Конкуренция как механизм социальной самоорганизации

Введение

Вхождение человечества в новое тысячелетие проходит в условиях нарастающей глобализации, осложнения отношений в системе человек – общество – государство. Происшедший во второй половине ХХ в. техногенно-информационный взрыв и радикальное изменение геополитического климата обрушили на человека мощные потоки разноплановой информации. Традиционно сложившиеся гомеостаты1 социальной жизни оказались не в состоянии оценить и осмыслить содержание этих потоков, ориентировать людей на конструктивный диалог друг с другом, с обществом, с природой. Оказавшись открытым для всех форм внешних воздействий, человек испытывает дополнительную нагрузку на свой организм, переходит в состояние «неустойчивого равновесия», что является поводом для поиска новых решений от этих воздействий, как в виде самозащиты, так и в групповом обособлении. Обострение в связи с этим конкурентных взаимоотношений государств и обществ порождает неравномерность распределения ресурсов и средств жизнеустройства, создает напряженность социальных настроений, которая, переходя критическую массу, становится фактором разрыва социально значимых связей. Становится очевидным, что сложившиеся традиционные формы и методы социального управления, особенно в части, касающейся отношений государства и гражданского общества, не выдерживают стремительно нарастающей нагрузки от различных кризисных ситуаций. Катастрофический распад СССР и радикальные, но в то же время недостаточно обоснованные политические и социально-экономические реформы стали источником системного кризиса в России и других странах на «постсоветском» пространстве, привели к потери ими своих конкурентных преимуществ. Активизировавшиеся в условиях критического ослабления системы государственного управления процессы социальной самоорганизации привлекли внимание ученых к синергетике, предметом которой являются закономерности неупорядоченного образования управленческих систем и постоянных их структурные изменения2. Все это свидетельствует о необходимости решения важнейшей государственной проблемы, связанной с самоорганизацией социальной жизни, что позволило бы определить подходы к формированию в социальной практике таких отношений между государством как институтом социальной организации и обществом как самоорганизующейся системой, которые наиболее полно отвечали бы интересам человека сегодня и в будущем.

1 Гомеостат (от гомео… и греч. statos – стоящий, неподвижный), самоорганизующаяся система, моделирующая способность живых организмов поддерживать некоторые величины // БСЭ.

2 Романов В.Л. Инноватика государственного управления: прорыв в будущее / Материалы Международной научно-практической конференции. М., 2006.

Вступление России в XXI век ознаменовалось началом ее возрождения (экономического, социального, государственно-политического, духовного), восстановлением ее активных позиций на международной арене. И в тоже время осталось много не решенных проблем: экономика базируется на природных богатствах, на созданной предшествующими поколениями инфраструктуре и основных фондах; она неустойчива и в основном пока не конкурентоспособна. Усиливается социальное расслоение общества на богатых и бедных. Низка эффективность государственного управления.

В ежегодных посланиях Федеральному Собранию Президент Российской Федерации Путин В.В.1 особое внимание уделяет стратегическим направлениям общественного развития страны, конкретным мерам по достижению этих целей. Для этого есть природные и человеческие ресурсы, положительный опыт формирования огромного потенциала страны, который необходимо превратить в новую энергию развития, обеспечить активную поддержку народом курса на устойчивое развитие России, сформировать зрелое гражданское общество. Повышение роли человеческого фактора становится неотложной задачей. При этом особо подчеркивается, что для того, чтобы обеспечить выход России на ведущие позиции в условиях глобальной конкуренции «… мы должны расти быстрее, чем остальной мир. Должны опережать другие страны и в темпах роста, и в качестве товаров и услуг, и в уровне образования, науки, культуры. Это – вопрос нашего экономического выживания. Вопрос достойного места России в изменившихся международных условиях».

Исключительно велика в этом стратегическом плане роль социальной политики государства. Принимая во внимание влияние глобализации мировых процессов, необходимо научно обоснованная стратегия развития использования человеческого потенциала на основе повышения уровня образования, создания условий для развития человека, его индивидуальных способностей, реализации человека как личности. Важно развивать созидательную энергию общества, направленную на укрепление государственности, повышение конкурентоспособности страны. Конкурентоспособность страны – это способность ее экономики производить богатств больше по сравнению с другими странами2. Только при самоорганизации каждого индивидуума общества, пробуждения в нем собственной социальной значимости позволят создать монолит: природные богатства страны + ее геополитическое положение + максимальное использование человеческого потенциала. Другими словами можно сказать, что способность конкурировать — важнейший фактор самоорганизации и развития индивида и общества в целом.

Актуальность темы обусловлена необходимостью учета взаимосвязи конкуренции между субъектами и конкурентоспособностью как одной из важнейших категории самоорганизации общества в процессе разработки ее стратегии встраивания России в глобальную экономику. Эта взаимосвязь присуща различным по природе объектам – человеку, отдельным группам, коллективам, предприятиям и организациям, холдинговым объединениям и комплексам, отдельным странам и их союзам (региональным, политическим, этнокультурным), выступающим в качестве субъектов конкурентной борьбы.

1 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 26 апреля 2007 г. // Российская газета № 4353 от 27.04.07.

2 Бизнес словарь. www.businessvoc.ru

Значимость конкурентоспособности определяется, с одной стороны, растущей независимостью экономики стран, особенно рынков капиталов, включая валютные, что делает все более сложным существование подлинно национальной их политики. В этих условиях практически все страны вынуждены следить за тем, как развиваются их сотрудничество и конкуренция с другими странами, при этом темпы их общественного и политического развития не всегда синхронизируются с экономическими изменениями. Таким образом, для них конкурировать — значит укреплять свой имидж относительно других стран с целью приобретения большего веса не только в процессе переговоров, где все политические силы объединяют свои стратегии во взаимосвязанную единую систему, но и подкреплять его своими достижениями в различных отраслях, которые могут обеспечить конкурентоспособность страны.

Меняется структура и культура всего мирового рынка, который становится сетевым, а его фигуранты превращаются в части единой хозяйственной электронной экосистемы. Новые экономические формы строятся вокруг глобальных сетевых структур капитала, управления и информации, а осуществляемый через такие сети доступ к технологическим умениям и знаниям составляет в настоящее время основу производительности и конкурентоспособности1.

Переход конкурентных преимуществ в конкурентоспособность становится более убедительным и очевидным, когда рассматриваются их источники. Портер М. конкурентоспособность в глобальной экономике оценивает следующими основными факторами: технологические мощности; доступ на крупный, интегрированный и богатый рынок; разницу между производственными издержками у производящей стороны и ценами на целевом рынке; политические возможности национальных и межнациональных институтов управлять стратегиями роста стран и регионов, находящихся под их юрисдикцией. В современных условиях подтверждается, что именно эти факторы действительно обеспечивают конкурентоспособность и на уровне субъектов хозяйствования, и на уровне экономики страны в целом и в контексте мировой экономики2.

Успех японской модели управления 1990-х годов значительно содействовал международной конкурентоспособности японских компаний, применявших двойственные структуры в виде крупных и периферийных фирм. К. Дойчман считает, что предпосылкой применения двойственной структуры является слабо развитая система промышленных отношений, основанная на переговорах на уровне компании и на низком уровне местного и национального регулирования, которое приводит к максимальной свободе действий работодателя и дифференциации нормативных затрат труда среди фирм.

Повышение конкурентоспособности национальной экономики становится главной задачей реформирования государственной системы управления, экономических и социальных институтов России, как необходимого условия для конкуренции.

Попытки количественного определения макроконкурентоспособности приводят к тому, что фактически определяются конкурентные преимущества страны с точки зрения источников конкурентоспособности и их статистического отражения. По теории М. Портера в числе интегральных измерителей национальной конкурентоспособности является производительность труда, отражающая то, насколько страна может быть низко затратным производителем при условии высокой заработной платы, а также «полная факторная производительность» (total factor productivity), которая измеряется количеством продукции, произведенной на единицу совокупных затрат труда и капитала. Согласно такому подходу, отражающему реальное сближение понятий производительности и конкурентоспособности, страна, имеющая технологические преимущества, может быть конкурентоспособной на мировых рынках, поддерживая при этом высокие доходы и уровень жизни. Речь идет о конкурентоспособности развитых стран, подверженных периодическим кризисам, но все же основывающих свое развитие на выгодах использования современных высоких технологий, качестве продукции и услуг.

1 Кастельс М. Становление общества сетевых структур. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Academia. 1999.

2 Портер М. Международная конкуренция. М.: Международные отношения. 1993.

Успешная политика правительства страны в формировании конкурентной среды зависит от стадии, которой достигла страна в развитии конкурентоспособности. Принято выделять три такие стадии: факторная стадия, инвестиционная стадия и инновационные преимущества. Отсюда развитые страны можно отнести к стадии инвестиционных и инновационных преимуществ, а остальные, в основном, на стадии факторных преимуществ, и частично инвестиционных с точки зрения привлекательности (например, Россия, Индия, Китай).

Конкурентоспособность страны может быть достигнута и на базе нетехнологических преимуществ — за счет низкой стоимости факторов производства и девальвации национальной валюты, т.е. благодаря низкому уровню жизни населения. Такая конкурентоспособность для любой страны противоречит смыслу и целям экономического роста.

Объектом исследования является конкуренция как сложная многоплановая социальная категория.

Предметом исследования является взаимосвязь конкуренции и конкурентоспособности как важнейшего фактора обеспечения социально-экономического роста государства.

Целью работы является выявление основных звеньев и форм их взаимодействия в механизме конкуренции в системе антикризисного управления экономикой.

В ходе работы решались следующие задачи:

1. Использование понятий конкуренции и конкурентоспособности как инструментов познания противоречивости социально-экономических отношений, социальной самоорганизации.

2. Проведение анализа самоорганизации в междисциплинарном понимании как непременного условия становления конкурентных отношений;

3. Определение роли государства в повышении конкурентоспособности страны в условиях глобализации;

4. Оценка роли и влияния человеческого фактора в условиях динамически развивающейся конкурентной среды;

Выработка предложений по усилению конкурентоспособности страны и выведению ее на лидирующие позиции в мире.

В результате исследования автором:

– на базе научных трудов исследователей дана характеристика конкуренции как ключевой категории социальной самоорганизации;

– выявлена роль государственного воздействия на основе синергического подхда в создании условий развития конкуренции как конструктивного механизма самоорганизации на основе обеспечения положительной обратной связи конкурентных преимуществ субъектов хозяйственных действий, их совместного развития и активного участия в этой деятельности и динамично развивающейся конкурентной среды;

– выработаны предложения по усилению конкурентноспособности страны, ее ведущих хозяйственных объединений и структур и выведению их на лидирующие позиции в мире.

Методологическую основу исследования составили современные естественнонаучные представления о таком явлении, как конкуренции, ее влиянии на процесс самоорганизации общества.

Теоретической основой являются труды российских и зарубежных ученых и исследователей: Курдюмова С.П., Князевой Е.Н., Пригожина И.Р., Портера М, Кастельса М, Гельвановского М.И., Эгена М., Хакена Г., Чернавского Д., Егорова В.К., Романова В.Л., Карпичева В.С., Василенко Л.А., Львова Д.С. и др., а также экономическая литература и периодика, итоги научно-практической конференции «Инноватика государственного управления: прорыв в будущее», организованной в РАГС при Президенте РФ 23-24 ноября 2006 г.

Дипломная работа состоит из введения, трех разделов и заключения.

Раздел I. Конкуренция – ключевая категория социальной самоорганизации.

XX век в мировом экономическом развитии без сомнения можно назвать веком конкуренции. Именно в данном периоде конкуренция приобрела международную и глобальную значимость.

