Государственное управление как средство общественной упорядоченности

Положение о единстве самоорганизации, организации и управления в процессе общественного упорядочения является базисным для представления о социуме как объективной реальности, открытой миру и формирующейся в соответствии с общими законами природы, но в то же время находящейся под существенным влиянием субъективного фактора, далеко не всегда согласующего социальные действия. Управление, призванное своей природой преодолевать рассогласования в социальной жизни, само не свободно от субъективного влияния и поэтому может, согласуя связи и отношения на локальном пространстве, рассогласовывать общий процесс. Это обуславливает многоуровневость управленческих отношений, в иерархии которых особое место занимает государственное управление.

В условиях социальных испытаний, постигших Россию на очередном переломе ее развития, у части отечественных ученых, специализирующихся в области государственного управления, идеи синергетики встречают или прямое отторжение или своеобразное и «за», и «против». Так, даже у крупного современного теоретика государственного управления Г.В.Атаманчука, признающего, что управляемость российского общества находится на неудовлетворительном уровне потому, «что у нас не было и нет…синергетического (выделено мной – В.Р.) мышления«, мы находим: «Сегодня вновь в который уже раз (!), не разобравшись в сути механизмов, обеспечивающих определенный уровень управляемости общества, не создав демократического, правового государственного управления, у нас пошла мода на самоорганизацию, стихийную (обращаю на это внимание) синергетику, флуктуации, бифуркации, хаос, неравновесность, нелинейность, неустойчивость и на многие иные (из данной категории) явления, способные якобы вывести Россию из кризиса».[1] Такое отношение к синергетики специалистов управления, тем более – государственного, можно понять в связи с бытующим противопоставлением самоорганизации и управления. Неосознание того, что в социальной жизни самоорганизация, организация и управление едины и в своем единстве выражают специфику синергетического процесса, как раз и характеризует проблему развития «синергетического мышления», а, соответственно, и причину кризиса классического подхода в государственном управлении.


Атаманчук Г.В. Межкафедральная синергийность в преподавании проблематики государственного управления в РАГС // Синергетика: человек, общество. – М., 2000. С. 227.

Противопоставление социальной самоорганизации и государственного управления во многом обусловлено психологическим неприятием ультралиберальной идеи «рыночной самоорганизации», которая была навязана общественному сознанию «первореформаторами» и использована ими для слома советского политического и социально-экономического строя. Синергетическая интерпретация этой ситуации раскрывает ее закономерность. «Реформы» были начаты с разрушения ранее сформировавшихся государственных устоев, ослабленных процессом идеологического перерождения правящей элиты КПСС, сохранявшей себя в режиме тотально централизованного управления, который все меньше поддерживался народом. Дальнейшие события можно описать, основываясь на синергетическом принципе динамической иерархичности. Медленное изменение параметров мегауровня (идеология) привело к бифуркации, неустойчивости социальной системы на макроуровне (система государственной власти и управления). Целенаправленная девальвация духовно-нравственных ценностей и нейтрализация параметров порядка, фиксированных прежним государством, без их адекватного социально-конструктивного замещения пробудили процессы «дикой» самоорганизации на микроуровне. Результат – системный социальный разлад, политическая и социально-экономическая деградация страны. Так слепое следование «реформаторов» идее «рыночной саморегуляции», не основанное на знании теории социальной самоорганизации, обесценило  идею либеральной реформы и укрепило позиции «ультрагосударственников», получивших очевидный довод в пользу утверждения безусловного примата государства в обустройстве страны.

Дихотомия «либерализм – государственность» имеет глубокие исторические корни как в науке, так и социальной жизни. Свобода и необходимость, индивидуализм и социальность, частный интерес и общественный – проблемы раскрытия сущности и соотношения этих категорий и феноменов оставались центральными как для мыслителей древности, так и всех последующих поколений ученых. В настоящее время эта проблематика актуализировалась и стала предметом исследования и в историческом плане, и в континууме современной действительности. Ориентируясь в много- и разноголосице соответствующих мнений, точек зрения и доводов, необходимо учесть очень важный, на наш взгляд, аспект. Мода на зарубежные источники и образцы знаний, культуры, социально-политического и социально-экономического опыта, формируемая определенными кругами российской науки и социальной практики известна. В своей основе в этом нет ничего предосудительного. Однако ни в коей мере нельзя оправдать конъюнктурного подхода в научном следовании этим образцам и тем более в необоснованных попытках их практического тиражирования на отечественной почве. Внимательное изучение трудов многих крупных зарубежных исследователей, на мнение которых опираются как ультралибералы, так и ультрагосударственники, проявляет их осторожность в утверждении предпочтительности одной или другой направленности в трактовке социально-организационной практики.

По данным известного американского исследователя Питера фон Друкера, идея либерализма в государственной политике Запада исчерпала себя еще в конце XIX в. «Эта эра, – пишет П.Ф. Друкер, – началась в 1776 году, с выходом в свет книги Адама Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов». В течение десяти лет после 1873 года великие партии либералов, которые до того времени маршировали по всей Европе под знаменами «прогресса» и «просвещения», начали беспорядочное отступление. И уже никогда не оправились от поражения»[1] (выделено мною – В.Р.). Удивительно ли, что предпринятая через 100 с лишним лет попытка возродить либерализм в России в его «чистом» историческом виде потерпела провал? И в историческом, и в современном контексте причина этому одна – не регулируемая государством свобода «рыночных» отношений чревата затяжной социальной дезорганизацией.

Анализируя следующий после провала идей либерализма этап развития отношений «рынка» и государства в Европе, П.Ф. Друкер отмечает сильное влияние на этот процесс социал-марксистского движения. «В течение двадцати лет, – писал он, – начиная с 1873 года, социалисты-марксисты сумели сплотиться в единую и самую многочисленную партию, охватившую все крупные страны Европейского контингента – Францию и Италию, Германию и Австрию и даже – хотя там она была официально запрещена – Россию».[2] Под этим влиянием в периоде между 1883 и 1888 годами канцлер Германии Бисмарк ввел национальную систему страхования по старости. Это послужило началом «государства всеобщего благоденствия», в котором правительство гарантирует надежную систему социального обеспечения. В это же время правительства Великобритании и Австрии начали ограничивать власть работодателей путем введения фабричной инспекции, правил по охране здоровья и безопасности, а также ряда запретов в использовании детского и женского труда. «Даже в Соединенных Штатах Америки, столь далеких от европейских политических течений, 1880-е годы ознаменовали переход от неограниченной стихии рынка к его регулированию (выделено мною – В.Р.) при помощи закона о фермерах, организации межштатной торговой комиссии для согласования работы железных дорог, введения антитрестовских законов, а также первых государственных законов, регулирующих и ограничивающих операции с ценными бумагами»[3]. Дальше – больше.

Кульминация эры социал-государственности – в СССР и ряде стран Европы и Азии, реализовавших ad maximum идею государственного управления обществом в форме псевдосоциализма с вмешательством государства во все процессы социальной практики. Связанное с этим существенное торможение социально-экономического развития этих стран, по сравнению со странами капиталистической ориентации, послужило основанием для оживления либеральных идей. Но только в этих странах и не надолго. Социально сокрушительный опыт ультралиберальных реформ в России и других «постсоциалистических» странах вновь нанес удар по идеологии невмешательства государства в «рыночную экономику» Альтернатива? В конкретном выражении альтернатив много – для каждой страны своя, но в общем представлении они сходятся в одном основании: дихотомический подход в отношении любых противоположностей в современной социальной практике неприемлем. Анализ работ даже таких убежденных западных «рыночников – антигосударственников» как Ф.А.Хайека, Л.Ф.Мизеса[4] и других показывает, что наступило время «царства между». Вопрос не в дилемме «рынок или государства», а в том, каков рынок, каково государство и какая возможна динамика их отношений и сочетаний в континууме развития конкретного общества.


[1] Друкер Петер Ф. Новые реальности – Пер. с англ. – М., 1994. С.12.

[2] Друкер П.Ф. Указ. соч.С.14.

[3] Там же. – С. 14-15.

[4] См. подробнее: Фридрих Август фон Хайек. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. – Пер. с англ. – М., 1992; Людвиг фон Мизес. Бюрократия, Запланированный хаос. Антикапиталистическая ментальность. – Пер. с англ. – М., 1993.

 

В план нашей работы не входит рассмотрение рынка в его экономическом представлении. В социологическом аспекте рыночные отношения давно вышли за пределы экономики и аналоги их атрибутики сегодня широко используются в самых различных сферах отношений, основанных на частном интересе. По сути рыночные отношения характеризуют процессы обмена ресурсами любых социальных систем. Во всех социальных отношениях мы находим в прямом или метафористичном представлении предметы обмена, затратную стоимость их отбора и ассимиляции, спрос и предложения, конкуренцию на поле формирования взаимосвязей и т.д. Наиболее ярко такие отношения представлены в сфере гражданского общества, являющегося по сути социальным выражением либерализма. Для выясения отношений в системе «гражданское общество – государство» необходимо вначале уточнить понимание места в социуме соотносящихся здесь компонентов.

Начнем с классической посылки в определении государства, которое дает «Современный философский словарь» : «Государство – аппарат управления обществом…»[1].

В представленном на схеме варианте государство отчуждено от общества, стоит «над ним», само определяет законы своей деятельности, фактически оказывается властью, предписывающей обществу определенный характер жизни, «погашая» при этом функции общества как самоорганизующейся системы. Авторы цитированной посылки рассматривают и другой вариант отношений государства и общества.  При сохранении тех же субъектно-объектных отношений государство вводится «внутрь» общества.

Место государства «внутри» общества в качестве управляющей структуры логично с позиции организмического подхода в социологии (аналог центральной нервной системы в сложном организме). В этом положении государство остается субъектом управления, но одновременно  испытывает встречное воздействие общества, которое является уже не  только объектом управления, но и заказчиком функционирования государства (рис. 3-А). Однако и в этом варианте функциональный примат государства по отношению к  обществу сохраняется. На рис. 3-Б показано, как государство заняв все социальное пространство, может вместо сбалансированных управленческих отношений «внутри общества» фактически ассимилировать общество. Государственное управление при этом направлено «на себя» с целью сохранения и упрочения занятого государством положения. Узкая полоска общественных отношений, оставшихся за пределами государства – иллюзия свободы, поскольку представлена социальными организациями, «работающими» на государственный интерес.

Что же может обеспечить обществу самодостаточность, а государству – реализацию его социальных функций по принципу необходимости и достаточности? В качестве такого фактора, по широкому утверждению, выступает гражданское общество.

О гражданском обществе написано и сказано уже много. Однако для исследователей эта тема далеко не исчерпана, особенно в плане отношений «гражданское общество – государство». Для России и других «постсоциалистических» стран интерес к гражданскому обществу – продукт идей реформы, для западного обществоведения этот интерес имеет глубокие исторические корни. Учение о гражданском обществе имеет основанием положения, разработанные такими теоретиками как Д.Локк (1632-1704), Ш.Монтескье (1689-1755), А.Токвиль (1805-1859). Однако обратим внимание на классическое, в свете исторических истоков этого учения, представление о функциях гражданского общества: защита гражданина от государственного произвола (Локк), господство закона и равновесие между центральной властью и общественными организациями (Монтескье), обучение граждан демократии (Токвиль).  Эти представления остаются весьма влиятельными и в настоящее время. Современные немецкие политологи В.Меркель и Г.И.Лоут вполне в русле классики систематизируют различные представления о функциях гражданского общества следующим образом: 1) защита граждан от вмешательства государства в их жизнь; 2) наблюдения и контроль за государственной властью; 3) социализация граждан; 4)формирование, объединение и артикуляция общественных интересов; 5) демократизация местного  уровня власти и т.д.[1] Как видим, значение гражданского общества раскрывается в основном с позиции сдерживания вмешательства государства в дела граждан и объединения граждан. В этом же контексте сформировалась и концепция российских первореформаторов[2]. Если учитывать, что: во времена основоположников теории гражданского общества проблема «сжатия» границ государства в обществе была существенно актуальной; для большинства стран Европы, в т.ч. Германии, до середины ХХ века традицией было сильное государство; реформы в СССР сдерживались тоталитарным режимом власти – идея противопоставление гражданского общества государству имела основания. Однако сегодня, когда мир в связи с глобальным развитием информационных коммуникаций, сложнейшими процессами транснациональной экономической экспансией стал открытым для всех форм взаимодействий, столь одностороннего представления гражданского общества явно недостаточно.

Синергетический подход к исследованию отношений гражданского общества и государства раскрывает более сложный ракурс этой проблемы. Прежде всего изменяется традиционное представление о гражданском обществе как социальной системе, состоящей из множества созданных на добровольной основе организаций, которые выражают интересы и самостоятельно (свободно от государственной власти) их организуют. Гражданское общество в современном сверхдинамичном социальном мире – это поле столкновений, переплетений, взаимодействий, сопряжений и взаимопроникновений частных интересов и способов деятельности социальных индивидов, процесс спонтанного возникнове


[1] Меркель В., Лоут Г.И. Гражданское общество в период трансформации политической системы // Гражданское общество: пути становления. Реферативный бюллетень № 5  (30) 99. – М., 1999. С. 28.

