, расчетом вероятностей их исхода – в этом его субъективная сторона. Помимо этого она проявляется и в том, что люди неодинаково воспринимают одну и ту же величину социального риска в силу различия психологических, нравственных, идеологических, политических ориентаций, принципов установок и т.д.

Однако величина риска не только субъективна, но и объективна, поскольку она является формой качественно-количественного выражения реально существующей неопределенности. Ряд авторов исходят из предпосылки о том, что риск – категория объективная, она позволяет регулировать отношения между людьми, трудовыми коллективами, организациями и другими субъектами общественной жизни, возникающие вследствие превращения возможности в действительность.

Объективность риска проявляется и в том, что это понятие реально отражает существующие в общественной жизни явления, процессы, стороны деятельности. Причем риск существует независимо от того, осознают его наличие или нет, учитывают или игнорируют его.

Функционирование и развитие сложных систем основываются на статистических, вероятностных законах. Объективное существование риска обусловливает вероятностная сущность многих природных, социальных и технологических процессов, многовариантность материальных и идеологических отношений, в которые вступают субъекты социальной жизни.
И все-таки, в рассмотрении риска нужно учитывать оба аспекта. Когда речь идет о риске как о специфической форме деятельности, социальном феномене, выполняющем регулирующую функцию на основе учета потребностей и интересов индивидов, социальных групп, трудовых коллективов учреждений, организаций и т.д., то более плодотворной для анализа реальной действительности представляется концепция риска, сочетающая в себе объективные и субъективные подходы. Осознание наличия в риске двух сторон – объективной (обусловленное объектом управления, познания, деятельности) и субъективной (связанной с отражением, оценкой объективной величины риска) – позволяет вырабатывать более адекватные методы и приемы, оптимизирующие на практике процессы человеческой деятельности.

Можно выделить ряд свойств риска. Противоречивость. С одной стороны риск ориентирован на получение общественно значимых результатов неординарными, новыми способами, преодолевая консерватизм. Это свойство риска имеет важные экономические, политические, духовно-нравственные последствия, ибо ускоряет общественный и технический прогресс. С другой стороны риск может оказаться авантюрой, ведущей к торможению социального прогресса, к тем или иным экономическим и моральным издержкам, если альтернатива выбирается без должного учета объективных закономерностей развития социального явления, по отношению к которому выбирается решение.

Альтернативность. Такое свойство риска как альтернативность, связано с тем, что он предполагает необходимость выбора из двух или нескольких возможных вариантов, решений, направлений, действий.

В зависимости от конкретного содержания ситуации риска альтернативность обладает различной степенью сложности и решается различными способами. Если в простых ситуациях выбор осуществляется, как правило, на основании прошлого опыта и интуиции, то в сложных ситуациях необходимо дополнительно использовать специальные методы и методики.
Для более полной характеристики определения «риск» целесообразно выделить понятие «ситуация риска», поскольку оно непосредственно сопряжено с содержанием термина «риск».
Понятие «ситуация» можно определить как сочетание, совокупность различных обстоятельств и условий, создающих определенную обстановку для того или иного вида деятельности.
Таким образом, понятие риск является многоаспектным, многофакторным понятием в социологии и философии, требующее дальнейшего изучения.