Роль конкуренции в хозяйственной жизни общества глубока и многогранна. Способствуя росту наиболее эффективных производств и вымывая неэффективные хозяйственные звенья, конкуренция выступает в качестве механизма регулирования народохозяйственных пропорций. Она выступает как способ, ориентирующий предпринимателей на повышение эффективности хозяйствования. Конкуренция – это исходная категория, характеризующая сущность рыночной экономики.

В современной литературе имеется несколько определений этого понятия. Приведем некоторые из них.

Конкуренция (от лат. concurrere – сталкиваться) – это жесткое соперничество людей (фирм), прежде всего в экономической, а также и в других сферах жизни.

Начав развиваться еще в докапиталистический период, когда товарное производство было лишь зачаточным укладом в экономике, конкуренция еще не играла определяющей роли в жизни общества, хотя и шла рука об руку с развитием торговли. В то время в обществе, сохранялись различного рода внеэкономические ограничения, закрытые для конкуренции зоны. Здесь уместна трактовка конкуренции как поведенческой категории (по А. Смиту), когда индивидуальные продавцы и покупатели соперничают на рынке за более выгодные продажи и покупки соответственно.

Иное дело – капиталистическое общество, в котором товарные отношения стали господствующими, т.к. были сняты внеэкономические ограничения на пути свободного движения товаров, природных ресурсов, капитала и рабочей силы, образовался единый национальный (а в дальнейшем и мировой) рынок. В этих условиях конкуренция стала главным рычагом стихийно-рыночного регулирования капиталистического хозяйства, «невидимой рукой», которая координирует деятельность его участников, а ее целью становиться борьба за получение возможно большей прибыли.

По существу она стала средством борьбы независимых экономических субъектов за ограниченные экономические ресурсы, между товаропроизводителями за лучшие, экономически более выгодные условия производства и сбыта товаров, за получение наивысшей прибыли1.

Существуют и другие определения понятия «конкуренция». В литературе, посвященной данной проблеме, можно выделить три основных подхода к определению конкуренции.

Первый определяет конкуренцию как состязательность на рынке. Такой подход характерен для отечественной литературы и основывается на повседневном понимании конкуренции как соперничества за достижение лучших результатов на каком-либо поприще.

1 Михайлушкин А.И., Шимко П.Д.Основы экономики СПб., 2002 г.

Второй подход рассматривает конкуренцию как элемент рыночного механизма, который позволяет уравновесить спрос и предложение. Этот подход характерен для классической экономической теории.

Третий подход определяет конкуренцию как критерий, по которому определяется тип отраслевого рынка. Этот подход основывается на современной теории морфологии рынка.

В развитии капитализма выделяется, как известно, две стадии: эпоха свободной конкуренции и монополистический капитализм.

Эпоха свободной конкуренции длилась три века – с конца XVI до конца XIX вв. Именно в этот период натуральное хозяйство утратило свое господство, уступив позиции товарному производству. Развитие и укрепление последнего вело к углублению разделения труда и специализации производства, что вело к разорению одних и обогащению других. Переход от мануфактуры к машинной индустрии ускорил и обострил эти процессы.

К началу XX века в экономике образовались мощные капиталистические объединения. Наступила новая, монополистическая стадия развития капитализма или империализм. Образовались международные экономические союзы (например, Европейский союз) и объединения, многие из них ныне процветают в виде транснациональных компаний и играют порой решающую роль в жизни общества. Однако по мере развития интеграционных процессов и укрепления транснациональных связей между предприятиями концентрация производства стала принимать все более широкий размах, грозя превратиться в серьезную угрозу нормальной конкуренции. Происходит резкое обострение конкуренции между компаниями за место на обширном едином рынке ЕС, что диктует необходимость поиска новых способов и методов конкурентной борьбы. Особенно конкурентная борьба сегодня приобретает наибольшую остроту в передовых наукоемких отраслях, в научной и образовательной сферах

Рассматривая конкуренцию, можно было бы выделить ее основное позитивное влияние на: постоянное совершенствование техники и технологии производства, качества выпускаемой продукции; снижение себестоимости и цены на эту продукцию и услуги; постоянное обновление продукции, соответствующие мировым стандартам; поиск новых форм и методов организации и управления и др.

Вместе с тем, конкуренции, к сожалению, присущи «черный PR», сговор конкурирующих фирм одной отрасли, карательные правила при формировании ценовой политики товара, ограничения по рынкам и потребителям и ряд других карательных мер, что отрицательно влияет на конкурентные отношения между партнерами. Развитие этих тенденций делает объективно необходимым не только дальнейшее поддержание государственной политики в области конкуренции, но наполнение ее новым содержанием в соответствии с изменяющимися условиями конкуренции и способами ее ограничения.

Отсюда следует, что конкуренции может выступать не только как стимулятор развития, но и как тормоз научно-технического и социального прогресса, развития партнерских отношений Наглядный пример сегодняшнего дня – отношение членов ВТО в процессе переговоров о вступлении России в эту организацию.

Существует два вида конкуренции: совершенная и несовершенная. В основе их классификации лежит степень влияния продавца (или покупателя) на рыночную структуру. Если на рынке имеет место совершенная конкуренция, то ни один из продавцов не способен оказать существенного влияния на цену товара. Если это условие не выполняется, то конкуренция является несовершенной. Первая присуща была в период свободной конкуренции, когда стихийный рынок был безраздельным регулятором производства и ему покорно повиновались миллионы мелких товаропроизводителей. Тогда рыночные цены действительно складывались под воздействием спроса и предложения. Основными чертами совершенной конкуренции были:

  • наличие значительной массы производителей и продавцов, предлагающих значительную часть общего рыночного объема данного товара;
  • однородность предлагаемых на рынок товаров;
  • отсутствие барьеров для создания новых и закрытия неэффективных производств;
  • отсутствие сговора на рынке с целью установления единых цен на продаваемые товары.

Совершенная конкуренция в период свободной конкуренции содействовала эффективному развитию экономики, постоянному усовершенствованию техники и организации труда, снижению издержек производства, повышению качества товаров и расширению их ассортимента. Монопольная конкуренция – это господство одной или немногих (олигополия) компаний в производстве и сбыте определенного товара (услуги), что позволяет ей (им) устанавливать цены, приносящие им монопольно высокую прибыль.

По мере развития несовершенной (недобросовестной, нечестной) конкуренции государство вынуждено принимать против нее различные административные и законодательные меры. Но монополии находят много обходных путей. В их числе можно назвать: демпинг, позволяющий разорить конкурента или установить над ним контроль; ложная информация и реклама; недобросовестное копирование (имитация) товаров и продукции конкурентов и сбыт их по низкой цене (в мировой практике получившее название пиратства); нарушение качества, стандартов и условий поставок и др..

Хищнические, беспринципные, тормозящие прогресс черты современной конкуренции признаются многими учеными. Так, например, Фред Кук в книге «Страна коррупции. Социальная мораль современной Америки» пишет: «Мы живем с мифом о системе «свободного предпринимательства». В действительности же для огромного большинства американцев наше предпринимательство уже не свободно. Мелкий торговец, чей магазин был его империей, ремесленник, чье искусство было его богатством, фермер, имевший свои акры земли и в основном обеспечивавший самого себя, – они были опорой экономики свободного предпринимательства XIX в. Сегодня это вымирающие классы, всех их поглотили корпорации мультимиллионеров»1.

1 Кук Ф. Коррумпированная страна. Социальная мораль современной Америки. 1967г.

Видя, что конкуренция как движущая сила производства все более и более исчерпывает себя, ученые и менеджеры капиталистического мира пытаются найти новые средства для увеличения прибылей, новые стимулы для развития производства. Именно в этой связи и возникла теория «человеческих отношений». В условиях конкуренции, при практически равной технической и технологической оснащенности, добиться успеха может только тот, кто лучше использует имеющиеся у него человеческие ресурсы.

Конкуренция работает преимущественно в сфере материального производства. Однако ее проявления есть и в науке, образовании, здравоохранении. Для подтверждения этого можно использовать такие примеры как: размещение заказов на производство (например, военной техники), заказ на инвестиционные проекты на конкурсной основе, система грантов в науке, система государственного финансирования образования по методу норматива на студента (стимулирует борьбу за студента), финансирование организаций здравоохранения с учетом количества обслуженных пациентов (пациент «голосует ногами» за лучшее обслуживание). В судебных делах конкуренция работает через институт прокуратуры и частного сыска. Эти примеры можно продолжить. Монополизм же в этих и других сферах приводят к застою.

Первые десятилетия XXI века характеризуются глубокими трансформациями, происходящими в мировой экономике; информационным и технологическим переворотом, развертывающимся на фоне усиления процессов глобализации, обострения энергоэкологического кризиса и конкурентной борьбы на мировом рынке. В связи с этим все ведущие страны стремятся обеспечить для себя долгосрочные лидирующие позиции на максимальной территории. Одним из существенных факторов для достижения необходимых позиций, на наш взгляд, является усиление влияния информации на общественно-экономическое развитие. Значимость личности, способной к инновациям, возрастает. Быстро изменяющийся нелинейный мир способствует востребованности социальной конкуренции, как стимулятора развития социальной системы.

Социальную конкуренцию в обществе необходимо рассматривать через призму взаимоотношений между отдельными индивидами или социальными группами, которые возникают на информационной основе в процессе их соревнования, столкновения, борьбы и взаимодействия.

Существует два вида социальной конкуренции: искусственная и спонтанная.

Искусственная социальная конкуренция, как процесс целенаправленного воздействия на индивидов или социальные группы на информационной основе, имеет направленный характер.

Спонтанная же социальная конкуренция в обществе напротив описывается как случайный самоорганизующийся процесс, возникающий и проистекающий между индивидами или социальными группами на информационной основе. Примером может выступить объединение физических лиц на основе добровольного членства для коллективного предпринимательства, т.е. кооперация1.

1 Бизнес словарь. www.businessvoc.ru

Кооперация способствует накоплению инноваций и закреплению бизнес структуры, определяя возможность совместного, коллективного выхода на новый этап развития, переход общественной системы в новое качество. В этом плане триада «конкуренция – коммуникация – кооперация» тесно связана с социальной инициативой. Следует отметить, что интерес к кооперации на всех уровнях ее проявления – внутри организационном и межорганизационном, — проявился с середины 80-х годов и явился следствием развития теории менеджмента от тейлоризма в сторону «человеческих отношений». Не покушаясь на саму природу соревнования и конкуренции в западном мире, сторонники «кооперативного успеха» считают кооперацию лучшей альтернативой, поскольку совместное использование ресурсов и информации более продуктивно.

Инновационный бизнес в силу своей информационной природы обречен на кооперацию гораздо в большей степени, чем любая иная отрасль экономики. Новая информационная среда порождает новые типы взаимодействий, причудливо объединяющих кооперацию и конкуренцию. Быстрое разрушение старых и формирование новых социально-информационных связей определяет новые характеристики социальной организации. С одной стороны идут процессы наращивания неоднородностей в конкурентной информационной среде, вызванных стремлением к самосохранению, выживанию, приобретению новых качеств. С другой стороны, это же стремление определяет потребность в предельной информационной открытости, что приводит либо к диссипативным процессам – увеличению информационных и социокультурных связей, контактов, обменов между людьми и социальными структурами, либо к объединению простых структур в сложные территориально-распределенные информационные системы.

Поддержку и содействие спонтанной социальной конкуренции, вычленение рационального и полезного для социума, а также разработку системы состязательности на основе формирования искусственной социальной конкуренции (которая будет воздействовать на процесс активизации отдельных индивидов и социальных групп) может осуществляться как государством, так и гражданским обществом.