[2] См., например: Гайдар Е. Государство и эволюция. – М., 1995.

 

Гражданское общество не может быть свободно от государственной власти, поскольку именно в процессе социальной самоорганизации формируются параметры порядка, которые фиксируются государством и, в качестве обратной связи, регулируют гражданские отношения. Равно, как и государственные структуры не свободны от гражданских отношений, поскольку их деятельным началом выступают люди, которым и в условиях самых жестких административных ограничений свойственно следовать частному интересу. Таким образом, гражданское общество и государство не имеют четко очерченных границ по отношению друг к другу. Вопрос в том, где более выражены в социальном пространстве свобода жизнеустройства граждан или плотность властных регуляторов их деятельности.

На представленном рисунке условно обозначены центр государственной власти и расширяющиеся к периферии зоны гражданских свобод. Согласно положению тектологии о роли эгрессивных центров, чем ближе к центру, тем сильнее его влияние на компоненты системы, и, напротив, по мере удаления от него это влияние ослабевает. В системе отношений государства и гражданского общества имеется в виду не физическое расстояние, а условное, связанное со способом деятельности социальных индивидов. Чем более деятельность социально плодотворна, тем меньше  на нее и ее субъекта сила и плотность государственного контроля. И, наоборот, социальная несостоятельность и, тем более антисоциальная направленность деятельности, не поддающиеся конструктивной самоорганизации, являются факторами введения социального субъекта в зону более плотного государственного контроля.

Соотношение выраженности гражданских свобод и государственного контроля подвижно. Выше были показаны «переломы» в этом соотношении, происходившие в масштабах исторического времени. Сохраняются соответствующие колебания в менее выраженных параметрах и в условиях относительной сбалансированности государственно-гражданских отношений. Проявлением этих колебаний является ритмичная, в интервале 9-10 лет смена правительств развитых стран в соответствии с изменением предпочтений избирателей в отношении партий либеральной или консервативной политической ориентации. Таким образом раскрывается феномен двухфазной «социально-организационной пульсации» : 1) фаза расширения государственного контроля и сжатия гражданских свобод (рис. 4-Б). Фаза сжатия государственного контроля и расширения гражданских свобод.

Механизм социально-организационной пульсации можно описать на основе тектолого-кибернетического положения о положительной и отрицательной обратной связи. Гражданское общество – поле активных процессов социальной самоорганизации граждан и их ассоциаций. Компонентами этих процессов являются частные интересы, способы их реализации (деятельности) и конъюнктура социального спроса на производимый социальными индивидами материальный или духовный продукт. Возникающие при этом конкурентные отношения являются стимуляторами частного интереса (нередко трансформирующегося в страстное влечение) и креативного развития способа деятельности. Появление в связи с этим новых конъюнктурных параметров изменяет направленность и выраженность частных интересов, формы и содержание способов деятельности. Так, в порядке обратной связи возрастает динамизм общественных процессов, ускоряется прогрессивное развитие социальной системы. По А.А. Богданову, это являет собой положительный подбор, а в кибернетическом контексте – положительную обратную связь.

Однако положительный подбор не всегда социально конструктивен. Он имеет свои пределы как для индивидов, так и их сообществ. Чем выше динамизм общественных процессов, тем разнороднее реакция на него социальных индивидов, адаптация их жизнедеятельности к быстро и существенно изменяющимся условиям. Гено – и фепотипически обусловленная гетерогенность членов сообществ по физическим, нервно-психическим, интеллектуальным, духовно-нравственным и другим характеристикам в условиях высокоподвижной среды акцентуируется с актуализацией у одних индивидов социально плодотворных потенций, у других – социально деструктивных (патологических), у третьих развивается социальная дезадаптация и как следствие – несостоятельность в жизнеустройстве. По мнению В.Меркеля и Г.И.Лоута, гражданское общество всегда было и будет конфликтным. В нем исходно сталкиваются и конкурируют различные интересы, ценности и мировоззрения. Коммуникационные сети в субкультурах гражданского общества могут ориентироваться на существующие в обществе конфликты, что может привести к игнорированию и  неприятно той или иной группы населения. Сегментация гражданского общества может создавать серьезные проблемы для интеграции социума.[1]


[1] В. Меркель, Г.И. Лоут. Указ. соч. С.35-36.

Негативный компонент положительной обратной связи в процессах социальной самоорганизации актуализирует потенциал отрицательной обратной связи, функцию которой реализуют организационные структуры и наиболее эффективно – государство. Нейтрализация или ассимиляция государством порождаемых геперактивностью гражданского общества факторов стабилизируют обстановку в обществе, но одновременно сдерживают динамизм социальных процессов, а , соответственно, и развитие социальной системы. Избыточное организационное давление государства на гражданское общество создает опасность социально-экономического застоя. Признаки приближения этой опасности регистрируются общественным сознанием и формируют в нем настрой на либерализацию государственно-гражданских отношений.

Феномен социально-организационной пульсации проявляет процесс отношений социальной самоорганизации и организации с позиции гомеостатики, оперирующей категориями бирегуляции, когда избыточная активность погашается встречным сопротивлением и – наоборот. Отнести к государственной деятельности только функции стабилизации социальных процессов – это значило бы оставить государству роль не более, как регулирующего управляющего. Синергетика расширяет эту роль, раскрывая возможности государства осуществлять функции социальной организации, не погашая  продуктивной активности самоорганизации общества.

Традиционное представление о деятельности государства как государственном управлении становится узким, поскольку управление является частным случаем организации так же, как организация есть частный случай самоорганизации. Процесс организации как сознательное упорядочение движения посредством целенаправленного образования систем, определения их внутреннего устройства, установления межкомпонентных связей, формирования коммуникаций и поддержания установленного порядка реален в продуктивном для социума отношении, если включен в процессы самоорганизации на ее детерминирующихся участках. То есть там, где самоорганизация начинает проявлять параметры порядка, адекватные целям становления системы или ее развития в прогрессивном векторе. Если мы знаем, какие условия способствуют отбору таких параметров, то воздействуя на среду, можем целенаправленно способствовать закреплению и повышению их системообразующей роли.

Содействие  процессу развития доминирующего значения целесообразных для становления системы параметров порядка представляет собой не силовой способ погашения тех факторов, которые самообразуются в контрпродуктивном для системы качестве. Если же самоорганизация даже при ее организационной поддержке не ассимилирует контрпродукцию, то необходима ее целенаправленная властная нейтрализация. Такой способ организации и является собственно управлением. Самоорганизация, организация и управление, однако, не столь четко распределяются в общеорганизационном процессе. Так, самоорганизация необходимо включена в управленческий процесс, проявляясь в нем неформальными отношениями, инновациями и адаптациями, а организация выступает также как одна из функций систем управления. Представленная здесь схема отношений самоорганизации, организации и управления раскрывает единство этих процессов. Их синергийное развертывание в системе «гражданское общество – государство» определяет роль государства уже не в «чисто» управленческом значении, а в качестве сложного процесса содействия становлению национального сообщества, который целесообразно определить как государственное дело. Сущностной основой государственного дела является служба государства обществу (государственная служба – в ее самом широком понимании).

В качестве теоретико-методологического основания концепции государственного дела выступают противоречиво, но все заметнее сближающиеся и взаимопроникающие два подхода: с одной стороны, неклассический, источниками которого является теория управления и гомеостатика, с другой —  постнеклассический синергетический или синергийно-информационный, базирующийся на положениях теории самоорганизации и информатики. Интегрирующим началом является актуализация философского представления об обществе с позиции категории «становящееся бытие«. Это сочетание философских категорий «становление» и «бытие» выражает сложность современного социального мира, в котором непрерывно ведется диалог между свободой и необходимостью, спонтанностью и закономерностью, индетерминированностью и детерминированностью событий. Цель этого диалога – человек с его конкретными заботами, делами, чувствами, неустойчивостью и устойчивостью в жизнеустройстве. Соответственно определяется и государственное дело как средство содействия социальному обустройству бытия человека в процессе нарастания стохастичности его становления, то есть как социально-организационный процесс.

Напомним, что государственное дело определяется здесь в новом парадигмальном представлении государственного управления как процесс обеспечения государством условий становления национального сообщества в векторе возрастания возможностей  свободной жизнедеятельности и достойного жизнеустройства граждан в их реальной жизни и на перспективу – для будущих поклонений. Как следует из данного определения, заказчиком государственного дела является общество как социальная система, в которой реализуются интересы граждан и их ассоциаций. Структура социального заказа и определяет процесс организации государственного дела – становления государственности.

В качестве теоретико-методологического ориентира в раскрытии механизма структурогенеза государственного дела мы используем положения концепции функциональных систем, постулирующие, что основу жизнедеятельности составляют самоорганизующиеся и саморегулирующиеся функциональные системы, избирательно объединяющие различные параметры порядка для достижения полезных для целостности результатов.[1] В обществе к таким системам относятся все социальные образования (социальные институты, организации, движения, партии и т.д.) К классу таких систем относится и государство, которое непрерывно испытывает давление социальной самоорганизации и, несмотря на свою относительно жесткую конструкцию, также самоорганизуется, что особенно заметно проявляется в переходных (межформационных) периодах и в историческом континууме.

Ввод социального заказа в государственную систему реализует политический процесс. Раскрывая сущность и содержание этого процесса следует обратить внимание на то, что понятие политики в ХХ веке существенно расширилось, выйдя за пределы государства, занимавшего прежде монопольное положение фактически единственного политического инструмента. В.Халипов, отечественный исследователь в области кратологии (науки о власти), хотя и подчеркивает доминирующую связь политики с устремлениями людей и их ассоциаций к завоеванию, обладанию и использованию власти, рассматривает ее также как:

*  деятельность, направленную на реализацию, отстаивание своих интересов различных объединений граждан, больших групп  людей;

*  активное участие социальных индивидов в делах государства, определении его целей, задач, курса и содержания деятельности;

*  характеристика образа действий, которые направлены на достижение определенных интересов, целей в отношениях людей между собой;

*  совокупность вопросов или событий текущей государственной или общественной жизни и т.д.[2]


[1] См. подробнее: Анохин П.К. Идеи и факты в разработке теории функциональных систем //Психол. журн. – 1984. – Т.5, № 2. – С. 107-118; Судаков К.В. Общая теория функциональных систем. – М., 1984; Теория системогенеза /Под ред. К.В.Судакова. – М., 1997. – С. 7-49.

[2] Халипов В. Введение в науку о власти. – М., 1996. С. 281.

О.Шабров в своей работе, раскрывающей на современном уровне проблемы политического управления, отмечает, что в обществе появилась «некая политическая сфера за пределами государственного механизма, от него относительно независимая». К ней автор относит так называемые институты политического опосредования: партии, группы интересов, группы давления, средства массовой информации, профсоюзы, отчасти – церковь и пр. Вслед за А.Токвилем автор оперирует понятием «политическое общество», которое характеризует социальное образование, отличное от государства и общества гражданского. В политическом обществе размещаются все политические институты, за исключением государства, которые опосредуют в нем интересы гражданского общества[1]. Видимо, к этой форме представления государству социального заказа следует отнестись как формализованной части политического процесса, берущего начало в гражданском обществе. Полагаю, О.Шабров согласится, что как гражданское общество, так и общество в целом, располагают множеством и других форм включения своих интересов в политическую систему, например, посредством общественного настроения и мнения, проявляемых на выборах, митингах, демонстрациях, в акциях протеста и т.д. То есть в формах, не обязательно собственно политических, но способных влиять на формирование государственной политики.

Алгоритм процесса формирования политики государства складывается из восприятия политическими органами социальной нформации, ее анализа и преобразования в политические решения и действия.[2] С точки зрения охватываемого пространства в государственной политике выделяются две стороны: внутренняя и внешняя. Если первая ориентирована на разрешение внутригосударственных проблем, то вторая – на регулирование отношений с внешним миром (другими странами). Обе эти стороны органически связаны друг с другом, влияют одна на другую. При этом подчеркивается доминирующая роль в таком взаимодействии внутренней политики.[3]

Интегрированным выражением политики демократического государства является социальная политика в широком ее понимании – как совокупности принципов, решений и действий органов государственной власти, направленных на обеспечение оптимального функционирования и развития социальных общностей и отдельных индивидов, их социальную защищенность в кризисные периоды личной и общественной жизни. Структурно социальная политика государства включает в себя политические практики в сферах экономики, демографии, культуры, науки, образования, здравоохранения, информации, кадровых ресурсов и процессов, безопасности и т.д.


[1] Шабров О. Политическое управление: проблема стабильности и развития. – М., 1997. С. 84, 96-97.

[2] Шабров О.Указ.соч. С. 84-85, 111.

[3] Мамут Л.С. Политика // Энциклопедический социологический словарь. Под ред. Г.В. Осипова. – М., 1995. С. 562.

Для трансформации политических решений в действия государство формирует систему органов власти. Этот процесс определяется как государственное строительство. Фундаментальной основой государственного строительства является Конституция – основной закон государства, принимаемый всенародно и, соответственно, устанавливающий обязательства (гарантии) государства перед гражданам и национальным сообществом, а  также определяющий государственное устройство, обеспечивающее реализацию этих обязательств. Органы государственной власти образуются в соответствии с дифференциацией ее «ветвей» (законодательная, исполнительная и судебная).

Законотворческий процесс – ключевое направление государственного дела. Закон как система установленных государством стандартизованных норм, регулирующих человеческое поведение с целью социального контроля, в демократическом государстве имеет источником социальные нормы (параметры порядка), формирующиеся в процессе самоорганизации общества и проявляющие себя в социально конструктивном качестве. Закон, по сути, фиксирует такие параметры порядка, наделяя их свойством быть обязательными для общего следования, что подкрепляется установлением юридической ответственности за преступление установленных границ поведения и действий. Наиболее эффективно законы действуют, когда их творчество основано на фиксировании короткоживущих параметров порядка (продление их «жизни») социального микроуровня при их согласовании с долгоживущими параметрами порядка, сформировавшимся на социетальном макроуровне в процессе социальной эволюции конкретного национального сообщества (менталитет, социальный характер нации, культура, верования и т.д.). При таком подходе уменьшается силовое, принуждающее давление Закона, сокращаются границы государственного вмешательства в повседневные дела граждан и их ассоциаций.

Структурирование органов исполнительной власти классически связывается с реализацией        функции  государственного управления. Власть – это средство силового давления.[1] Такое воздействие необходимо в связи с разнородностью социальных отношений и действий, включающей отступления от Закона. С этой целью формируются так называемые силовые структуры и администрации, призванные обеспечивать следование социальных субъектов установленным общим нормам и правилам.


[1] Атаманчук Г.В. Теория государственного управления. Курс лекций. – М., 1997. С.36.

Однако исполнительская государственная деятельность значительно шире, чем управленческая. К ней относятся сфера государственного сектора экономики, система социальной поддержки граждан, оказание государственных услуг, содействие развитию науки, культуры, духовному становлению граждан и т.д. То есть все составляющие процесса реализации социальной политики государства. Основные структурные формы государственных органов исполнительной власти – министерства, комитеты и их подразделения. Существенным недостатком этих структур, истоки которых уходят уже в глубину веков,  является их громоздкость, организационная закрепощенность, неспособность к быстрой  трансформации в соответствии с непрерывными и часто неожиданными сложными социальными изменениями. В связи с этим в последние десятилетия в развитых странах (и в России) развивается процесс образования  своеобразных дивизиональных структур, не относящихся к органам государственной власти, но наделенных полномочиями организовывать деятельность от имени государства.

Судебная система представляет собой важнейшую часть государственного дела, направленную на регулирование социальных отношений, связанных с деликтами, влекущими в установленном Законом порядке юридическую ответственность их субъектов. Социально-организационная интерпретация этой сферы деятельности не входила в  наш план Здесь свое слово должны сказать специалисты. К сожалению, систематизированных работ в области социологии судебного дела мы не нашли, несмотря на то, что предмет научных исследований в этом направлении усматривается четко. Достаточно заметить, что ситуация принятия судебного решения содержит все характеристики кризиса, разрешение которого имеет существенный социальный выход.

В организации государственного дела, на его функциональном направлении, важное место занимает система государственной службы. Выше мы определили государственную службу в ее самом широком понимании, подчеркивающем высокую социальную значимость государственного дела – как службу государства обществу. Российский законодатель определил ее значительно уже – как деятельность по обеспечению реализации полномочий государственных органов. С Законом не спорят, но данное определение удачным назвать  затруднительно. Единственно, где определение соответствует указанному виду деятельности – это судебные органы, где служащие действительно, по сути, технически обеспечивают реализацию полномочий судей. В органах законодательной власти государственно-служебная деятельность уже выходит за рамки технического обеспечивающего труда, поскольку многие служащие активно и непосредственно включены в законотворческую деятельность. Что же касается государственной службы в политической сфере и органах исполнительной власти, то здесь она представляет собой сложный социальный институт, который не только обеспечивает, но и непосредственно  реализует полномочия государственных органов. Более того, владея обширной социальной информацией, государственная служба явно участвует в процессе формирования  государственной политики и реализации ее программ.

Государственное дело, организованное в варианте синергии с общественным делами и делами граждан, парадоксально в отношении перспективы своего значения для общества и человека. Синергийное сложения дел государства и гражданского общества результируется в упорядочении процесса социального становления.

По мере достижения устойчивости этого процесса развивается уверенность людей в собственных силах и умениях организации жизнедеятельности, соответственно уменьшаются объемы и упрощается структура социального заказа государству. Так, ребенок, начавший уверенно ходить отказывается от поддержки взрослых во время движения. Так, ученик, освоивший предмет, меньше «донимает» учителя вопросам. Роль взрослых и учителя при такой трансформации отношений ограничивается ситуационной страховкой и поддержкой стремления к самостоятельному развитию навыков, знаний и умений, а иногда достаточно одного их присутствия для возбуждения активности и сохранения уверенности при выборе направления и способа деятельности.

Так и в государственно-гражданских отношениях: сформировавшееся в процессе успешной совместной деятельности доверие людей к государству делает их восприимчивыми к «малым» сигналам со стороны последнего, ответ на которые дает вполне достаточный по социальному значению результат. Какие же методические приемы вырабатываются сегодня для организации государственного дела в части, касающейся государственного управления в таком варианте?

Прежде всего – еще раз о тактике государства в отношениях с гражданским обществом. Анализ западных литературных данных показывает, что, несмотря на различные традиции в странах Европы и США, внимание к этому вопросу актуализируется в широком масштабе. В.Детлинг (Германия), обращая внимание на отсутствие традиций в отношении гражданского общества в большинстве стран Европы, в то же время отмечает, что идея диалога государства с гражданским обществом имеет основания хотя бы в том, что она компенсирует в сознании немцев их разочарование в традиционных институтах демократии. «Концепция гражданского общества – считает автор, – расширяет рамки дискуссии о демократии, ставя вопрос о путях демократической самоорганизации общества(выделено мною – В.Р.), чтобы как можно больше людей могли реализовать свои способности и интересы». И дальше: «Идея гражданского общества требует такого государства, структуры и деятельность которого должны способствовать повышению активности людей, а не тормозить ее как это наблюдается сейчас».[1] В этих суждениях усматривается позиция совмещения активностей государства и гражданского общества для достижения целей социально конструктивной самоорганизации общества и граждан.

В методическом плане, по мнению немецкого политолога Т.Лейфа, на указанном выше направлении начальным условием следует считать открытость политической сферы для общества. Политика должна проявить инициативу организации общественного рассмотрения долгосрочных целей, ориентиров, ценностей и интересов общества. Необходимо, чтобы это был диалог не политиков с гражданами, а граждан с политиками, который помог бы устранить предрассудки и заблуждения относительно «тех, наверху». Будущее, по мнению автора статьи, за той политической силой, которой удается организовать этот процесс, так как люди приветствуют и поддерживают прозрачность и честность в политике.[2]

На конкретные методические ориентиры в развитии сопряженности государства и гражданского общества указывает Дж.К.Томас, директор школы государственного и местного управления в Университете штата Джорджия (США). В список наиболее популярных методов он включает следующие.


[1] Детлинг В. Гражданское общество // Гражданское общество, пути становления: Реферативный бюллетень, № 5  (30) 99. – М., 1999. С. 9,11.

[2] Лейф Т. Необходимость активизации гражданского общества // Гражданское общество, пути становления: Реферативный бюллетень, № 5  (30) 99, 1999. С. 22-23.

  1. Контакты с «ключевыми» персонами. Имеются в виду контакты правительства как с лицами, оказывающими влияние на экономику, так и с лидерами политически организованных групп (партий, профсоюзов и т.п.). Этот метод может быть существенно полезен для зондирования позиций основных общественных групп.
  2. Контакты, инициируемые самими гражданами. Такие контакты, реализуемые на публичных собраниях (митингах), но «горячим линиям», в «контактных офисах» и т.д., могут, во-первых, активизировать граждан в решении социальных и частных вопросов, во-вторых, открывают возможность получения государственными чиновниками сигнальной информации о трудностях в осуществлении ведомственных программ.
  3. Создание консультативных комитетов с целью получения рекомендаций по конкретным проблемам. Подчеркивается необходимость иметь в составе таких комитетов самый широкий спектр групп, включая группы потребителей, социально неблагополучных слоев и т.п.
  4. Опросы общественного мнения — широко распространенный в настоящее время способ не только получения информации о позициях различных групп граждан в отношении государственной политики, но и привлечения внимания общества к социальным проблемам, путем их решения самими гражданами.
  5. Новые коммуникационные технологии. Преимущества этого метода «вовлечения общества» заключаются в облегчении и расширении общения граждан с правительством без использования дополнительных рычагов власти.[1]

Приведенные и другие подобные методические ориентации зарубежных коллег не новы для отечественной дореформенной традиции и современных отношений государства с гражданами, но стиль и качество применения этих методов в России во многом оставляли и оставляют желать лучшего. Имеются виду неквалифицированные действия исполнителей, формализм проводимых «мероприятий», их политическая ангажированность и т.д., в следствие чего популярность этих методов в России не велика.


[1] Томас Дж. К. Участие граждан в принятии решений органами государственного управления//Гражданское общество, пути становления:  Реферативный бюллетень, № 5 (30) 99. – М., 1999. С. 37-47.

Этот недостаток в руках профессионалов и добросовестных политиков устраним. Вопрос в другом – нет ли опасности в стимулировании активности и вовлечения граждан в политику, осуществляемую в условиях политической и экономической нестабильности в обществе? Такие опасения высказываются нередко в российских СМИ и политических дискуссиях. Если рассматривать этот вопрос с позиции классического «механического» подхода к представлению государства как «субъекта управления обществом», то эти опасения понять можно. Диалога с гражданами боится слабое государство. Слабое не по властным своим возможностям, а в связи с низким социальным авторитетом, профессиональной неподготовленностью политиков и служащих вести государственные дела в динамичной социальной среде, изобилующей парадоксами и конфликтами, Синергетическое видение государства и граждан как равноправных участников процесса социального жизнеустройства снимает поставленный выше вопрос.

Подход к методике государственного управления с позиции теории социальной самоорганизации позволяет сформулировать следующие вводные положения.

*  Кризисы, конфликты, стрессы – это реальности повседневной социальной жизни и жизни каждого человека, побуждающие активность социальной самоорганизации, сигнализирующие государству о «точках бифуркации» и ориентирующие государственных деятелей в поиске ими вектора и фактора влияния для нейтрализации или ассимиляции социального неблагополучия.

* Профессионалу современного государственного управления важно быть готовым к встрече с неожиданностями. Неопределенность для него – это идеальная среда для творчества нестандартных решений. Он просто вынужден выходить а рамки «традиционного менеджмента», иначе ему придется преодолевать кризис, порожденный им же самим в результате излишней привязанности к стандартным технологиям. «Именно в точке бифуркации есть место для великих. Для тех, кто начинает, закладывает основы, выбирает новые пути, а не для тех, кто развивает, совершенствует, продолжает…»[1]


[1] Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. – М., 1997. С. 69.

*    Попытки государственных деятелей осуществлять тотальный (в деталях) контроль социальных событий экономически затратны и организационно бесполезны. Сверхсложную, многомерную, хаотизированную на уровне элементов систему можно описать небольшим числом фундаментальных идей и образов, определив «ключевые» параметры порядка и на этой основе осуществлять необходимую организацию.

*    Вести синергийный диалог с гражданским обществом как динамичной, стохастически развивающейся системой государство может только в том случае, если будет столь же динамичным в своей организации. Поскольку государство ограничено в увеличении собственного структурного динамизма конституционными установлениями, оно может повышать свою адаптационную подвижность за счет формирования мобильных неаппаратных малых структур, действующих на основе делегированных государством полномочий.

Фундаментальное условие реализации указанных положений – наличие фактора, увлекающего национальное сообщество в единое движение. Попытки использования в качестве такого фактора идеи быстрого общего достижения материального благополучия по образу успешных в этом отношении стран, в России явно провалились. Материальный интерес неизбежно связан с присвоением, а присвоение разъединяет.

Очевидно, что здесь мы имеем дело с подменой цели средством. Материальное достояние – это не цель, это средство, обеспечивающее достижение чего-то более существенного для человека, некого идеального в его жизни. Это идеальное – свобода. В индустриальном обществе с характерным для него доминированием экономических интересов материальная обеспеченность дает человеку ощущение свободы. Но это только иллюзия, поскольку погоня за прибылью связывает индивида, превращает его в инструмент добычи и сохранения добытых материальных благ. Следует согласиться с Н.А.Бердяевым, утверждающим вслед за К.Марксом, что доминирование в жизни человека материального интереса есть экономическое рабство, которое «означает отчуждение человеческой природы, превращение человека в вещь»[1].


[1] Берядев Н.А. Творчество и объективизация. Минск, 2000. С. 44.

Свобода предполагает духовное начало в человеке. Духовное проявляется в движении человека к свободе, преодолении в этом движении собственной замкнутости и ограниченности среды жизнедеятельности. Это преодоление – функция не экономическая, а интеллектуальная. Главная цель интеллекта, по А.Бергсону, в том, чтобы «дать выход чему-то, что материя задерживает»[1]. Движение к этой цели реализуется в процессе информационного становления человека в становящемся информационном обществе. Обеспечить этот процесс, защищая свободу и права человека в экстремально самоорганизующемся социальном мире, и есть высшая миссия государства. В качестве принципов, определяющих реализацию этой миссии посредством управления, рассмотрим следующие.