В динамически развивающемся сегодняшнем мире каждый человек, даже не знакомый с достижениями современной науки, каждодневно сталкивается, интуитивно чувствует, различает, в той или иной мере участвует в многообразных проявлениях самоорганизации – в природе, в жизни общества, социальных отношениях, бизнесе, искусстве, спорте и, конечно, в индивидуальной жизни.

При самоорганизации создаются устойчивые структуры: подъемная сила крыла самолета при образовании разгонного вихря, поток автомобилей на скоростных трассах, люди в транспортных магистралях, клин перелетных птиц, интенсивность лазерного излучения, фондовый рынок, базар и т.д. Устойчивые структуры создаются также в процессе самоорганизации социальной жизни при недостатке регулирующих механизмов – в условиях дефектов традиционных ценностей. При недостатке жизненных ресурсов или при неумении их открывать и создавать происходит самоорганизация в замкнутые, агрессивные анклавы и этносы. По синергетическим законам, постоянно изменяясь, строятся языки, организуется процесс творчества. В настоящее время, демонстрируя весь набор синергетических принципов, самостоятельно создается всемирная информационная сеть – Internet, над которой или рядом с которой невозможно встать, можно только войти в нее, стать ее частью и действовать по ее принципам1.

Вместе с тем мало кто решается ответить на вопросы, что такое самоорганизация, как она происходит, какую роль в нашей жизни играет, всегда ли она для нас позитивна; какой порядок нас устраивает и при каких условиях он возможен, почему он всегда недолговечен; что такое хаос и чем он для нас чреват. Такую задачу берут на себя лишь специалисты в области нелинейной динамики и синергетики. В своих исследованиях они исходят прежде всего из того, что объект изучения синергетики, независимо от его природы, должен удовлетворять следующим требованиям:

— система должна быть открытой, т.е. иметь постоянный обмен с внешней средой;

— система должна находиться в состоянии, близком к потере устойчивости;

— обладать достаточным количеством взаимодействующих между собой элементов;

— иметь положительную обратную связь, при которой изменения, появляющиеся в системе, не устраняются, а накапливаются и усиливаются, приводя к возникновению нового порядка и структуры;

— сопровождаться нарушением симметрии, что приводит к разрушению старых и образованию новых связей;

— скачкообразно выходить из критического состояния при переходе на более высокий уровень упорядоченности, т.к. скачок – крайне нелинейный процесс, при котором малые флуктуации параметров порядка ведут к сильным изменениям всей системы.

В данной работе мы будем исходить из того, что самоорганизация – многофункциональное сложное явление.

1Капустин В.С. Введение в теорию социальной самоорганизации. М., РАГС, 2003 г.

Самоорганизация, по определению немецкого физика Штуггарта Германа Хакена, — спонтанное образование высокоупорядоченных структур из зародышей или даже из хаоса, спонтанный переход от неупорядоченного состояния к упорядоченному за счет совместного, кооперативного (синхронного) действия многих систем1.

Раскрытие сущности явления «самоорганизация» — сложный многогранный процесс, в котором сталкиваются, казалось бы, противоположные, взаимоисключающие точки зрения, которые базируются на различных уровнях познания. Условно можно выделить три таких уровня: мировоззренческий, теоретико-методоглогический и эмпирический.

В первом; самоорганизация рассматривается как объективно-креативное начало – самосотворение от хаоса к порядку.

Во втором случае – это признание объективности явления упорядочения как процесса и результата самоорганизации, представления ее как непрерывного процесса. В данном процессе состояние упорядоченности или системности является частным случаем общего состояния, а это в свою очередь и неустойчивость, и нестабильность, и нелинейность, и необратимость.

И, наконец, эмпирический подход к исследованию раскрывает стадийность самоорганизации, показывая нарастание неравновесности системы в результате накопления энтропии. Возникающие при этом флуктуации (колебания) вводят систему в кризисное состояние, выходом из которого будет либо оздоровление системы, либо ее распад.

Самоорганизация — это имманентное свойство материи (в том числе социальной) усложнять и упрощать свою организацию, упорядочивать и разупорядочивать связи и отношения. Это способность материальных форм к самозарождению и саморазвитию при резкой смене внутренних и внешних условий. В то же время самоорганизация — это спонтанное образование из несвязанных на данном отрезке времени элементов, или непроизвольное внутреннее упорядочение (В.А. Романов)2. Это и процесс, в котором создается и воспроизводится система, обладающая высоким уровнем сложности и большим количеством элементов, а также связи, между которыми имеют не жесткий, а вероятностный характер (В.К. Егоров)3. Следовательно, самоорганизация – есть упорядочение вне области устойчивости: она проявляется за определенным порогом (пределом), при возвращении за этот порог она прекращается. С.П. Курдюмов4 считает, что не во всех средах, не при всех условиях имеют место явления самоорганизации.

Социальная самоорганизация выступает как упорядочение социальных образований вне области специализированного регулирования и устойчивости. Это спонтанное образование социальных систем при определенных обстоятельствах.

1 Хакен Г. Информация и самоорганизация. Макроскопический подход к сложным системам. М. 2005 г.

2 Романов В.Л. Глобализация как самоорганизующийся и организуемый процесс // Безопасность Евразии. 2004. № 1. С. 239-241; Стратегия динамического развития России: единство самоорганизации управления: материалы первой международной научно-практической конференции/ Под общ. ред. В.Л. Романова. М., 2004. С. 396

3 Егоров В.К. Философский реализм. М. 1994.

4 Курдюмов С.П. Историческая динамика. Взгляд с позиций синергетики / С.П. Курдюмов Общественные науки и современность. 2005. № 5. С 118-132.

Специфика самоорганизации социальной состоит, прежде всего, в том, что в самоорганизации социальной, в отличие от природной самоорганизации с единственным «первосубъектом», появляется многосубъектность; в отличие от природной целесообразности рождаются сознательность и целеполагание, стихийные ассоциативные действия, опирающиеся на подсознание (чувства, эмоции). В этих условиях возникает необходимость «управленческого обеспечения». Самоорганизация социальная является ответом структур социальной системы на неожиданный вызов, угрожающий ее целостности (В.С. Капустин)1.

Человек и человеческое сообщество в своей эволюции стремятся самостоятельно организовать свое социальное пространство, социальные отношения, социальную идеологию и социальные идеалы по законам миропорядка, сгруппированным и выраженным в архетипических символах и смыслах. То, что на уровне индивидуума есть целевое поведение, на более общем уровне выступает как самоорганизация соответствующей системы.

По мнению ученых, самоорганизацию социальную следует различать на онтологическом, гносеологическом и аксиологическом уровнях. На онтологическом уровне она проявляется в форме дифференциации и интеграции социальных институтов; на гносеологическом – в форме дифференциации и интеграции знаний; на аксиологическом – в виде дифференциации и интеграции ценностей. Причем в роли побудительной силы, «ответственной» за самоорганизацию выступает социальный отбор (В.П. Бранский)2.

В управленческой деятельности никакие программы модернизации, реконструкции, реформирования не могут быть приняты и реализованы без личной инициативы, индивидуальной и коллективной самоорганизации, без социальной активности людей.

И в тоже время важно помнить, что саморегулирование выступает компонентом регулирования, функцией самоменеджмента, в которой акцент делается на регулировании субъектом управления «самого себя», своих состояний, отношения, деятельности. Саморегулирование осуществляется на двух уровнях: уровне гомеостатического (адаптивного) типа и на уровне активного типа. В этой деятельности важно формирование и развитие самосознания индивидом своей социальной идентичности как человека, отличающегося от других людей (Э. Гидденс)3. Оно выступает результатом и проявлением единства самопознания, эмоционально ценностного отношения к себе в окружающем мире и саморегулирования.

Важным механизмом самоорганизации выступает самоуправление, самостоятельность в управлении своими делами организованной социальной общности. При этом самоорганизация граждан становится важным фактором решения непосредственно или через избираемые органы вопросов местного значения, формой участия всех членов организации в работе органа управления, в принятии решений (коллективное управление). По А.И. Пригожину4 единство централизованного управления и самоорганизация составляет основу целенаправленного управляющего воздействия. Конкурентоспособность (способность к конкуренции) будучи сложным социальным явлением одновременно выступает фактором самоорганизации и развития общества.

1 Капустин В.С. Глобализация и социосинергетика / В.С. Капустин// Глобализация и синергетический подход. М., 2002

2 Бранский В.П., Пожарский С.Д. Социальная синергетика и акмеология: теория самоорганизации индивидуума и социума в свете концепции синергетического историзма. 2-е изд., исп. и доп. 2002. С. 476.

3 Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структуризации. 2003. С. 525;

4 Пригожин А.И. Методы развития организаций. М., 2003. С. 862; Пригожин А.И. Организационная культура и ее преобразование / А.И. Пригожин // Общественные науки и современность. 2003. № 5. С. 12-22.

Говоря о конкурентных отношениях, мы должны четко понимать, что развитие их возможно только в социуме. Социум — большая устойчивая социальная общность, характеризуемая единством условий жизнедеятельности людей и общностью культуры, культурного наследия и традиций.1

Социальное – межчеловеческое, начинается там и тогда, где и когда возникают взаимодействия между людьми и человеческими сообществами. Это взаимодействия между “Я” и “Мы”, мера человеческого в государстве и обществе и общественного в человеке. Социальное существует объективно, возникает в общении, в единстве человека с человеком, опирающемся на различие между “Я” и “Ты”1. Социальное действие, по М. Веберу, — т.е. наделенное смыслом, ориентированное на других. Следовательно, и социальность – это взаимообусловленность жизни людей. Социальное охватывает деятельность (социальную деятельность), сознание (социальное сознание), отношения (социальные отношения).

Возможны два подхода к определению социальной системы.

При одном из них социальная система рассматривается как упорядоченность и целостность множества индивидов и групп индивидов. Такое определение дается по аналогии с определением системы вообще как «комплекса элементов, находящихся во взаимодействии», как формулировал Л. Берталанфи, один из основоположников «общей теории систем». При таком подходе взаимодействие превращается в прилагательное, что явно не учитывает специфику социальных систем и роль в них общественных отношений.

Но возможен и другой подход, при котором за исходную точку принимается рассмотрение социального в качестве одной из основных форм движения материи. В таком случае социальная форма движения материи предстает перед нами как глобальная социальная система. А что же фиксируется в общепринятых названиях основных форм движения материи? В них зафиксирована специфика присущего данной форме типа взаимодействия (например, специфическим типом биологического взаимодействия выступает обмен веществ). В то же время качественные границы между формами движения материи определяются по их материальному носителю (макротело, атом, электрон, биосистема, социальный коллектив и т. д.). Таким образом, традиционный подход к определению системы в принципе не нарушается, поскольку и «носитель» и «взаимодействие» в нем присутствуют, изменяется лишь их логическое положение в понятийном пространстве, что, на наш взгляд, позволяет лучше понять место человека в сложной сети общественных отношений, именуемых социальной системой.

1 Бачинин В.А. Энциклопедия философии и социологии права

2 Карпичев В.С. Курс лекций. РАГС, 2006 г.

При таком подходе в порядке рабочего определения можно сказать, что социальная система есть упорядоченная, самоуправляемая целостность множества разнообразных общественных отношений, носителем которых является индивид и те социальные группы, в которые он включен. Каковы же в таком случае характерные черты социальной системы?

Во-первых, из этого определения следует, что существует значительное многообразие социальных систем, ибо индивид включен в различные общественные группы, большие и малые (планетарное сообщество людей, общество в пределах данной страны, класс, нация, семья и т. д.).

Коль скоро это так, то общество в целом как система приобретает сверхсложный и иерархический характер: в нем можно выделить различные уровни, в виде подсистем, подподсистем и т. д., которые связаны между собой соподчинительными линиями, не говоря уже о подчинении каждого из них импульсам и командам, исходящим от системы в целом. В то же время надо учитывать, что внутрисистемная иерархичность не абсолютна, а относительна. Каждая подсистема, каждый уровень социальной системы одновременно и не иерархичен, т. е. обладает известной степенью автономии, что не ослабляет систему в целом, но, напротив, усиливает ее: позволяет более гибко и оперативно отвечать на поступающие извне сигналы, не перегружать верхние уровни системы такими функциями и реакциями, с которыми вполне могут справиться низлежащие уровни целостности.

Во-вторых, из этого определения следует, что поскольку в лице социальных систем мы имеем целостность, то главное в системах это их интегративное качество, не свойственное образующим их частям и компонентам, но присущее системе в целом. Благодаря этому качеству обеспечивается относительно самостоятельное, обособленное существование и функционирование системы. Между целостностью системы и ее интегративным, сплачивающим всю систему качеством, прослеживается диалектическая взаимосвязь: интегративное качество генерируется в процессе становления системы целостностью и в то же время выступает гарантом данной целостности, в том числе за счет преобразования компонентов системы соответственно природе системы в целом. Такая интеграция становится возможной благодаря наличию в системе системообразующего компонента, «притягивающего» к себе все другие компоненты и создающего то самое единое поле тяготения, которое и позволяет множеству стать целостностью.

В-третьих, из этого определения следует, что человек является универсальным компонентом социальных систем, он непременно включен в каждую из них, начиная с общества в целом и кончая семьей. Появившись на свет, человек сразу же оказывается включенным в сложившуюся в данном обществе систему отношений, и прежде, чем он станет их носителем и даже сумеет оказать на нее преобразующее воздействие, сам должен; вписаться в нее. Социализация индивида по сути дела есть его адаптация к существующей системе, она предшествует его попыткам адаптировать саму систему к своим потребностям и интересам.

В-четвертых, из этого определения следует, что социальные системы относятся к разряду самоуправляемых. Эта черта характеризует только высокоорганизованные целостные системы, как природные и естественноисторические (биологические и социальные), так и искусственные (автоматизированные машины). Сама же способность к саморегулированию и саморазвитию предполагает наличие в каждой из подобных систем специальных подсистем управления в виде определенных механизмов, органов и институтов.

Роль этой подсистемы чрезвычайно важна именно она обеспечивает интеграцию всех компонентов системы, их согласованное действие. А если мы вспомним, что индивид, социальная группа, общество в целом всегда действуют целенаправленно, то значимость подсистемы управления станет еще зримей. Мы часто слышим выражение: «Система работает вразнос», т. е. саморазрушается. Когда такое становится возможным? Очевидно, тогда, когда начинает давать сбои, а то и вовсе выходит из строя, подсистема управления, вследствие чего наступает рассогласование в действиях компонентов системы. В частности, грандиозные издержки, которые терпит общество в период своего революционного преобразования, во многом связаны с тем, что образуется временной разрыв между сломом старой системы управления и созданием новой.

Свободно самоорганизующейся социосистемой можно считать такую, которая формируется в условиях неограниченного присвоения в собственность природных ресурсов и отсутствие внешних и внутренних политических, экономических и каких-либо других ограничений. К структурированию социосистем (по видам хозяйственной деятельности и быта) ведут процессы самоорганизации. В результате формируются устойчивые социально-экономические целостности. Пока общности не соприкасаются друг с другом, не формируются и их границы. В результате столкновения центростремительно расширяющихся общностей из множества центров образуется государство, выступающее как нечто новое, структурно оформленное социально-экономическое и политическое образование, имеющее четкие границы. Новая стадия структуризации – конкурентная борьба, ведущая к объединению одних и уничтожению других. И динамика процесса постоянна.

Таким образом, из изложенного выше следует, что процессы самоорганизации непосредственно влияют на принятие решений при разработки стратегических программ на государственном и региональном, отраслевом уровнях, а также на уровне отдельных предприятий и организаций. В то же время при реализации любой программы на первый план ставится саморазвитие личности, т.е. человеческий фактор.

§1. Самоорганизация в условиях становления информационного общества

Для совершенствования управления организацией, объединениями существует методов и подходов. Вместе с тем практика показывает, что в целом невозможно предложить универсальные правила, так как каждый этап совершенствования любой организации потребует разработки своей методики, с учетом особенностей данной организации. Правило это обусловлено тем, что ядром любой организации являются люди, которые по своей природе всегда уникальны. Они самоорганизовались не просто так, а по необходимости, например, для того чтобы реализовать определенный свой замысел, общее дело, проект, процесс, стратегию.

Самоорганизация, объединение людей в группы явно и неявно связаны с определением их совместных действий. Сегодня в мировой практике используются около десяти основных подходов к построению стратегий, управленческих решений для организаций (от детально формализованных, до интуитивных). В тоже время в настоящее время отсутствует комплексность использования информационных технологий для решения задач, в которых велика доля интеллектуальных проявлений индивидуальности человека, таких как поддержка процессов самоорганизации, комплексность. Следовательно, отсутствует синергетический эффект.

Информационные технологии предоставляют каждому человеку большую свободу для межтерриториального обмена знаниями и приобретения опыта, рациональной оценки текущей ситуации, составления прогноза будущего, ускоряют коммуникационные процессы, что позволит обеспечить свое лидерство в конкретной сфере деятельности, выстоять в конкурентной борьбе. Для этого требуется создание социокультурной информационной среды, интегрирующий интеллект всего общества.

Известный лозунг 30-х годов ХХ века «кадры решают все» сегодня вполне обосновано можно заменить на «управление решает все». И хотя кадры решают все, но только при надлежащем ими управлении. То есть, совершенствование управленческих кадров, обеспечивающие взаимодействие государственных органов со структурами гражданского общества, – это не самоцель, а важный структурный элемент современного и ориентированного на будущее России государственного управления. По мнению специалистов, в перспективе цели, а, следовательно, и программы действия в области кадровых процессов в органах власти, должны определяться на теоретической базе комплексного, системного и синергийно-информационного подходов к социальным явлениям. При этом формирующийся в последние годы синергийно-информационный подход к управлению ориентируется на целеполагание, которое исходит из потребности человека в самореализации, осуществляющейся наиболее продуктивно в процессе креативного обновления социальной микросферы и устойчивого становления макросообщества. Здесь социальная среда в широком смысле (макросреда) охватывает окружающие человека общественные, материальные и духовные условия его существования, формирования и деятельности, т.е. всю общественно-экономическую систему в целом – производительные силы, совокупность общественных отношений и институтов и т.д., а микросреда – непосредственное окружение человека. Эффективность этих социальных процессов напрямую зависит от деятельности государства как субъекта управления.

Сегодня на практике реализуются многие методы самоорганизации в условиях становления информационного общества: свобода самоорганизации в информационном обществе; абстрагирование; информационные технологии в групповых процессах и ряд других.

Информационное общество, в котором главное внимание обращается на возможностях информационных технологий, можно отнести к трем основным составляющим: Человек (индивидуум), Институт (организация) и Эфир (среда электронного взаимодействия). Сегодня пока отсутствует комплексность использования информационных технологий для решения задач, в которых велика доля интеллектуальных проявлений индивидуальности человека, таких как поддержка процессов самоорганизации. Нет комплексности сосредоточения усилий – нет основания для получения закономерного синергетического эффекта. Вместе с тем есть основание прогнозировать новый скачок интеллектуальных возможностей информационных технологий.

Каждый гражданин, каждая группа людей – это потенциальный центр технологических и организационных совершенствований. Залогом реализации этого потенциала становятся информационно-технологические механизмы формирования институтов самоорганизации граждан и органов власти, граждан и бизнеса.

Информационные технологии и модели помогают воспитать в человеке обновленные социальные качества и дают возможность по-новому проявить эти качества. От того, насколько эффективно работают технологии информационного общества, в конечном итоге, зависит, насколько успешно человек сможет воспользоваться предоставляемыми ему возможностями для реализации свих личных интересов. Вместе с тем отдельные аспекты этих технологий не всегда учитываются. Это, прежде всего, вопросы, связанные с личностными и психологическими аспектами группового развития процессов самоорганизации людей в коллективе.

Следует отметить, что в контексте становления управленческих структур информационного общества понятие «электронный» используется на международном уровне: «электронное государство», «электронное правительство».

На современном этапе развития человеческой цивилизации отчетливо прослеживается тенденция изменения приоритетов традиционно важных ресурсов для развития государства и общества. На первый план выходит ресурс информационный, применяются на практике модели информационного взаимодействия общества и власти с использованием более гибких методов, вместо модели информационного управления (воздействия).

Глава II. Конкуренция и способность к конкуренции в глобализирующемся социуме.

В начале ХХI века общепризнано, что глобализация является «самым важным процессом современности». Описанию этого явления посвящены труды многих авторов. В большинстве источников под «глобализацией» обычно подразумевается экономическая интеграция. Более глубокий анализ этого явления, показывает, что хотя глобализация, несомненно, является интеграцией (объединением, унификацией и т.п.), но это интеграция особого рода, какой до последней четверти ХХ века не знала история.

Сами по себе интеграционные процессы в истории человечества известны давно: политическая интеграция (например, империя Александра Македонского в I в. до н.э.), экономическая (например, Ганзейский союз в 11-17 вв.), социокультурная (например, духовное объединение Западной Европы под властью римского папы в 11-14 вв.). Однако эти процессы или вообще не были взаимосвязаны, либо протекали независимо друг от друга, не вовлекали в свой поток все слои населения и не имели планетарного характера. Ввиду слабого развития средств коммуникаций (транспорта и связи) интеграционные процессы наталкивались на многочисленные препятствия разного характера (протекционистские тарифы в торговле; идеологические предубеждения и др.) Для интеграционных процессов того времени было характерно наличие организатора, инспирировавшего эти процессы из вне (завоеватель, купец, пророк и т. п.). Причем эти процессы протекали в большем или меньшем соответствии с планом, намеченным их организатором, т. е. упорядоченно, а не хаотически.

В отличие от интеграционных процессов прошлого, глобализация сегодня характеризует такой интеграционный процесс, который в полном объеме протекает по следующим основным номинациям и характеризуется рядом признаков.

Номинации:

  1. интеграция социальных институтов (учреждений, организаций) и их деятельность;
  2. знания, необходимые для деятельности социальных институтов, а также идеалы (ценностные ориентиры), определяющие мотивы этой деятельности;
  3. нормы поведения, диктуемые идеалами и ценностями, создаваемых деятельностью этих институтов.

Признаки:

  1. многоаспектность, т.е. тенденция к интеграции по всем трем ведущим сферам (каналам) социальной жизни — сочетание экономической, политической и социокультурной интеграции;
  2. массовость (демократичность), т.е. вовлечение в интеграционный процесс и тенденция к активному участию в этом процессе всех социальных слоев и групп;
  3. планетарность, т.е. тенденция к распространению интеграционных процессов на весь земной шар (интеграция без границ);
  4. спонтанность (самопроизвольность, самоорганизации), т.е. отсутствие у интеграционных процессов внешнего источника в виде специального организатора;

хаотичность (неупорядоченность) интеграционных процессов, т.е. наличие в интеграционном процессе случайных флуктуаций.