Духовно-познавательный принцип. Духовность человека формируется в неразрывной связи с познанием. Прежде всего – познание мира, его сложности, бесконечности в самоорганизации и проявлениях. Выход за пределы мономатериалистического мировоззрения, представления об идеальном в природе, его равноположенности и единстве с материальным, значение свободы в процессах мироустройства – фундаментальные начала одухотворения человека, выведение в ценностной иерархии на первое место духовно-познавательных ценностей. Знание самоорганизации человека и общества, ориентация на этой основе не на прошлое, а будущее, раскрывающее новые возможности в обретении свободы, стимулируют динамизм становления личности, выводит индивида за рамки сиюминутных материальных интересов.

Критерии результативности рассматриваемой стратегии: в масштабе реального времени – расширение в структуре социума статистически значимой части граждан социокультурной и духовно-нравственной ориентации и возрастание социальной конструктивности процессов самоорганизации общества; в историческом масштабе – креативное обновление сменяющихся поколений людей по уровню духовности и знаний, коррелирующее с положительной динамикой качества жизни граждан.

Информационно-коммуникативный принцип. Неопределенность порождает у людей неуверенность, страх не только перед будущим, но и настоящим. Неуверенный в себе человек не коммуникабелен, ограничен в конструктивном общении и самореализации, он не свободен. Образующиеся на этой основе социальные деструкции как и иного рода девиации традиционно являются предметом контроля, в том числе государственного, реализуемого репрессивными методами. Как показали наши исследования, методы, основанные на механизме обратной отрицательной связи, предельны в своей эффективности. На этой основе определяется возможность управления без обратной связи, когда индивиды и их ассоциации, увлекаемые общим информационным потоком, движутся когерентно, минимизируясь в девиантных проявлениях. В этом аспекте мы подчеркиваем, что основой современного общества является не силовое, а информационное взаимодействие, суть которого состоит в том, что оно идет от Природы, но неразрывно связано и с интеллектом человека. Объективные и субъективные идеальные процессы, интегрированные в социальном идеальном, образуют информационные русла в структуре общества, которое на этой основе предстает по определению как информационно-коммуникативная динамичная система. Диалог государства с гражданами и их общностями на синергийно-информационной основе – новое парадигмальное основание государственного управления.


[1] Бергсон А. Творческая эволюция. М., 1998. С. 191.

Реализация информационно-коммуникативного принципа в государственном управлении предполагает адекватную ему методику. Стратегически важным в этом отношении является расширение сети Интернет. Использование этой системы в России пока ограничено в связи с недоступностью компьютерной техники для большинства граждан и низкой культурой ее применения. Более эффективна для современных российских условий идеологическая ориентация средств массовой информации, особенно их электронных форм, киноискусства, культурных практик, «живое» общение государственных деятелей с народом. Следует особо подчеркнуть, что социально-коммуникативное значение информации состоится только при условии ее открытой трансляции, направленности на широкую аудиторию, а самое главное – достоверное отражение конструктивных изменений в жизни граждан под влиянием государства, которому крайне необходимо вернуть доверие граждан, катастрофически утраченное в последнем десятилетии[1].

Принцип социального резонанса. В условиях неравновесной нелинейной динамики нарушается принцип суперпозиции: результат суммы воздействий становится не равным сумме их результатов, т.е. незначительными усилиями («слабыми сигналами») можно осуществить большие преобразования[2]. Для возбуждения социально значимой общей активности нет необходимости обрушивать на население мощный поток информации. Например, трансляция содержания ярких событий может продуцировать резонансный процесс и их реакции  и стимулировать массовую ответную реакцию. В подобных условиях происходит дублирование параметров порядка, возбуждение близких им структур и как результат – объединение простых систем в сложные. Структуры попадают в один темпомир, начинают развиваться с равной скоростью. Вовлечение структур в согласованный темп и ритм побуждает к игре по общим правилам.

Принцип правовой поддержки. В классической парадигме государственного управления право традиционно выступает как средство легитимного регулирования поведения и деятельности граждан и их ассоциаций. Основным механизмом здесь опять-таки выступает отрицательная обратная связь. В отношении субъектов устойчивых социальных девиаций эта мера необходима и в определенном числе случаев незаменима.

Синергийно-информационный подход в государственном управлении ориентирован на положительную обратную связь. Он акцентирует социальное значение прав граждан, гарантируемых государством в интересах духовного и социального становления как граждан, так и национального сообщества в целом.


[1] Индекс КГС – 98.

[2] См. например: Буданов В.Г., Мелехова О.П. Концепция современного естествознания. М., 1999. С. 82 -88.

Принцип фазового дифференцированного управления. Социальные системы не есть застывшие в качественно определенном состоянии образования. Они имеют свое начало, фазы становления, стабильного развития, деградации и кризиса с выходом в качественно новое состояние или в катастрофу. Традиционное социальное, в том числе государственное, управление не учитывает этой динамики и не дифференцирует свою тактику. Дифференцированный подход к управлению социальными процессами в соответствии с их особенностями в различных фазах становления и развития социальных систем предполагает следующие методические основания.

Основополагающее положение такого подхода – не навреди. Самоорганизующаяся система имеет свою программу и примет такое управленческое воздействие, которое соответствует ее природе. Например, если активизировать процесс спонтанного зарождения системы, то свойственное ему существенное неравновесие будет усилено до эффекта разрушения «зародыша». Если в фазе инволюции сдержать инновационные реструктуризации, система ответит стагнированием и последующим глубоким кризисом. Предложенная нами тактика управления направлена прежде всего на поддержку процессов самоорганизации в социально конструктивной их части.

В фазе зарождения и становления системы главное внимание уделяется подводу к ней социально-значимой информации. Основное ее содержание фокусируется на фундаментальных, долгоживущих параметрах порядка (верования, общечеловеческие ценности, национальная культура, традиции и т.д.). По мере продвижения в становлении содержание информации дополняется особенностями функционирования системы в избранном ею векторе своего движения.

В фазе зрелости (стабильности) – предупреждение застоя в развитии компонентов и системы в целом. С этой целью поддерживаются инновации, активизирующие внешнюю и внутреннюю деятельность. Во внешней деятельности обновляются способы отбора и присоединения активностей – обменных ресурсов (материальных, энергетических, информационных). Во внутренних делах интенсифицируется ассимиляция ресурсов и производство активностей для внешней среды, формируется ресурсный резерв на случай выраженных дисфункций, модернизируется организационная культура.

В фазе спада в развитии – повышение адаптивности системы путем актуализации потенциала, перестройки структуры и активизации реакций на изменение условий функционирования. Ускорение движения информации.

В предкризисном периоде – упразднение структур, не реализующих свои социально значимые функции, контроль возникающих форм поведения, противоречащих конструктивным паттернам. Мобилизация ресурсного резерва.

В фазе кризиса – максимальная осторожность в принятии управленческих решений, в связи с возможностью парадоксальной обратной реакции. Основные составляющие управленческой тактики:

—         воздействие на внешнюю социальную среду с целью ослабления ее возмущающих воздействий;

—         повышенное внимание к состоянию границ, которые в условиях кризиса предельно открыты, в связи с чем развивается дисбаланс ассимиляции и диссимиляции – отток из системы активностей (материальные, финансовые средства, высококвалифицированные кадры, информация и др.) значительно превышает их приток и внутреннее производство. Облегченно поступающая через открытые границы некачественная продукция (суррогаты инородной культуры, верований, образцов поведения, информации и т.д.) «размывает» социальные гомеостаты и усугубляет кризисную ситуацию;

—         уменьшение потребления: речь идет об экономически доминирующих индивидах и структурах – уменьшение расходов на помпезные конструкты и демонстрации роскоши;

—         сохранение высокодифференцированных социально значимых структур и поддержка их воспроизводства (образование, фундаментальная наука, культура, искусство, институты безопасности, медицина);

—         освобождение от социального балласта – упразднение институтов и организаций, необратимо утративших свое социальное значение, но продолжающих потреблять социальные ресурсы;

—         централизация управления в жизненно обеспечивающих сферах и, наоборот, децентрализация управления конструктивно самоорганизующимися социальными локусами;

—         мониторинг процесса спонтанного возникновения социально значимых параметров порядка, их поддержка «малыми сигналами», отбор и институциализация, в первую очередь, тех из них, которые проявляют аттракторное значение;

—         устранение препятствий в движении социально-значимой информации, уменьшение информационного шума и нейтрализация дезинформации;

—         идеологическая работа – без общей идеи единое русло социального становления не сформируется.

Синергийно-информационный подход в государственном управлении содержит основание для формирования новой парадигмы российской государственности, ориентируя ее на обеспечение условий свободного самодвижения человека и общества в восходящем векторе их становления. Процесс этого становления базируется на единстве форм общественной упорядоченности: самоорганизации, организации и средства их обеспечения – государственного управления.

Множественность представлений о формах и способах устройства общества и роли государства в социальной практике исторически сформировались в двух противопоставляемых идеологиях – либерализме и государственности. Идея либерализма базируется на утверждении принципов максимально свободного от государственного вмешательства самоупорядочения общественных процессов, в основе которого находятся экономические (рыночные) регуляторы. Позиция «государственников» противоположна: происходящие в обществе процессы должны находится под контролем государства, цель которого – выявление отклонений от установленного порядка и их устранение силой власти.

Кризисы, постигшие практику воплощения в жизни крайне выраженных идей обеих сторон, не привели к преодолению их противопоставления, но уменьшили размах идеологического маятника, приблизив противостояние позиций к центру, выражающему демократический идеал. В странах с устоявшейся политикой демократии либерализм трансформировался по сути в либеральную демократию, а роль государства под влиянием идей социальной демократии определилась как стабилизирующая, направленная на погашение обострений.

Такого рода отношения между гражданским обществом и государством соответствуют кибернетическому представлению о динамическом равновесии, которое обеспечивается взаимодействием двух петель обратной связи – положительной, формируемой процессом социальной самоорганизации, и отрицательной, сдерживающей активность самоорганизации в рамках гомеостазиса. Сохраняющееся в этих отношениях противопоставление социальной самоорганизации и государственного управления тормозит процесс длящегося становления национального сообщества, превращая его в систему финального типа.

Организация государственного дела в контексте постнеклассической науки, утверждающей единство социальной самоорганизации и управления, основывается на предложенной здесь концепции синергийной социально-организационной политики государства, кредо которой – правовое обеспечение свободы социально-продуктивного творчества граждан и их сообществ. Алгоритм формирования и реализации этой политики предусматривает информационно-аналитическую деятельность, направленную на выявление и диагностику проблем, с которыми сталкивается социальная самоорганизация и оказывается не в состоянии их разрешить; структурацию органов государственного управления, исходя из необходимости содействия социальным индивидам в преодолении препятствий на их инновационном поприще; направление процессов самоорганизации в социально-плодотворное русло, поддержку с этой целью самоорганизующихся социальных аттракторов, нормативное фиксирование параметров порядка, обеспечивающих динамическую социальную организованность; формирование социально-информационного поля с коммуникативными проводящими путями в государственно-служебной среде.

Таким образом, системно-кибернетический подход к государственному управлению, базирующийся на действии отрицательной обратной связи, сменяется синергийно-информационным, в основе которого определяется положительная обратная связь, обеспечивающая не силовое упорядочение социальных процессов, придавая им конфигурацию длящегося социального становления. Силовые методы при таком подходе приобретают значение частных случаев, возникающих при необходимости пресечения поведения и деятельности, представляющих прямую угрозу личной, общественной и национальной безопасности.

Реализация синергийно-информационного подхода к государственному управлению состоится при условии целенаправленного проведения государством в социальную жизнь принципов, основанных на примате духовно-нравственных ценностей. Познание, ориентированное непосредственно на  получение материальной выгоды, направляет социальные процессы в русло конфронтаций и разделений. Познание идеального в природе и человеческом обществе одухотворяет способ деятельности, обогащает его социально-плодотворным творческим содержанием. При этом реализация материального интереса остается в сфере актуальных потребностей человека, но в качестве не самоцели, а результата и средства духовно-познавательной деятельности.

Объединение людей в общем процессе длящегося социального становления национального сообщества обеспечивается также реализацией государством информационно-коммуникативного принципа, смысл которого заключается в открытом и широком обмене информацией между государством и гражданами; принципа социального резонанса – использование феномена аттракции в побуждении активности деятелей с помощью слабых сигналов (основание новой идеологической парадигмы); принципа правовой поддержки процесса духовного и социального становления индивидов, их сообществ и общества в целом. Важное не только стратегическое, но и тактическое значение в новом подходе к государственному управлению представляет собой принцип фазового дифференцированного управления, базирующийся на особенностях управленческих отношений в связи с существенными различиями в формах и содержании социальных процессов в сменяющихся фазах жизненного цикла социальных систем.

Приведенные принципиальные положения не исчерпывают всей полноты синергийно-информационного подхода к государственному управлению, который только начал формироваться, но можно полагать, что они являются достаточно определенным основанием для формирования новой государственно-управленческой парадигмы.