Наиболее ярким проявлением интеграционных процессов со всеми указанными признаками является образование международных организаций различного типа (свыше 40 тысяч транснациональных корпораций, около 20 тысяч неправительственных международных организаций, различные межправительственные международные организации и т.д.). Интеграционные процессы на институциональном уровне сопровождаются аналогичными процессами и на уровне знаний, идеалов и ценностей. В мире ежегодно проводится более четырех тысяч международных симпозиумов и научно-практических конференций по экономическим, социальным и политическим проблемам. Значительно возросло число туристов, ежегодно посещающих самые отдаленные уголки нашей планеты.

Возникает вопрос: каковы же общие закономерности указанных интеграционных процессов? Существует ли какой-нибудь общий механизм объединения, например, различных социальных институтов?

Исследование этого вопроса показывает, что интеграция разных социальных институтов происходит на основе обмена между ними веществом, энергией и информацией. Когда количественный рост такого обмена достигает критического значения, происходит качественный скачок, своеобразный взрыв, что приводит к возникновению новой структуры, осуществляющей синтез исходных структур.

Если в качестве интегрируемых социальных институтов взять, например, моноэтнические государства, то почва для их интеграции в общем случае может быть подготовлена методом обмена товарами, услугами, капиталами (взаимные инвестиции и т.п.), рабочей силой, знаниями, проектами, идеалами, специальными учреждениями, бытовыми стереотипами (включая языковые формы общения) и т.д. и т.п. Таким образом, для успешной интеграции социальных структур необходимо выполнение двух главных условий.

Во-первых, это устранение определенных ограничений деятельности, содействующей обмену, что, в свою очередь, предполагает введение ряда дополнительных ограничений на деятельность, препятствующую обмену. К примеру, совокупность таких норм в сфере экономической глобализации получила название «кодекс золотого корсета» (Вашингтон, 1989). Согласно этому кодексу, любое государство, «надевающее на себя этот корсет», обязано выполнять определенные обязательства. В частности, отменить ограничения на иностранные инвестиции, отказаться от квот на импортную продукцию, разрешить приватизацию государственных предприятий, отказаться от регуляции цен и регуляции движения капиталов и т.п. В то же время сократить государственный аппарат, не допускать нарушения сбалансированности бюджета, отказаться от субсидий отдельных предприятиям, не допускать чрезмерного роста инфляции и т.д.

Следовательно, первое необходимое условие для свободного обмена состоит в гибком сочетании снятия одних экономических, политических или социокультурных барьеров на пути деятельности, способствующей обмену и интеграции, и сооружения других экономических, политических или социокультурных препятствий и ограничений для деятельности, препятствующих обмену и интеграции. Такое двойственное условие можно было бы назвать принципом либерально — регламентационного баланса.

Второе необходимое условие для свободного обмена заключается в развитии средств коммуникации. Здесь надо различать развитие транспортных средств и средств технической связи, с одной стороны, и развитие специфических социальных связей (связей с общественностью — Public Relations), с другой. Применение современных новейших технологий, внедрение, например, волоконной оптики, спутниковой связи, малогабаритного телевидения на жидких кристаллах открывает совершенно новые возможности для расширения контактов между людьми и преодоления информационных барьеров. Но для обеспечения глобальной интеграции социальных структур как на институциональном, так и на идеологическом уровнях требуется определенная ступень зрелости в информатизации общества, которую условно можно назвать четвертой информационной революцией.

Первая информационная революция связана с изобретением письменности; вторая — с изобретением книгопечатания; третья — с изобретением телекоммуникаций (телеграфа, телефона, радио и телевидения); четвертая информационная революция ознаменовалась появлением компьютерной системы Интернет (последняя четверть ХХ в.), в которой различают следующие этапы: 70-годы — электронная почта и персональные компьютеры (1972-197б), 80-годы — национальная система Интернет (1983-1986), 90-годы — международная система Интернет (1994-1995)1.

Большинство исследователей сходится в том, что в целом глобализация имеет двойственный, противоречивый характер. Наряду с явно выраженными позитивными имеются и негативные последствия, которые требуют детального анализа. В то же время большинство исследователей склоняется к тому, что позитивные последствия глобализации намного перевешивают ее негативные последствия. Кроме того этот процесс, как уже отмечалось, протекает спонтанно и поэтому в существенных чертах не зависит от наших положительных или отрицательных оценок.

Важным позитивным результатом глобализации является систематическая фундаментальная модернизация, характеризующаяся переходом к более высоким технологиям, наукоемким формам деятельности. С этим связана эффективность всех форм человеческой деятельности, оптимизация разделения труда и значительный рост его производительности. Что в равной степени может быть отнесено к производству; формированию мирового рынка товаров, услуг, денег и ценных бумаг и потреблению; управлению всеми ветвями власти; к различным формам гуманитарной деятельности, ответственной за формирование человеческой личности. Благодаря, по выражению американского журналиста и социолога Томаса Фридмана2, четырем характерным для глобализации «демократизациям» (демократизации технологии, финансов, информации и принятия управленческих решений) внезапный массовый приход в страну через Интернет «электронного стада», т.е. иностранных инвесторов, может вызвать такой приток инвестиций и талантливых кадров, который способен в кратчайший срок вызвать «экономическое чудо», т.е. бурный экономический расцвет страны, находившейся ранее в состоянии глубокой общей отсталости.

1 Василенко Л.А., Рыбакова И.Н. Курс лекций. РАГС. 2007г.

2 Фридман Т. Плоский мир. АСТ. 2005г.

Вторым положительным последствием глобализации является рост доходов и жизненного уровня многих социальных слоев, выражающийся в росте среднего валового внутреннего продукта на душу населения.

Третьим положительным последствием глобализации является появление необычайно широких возможностей для творческой активности (огромного разнообразия новых способов самовыражения и самоутверждения) во всех сферах человеческой деятельности благодаря тем же четырем «демократизациям», о которых говорилось выше.

К числу негативных последствий глобализации следует отнести, прежде всего, неравномерность роста материального благосостояния разных социальных слоев и значительное увеличение имущественного неравенства. Далее следует отметить полный приоритет рыночных ценностей перед всеми другими и, как следствие, коммерсализацию всех сторон социальной жизни и связанную с нею невостребованность многих ценностей, созданных новой творческой активностью. Критики глобализации обращают особое внимание на рост негативного обмена между социальными структурами в виде потоков наркотиков, проституции, тоталитарных сект, терроризма и т.п.

Но наибольшую тревогу вызывают такие негативные моменты, как:

1) тенденция к унификации (единый стандарт) социальной жизни, предусматривающей ликвидацию самобытности, национальной идентичности;

2) неустойчивость глобальных финансовых рынков, грозящей внезапным обвалом рынка ценных бумаг и уход инвесторов из страны.

Эти и другие негативные тенденции требуют глубокого дополнительного изучения и выработки конкретных рекомендаций.

Таким образом, глобализация является таким всемирно историческим процессом, который стоит гораздо выше всяких локальных интересов. Это вполне естественно, так как глобализация, как было изложено выше, есть не что иное, как движение к некому глобальному аттрактору.

Последнее десятилетие, проходящее под знаком глобализации, еще более обострило проблемы конкурентоспособности экономик на мировом уровне. По оценке Международного экономического форума Россия потеряла девять позиций и опустилась на 62-ое место в рейтинге конкурентоспособности экономик мира на 2006-2007 годы.

Усиление конкурентной борьбы на мировом рынке и выдвижение на первый план проблемы конкурентоспособности в 80-е годы прямо и косвенно сопряжены с объективными сдвигами в производстве на современном этапе научно-технической революции.

В зарубежной литературе понятие отдельных элементов конкурентоспособности имеет различные толкования, по-разному анализируется, частности, в зависимости от того, к какому экономическому объекту оно применяется. Критерии, характеристики и факторы динамики конкурентоспособности на уровне предприятия, отрасли, национального хозяйства, отдельного региона, несомненно имеют свою специфику.

Проще всего понятие конкурентоспособности поддается осмыслению на уровне предприятия. Обычно конкурентоспособным считается такое предприятие, которое, осуществляя свою деятельность в условиях открытых рынков, способно длительное время оставаться прибыльным, а его продукция или услуги конкурентоспособными.

Понятие конкурентоспособности на макроуровне отражает благоприятные позиции национальной экономики в системе международных отношений, главным образом в сфере международной торговли, и одновременно ее способность укреплять эти позиции. Это главный, но не единственный аспект понятия конкурентоспособности национального хозяйства. Зарубежные исследователи настаивают на том, что страну можно квалифицировать как конкурентоспособную, если она к тому же может наращивать темпы экономического роста, увеличивать занятость, реальные доходы граждан.

Таким образом, конкурентоспособность национальной экономики – сложное, многоаспектное понятие и не имеет общепризнанного универсального определения.

Под конкурентоспособностью национальной экономики (КНЭ) понимается концентрированное выражение экономических, научно-технических, производственных, организационно-управленческих, маркетинговых и иных возможностей, реализуемых в товарах и услугах, успешно противостоящих конкурирующим с ними зарубежным товарам и услугам как на внутреннем, так и на внешних рынках. Но это лишь одна, притом наиболее видимая сторона понятия .

КНЭ – это и конкурентоспособность системы государственного и общественного устройства страны, и политико-правового обеспечения, управления и регулирования всех сторон жизни общества; это и способность государства обеспечить устойчивое, динамичное развитие национальной экономики, а соответственно и материальное благосостояние членов общества, не уступающее мировым стандартам. Иначе говоря, чтобы достичь состояния КНЭ, необходимо создать конкурентоспособное общество.

Именно в этом направлении Россия в последние годы принимает действенные меры по созданию и обеспечению конкурентоспособности основных отраслей (авиационная техника, космическая техника, энергетика, ВПК, нефтегазовый комплекс, атомная промышленность, отдельные области информационных технологий и др.), в развитии науки, современных новейших технологий, профессионального образования, институтов гражданского общества и т.д.

Мировой опыт последних десятилетий показывает, что КНЭ и ее составных частей – величина весьма нестабильная. Поддержание требуемого уровня конкурентоспособности требует продуманных целенаправленных действий стратегического характера, в которых особенно велика роль государства. Стратегическое направление его деятельности (равно как и непосредственных производителей) – создание конкурентных преимуществ над странами-соперницами, экономиками-соперницами.

Проблемой оценки конкурентоспособности национальной экономики западных стран занимаются многие научно-исследовательские организации — как региональные (например, женевский «Европейский форум по проблемам управления»), так и международные (например, Международный институт менеджмента и развития в Лозанне, Всемирный экономический форум со штаб-квартирой в Женеве). При этом понятие «конкурентоспособность» определяется ими в целом как «реальная и потенциальная возможность фирм в существующих для них условиях проектировать, изготавливать и сбывать товары, которые по ценовым и неценовым характеристикам более привлекательны для потребителей, чем товары их конкурентов». Для определения конкурентоспособности используются более 300 показателей и свыше 100 оценок международных экспертов-экономистов.

Данные анализа группируются, как правило, в 10 факторов, а именно:

  1. Динамизм экономики (темпы экономического развития, положение национальной валюты, уровень промышленного производства, объем производства важнейших товаров в расчете на душу населения и др.).
  2. Эффективность промышленного производства (прямые и косвенные затраты на оплату рабочей силы, включая расходы, связанные с материальным стимулированием, текучесть кадров, прогулы).
  3. Динамизм рынка (объемы потребительских расходов на душу населения, неценовые показатели, послепродажное обслуживание, уровень качества, дизайн).
  4. Развитие финансовой системы (состояние финансовой системы страны, деятельность коммерческих банков, рынок ценных бумаг).
  5. Людские ресурсы (темпы роста населения, рабочей силы, уровень безработицы, квалификационный уровень трудовых ресурсов и др.).
  6. Роль государства (доля государственного сектора в национальном доходе страны, содержание экономической политики, уровень налогообложения).
  7. Ресурсы и инфраструктура.
  8. Готовность стимулирования торговой деятельности.
  9. Политика страны в отношении нововведений (положение с НИОКР, готовность к реализации новых идей, освоению новых изделий и производственных процессов).
  10. Социально-политическая обстановка (величина национального дохода и его распределение, трудовые отношения в промышленности и др.).