Словарь

Риск управленческий (от франц. risque – опасность, опасный) –  возможная опасность в развитии организации; специфическая управленческая деятельность в условиях неопределенности и ситуации неизбежного выбора. Наблюдаемые характеристики Р.: универсализация Р., т.е. возможность глобальных бедствий, которые угрожают всем независимо от класса, этнической принадлежности, отношения к власти; глобализация Р., который приобретает необычайный размах, затрагивая большие массы людей; институциализация Р., т.е. появление организаций, принимающих его в качестве принципа собственного действия; возникновение или усиление Р. в результате непреднамеренного побочного эффекта (либо эффекта бумеранга) человеческих действий (Е.Л. Петренко). Виды Р.у.: оправданный – неоправданный, определенный – неопределенный, правомерный – неправомерный. Типы Р.у.: рациональный (обоснованный), нерациональный (необоснованный). Степени Р.у.: допустимый, критический, катастрофический риски. Р.у. связан с прогнозами рисков (Д.С. Чернявский), управлением рисками, смягчением воздействия риска на результаты деятельности. Риск, связанный с принятием решений, приобретает “эпидемический характер”, т.е. становится “мегариском” (А. Печчеи); понятие “риска” – центральное в обществе, которое прощается с прошлым, с традиционными способами деятельности, открывается для неизведанного будущего (Э. Гидденс).        Время рождает новые управленческие риски; риски формируют время. Диалектика этого взаимодействия в полной мере характерна для социального времени и социальной  самоорганизации. Важно минимизировать риск, понимая, что излишняя минимизация может привести к проигрышу в стратегии. Проблема проблем в управлении – прогнозирование и предупреждение необоснованных рисков, снижение ущерба от катастроф и социальных катаклизмов. Может стать реальностью риск утраты управляемости.

Ритм – временная организация, чередование, группировка длительностей, равномерность, размеренность; колебательный режим; пульсация индивидуальной и социальной активности. Р. связан с мерой – пределом, за которым изменение количества ведет к изменению качества, зоной, в пределах которой качество может модифицироваться, сохраняя свои основные характеристики. Биоритмы, управляющие нашим организмом, служат своеобразными “биологическими часами”, заложенными генетически в мозг человека, поддерживаемыми специальным гормоном. Однако человеком управляют еще и “социальные часы”, социальная среда, социальные ритмы. Каждое поколение формируется под воздействием определенных музыкальных, песенно-речевых ритмов; представляет угрозу насильственный экспорт “чужих” ритмов. Сложное состоит из структур разного возраста. Как объединить организации, живущие в разных темпомирах, – ставит вопрос С.П. Курдюмов, предполагающий возможную модель мира как иерархию темпомиров. И добавляет: “Есть правила запрета на несовместимые структуры”. По С.П. Курдюмову, существует некие универсальные, свойственные и живому и неживому, законы ритма, циклической смены состояний: подъем – спад – стагнация – подъем и т.д. Только следуя “ритмам жизни”, колебательным режимам, системы могут поддерживать свою целостность и динамично развиваться. Высшая устойчивость, динамизм развития имеет место благодаря следованию законам Р., т.е. в некотором смысле благодаря неустойчивости.

Реинтеграция (от лат. re  – снова и integratio – восстановление, восполнение) – воссоздание единого социального целого; повторное объединение распавшихся социальных структур; “реконструирование” того или иного опыта, события полностью с помощью переживания одного из его аспектов.

Реорганизация (от лат. re – снова, ср.-век. лат. organizo – сообщаю стройный вид, устраиваю) – преобразование, переустройство, перестройка социальной организации (изменение структуры или функции учреждения, организации; Р. аппарата управления и др.) с целью приведения ее в соответствие с изменившимися внешними и внутренними условиями; разновидность радикальных комплексных нововведений.

Реординация (от лат. re – снова, ordinates – расположенный в порядке) – переподчинение; обратное действие, обратный порядок; возобновление, повторность действия, противоположное действие.

Ресурс системы (от франц. ressource – вспомогательное средство) – мера способности системы к функционированию и развитию. Р.с. связан с ресурсными циклами – обеспечением необходимых системе (организации) свойств и качеств окружающей среды, проектированием внешней среды.

Решение управленческое – выбор оптимального варианта решения проблемы; социальная норма, вырабатываемая субъектом управления для целенаправленного воздействия на управленческий объект; способ выражения управленческих отношений; разработанный, принятый, формально зафиксированный проект социальных изменений и их регулирования; документ, содержащий постановку целей (задач), а также способы и сроки достижения, ответственных исполнителей и форм контроля. Принятие Р.у. – центральное звено управленческого цикла. Принятие Р.у. предполагает предварительный сбор, анализ, оценку информации. В условиях нарастания неопределенности внешней среды, при отсутствии надежной и достаточно полной информации принятие Р.у. сопряжено с известной долей риска, возможностью ошибки. Типы Р.у.: долгосрочные, среднесрочные, оперативные; стратегические, тактические; единоначальные, коллегиальные; директивные, рекомендательные; политические, административные. Разновидности Р.у.: жестко детерминированнные – инициативные; стандартизированные – вторичные; ситуационные – реорганизационные; индивидуальные —  коллективные; разовые – долго- и постояннодействующие.

Реформа (от лат. reformo – преобразовываю) – преобразование, изменение, переустройство той или иной стороны социальной организации, не уничтожающей основ социальной структуры (Р. системы образования; военная Р; пенсионная Р; Р. избирательной системы и д.р.). Возникновение общесистемного кризиса, масштабы и глубина одновременно осуществляемых преобразований могут придать Р. общесистемный характер (Ю.В. Колесников). В этом случае Р. перерастает свои “рамки”, становится социальной модернизацией, социальной революцией, социальным переустройством жизни.

Регион (от лат. regio, regionis – область) – район; территория, значительная по размерам, не обязательно совпадающая с единицей в системе административно-территорального деления, обладающая особыми социально-экономическими связями и отношениями, рациональным размещением предприятий и отраслей, организацией регионального пространства и управления.

Регулирование (от лат. regulo – устраиваю, привожу в порядок) – часть управления, специфика которой в поддержании, в том числе автоматически, постоянства или же изменении по требуемому закону (порядку, регулятивным принципам) некоторой величины (состояния), характеризующей управленческий процесс.

Регулирование социальное – существенная сторона (форма) социального управления; сущностная характеристика социального управления, “направляемое развитие социальных систем” (Н.Н. Моисеев), поддержание динамического равновесия, то есть единства устойчивости и изменчивости социальной системы. Р.с. основано на информации, поступающей от управляемого объекта по каналам обратной связи и используемой в целях устранения отклонений, возвращения в социальную “норму”. Р.с. поддерживает равновесие в управляемом объекте за счет введения в него регуляторов (норм, правил, ценностей, связей), призванных вызвать в нем желаемые с точки зрения субъекта управления мотивацию и целеполагание. Р.с. может быть эффективным способом перевода “прямого”, “жесткого” управления в социальную самоорганизацию.

Регулирование экстремальное – способ регулирования в стратегическом управлении, состоящий в установлении и поддержании такого режима работы управляемого объекта, при котором достигается экстремальное (минимальное или максимальное) значение некоторого состояния, характеризующего качество функционирования объекта. Р. э. приобретает особую значимость в условиях встречи со стратегической неожиданностью в чрезвычайной ситуации.

Режим с обострением – режим, имеющий длительную квазистационарную стадию и стадию сверхбыстрого нарастания процессов в открытых нелинейных средах. Характеризует возможность на определенных стадиях сверхбыстрого (лавинообразного) развития процессов. В основе механизма такого развития лежит нелинейная положительная обратная связь (ускоренный, самоподстегивающийся рост по всему пространству среды) как источник быстрого процесса развития (С.П. Курдюмов). Р.с.о. – это тип модельных задач, используемых при анализе сложных систем, благодаря чему нередко обнаруживаются важные, даже парадоксальные, свойства, которые не видны, затеняются многочисленными побочными факторами при исследовании реальных процессов. Научная школа, в которой лидирует С.П. Курдюмов, рассматривает синергетику как теорию нестационарных быстроразвивающихся структур в открытых нелинейных средах (системах). В ее проблематику входят способы взаимного переключения лавинообразных процессов, конструктивные принципы коэволюции сложных структур, иначе говоря, принципы соединения, сборки структур “разного возраста”, структур, развивающихся в разном темпе, в одну более сложную. Кроме того, исследование эволюционных процессов в мире с точки зрения Р.с.о. дает некоторые основания предложить модель мира как иерархии различных темпомиров, зависимых, проникающих друг в друга, или же независимых, параллельных. В таком случае сверхразум предстает как некая стадия развития процессов в мире. Это – будущее для нашего темпомира, но, вполне вероятно, существующее уже сегодня в другом, продвинутом к моменту обострения темпомире, с которым мы не умеем устанавливать связь.

Результат – интегрированный продукт деятельности, в том числе управленческой. В социальном управлении выражается в государственных, муниципальных, предпринимательских, церковных и иных социальных услугах, создании условий для организации и самоорганизации жизни граждан.

Результативность – соотношение полученных результатов с ранее имевшимися или проектируемыми (результатами).

Рационализация мышления – обогащение сознания и самосознания, умение строить, “держать” мысль, обеспечивать среднее между безобъектной и объектной предметной мыслью, создавать условия оптимального ритма мыслительной деятельности, управлять мыслительными процессами. Рациональность, как мы ее понимаем, сродни нетрадиционной педагогике: не снизойти до понимания ребенка, а возвыситься до его понимания. Так и Р.м. означает обеспечение взаимодействия разума, рассудка и чувств.

Рациональность – характеристика классической науки, имеющей огромные достижения, но, в конечном итоге, приводящей к трагическому противопоставлению мира человека и мира природы. Природа начинает походить на действия автомата, которому в этом случае, как отмечает И. Пригожин, необходим бог. Классическая наука стала причиной крена в иррациональность; характеристика нового диалога человека и природы, человека и человека (новая Р.). Формируется новое понимание Р., когда сознание, постигающее действительность, постоянно наталкивается на ситуации своей погруженности в саму эту действительность, ощущая свою зависимость от социальных обстоятельств, которые во многом определяют установки познания, его ценностные и целевые ориентации (В.С. Степин). По В.С. Степину, начиная с XVII столетия в развитии науки возникли три типа научной Р.: классический (центрируя внимание на объекте, стремится при теоретическом объяснении и описании элиминировать все, что относится к субъекту, средствам и операциям его деятельности); неклассический (учитывает связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности); постнеклассический (расширяет поле рефлексии над деятельностью, учитывает соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами, причем эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями).

Реальность социальная (от лат. realis – вещественный, действительный, существующий) сверхсложный объект, материальный в основе, включающий компонент сознания, идеального; то, что создано благодаря социальным действиям и взаимодействиям, т.е. благодаря социальной жизни и собственно Р.с. – аналитически вычленяемая из всех явлений, охватывающих жизнедеятельность людей, система действий и взаимодействий между людьми; “пространственное – становление – времени как производство / воспроизводство социальных различий” (Ю.Л. Качанов); совокупность объектов и событий внутри социокультурного мира как опыта обыденного сознания людей, живущих своей повседневной жизнью среди себе подобных и связанных с ними разнообразными отношениями интеракции (А. Шюц). Р.с. отличается от социальной действительности тем, что в ней содержится также и возможное. Р.с. – онтологическое социальное бытие-в-себе, абстрагированное от его рефлектированности. В экзистенциально-философском аспекте реальное бытие часто называют существованием, идеальное – сущностью. Бытие, по М. Хайдеггеру, есть “просека”, которая открывает тайну сущего, делает его понятным. Смысл же существования – в том, чтобы позволить обнаружить бытие как “просеку” всего сущего. “Диалектика актуальной процессуальности” (Д.Т. Жовтун) активно участвует в наметившемся повороте теоретического сознания от представления о детерминирующем приоритете жестких социальных структур над человеком к изучению Р.с. как структур иного рода, не поддающихся однозначному моделированию и прогнозированию, т.е. диссипативных. Она способна адекватно “cхватывать” Р.с., не задавая жестких культурно-антропологических параметров социальному познанию, исключая всякие попытки “принуждения” к единственной и однозначной истине, учитывая конструктивную роль случайности, “созвездие возможностей” на каждом этапе эволюции. Структуры начинают функционировать, т.е. обретают социальное бытие только тогда, когда они наполняются действующими личностями, приводятся в движение индивидами и группами индивидов (Г.В. Осипов). Государственная служба как Р.с. в контексте взаимодействия доминирующих социальных тенденций, т.е. в социальном векторе, раскрывается через ее взаимодействие с другими институтами и гражданами.

Революция социальная – качественный скачок в развитии государства и общества, обусловленный коренными изменениями в экономике, политике, духовной жизни. Ключевая проблема Р.с. – проблема власти, использования насильственных и ненасильственных методов. Как полагает П. Фейерабенд, революции преобразуют не только практику тех, кто стремится к изменениям, но и сами принципы, посредством которых они намереваются осуществить изменения. Опыт показывает, что Р.с. может приносить неисчислимые беды для всех ее субъектов, что делает особо значимым эволюционные подходы в социальных изменениях.

Разделение труда – дифференциация социальных функций, видов деятельности по производству материальных и духовных благ социальных групп и выделение в связи с этим различных сфер социальной деятельности; внутриорганизационное Р.т.; разделение производственной системы на специализированные рабочие задачи, или профессии, что приводит к общеэкономической зависимости (Э. Гидденс); специализация производства в пределах одной страны и  между странами (международное Р.т.). Платон относил Р.т. к основополагающим факторам, необходимым для жизнедеятельности людей, а также – для возникновения государства. Э. Дюркгейм, опираясь на функциональный подход, пытался объяснить перемены, происходящие в обществе в их связи с Р.т. (нарастанием усложняющихся различий между разными профессиональными сферами). По К. Марксу, Р.т. – 1) общее Р.т. – разделение общественного труда по родам (земледелие, промышленность, транспорт и др.); 2) частное Р.т. – по видам и подвидам (отрасли промышленности); 3) единичное Р.т. – Р.т. внутри предприятия. Особо выделим Р.т. на умственный и физический труд.

Разделение управленческого труда осуществляется, по А.И. Турчинову, на следующие основные формы: 1) функциональная (по содержанию, роли и месту в иерархии выполнения управленческих функций); 2) технологическая (по стадиям с “задействованием” в них различных уровней управления, групп управленцев и специалистов, обеспечивающих подготовку, принятие и реализацию управленческого решения; 3) профессиональная (раскрывающая предметную область деятельности, представленная содержанием профессиональных требований, а, следовательно, и профессиями); 4) квалификационная (в которой отражается сложность управленческого труда в конкретной профессиональной области (предметная область) и по уровням в управленческой иерархии).

Разделения власти принцип – выражение принципа дополнительности в социальной практике, разделение функций и прав, сфер компетенции и ответственности трех ветвей государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной). По Конституции Российской Федерации органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Разнообразие социальное – глубинная основа развития социума; сущность социальной информации. По В.С. Капустину, рассматривающему Р. с. как сумму “окультуренной”, “освоенной” социальной энтропии и энтропии еще не актуализированной социальной практикой, в организации социальной жизни участвует конечное и контролируемое число параметров разнообразия; в социальной самоорганизации элиминируется лишь то разнообразие, которое сковывает развитие. Закон для самоорганизации: больше разнообразия, меньше устойчивости – ради развития. Р.с., развертываясь в социальные инициативы, дает надежду на выживание в “смутное” время, переход от выживания к устойчивому развитию.

Расширенного порядка концепция – выдвинута Ф. Хайеком, исходит из того, что сознательное конструирование не вытеснило эволюцию: порядок, возникающий независимо от чьего бы то ни было замысла, может намного превосходить сознательно вырабатываемые людьми планы. Самоорганизующая структура – основа понимания сложных порядков. Расширение спонтанного макропорядка включает и увеличение масштабов сознательно управляемых организаций – составную часть спонтанных порядков. Расширенный порядок устанавливается индивидами и не сводится к порядку, устанавливаемому государством; включает “государственное обрамление” спонтанного порядка. В расширенном порядке большинство целей деятельности не являются сознательными или преднамеренными. По пути приспособления ведет человека не разум, а “горькая” необходимость; приспособление к неизвестному эффективней достигается при помощи децентрализованных решений, рассредоточение власти способствует возможности создания всеобъемлющего порядка. По Ф. Хайеку, порядок хорош не тем, что удерживает все на своих местах, он нужен, чтобы пробудить новые силы, которых в противном случае не существовало бы.

Рационализация (от лат. rationalis – разумный, ratio – разум) – усовершенствование, введение более совершенной организации чего-либо; понятие, использованное М.Вебером в отношении процесса, посредством которого способы точного анализа и организации, основанные на абстрактных правилах и процедурах, начинают доминировать и в социальной жизни. В специальной литературе получил освещение феномен Р. умственного труда, управления мыслительными процессами.

Равновесие динамическое (подвижное) – обмен веществом и энергией между системой и внешней средой; равноположенность материального и идеального начал природы (В.С. Егоров); “поток” отклонений и возвращений, стабилизации и дестабилизации, организации и дезорганизации, самоорганизации и управления. И.В. Павлов, рассматривая проблему адаптации, выдвинул и обосновал идею об “уравновешивании”, которое происходит в организме как реакция на изменения внешней и внутренней среды; А.А. Ухтомский сделал вывод относительно той же проблемы, что это “процесс равновесный”, при котором определенные компоненты организма изменяются в направлении “нового равновесия”, отвечающего измененному условию среды. Предложенный А.А. Богдановым принцип подвижного равновесия означает, что системы равновесия путем структурных изменений могут переходить в неуравновешенные, и обратно. Модели социального Р.д. разрабатываются западной социологией с 30-х гг. XX века. В концепции Т. Парсонса система стабильна или находится в относительном (подвижном) равновесии, если отношение между ее структурами и процессами, протекающими внутри нее, и между ней и окружением таково, что свойство и отношения, названные нами структурой, оказываются неизменными. По Т. Парсонсу, взаимозависимость, т.е. порядок в отношениях между компонентами, входящими в систему, должна обладать тенденцией к самосохранению, что наиболее обобщенным способом выражено в понятии равновесия. Но это не должно быть обязательно статическое самосохранение или стабильное равновесие. Это может быть организованный процесс изменения – процесс, протекающий по определенной модели, а не случайно варьирующийся относительно исходной точки. Это называется подвижным равновесием и хорошо иллюстрируется процессом роста. Р.д. активно способствует интеграции. Синергетика рассматривает процесс развития как закономерное и при том многократное чередование хаоса и порядка (так называемый детерминированный хаос) (В.П. Бранский, С.Д. Пожарский). Динамика равновесия показывает способность системы достигать равновесия в точке, отличной от первоначального положения. Именно на законе Р.п. держится традиционная культура японцев, чем можно объяснить ее удивительную устойчивость, неподверженность времени (Т.П. Григорьева).

Развитие – ключевая научная характеристика обретения нового качества природной жизни и социальной деятельности, включающая идею саморазвития природы, социума и человека; характеристика качественных изменений объектов, появления новых форм бытия, существования различных систем, сопряженного с преобразованием их внутренних и внешних связей. Р. на основе социальных потребностей предопределяет глубинные смыслы институтов, в том числе институтов-организаций. Инновационное Р., полагает А.И. Пригожин, может выступать как форма управляемого развития.

Развитие социальное – вид развития, включающий в качестве основных векторов: 1) прогрессивное развитие социального взаимодействия на основе закона возвышения социальных потребностей; 2) “неопределенное” развитие, которое нельзя оценить на языке “прогресса – регресса” и к объяснению которого пытается подойти социосинергетика; 3) эманацию, обратное социальное развитие. Р.с. “захватывает” как весь социум, так и каждый институт в отдельности; оно характерно и для социальной сущности самого человека как субъекта и объекта общественных отношений. Применительно к социальным системам Р.с. содержит: возникновение, становление, формирование, упадок, подъем, др. состояния. По мнению В.П. Бранского, опыт Р.с. свидетельствует в пользу того, что социальная самоорганизация выступает как чередование двух исключающих друг друга процессов – иерархизации и деиерархизации. Иерархизация представляет собой последовательное объединение элементарных диссипативных структур в диссипативные структуры более высокого порядка; деиерархизация – последовательный распад сложных диссипативных структур на более простые (к примеру – образование и распад империй). На смену традиционного динамического детерминизма приходит существенно новый “стохастический” или вероятностный детерминизм (цепочка бифуркаций и последовательность актов выбора).

Развитие спонтанное (от лат. spontaneus – добровольный, произвольный) – самопроизвольное развитие, вызванное внутренними причинами и свойствами самой системы, самодвижение; природное развитие; характеристика стихийной социальной самоорганизации; естественное саморазвитие человека, не опирающееся на какие-либо специально поставленные цели или задачи. В Р.с. человека определяющую роль играют чувства и инстинкты.

Пространство социальное – атрибутивная форма существования и развития социально организованной материи (общества), характеризует протяженность, плотность и структуру социальной формы движения материи (В.Г. Виноградский); со-бытие, сосуществование социальных явлений и процессов; социально ценностная характеристика пространства, распределение социальных возможностей в зависимости от расположения территориальных образований, предприятий и организаций, удовлетворяющих социальные потребности граждан. П.с. по смыслу находится очень близко к понятию “система отношений”, т.е. к пониманию “общества”. П.с. в значительной мере определяется типом государства, степенью развитости гражданского общества. Возникновение и развитие П.с. всецело связано с деятельностью социального субъекта. П.с. находится в неразрывном единстве с социальным временем. П. Бурдье, развивая концепцию П.с. П. Сорокина, использовал ее как методологическое средство при рассмотрении событийного ряда, выделял П. экономическое, политическое, символическое, каждое из которых подразделяется на поля властного взаимодействия. Иначе говоря, анализируется структура П.с.; П.с. гражданского общества. Встает проблема управления П.с., освоения П.с. К примеру, путешествие перемещает нас одновременно в пространстве, во времени, в понимании смысла и полноты собственной жизни в меняющемся, бесконечно открытом мире.

Пространство социокультурное – последовательность состояний системы культуры, каждое из которых имеет потенциальную возможность привести либо к определенному аттрактору (той магистральной линии развития, силе притяжения которой подчиняются все другие траектории развития), либо составить мозаичную картину “бесцельных флуктуаций” (О.Н. Астафьева). О.Н. Астафьева ставит и вопрос о сохранении целостности социокультурного пространства. Результатом трансформации целостности выступает смена форм взаимодействия, изменения культурных паттернов. В социокультурном пространстве, по П. Сорокину, истинной реальностью-ценностью выступает “неопределенное многообразие”.

Процесс – последовательная смена состояний, отношений материи и сознания; компонент структуры деятельности, смена видов и форм деятельности. По С.П. Курдюмову и Е.Н. Князевой, структуры самоорганизации сложных систем – это не жесткие блоки, из которых строится наблюдаемая упорядоченность универсума, а метастабильно устойчивые локализованные П. в открытых и нелинейных средах, способные постоянно перестраиваться, вступать в кооперативное взаимодействие с другими П. и образовывать тем самым более крупные целостности или же, напротив, распадаться на более мелкие структуры-процессы, а порой и исчезать во всеобщей хаотической основе универсума. Мир, наполненный П. самоорганизации, – это мир живущих своей собственной жизнью структур-процессов.

Процесс социальный – смена состояний социальной системы, социальных отношений, видов и форм социальной деятельности; совокупность однонаправленных и повторяющихся действий, выделяемых из множества других социальных действий, “череда открывающихся социальных возможностей”; любая поддающаяся идентификации, повторяющаяся модель социальных взаимодействий (конфликт, кооперация, дифференциация, социальная когеренция и др.).

Процесс социокультурный – последовательная смена явлений, состояний духовной культуры социума, социальной группы, социального института, социальной организации; совокупность последовательный действий для достижения в области духовной культуры определенных социальных результатов. “Социокультурное” выступает во многих исследованиях как “детерминационно-императивный компонент человеческого бытия” (В.С. Барулин), может выступать как детерминанта исторического процесса (С.Э. Крапивенский). По М. Веберу, логика и движение рационализма понимаются как движение смыслов, наделение смыслами социального мира. Этот процесс можно рассматривать в качестве основного содержания П.с. В этом случае понятие “социокультурный процесс” означает динамику развития культуры в социальной жизнедеятельности, т.е. является процессом реального функционирования культуры, главная функция которой состоит в наделении социальной действительности смыслами и значениями, обеспечивающими основные условия функционирования и развития социума.

Программа социальная (от греч. programma – объявление, распоряжение) – управляющий документ; планируемый комплекс мероприятий, направленных на достижение целей (задач) социального развития (“программный продукт”); результат труда социального технолога, включающий содержание (цели, задачи, направления, этапы, методы) и план социальной деятельности и социальных изменений; выражение основных идей и целей деятельности государства, политической партии (движения), организации, отдельного деятеля; общие ориентации, которыми руководствуются научные сообщества в своей работе (И. Лакатос). В то же время нельзя себя самопрограммировать, еще более опасно программировать жизнь другого человека.

Проект социальный – результат мыслительного труда социального технолога, разновидность социальной программы, где отражены не только ведущие ориентиры, общие задачи, но и уточнены сроки достижения позиций, скоординированы усилия исполнителей на основе изучения исходного уровня социального объекта, использования социальных нормативов; совокупность документов, характеризующих цели, средства и этапы реализации намеченной программы социальных изменений (по Ж.Т. Тощенко). Каждый П.с. в принципе решает три основных вопроса: кто будет проектировать, что надо проектировать и как надо организовать проектирование.

Пространство информационное – характеризует информационное взаимодействие социальных систем всех типов, социальных общностей и индивидов, включает создание общего информационного поля. Слияние в единое целое телевидения, телефонии и Интернета, персональное телевидение (двусторонняя связь между производителем программ и телезрителем) изменяют все информационное поле вокруг человека (В.С. Егоров). По мнению К.К. Колина, среди наиболее опасных угроз для российской культуры – многоплановая агрессия стран Запада и ближнего зарубежья в отношении русского языка и русскоязычного информационного пространства, которое быстро сокращается. При этом деформируется также и исторически сложившееся пространство российской культуры в мировом сообществе.