В современных условиях становиться все более сложным добиваться и наращивать в какой-либо отрасли конкурентные преимущества. Свободное перемещение капитала, технологий, рабочей силы ведет к выравниванию условий конкуренции, обостряет борьбу за рынки. Чтобы иметь конкурентные преимущества, необходимо использовать комплекс условий и факторов по всему периметру соперничества на внешних рынках. «Наиболее важные источники национального преимущества приходится активно изыскивать и использовать в отличие от факторных издержек, которые достигаются просто самим ведением деятельности в данной стране»1, — пишет американский экономист Майкл Портер.

На основе анализа обширных статистических материалов отраслей промышленности восьми промышленно развитых стран он выявил наиболее важные причины успехов и неудач в конкурентной борьбе фирм этих стран. Им предложена оригинальная концепция конкурентного преимущества страны. Основу этой концепции составляет идея так называемого «национального ромба» (рис.1), раскрывающего четыре свойства (детерминанта) страны, формирующих конкурентную среду, в которой действуют фирмы этой страны. «Национальный ромб» характеризует систему детерминантов конкурентного преимущества, компоненты которой (как и в любой системе), находясь во взаимодействии, создают эффект эмерджентности (целостности), то есть усиливают или ослабляют потенциальный уровень конкурентного преимущества фирм этой страны. При этом автор выделяется следующие слагаемые «национального ромба»:

– постоянное внедрение новшеств, новых технологий, методов, новых способов обучения кадров, организации производства; приоритетное значение приобретает ресурс знаний, высокоразвитая инфраструктура (связь, информация, транспортные средства);

– разработка эффективной стратегии фирм; создание прогрессивной фирменной структуры; конкурентное соперничество производителей и поставщиков внутри страны;

– поддержка и развитие отраслей и производств, поставляющих экспортерам комплектующие, полуфабрикаты, сырье, топливо, обеспечивающих их оперативной информацией;

– активное воздействие на параметры спроса, его объем, динамику, структуру, дифференциацию. Развитый спрос внутреннего рынка – важная предпосылка успешного выхода на внешний рынок.

Формирование, развитие и поддержание конкурентных преимуществ России во многом зависит от руководства страны, исполнительной и законодательной ветвей власти как на федеральном, так и на региональном уровнях, руководителей конкретных предприятий и институтов.

1 Портер М. Международная конкуренция. — М.: Международные отношения, 1993

Раздел III. Роль государства в становлении конкуренции как конструктивного механизма самоорганизации

В ежегодных посланиях Президента В.В.Путина Федеральному Собранию РФ особо подчеркивается, что для того, чтобы обеспечить выход России на ведущие позиции в условиях глобальной конкуренции «… мы должны расти быстрее, чем остальной мир. Должны опережать другие страны и в темпах роста, и в качестве товаров и услуг, и в уровне образования, науки, культуры. Это — вопрос нашего экономического выживания. Вопрос достойного места России в изменившихся международных условиях», а потеря конкурентоспособности стала едва ли не главной угрозой для России в наступившем XXI веке.

Сегодня Россия действует в иной системе внешнеполитических координат, нежели это было 10-15 лет назад. Во-первых, серьезные изменения происходят в системе международных отношений. Во-вторых, с укреплением российского государства в последние годы повысился уровень национальной безопасности страны. Вместе с тем Россия сталкивается сегодня с новыми угрозами, вызовами и рисками, ее геостратегическое положение остается довольно сложным. Происходит деградация управляемости в международных делах, идет демонтаж всей договорной системы, созданной за многие десятилетия. До сих пор дискутируется вопрос, каков сегодня мир: однополярный или многополярный. И хотя сегодня США пока обладают неоспоримым превосходством перед другими государствами, в то же время в последние годы ускорилось движение к многополярности (полицентричности). Подтверждением этому является мощный потенциал и конкурентные преимущества России, позволяющие ей в ближайшие годы войти в первую половину или даже в треть рейтинга конкурентоспособности по отдельным показателям.

Вместе с тем, реалии наших дней таковы, что развиваться, жить и творить приходиться в условиях нарастающей глобализации многих процессов. Академик РАН Львов Д.С. в статье «Глобализация – масштабные противоречия общественного развития» подчеркивает, что не случайно сегодня, в начале XXI века, человечество продолжает искать секрет построения нового общества, свободного от пороков нынешней глобализации. Из всего этого мы должны сделать для себя соответствующие выводы, и очень аккуратно и взвешено подходить к проблемам интеграции нашей страны в мировой рынок, вступления в ВТО. Это отнюдь не означает призыва к изоляции. Речь о другом – о необходимости выработки национальной экономической политики, которая позволила бы России в наибольшей мере извлечь пользу из эффективного вписывания нашей страны в мировую экономику на основе ее особенностей и определяющих преимуществ. По существу, речь должна идти о формировании новой модели социально-экономического развития. Главное, ради чего должны проводиться масштабные реформы, – это человек, его нужды и чаяния, его внутренний мир, социальная стабильность общества, где каждый чувствует себя в своей стране, как у себя дома. Далее автор выдвигает мысль о том, что, к сожалению, большинство из нас привыкло считать государство чем-то высшим, стоящим над обществом. При этом важно четко осознать, что в современных условиях государство – лишь один из институтов общества – важнейшая политическая организация общества – высший институт общества. И все мы, каждый гражданин и общество в целом отвечаем за деятельность государства.1

1 Львов Д.С. Глобализация – масштабное противоречие общественного развития / Россия в глобализирующемся мире: стратегия конкурентоспособности. – М., 2005г.

Современная Россия переживает процесс трансформации государственности, который сопровождается формированием новых подходов. Очевидно, что система государственного управления нуждается в обновлении, оптимизации за счет инновационной деятельности. И здесь необходим структурный прорыв, определение приоритетов, конкретных целей и задач, осознание будущего страны. Видение будущего имеет несколько векторов. Одним из них является стратегический прогноз, оценка возможностей страны, выявление опасностей и рисков и т.д. (см. таб.1).

По существу речь идет о создании условий, обеспечивающих России геополитическую, геоэкономическую, геокультурную независимость. В этом стратегическом плане велика роль проводимой социальной и экономической политики государства, обеспечивающей формирование зрелого гражданского общества и повышение конкурентоспособности страны. Можно сказать, что конкурентоспособность страны в этом случае является главным индикатором самоорганизации каждой личности и общества в целом. А человеческий потенциал является важнейшим фактором, обеспечивающим конкурентоспособность.

В условиях глобализации уровень человеческого развития и качество человеческого потенциала становятся определяющими конкурентные преимущества страны в мировой экономической и общественно-политической системе.

Основные показатели прогноза

социально-экономического развития России.

2000 2001 2002 2003 2004 2005 2008
Инфляция (прирост), в % к декабрю пред. года 20,2 18,6 15,1 10-12 8-10 6-8 5-7
ВВП прирост, в % к пред. году 9,0 5,0 4,3 3,5-4,4 4,2-5,5 4,5-5,7 4,5-5,5
Структура производства ВВП, %:
производство товаров 40,2 38,3 36,5 36,2 35,9 35,5 34,6
производство услуг 49,2 51,0 54,0 54,6 55,1 55,8 56,9
Продукция промышленности, прирост в % к пред. году 11,9 4,9 3,7 3,2-4.1 3,8-5.3 4,0-5.5 4,5-5,5
Структура промышленного производства, % :
доля добывающих отраслей 50.4 49.7 50.1 49.8 49.4 48.8 46,5
доля обрабатывающих отраслей 49.6 50.3 49.9 50.2 50.6 51.2 53,5
Продукция сельского хозяйства, прирост в % к пред. году 7,7 7,5 1,7 3,0 3,5-4.0 3,5-4.0 3,5-4.0
Инвестиции в основной капитал, прирост в % к пред. году 17,4 8,7 2,6 6,0-7.5 7,0-9.0 7,5-9.0 6,5-8,0
Иностранные инвестиции (прямые), млрд. долл. США 4,4 4,0 4,0 5,0-6.5 6,0-7.8 7,5-8.5 9-11
Экспорт товаров, млрд. долл. США 105,0 101,6 106,1 101-109 103-116 106-122 112-136
Структура экспорта, %:
сырье и материалы 91.4 89.8 90.7 89.1 88.5 88 86
машинотехническая продукция 8.6 10.2 9.3 10.9 11.5 12 14
Импорт товаров, млрд. долл. США 44,9 53,8 60,3 65-67 70-72 75-78 88-95
Уровень безработицы, в % к эк. активному насел. (среднегодовой):
общей 10,5 9,0 7,6 8,2-8,0 8,1-8,0 7,8-7,7 7,1-7,2
официально зарегистрированной 1,5 1,5 1,7 2,0 2,1 2,1 2,0
Реальные располагаемые доходы населения, в % к пред. году 111,9 108,5 108,8 105,7-107 106,2-107,2 106,4-107,4 106-107
Расходы федерального бюджета, в % от ВВП 14,1 14,6 15,6 15,2 14,0 13,9 13,5
Расходы консолидированного бюджета, в % от ВВП 25,8 25,8 28,1 26,5 24,8 23,2 22,5

На первый план выходят задачи интеллектуального развития, расширения личностного самосовершенствования, сохранения здоровья, обеспечения экологической безопасности, практически для всех социальных групп. Постиндустриальное общество, в направлении которого движется Россия, – это не только информационные и телекоммукационные технологии, но и становление принципиально новых областей науки и производства (в частности, био- и нанотехнологии). Инновационная реструктуризация отечественной экономики предполагает переход от развития, базирующегося на использовании природных ресурсов, к динамике, основанной на эксплуатации человеческого знания, наукоемких технологий и производств, новых фундаментальных открытиях. В этом случае на главную роль базового фактора развития экономики выдвигается образование и самообразование, включая все обучающие системы, обеспечивающие получение профессиональных знаний практически в течение всей жизни (подготовка, переподготовка, повышение квалификации). Только такой подход может обеспечивать и поддерживать профессионализм и конкурентоспособность специалиста.

По оценкам Всемирного банка, полученным на основе анализа состояния экономики 192 стран, на долю физического капитала (накопленные материально-вещественные фонды) приходится в среднем 16% общего богатства; на долю природного капитала – 20%, а на долю человеческого капитала – 64%; в России доля человеческого капитала составляет около 15%, тогда как в Германии, Японии, Швеции – она достигает до 80%. Из этого можно сделать вывод, что цель развития человеческого капитала заключается не только и не столько в том, чтобы увеличить производство и потребление, а в том, чтобы создать для каждого человека возможность выбора, позволяющего в полной мере использовать свой потенциал в любой сфере деятельности (здравоохранение, образование, экономика, общественная деятельность и т.д.), в реализации своих творческих способностей – саморазвития и самоорганизации; жить долго без болезней, иметь широкий доступ к знаниям. В конечном счете, развитие – это вопрос свободы.

Целесообразно остановиться на главных болевых точках качества человеческого потенциала России, т.е. проанализировать его в контексте социальных угроз и рисков, обратив внимание, прежде всего, на здоровье российского населения в трех ипостасях: физическое, психическое и социальное.

Негативные процессы в области здравоохранения в последнее пятнадцатилетие в значительной мере явилось следствием социально-экономических реформ, которые осуществлялись без использования в таких случаях социальных амортизаторов. Именно шоковая стратегия, приведшая к слому динамического стереотипа, по мнению медиков, стала главной причиной чрезвычайного ухудшения здоровья, высокой смертности населения, особенно в трудоспособном возрасте. Об этом свидетельствует рост заболеваемости, резкое падение здоровья детей и подрастающего поколения. Растет обращаемость населения по поводу психических (до 40% призывников), инфекционных заболеваний, алкоголизма. Ежегодно количество инвалидов увеличивается на 1 млн. человек. Сегодня их более 10 млн., а по прогнозам Министерства здравоохранения и социального развития России в 2015 г. их будет около 22 млн., т.е. более 15% населения. Кроме того, насчитывается более 600 тыс. детей-инвалидов, численность которых, за последнее 10-летие, возросла в 4,6 раза. Проблемы состояния здоровья перемещаются с групп престарелых в группы детей и молодежи. По существу, общество все глубже втягивается в некую социальную «воронку» нездоровья.

Чтобы вырваться из нее, необходимо время жизни не одного поколения.

Второй круг социальных рисков связан с интеллектуальным потенциалом населения, уровнем его образования и профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации, что определяет социокультурное развитие общества. Можно сказать – образование выступает как основа саморазвития личности.

Общепризнанно, что российский генофонд всегда отмечался высоким интеллектом. К сожалению, в постсоветский период и в этой сфере возникли негативные процессы: сокращается численность занятых научно-исследовательскими работами; «утечка умов», внутренняя миграция из сферы науки почти в 10 раз превышает внешнюю; снижение качества обучения и уровня общего образования; платность и дифференцированность обучения в школах приводит к потере социальной толерантности и т.д. Исследования показали, что лучших материальных и статусных позиций за время реформ достигли специалисты, кто ранее получил высшее образование. Это обстоятельство послужило фактором смены приоритетов потребителей образовательных услуг – возросла востребованность полноценного высшего образования, обеспечивающая продвижение будущему специалисту карьерный рост.

Не менее остро встают проблемы кризиса социальных ценностей, падения нравов и моральных принципов на базе отсутствия правопорядка и нарушения законности. Все большее распространение получает индивидуальный прагматизм, снижение доверия к властным структурам, ориентация на личную выгоду в разрешении конфликтов и межличностном общении. У молодежи формируется культ насилия, жесткости, агрессии как инструментальной ценности, которая притупляет чувство сострадания и отупляет личность. Это неизбежно сказывается на состоянии населения, внутрисемейных отношениях – как на самоорганизующейся ячейке общества. Особая роль в нравственном оздоровлении нации принадлежит семье, школе, церкви, гражданскому обществу в целом.

Анализируя качество человеческого потенциала, а также влияющих на него факторов, можно формировать контуры эффективных социальных программ, нацеленных на радикальный перелом негативных тенденций. В Конституции РФ (ст.7) провозглашено, что Российская Федерация является социальным государством, политика которого должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В связи с этим сегодня разработаны и реализуются утвержденные Правительством РФ федеральные целевые программы в области здравоохранения, образования, строительства жилья и сельского хозяйства. Важно, что все программы, в которых содержатся конкретные меры для разрешения тех или иных социально-экономических проблем, должны финансируются как из федерального бюджета, так и из бюджетов субъектов РФ, т.е. на конкретных территориальных единицах субъекта.

Здесь важно подчеркнуть, что каждый субъект РФ должен иметь четкую и ясную картину сложившейся ситуации, знать масштабы проблемы, определять при этом приоритеты.

Поэтому, рассматривая стратегии социального развития страны, необходимо в качестве главного критерия всех решений федеральных и региональных властей использовать так называемый государственный социальный стандарт, включающий в себя характеристики состояния населения, каждого гражданина, качество его жизни, т.е. учитывать человеческий потенциал.

Как было сказано выше, обеспечение конкурентоспособности во многом определяется кадровым обеспечением. Государственная кадровая политика необходима для развития рыночной экономики, экономического прорыва России на базе инновационных идей и новых технологий. Фундаментом этого является человек, интеллектуальный кадровый потенциал общества.

Естественно, человек, у которого есть знания, человек, который может участвовать в той или иной степени (кто-то больше, кто-то меньше) в принятии решений по демократическим процедурам обладает и большей свободой, широтой выбора и чувством собственного достоинства. В связи с этим и социальная технология, и технология власти, и технология самоорганизации личности и общества становятся все более сложными, все более изощренными. От принуждения общество постепенно переходит к технологиям убеждения, от подавления – к сотрудничеству, от иерархии к сетям горизонтальных связей.

Заместитель Руководителя Администрации Президента РФ В.Сурков, выступая перед слушателями Центра партийной учебы и подготовки кадров «Единая Россия», особо отметил, «что проблема нашего поколения состоит в том, что мы живем между наследством и авансом, что свой вклад мы пока всерьез не внесли. Мы только переходим от политики стабилизации к политике развития. Нет ни одного крупного экономического или социального достижения, которое совершило бы наше с вами поколение…. Если мы хотим, чтобы наше общество было устроено демократически, чтобы оно обладало суверенитетом, и было действующим лицом в мировой политике, нам нужно развивать нашу демократию. И здесь основные направления видятся в укреплении, конечно же, структур гражданского общества. К ним я бы отнес, прежде всего, политические партии как инструмент гражданского общества, как инструмент участия общества в политической жизни и во власти; саморегулируемые и некоммерческие организации самого разного типа; местное самоуправление, которое скорее можно считать институтом гражданского общества и самоорганизации граждан»1.

В целях развития институтов гражданского общества, оказания действенной помощи в создании необходимых условий для самоорганизации и самовыражения, поддержки инициатив каждой личности, каждого коллектива была организована Общественная палата Российской Федерации. Она должна занять активную позицию, стать главным связующим звеном в этом процессе, использовать накопленный опыт многих институтов гражданского общества, общественных организаций прошлых лет, а также различные формы и методы взаимодействия с ними.

1 Российская газета от 7 февраля 2007 г.

Гражданское общество в широком смысле представляет собой совокупность общественных институтов, непосредственно не включенных в структуры государства и позволяющих гражданам, их объединениям самоорганизовываться и реализовывать свои интересы и инициативы. Оно охватывает не только институты, но и взаимоотношения складывающиеся как внутри самой организации, так и выстраиваемые под внешними воздействиями и, прежде всего, семейными. В тоже время современное зрелое гражданское общество – это общество свободной самоорганизации. Профессиональные союзы, политические партии и организации, корпоративные структуры, общественные объединения (в различных организационно-правовых формах), органы местного самоуправления, культурные и иные сообщества, из которых общество и состоит, открыты для тех, кто осознанно стремится к объединению на основе общих интересов. Институты гражданского общества позволяют гражданам совместно вырабатывать цели и достигать их, соединяя собственные усилия, вступая в диалог с другими общественными структурами, бизнесом и властными структурами, отстаивая свои принципы и интересы. Стремление этих институтов и конкретных организаций – создать условия для самоорганизации и самореализации, в отличие от так называемых общественных институтов, через которые удовлетворяется, в основном, потребность в доходе, удовлетворении своих материальных благах.

Эффективная самоорганизация граждан, общественных и других некоммерческих организаций, где их интересы очень разнообразны, особенно их взаимодействие с государственными структурами во многом будет зависеть от создания правового поля, гарантированных Конституцией Российской Федерации. Конституция РФ предусматривает широкие гарантии и права гражданину: право на жизнь; личную неприкосновенность; защиту чести и доброго имени; образование и творчество; свободу совести и вероисповедания; право на объединение и участие в управлении делами государства; право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены; право частной собственности, предпринимательской и иной, не запрещенной законом, экономической деятельности; право на социальное обеспечение, жилище, охрану здоровья и медицинскую помощь и другие гарантии.

Как было сказано выше, не менее значимой является решение задачи по созданию механизмов участия институтов гражданского общества: в обсуждении законопроектов и социально значимых решений органов власти всех ветвей и уровней; расширение возможности институтов гражданского общества выступать с законодательной инициативой и вносить поправки в ранее принятые законы и нормативные правовые документы органов исполнительной власти; вносить конкретный вклад в разработку и продвижение государственных социальных стандартов в практику. Данные коммуникативные функции должны выполнять независимые организационные структуры. Бесспорно, что эти и многие другие вопросы должны стать центром внимания не только Общественной палаты, но и законодательной и исполнительной ветвей власти.

Единые социальные гарантии как конституционные обязательства государства, реализация которых возможна лишь при условии законодательного закрепления конкретных нормативов и норм для обеспечения достойной жизни человека во многих странах определяются и оформляются в едином нормативном документе – государственном социальном стандарте. Роль этих стандартов возрастает и в России. Они становятся регуляторами, без которых нельзя обеспечить единый подход государства и субъектов РФ к социальной защите населения.

На основе этих стандартов должны формироваться расходы бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации, нормативы финансовых затрат на оказание государственных социальных услуг. На этой же базе строятся единые методологические принципы расчета минимальной бюджетной обеспеченности, т.е. минимально допустимой стоимости государственных (муниципальных) услуг в денежном выражении, предоставляемых государственными (муниципальными) органами в расчете на душу населения за счет средств соответствующих бюджетов. Этими стандартами государство призвано регламентировать количественные и качественные характеристики удовлетворения важнейших потребностей человека, доступность которых гарантируется бесплатностью (или преемлемойплатой) за счет средств соответствующих бюджетов и внебюджетных социальных фондов. Необходимо законодательно определить это понятие, как и исчерпывающий перечень социальных стандартов, и содержание каждого из них.

Таким образом, государственный социальный стандарт – это законодательно установленный на определенный период времени и единый на всей территории России уровень государственных гарантий социальной защиты населения. Он выражается в социальных нормативах и нормах предоставления общедоступных и безвозмездных социальных услуг и обеспечивает уровень доходов, позволяющий реализовать конституционное право каждого на достойную жизнь. Это значит, что государственный социальный стандарт образует определенную систему. При этом важно добиваться равенства реализации конституционных прав граждан на территории России через баланс социальной составляющей принципов федерализма и местного самоуправления. Внедрение системы таких стандартов позволяет преодолевать «отраслевой» подход к социальной сфере. Различные институты социальной защиты нельзя реформировать, а тем более развивать, изолировано. Социальные стандарты должны устанавливаться федеральным законом не менее чем на 5 лет и определять долгосрочные направления социального развития и защиты населения. На основе стандартов определяются нормативы бюджетного финансирования социальных нужд: по видам услуг, по типам и видам учреждений социальной сферы.

Одна из проблем в установлении государственных социальных стандартов – их территориальная дифференциация. Обеспечение социальных стандартов и равной конституционной социальной защиты человека нельзя связывать с экономическими возможностями регионов для решения своих социальных проблем.

Институты власти должны стремиться к социальной справедливости на основе разработки и внедрения социальных стандартов как механизма реализации конституционных социальных гарантий: правовое регулирование должно охватить и социально-экономическую, и духовную сферы жизнедеятельности людей. Цель введения государственных социальных стандартов – они должны стать механизмом политики государства, обеспечивающей социальную защищенность населения.

Сегодня наиболее актуальной является решение задачи по приведению социального законодательства, уровня обеспечения социальных гарантий и правоприменительной практики Российской Федерации в соответствие с международными обязательствами и социальными стандартами. Так например, Всеобщая декларация прав человека содержит примерный перечень таких прав, а конкретные обязательства государств основаны на стандартах, вытекающих из этой декларации пактов: Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и Международного пакта о гражданских и политических правах, принятых Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 г., а также Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Европейской социальной хартии. Все названные стандарты – конкретные международно-правовые ориентиры для России, они неразрывно связаны друг с другом (при этом каждый стандарт имеет самостоятельное значение).