Пространство политическое – реальная протяженность территории, на которую распространяется исторически обусловленная политическая система или осуществляется ее политическое влияние. П.п., по Г.Ю. Семигину, выполняет функции: 1) предпосылки политической жизни; 2) цели политической деятельности государств (геополитика); 3) экологической среды существования и развития разнообразных форм политической жизни.

Принципы обучения взрослых по Н. Энкельманну: учите только то, что вам необходимо для достижения своей цели; занимайтесь только такими вопросами, к которым вы испытываете внутреннюю склонность; составьте для себя программу усовершенствования своих знаний – сформулируйте свои учебные цели; серьезная умственная работа предполагает необходимую для нее внутреннюю готовность; не идите путем самообмана и с самого начала не довольствуйтесь половинчатыми знаниями, не пропускайте неясные для себя места; постарайтесь при изучении каждой темы выявить то, что проходит в ней красной нитью; избегайте искушения выучить много сразу.

Принципы производительности Г. Эмерсона: 1) точно поставленные идеалы, или цели; 2) здравый смысл; 3) компетентная консультация; 4) дисциплина; 5) справедливое отношение к персоналу; 6) быстрый, надежный, полный, точный и постоянный учет; 7) диспетчирование; 8) нормы и расписания; 9) нормализация условий; 10) нормирование операций; 11) писаные стандартные инструкции; 12) вознаграждение за производительность. Данные П.п., будучи взаимосвязанными, достигают максимальных результатов лишь в общей совокупности, но располагают (действуют) в известной логической последовательности.

Принципы проектирования института-организации по Ю.А. Яковлевой: П. опережающего отражения социальной действительности как всеобщий (фундаментальный) П. социально-организационного проектирования; общие П. социально-организационного проектирования – социальной детерминации, научной обоснованности, приоритетности, дополнительности, альтернативности, социального недопроектирования; частные П. социально-организационного проектирования – поддерживающие, ограничивающие, иерархических уровней.

Принципы социосинергетикимеждисциплинарность, трансдисциплинарность, универсальность, универсальный эволюционизм (Н.Н. Моисеев), взаимоСОдействие (П.К. Анохин, А.А. Карташов), принципы социального соответствия, социального становления (В.И. Аршинов), принципы социального подчинения (параметрам социального порядка) (Г. Хакен), кольцевой причинности, единства через разнообразие.

Причинно-следственная связь (причинность) – одна из форм всеобщей объективной связи, связь, при которой одно явление, действие, состояние (причина) вызывает, определяет, изменяет, производит или влечет за счет за собой другое явление, действие, состояние (следствие). Принципиальное отличие причинности от других форм связи в том, что она есть связь между тем, что уже есть и тем, что им порождается, что еще только становится. Диалектические взгляды на П. с. с. включают идеи обратной связи, определенной направленности функционирования сложных систем.

Прогноз социальный – форма содействия научному обоснованию планов и программ развития (И.В. Бестужев-Лада), основанная на выборе вариантов предполагаемого социального развития. Подчеркнем при этом, что основным источником, позволяющим обществу существовать длительное время, обновляться и находить самобытные пути развития, являются его адаптационные возможности (И. Пригожин, Г. Николис). Один из главных результатов синергетики – установление конечного горизонта прогноза, жесткого планирования развития, реального представления того, что можно сделать сегодня и чего мы хотим завтра (Г.Г. Малинецкий). По существу, в основе нашего мировоззрения всегда лежит осознание будущего (К. Ясперс).

Принцип Парето – малые части внутри множества обнаруживают гораздо большую значимость, чем это соответствует их относительному удельному весу в данном множестве. Иногда П.П. называют принципом “временного менеджмента” (20/80): за 20% времени мы делаем 80% работы или, иначе, 80% затраченного времени приносят лишь 20% общего итога работы. Есть все основания считать П.П. и принципом “кадрового менеджмента”: 20% сотрудников организации делают 80% работы и, наоборот, 80% сотрудников делают лишь 20% общей работы.

Принцип Питера – один из принципов бюрократизации управления, в соответствии с которым руководитель, продвигаясь вверх по карьерной лестнице, достигает состояния полной некомпетентности.

Принцип Эйзенхауэра – управленческий принцип, в соответствии с которым по степени важности и срочности руководитель распределяет свои дела и задачи на четыре группы: группа А – важные и срочные, за которые он берется сам и сразу; группа В – важные, но не срочные, за которые он берется сам, но позже; группа С – дела, которые он делегирует другим людям (руководителям другого уровня, помощникам и т.д.); группа D – дела, которыми организация не занимается или не должна была бы заниматься, но которые в силу определенных обстоятельств навязываются руководителю и организации. В управленческой практике встречается и еще одна группа дел – не важные, но срочные. При неверном стиле руководитель львиную долю времени уделяет тем делам, которыми он в принципе не должен заниматься.

Принципы административного управления А. Файоля: разделение труда; власть, ответственность; дисциплина; единство распорядительства (командования); единство руководства; подчинение частных интересов общему; вознаграждение персонала; централизация; иерархия; порядок; справедливость; постоянство состава персонала; инициатива; единение персонала. П.а.у. являются основой формулирования административной миссии предприятия, построения его “социального организма”, исполнительной власти главной дирекции, областных и местных дирекций; предопределяют элементы квалификации руководителей и служащих предприятий – здоровье и физическая выносливость, ум и умственная работоспособность, нравственные качества, общий запас знаний, административные познания, осведомленность в сфере прочих функций.

Принципы ИБМ (IBM) по Д. Мерсеру – 1) общие принципы, характерные не только для ИБМ: глубокие убеждения в совместных этических ценностях; политика полной занятости (“пожизненный наем”); обогащение работ; неспециализированная карьера; личное (на основе консенсуса) участие работников в принятии решений; неявный контроль; взращивание “сильной” культуры; холистический подход к работнику; 2) принципы, свойственные исключительно ИБМ: сильная (официально провозглашенная ) вера в индивидуализм (“уважение к человеку”); кадровая политика, позволяющая исповедывать принятые компанией убеждения; единый статус для всех работников; привлечение на работу специалистов высшей квалификации; расширенная подготовка, особенно высших управляющих; максимальное делегирование полномочий работникам; намеренное затруднение деятельности линейных руководителей; поощрение несогласия; поощрение горизонтальных связей; институциализация изменений.

Правило – компонент социального опыта, легитимное (принятое) установление жизни и деятельности социального субъекта, связанное с истиной (“правильное решение”), иногда – с договоренностью на основе полезности. П. в науке выступает частью верификации (проверки) тех или иных новых положений, выводов. П. может быть запретом; через систему П. может реализовываться принцип как выражение закономерности.

Предвидение – определение совокупности будущих изменений. Социальное П. – целеполагание в самом общем виде, ожидание наступления определенных социальных событий или явлений с предполагаемыми результатами. С точки зрения синергетики будущее – это не l’avenir (то, что будет завтра), а les futuribles (одно из возможных состояний) (С.П. Курдюмов). Формы П.: естественнонаучное, социальное. Рассуждая о самоорганизации в человеческих сообществах, И. Пригожин и Г. Николис ставят вопрос: достаточен ли опыт прошлого для предсказания будущего, или же высокая степень непредсказуемости будущего составляет саму суть человеческих поступков, будь то на уровне изучения индивидуума или на уровне сотворения истории. Ответ на этот вопрос склоняется ко второй альтернативе.

Признаки неорганизованности организатора по И.Д. Ладанову: слабый руководитель всегда сталкивается с непредвиденными обстоятельствами, так как не способен предугадать их, почувствовать их приближение и подготовиться к ним; он убежден, что знает дело и умеет его делать лучше всех, поэтому старается все сделать сам; занят делами, участвует во всех делах, из-за чего никогда не имеет времени. Принимает посетителей, держа в одной руке телефонную трубку, а другой подписывая телеграмму и в то же время консультируя стоящего у стола сотрудника, – вот принцип его работы; письменный стол всегда загружен бумагами, причем совершенно непонятно, какие из них важные, какие срочные, а какие и вовсе не нужны; работает по 10-14 часов, засиживается в учреждении допоздна, работает даже по ночам; всегда ходит с портфелем, в котором носит непрочитанные бумаги с работы домой, а из дома – на работу; решение старается отложить на завтра: ведь вопрос может решиться сам или его решит кто-то другой; никогда ничего не решает до конца, бремя нерешенных вопросов ложится на его плечи, давит на психику; все видит белым или черным, для него нет оттенков, полутонов, нюансов; склонен из мухи делать слона. Случайным второстепенным деталям придает слишком большое значение, неспособен отличить главное от второстепенного; старается принять наилучшее решение, вместо того, чтобы принять выполнимое; готов к любому компромиссу, чтобы избежать ответственности, склонен свалить вину за свои ошибки на других, ищет “козлов отпущения”; когда коллективу присуждается премия или награда, он первый в списке, в президиуме занимает место в первом ряду.

Призраки сознания (“идолы разума”) Ф.Бэкона: призраки рода (искаженное отражение вещей вследствие примешивания человеком к их природе своей собственной природы); призраки пещеры (порождаются индивидуальными особенностями самого человека); призраки рынка (неправильное употребление слов); призраки театра (отвлекающие человека ложные учения). Данная классификация П.с. весьма полезна и сегодня для критики многих ложных идей. Ф.Бэкон искал путь преодоления П.с. в опыте, индукции.

Принцип (от лат. рrincipium – основа, начало) – субъективное выражение объективной закономерности. Мы возводим ту или иную закономерность в П., для того чтобы ею руководствоваться в практической деятельности.

Потенциал социальный (от лат. potentia – сила) – социальные резервы (идеи, способы деятельности, источники, возможности, средства, запасы), которые могут быть приведены в действие, использованы для решения социальной задачи, достижения определенной цели; совокупные социальные возможности индивида, организации, государства, общества, социума в целом. П.с. коренным образом зависит от способа производства, общественного строя, типа государства, степени развития общества, уровня цивилизации, осознания законов и императивов планетарного развития, универсального эволюционизма.

Поучение Владимира Мономаха. Прислушаемся к советам из дошедшего до нас в Лаврентьевской летописи “Поучения”: «Еде и питью быть без шума великого, при старших молчать, мудрых слушать, старшим повиноваться, с равными себе и младшими в любви пребывать, без лукавого умысла беседуя, а побольше вдумываться; не неиствовать словом, не осуждать речью, не много смеяться, стыдиться старших, с дурными женщинами не разговаривать, книзу глаза держать, а душу ввысь…; не уклоняться учить падких на власть, ни во что ставить всеобщее почитание. Если кто из вас может сделать другим полезное, от Бога на воздаяние пусть надеется и наслаждение вечными благами… Не позволяйте сильным погубить человека… Лжи остерегайся и пьянства, и блуда, ведь душа погибает и тело… Чтите гостя…Жену свою любите, но не давайте ей над собой власти… Не забывайте того хорошего, что вы умеете, а чего не умеете, тому учитесь… Не ленитесь ни на что хорошее…: пусть не застанет вас солнце в постели».

Правила Д. Карнеги о том, как перестать беспокоиться и начать жить: живите в “отсеке” сегодняшнего дня, не стремитесь делать все дела сразу, делайте одно дело в определенный промежуток времени; в неразрешимой, казалось бы, ситуации: 1) спросите себя: «что является самым  худшим из того, что может произойти?», 2) приготовьтесь примириться с этим в случае необходимости, 3) затем спокойно подумайте как изменить ситуацию; три правила анализа проблем беспокойства: 1) беспристрастный и объективный сбор фактов о проблеме (беспокойство обычно исчезает в свете знания), 2) анализ и осмысление этих фактов, принятие решения,     3) начинайте действовать в целях решения проблемы; шесть правил, как преодолеть привычку беспокоиться, прежде чем она одолеет вас: 1) человек, страдающий от беспокойства, должен полностью забыться в работе,  2) не позволяйте себе расстраиваться из-за пустяков, 3) спросите себя: «Каковы шансы по закону больших чисел, что событие, из-за которого я беспокоюсь, когда-либо произойдет?», 4) считайтесь с неизбежным, 5) когда перед вами возникает соблазн упорствовать в безнадежном деле, установите “ограничитель”, 6) не пытайте “пилить опилки” (не повторяйте прошлых ошибок); семь правил выработки такого умонастроения, которое принесет вам душевное спокойствие и счастье: 1) думайте и ведите себя жизнерадостно и вы почувствуете себя жизнерадостно, 2) не пытайтесь свести счеты с вашими врагами, потому что этим вы принесете себе гораздо больше вреда, чем им, 3) вместо того, чтобы переживать из-за неблагодарности, не ожидайте неблагодарности, делайте добро ради собственной радости, 4) ведите счет своим удачам, а не своим неприятностям, 5) не подражайте другим, найдите себя и будьте собой, 6) когда судьба вручает вам лимон, постарайтесь сделать из него лимонад, 7) забудьте о себе, когда проявляете интерес к окружающим, каждый день делайте доброе дело; три правила, как уберечь себя от несправедливой критики: 1) помните, что несправедливая критика часто является замаскированный комплиментом,    2) не забывайте, что никто, никогда не бьет мертвую собаку, делайте все, что в ваших силах, невзирая на критику, 3) ведите список глупых поступков, которые вы совершаете, и критикуйте себя; шесть правил, соблюдение которых позволит предотвратить усталость и беспокойство, а также поддерживать высокий тонус и хорошее настроение: 1) отдыхайте, не дожидаясь усталости, и вы прибавите час в день к вашей активной жизни, 2) научитесь расслабляться на работе, 3) расслабляйтесь дома, 4) применяйте трудовые навыки (выполняйте дела в порядке их важности. Когда возникает проблема, решайте ее немедленно, если вы располагаете фактами, необходимыми для принятие решения. Научитесь организовывать работу, делегировать ответственность и осуществлять контроль), 5) старайтесь трудиться с энтузиазмом, 6) помните, что еще никто не умер от недостатка сна. Беспокойство по поводу бессонницы вреднее, чем сама бессонница.