Такая ситуация сложилась не случайно. Она явилась следствием радикальных перемен в социально-экономической структуре нашего общества. Основная масса населения оказалась не готовой к осознанию характера этих перемен и, соответственно, к адекватной реакции на них. Большая часть населения оказалась не субъектом, а объектом системных преобразований, лишившись элементарных социальных гарантий, таких как бесплатное образование, медицинское обслуживание, жилье, достойное пенсионное обеспечение и т.д. В результате произошло расслоение общества на богатых и бедных, причем этот разрыв сегодня не сокращается, а возрастает. Растет число безработных, граждан, находящихся на грани или за чертой бедности. По оценкам экспертов, так называемый «норматив неравенства» в разных странах различен. Так, в США этот разрыв составляет около 12%, в ряде европейских стран – 6 – 8%, в Финляндии – около 1%, а в России – около 70%. По существу, такое положение стало возможным в результате непродуманной реструктуризации экономики, неподготовленности органов управления всех уровней и общества к переходу к рыночным формам хозяйствования.

Создавшееся положение, вынудило многих граждан страны проходить так называемую «переквалификацию», как правило, не за государственный счет, а за свои средства. Инженеры, конструкторы, учителя врачи, научные работники, выпускники вузов и многие другие в недалеком прошлом высококвалифицированные специалисты сегодня в поисках заработка осваивают новые для себя профессии, в основном, в сфере услуг с утратой своей ранее полученной квалификации. Отсутствие рабочих мест, создание нормальных условий труда, достойная труду оплата, коррупция, нерешенность многих социальных вопросов – все это не может не сказаться на нравственной составляющей общества.

В этой связи наиболее важными и интересными представляются не взаимоотношения власти с бизнесом, а взаимоотношения власти и бизнеса с обществом, и роль этих двух субъектов государства в решении четко сформулированных (конкретных) и понятных каждому участнику этого процесса экономических и социальных проблем.

Аналогичное положение и с самоорганизацией гражданского общества. Понятие «Я плюс МЫ» не есть самоорганизующаяся система. В современных условиях уровень человеческого развития и качество человеческого потенциала каждого индивидуума становятся главными факторами, обеспечивающими конкурентные преимущества личности, а значит и страны в мировой экономической и общественно-политической системе. Поэтому на первый план в такой системе должен выдвигается Человек, его интеллектуальный потенциал, стремление к постоянному самосовершенствованию и самоорганизации, его здоровье, условия жизни и т.д.

Отсутствие развитого гражданского общества и его эффективных институтов и, соответственно, действенных механизмов государственного и общественного контроля, включая их правовое обеспечение, порождает соблазн коррупции, безответственности, как у власти, так и у бизнеса. Сложившаяся на сегодня система взаимоотношений власти и бизнеса, а точнее государства и крупного бизнеса являются следствием слабости важнейшего звена – гражданского общества. При этом отсутствие надежных институциональных гарантий гражданского общества, привело к росту злоупотреблений властей всех уровней – от низового звена до высших эшелонов государственных структур.

Динамически развивающаяся внешняя среда не дает возможности задерживаться на месте, так как это может привести, в конечном счете, к углублению кризиса во всех сферах общества, к потере конкурентоспособности страны, и как следствие этого, несостоятельности России как великой державы. Поэтому осмысление происходящих процессов, прогнозирование и поиск антикризисных решений должны стать первоочередными направлениями в совместной деятельности органов государственной власти, ученых и специалистов, общественных институтов, всех политических партий, других общественных организаций.

Переход Российской Федерации к рыночной экономике, федеративному государству, политической демократии и гражданскому обществу представляет собой сложнейший комплекс взаимосвязанных задач исторического характера. Столь масштабные изменения сопровождаются общим системным кризисом всей социально-экономической системы, радикальной смены институтов, методов, форм и технологий экономического регулирования и социального управления, преобразованием производственных и трудовых отношений, социальной структуры общества и даже системы социальных ценностей.

В последнее время на российский рынок значительное давление оказывают зарубежные производители. Такое конкурентное давление ведет к снижению роли России на мировом рынке, что ведет к поиску новых стратегий и путей развития конкурентоспособности предприятий, отраслей и страны в целом.

В этой связи приоритетными задачами являются:

– совершенствование системы государственного управления во всех сферах;

– структурные и технологические преобразования, необходимые для повышения темпов роста экономики;

– создание законодательной базы и правового поля, обеспечивающих возможность для развития самоорганизации индивидов, групп, институтов и вовлечение их в конкурентную борьбу;

– совершенствовать работу институтов власти с институтами гражданского общества на основе открытости, активной кооперации при разработке нормативно-правовых актов, разработке общенациональных программ и проектов;

– обеспечение конкурентоспособности России на мировых рынках, которая обеспечивается внедрением новейших научно-технических решений и развитием наукоемких производств, эффективностью инновационных процессов;

– эффективное использование интеллектуальных ресурсов и развитие технологической базы;

– тесное партнерство бизнеса и государства в сфере научно-исследовательской деятельности на основе широкого привлечения внебюджетных ресурсов (но при условии сохранения в государственной собственности стратегических объектов), которое должно ориентироваться на реализацию крупных национальных проектов и создание новых источников роста в сфере высоких технологий и «экономики знаний»;

– создать условия и на деле поддерживать создание и деятельность общественных институтов как базиса самоорганизации, самоуправления и самозащиты граждан;

– создать условия привлекательности России для здоровой эмиграции и вовлечения этого потенциала в научно-технический потенциал, экономику, социальную структуру общества.

Заключение

В данной работе рассмотрены вопросы, раскрывающие конкуренцию как сложное многоплановое социальное явление, развивающееся на основе воздействия многих социально-экономических факторов, с учетом обеспечения устойчивого развития России как великой державы. Дается развернутая характеристика категории конкуренции как ключевой функции рыночных отношений. Эти вопросы раскрыты с учетом историко-экономических и социальных позиций развития России на основе работ ведущих российских и зарубежных исследователей.

В работе подробно изложены теоретические и практические подходы к оценке места и роли конкуренции в системе самоорганизации с синергетических позиций. Большое внимание уделено раскрытию технологий самоорганизации индивидуума, групп, общества в целом и их влияния на процессы формирования здоровой конкуренции. Особое внимание уделено развитию человеческого фактора и его роли в повышении конкурентоспособности российской экономики и институтов гражданского общества, его самоорганизации.

В этой связи в работе рассмотрены тенденции развития российского общества в условиях глобализации мировой экономики, проникновения зарубежных организаций в процессе развития экономической и политической жизни России.

В контексте повышения конкурентоспособности страны, на наш взгляд, названы основные задачи обеспечения выхода России на достойные ее позиции в мировом сообществе.

Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации. М., 1993.

2. Послание Президента Российской Федерации Путина В.В. Федеральному Собранию РФ. Российская газета от 27.04. 2007.

3. Айвазян З., Кириченко В. Антикризисное управление: принятие решений на краю пропасти / Проблемы теории и практики управления. №4. 2000.

4. Аршинов В.И. Гиперцикл / Современная научная картина мира. М. 1997.

5. Баринов В.А. Антикризисное управление. М.: ИД ФБК – ПРЕСС. 2002.

6. Бачинин В.А. Энциклопедия философии и социологии права. М. 2005.

7. Бляхман Л.С. Конкурентоспособность фирмы в глобальной контрактной экономике / Проблемы современной экономики. NЗ-4. 2006.

8. Бранский В.П., Пожарский С.Д. Социальная синергетика и акмеология: теория самоорганизации индивидуума и социума в свете концепции синергетического историзма. 2-е изд., исп. и доп. 2002.

9. Василенко В.И., Василенко Л.А., Рыбакова И.Н. и др. Отчет о НИР по теме «Аутсорсинг как инновационная социальная технология формирования кадров государственной гражданской службы». М., РАГС. 2006.

10. Василенко Л.А., Рыбакова И.Н. Курс лекций. РАГС. 2007.

11. Гельвановский М.И. Философия хозяйства и конкурентоспособ-ности / Экономическая теория на пороге XXI века. Кн.1. Философия хозяйства. Кн.2. Теоретическая экономика. М.: Юристъ. 2002.

12. Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структуризации. 2003.

13. Гурков И.Б. Инновационное развитие и конкурентоспособность. Очерки развития российских предприятий. М.: ТЕИС. 2004.

14. Дойл П.Г. Основы менеджмента: — стратегия и тактика. СПб.: Питер. 1999.

15. Дойчман К. Спираль индустриальных мифологий: социальное конструирование рационально организованного производства. Социологический журнал. №3. 2003.

16. Егоров В.К. Философский реализм. М. 1994.

17. Капустин В.С. Глобализация и синергетический подход. М., 2002; Капустин В.С. Введение в теорию социальной самоорганизации. М., РАГС, 2003.

18. Кастельс М. Становление общества сетевых структур. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева. — М.: Academia, 1999.

19. Карпичев В.С. Курс лекций. РАГС, 2006.

20. Кук Ф. Коррумпированная страна. Социальная мораль современной Америки. 1967.

21. Курдюмов С.П. Историческая динамика. Взгляд с позиций синергетики // С.П. Курдюмов. Общественные науки и современность. № 5. 2005.

22. Львов Д.С. Глобализация – масштабное противоречие общественного развития // Россия в глобализирующемся мире: стратегия конкурентоспособности. М., 2005.

23. Малышев А.Ю. Становление гражданского общества и многопартийности в России. Новосибирск, 2001.

24. Михайлушкин А.И., Шимко П.Д.Основы экономики СПб.,2002 г.

25. Портер М. Конкуренция, М., 2000.

26. Пригожин А.И. Методы развития организаций. М., 2003. Пригожин А.И. Организационная культура и ее преобразование / А.И. Пригожин // Общественные науки и современность. № 5. 2003.

27. Райков А.Н. Методы самоорганизации в условиях становления информационного общества / Моделирование в социально-политической сфере. № 1. 2007.

28. Романов В.Л. Глобализация как самоорганизующийся и организуемый процесс / Безопасность Евразии. № 1. 2004;

29. Романов В.Л. Инноватика государственного управления: прорыв в будущее / Материалы Международной научно-практической конференции. М., 2006.

23. Российская газета от 7.02.2007 .

31. Россия в глобализирующемся мире: стратегия конкурентоспособности. / Отв. ред. Д.С. Львов, Д.Е.Сорокин. М., 2005.

32. Сурков В.Ю. Суверенитет – это политический синоним конкурентоспособности. Доклад. 2007.

33. Стратегия динамического развития России: единство самоорганизации управления: материалы первой Международной научно-практической конференции / Под общ. ред. В.Л. Романова. М., 2004.

34. Фатхундинов Р.А. Конкурентоспособность: экономика, стратегия, управление. М. 2000.

35. Фридман Т. Плоский мир. АСТ. 2005г.

36. Хакен Г. Информация и самоорганизация. Макроскопический подход к сложным системам. М. 2005 г.; Хакен Г. Основные понятия синергетики / Сборник «Синергетическая парадигма». М. 2000.

37. Чернавский Д.С. Синергетика и информатика: динамическая теория информации. М.: Наука. 2001.

38. Юдаков А.Ю. Конкуренция: теория и практика. 2-е изд., исп. и доп. М., 1998.

39. www.businessvoc.ru. Бизнес словарь.

40. www. m-economy.ru