Порядок (от древнерус. ряд – договор) – состояние организованной материи, в котором можно выделить некие элементы и связи между ними (“сложное, содержащее в себе хаос”); комплекс условий, состояния, удобные для жизни и деятельности человека и организации. У древних мыслителей возникновение П. и определенности происходит из беспредельного, связанного пределом. По И. Пригожину, новое понимание П. и хаоса приводит к новому пониманию материи. Материя становится “активной”: она порождает необратимые процессы, а необратимые процессы организуют материю. Исследование неравновесных процессов привело к выявлению П. нового, ранее неизвестного типа (“диссипативные структуры”).

Порядок социальный. Формирование образа П.с. претерпело заметную эволюцию – от поисков констант и условий равновесного и устойчивого порядка к осознанию роли неравновесных, динамических факторов, служащих необходимым условием саморазвивающегося, эволюционирующего порядка – порядка как способа поддержания изменчивости социальных систем. Основной признак социального порядка, по Т. Гоббсу, – централизованная государственная иерархия, а гарантом этого порядка является политическая власть. В древнекитайском философско-политическом трактате “Книга правителя области Шан” отмечалось, что “закрепление прав и обязанностей – таков путь к порядку, если же эти права и обязанности не закреплены, то открывается путь к смуте”. Г. Спенсер, рассматривая общество как организм, состоящий из взаимосвязанных и взаимозависимых частей, полагал, что оно движется от бессвязной однородности (гомогенности) к разнородности (гетерогенности), от рассеянности к концентрированности. По Л. Эрхарду, тот, кто не способен понять ценность порядка как жизненных рамок, не может его защищать. Важно противопоставить плоскому бездуховному прагматизму культ духовного порядка, порядка жизни сообщества. Восхваляемое сегодня прагматическое поведение суть капитуляции перед правдой или трусость перед жизнью. Тот, кто сегодня не видит выхода, боится принимать решения, слывет зачастую умным человеком и к тому же способным политиком, если он действует “прагматически”, т.е. исходит из случайных обстоятельств, сложившихся на данный момент. Одна из примет нашего времени состоит в том, что сейчас мыслят не столько категориями порядка, системы, сколько “регламентациями”. Л. Эрхард, воплощая в жизнь модель рыночного хозяйства, попытался соединить свободу с П.с., чтобы утвердилась большая справедливость.

Порядок организационный – структурная устойчивость целого, определяемая, по А.А. Богданову, наименьшей его частичной устойчивостью (“закон относительных сопротивлений (закон наименьших)”. Представление о сложности отнюдь не стремится заменить представление о порядке представлением о беспорядке, а ставит своей задачей диалогическое сопоставление порядка, беспорядка и организации (Э. Моран). Важнейшими факторами П.о., определяющими организационную культуру государственной службы, являются: 1) первичные факторы (точки концентрации внимания высшего руководства; реакция руководства на критические ситуации, возникающие в организации; отношение к работе и стиль поведения руководителей; критериальная база поощрения сотрудников; критериальная база отбора, назначения, продвижения и увольнения из организации); 2) вторичные факторы (структура организации; система передачи информации и организационные процедуры; внешний и внутренний дизайн и оформление помещений организаций; мифы и истории о важных событиях и лицах, игравших и играющих ключевую роль в жизни организации) (Э. Шайн).

Последствия решения – подразделяется на: 1) осознанные, проектируемые, обоснованные; 2) отклоняющиеся от принятых параметров, побочные; 3) непредсказуемые, требующие внесения существенных корректив в принятые решения или их отмены, принятия нового решения или системы новых решений в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств. П.р. входят в число критериев ответственности персонифицированных и ассоциированных субъектов организации и управления, в том числе министерской, предпринимательской, церковной и иной ответственности.

Подход ситуационный (кейсовый: от англ. case ситуация) – методологическое направление общей теории управления, появившееся во второй половине 60-х годов ХХ в. как противовес идеям классической школы управления. Смысл П.с. можно свести к следующим позициям: 1) неопределенность условий управления – важнейшая детерминанта, предопределяющая выбор методов, форм и структур управления; 2) П.с. акцентирует внимание на управленческом событии, его осмыслении в контексте обстоятельств среды. Необходимо соотносить “контекстуальные” переменные обстоятельств с главными внутренними характеристиками организационной системы (структура, процессы, расстановка кадров, лидерство, стиль руководства, контроль и др.); 3) каждая управленческая ситуация – процесс и имеет собственную логику развития; 4) П.с. основан на взаимодействии управляемых и неуправляемых параметров ситуации, актуализирует роль случайности, интуиции в управлении как науке и искусстве; 5) П.с. заранее подготавливает руководителя, государственного служащего, менеджера к запрограммированным оптимальным решениям в нестандартных ситуациях, формирует умение контролировать ситуацию. В каждой стандартной ситуации есть своя уникальность; в каждой уникальной ситуации “светится” стандарт. Основное конструктивное положение П.с. – проектирование внешней и внутренней среды, в которой люди, совместно работающие в организациях и группах, могут достичь поставленных целей. Идея проектирования среды находит продолжение в планировании как рациональном средстве достижения целей при наличии неопределенности, непредвиденных ситуаций. П.с. в государственной службе проявляется при анализе и оценке кадровой ситуации, в осмыслении взаимодействия организаций государственной службы и внешней среды, в формировании адаптивного стиля работы персонала государственной службы и др.

Подход социотехнический, при котором техническая организация предприятия должна быть продублирована, повторена социальной организацией (А. Райс), тем не менее предполагает, что социальные связи на производстве, даже при характерном для социотехники крайне узком их понимании, несводимы к техническим отношениям. Организация труда имеет свои собственные социальные и социально-психологические свойства, независимые от технологии (Э. Трист). По Д.М. Гвишиани, процессы, органически связанные с коренными изменениями технического базиса производства, привели к складыванию качественно новой социотехнической системы.

Подход структурно-функциональный – теоретический подход, направленный на выяснение структуры социальных систем (структурализм) и социальных событий с точки зрения их функции, то есть влияния на общественные процессы (функционализм), а также их синергетического взаимодействия. П.с.-ф. Т Парсонса представлял собой новейшую “грань” социологической теории в профессиональном, дисциплинарном смысле. Сегодня исследователи вернулись к “проблемам Парсонса”, хотя и не принимают его решений (Дж. Александер).

Подъем – послекризисное состояние системы, наращивание ее конструктивного потенциала, позитивных тенденций развития.

Популизм – линия (форма) поведения руководителя, стремящегося понравиться народу, избирателям, сотрудникам обещаниями, и не очень заботящегося об их реализации; принятие решений, законов, не обеспеченных финансами, имеющее целью лить воду на мельницу политических интересов той или иной партии, группы лиц. Механизмом П. может быть лоббирование интересов отдельных лиц под псевдодемократическим прикрытием. Используют П. некоторые политические деятели в стремлении поднять свой падающий рейтинг, продлить срок пребывания во власти; для других – это путь во власть. П. – это не только прямой обман, но и признак низкой управленческой культуры: его поклонник может искренне верить в истинность и полезность своих популистских обещаний и решений.

Подход синергетический (от греч. synergetikos – совместный, содействующий) – подход, опирающийся на теорию самоорганизации открытых, динамичных, неравновесных социальных систем; изучение и использование связей между элементами структуры системы, образующихся в неравновесных условиях (по И. Пригожину, “диссипативных структур”). В таких системах наблюдается согласованное поведение подсистем, упорядоченность возникает вне области устойчивости; подход к такой междисциплинарной проблематике, в фокусе которой находится эволюционное поведение открытых, далеких от равновесия нелинейных систем, образующих в совокупности образ (паттерн) нелинейного мира в процессе саморазвития, в котором порядок и хаос соседствуют, взаимопроникают и взаимотрансформируются друг в друга (В.И. Аршинов). За счет самоорганизации возрастает степень упорядоченности социальной системы. Г.В. Атаманчук сделал суждение-вывод: »Можно мыслить синергийно, но необходимо на такой же основе обязательно инициировать соответствующие (подчеркну: синергийное) практическое поведение и деятельность». Мыслить синергетически – “ожидать неожиданное” (Эврипид). Для государственной службы процессы самоорганизации имеют большое значение: самозарождение организации важно для возникновения новой целостной системы государственной службы; при изменении внутренних и внешних условий существенно поддержание определенного уровня организации государственной службы – ее стабильности, устойчивости; в развитии государственной службы большую роль играет совершенствование, саморазвитие подсистем, способных накапливать и использовать прошлый опыт. Особое значение имеет также самоорганизация руководителя, государственного служащего.

Подход системный – методологическое направление познания природной, социальной и духовной действительности, в основе которого лежит понимание объекта исследования как системы; в социальной практике особым образом организованное (комплексное) воздействие субъекта управления на объект, в том числе – субъекта социального управления на социальные объекты. П.с. ориентирует исследователя на раскрытие целостности объекта, выявление многообразных связей в нем и сведение их в единую теоретическую конструкцию. Если П.с. делает акцент на вопросах целостности системы, то синергетику главным образом интересует эволюция этой целостности. При этом синергетика обогащает сам смысл понятия “система”, превращается в действенный инструмент исследования сложных систем. Ее можно рассматривать как современный этап развития идей системных исследований, но она несет в себе нечто, существенно новое (Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов). По Г.П. Щедровицкому, чтобы анализировать системы и структуры, надо построить принципиально новые формы мышления, не только непривычные, но нередко и противоречащие здравому смыслу и интуиции, преодолеть фетишизм старых понятийных конструкций, т.е. развивать методологию системно-структурного исследования. П.с. нацеливает субъекта управления на понимание целостности объекта воздействия, его взаимодействия с субъектом, на совокупность (целостность) социального знания и комплексность использования средств и способов управленческого воздействия. Нынешние системные исследования ориентированы не на системы вообще, а на изменяющиеся системы, в которых неустойчивость есть предпосылка изменения способа их поведения. Взаимосвязь устойчивости и неустойчивости конкретизируется в П.с. через понятие нелинейности. П.с. в известной мере тяготеет к расширению сферы системных исследований, эволюционирует в “систему системных методологий”. Поставим, однако, ограничитель, иначе возможна абсолютизация П.с. Подобно тому, как нарастание интеграции не означает уменьшения дифференциации, наше видение системных связей и отношений не может затенить тот немаловажный факт, что в окружающем мире и в нас самих несистемного (бессистемного) отнюдь не меньше. Следовательно, наше мышление должно быть открытой системой (системой систем), допускающей парадоксальность, неординарность, способность к восприятию нового, иначе нам уготована судьба динозавров. П.с. включает в себя понимание тектологии системы (строение), функционирования (воспроизводства), эманации (дезорганизации), диссипации (создания и жизни диссипативных структур). В социологии, по Г.В. Осипову, П.с. обычно используется на стадии предварительного теоретического анализа объекта исследования с целью построения гипотетической модели объекта и формулирования гипотез.

Патернализм (от лат. paternitas – отцовство) – система управления, в т.ч. государственного, построенного на парадигме воспитания и контроля отца над детьми в патриархальной семье. По Дж. Локку, факт рождения детей не делает их рабами отцов. Государственному П. присущ авторитарный характер, не способствующий развитию гражданского общества.

Персонал организации ( от лат. personalis – личный, англ. personel – личный состав) – штатный состав организации. Различают административно-управленческий персонал, инженерно-технический персонал, обслуживающий персонал. В рамках социального управления особую значимость приобретает теория и практика управления персоналом.

Подход аналитический – теоретико-методологическая позиция исследователя, основанная на высокой оценке эффективности и значимости анализа как метода познания социальных систем и организаций. Анализ (мыслительное или экспериментально-реальное расчленение предмета, явления, процесса, свойства предмета или отношения между предметами на части) традиционно входит органической частью во всякое научное исследование и образует его первую стадию. По И. Канту, аналитика является частью философии, излагающей начало рассудочного знания, толкуется как гносеологический анализ рассудочного познания.

Подход институциальный – путь, метод познания социального объекта как института: социума в целом, отдельных институтов в их взаимодействии между собой и людьми. Его объективной основой служит институциализация. Развитие П.и. приводит к институциализму как системе мышления, направлению мысли, осмыслению жизни и деятельности институтов. С точки зрения П.и. государственная служба в целом и прежде всего выступает как административный институт реализации функций государства; может рассматриваться и как система институтов: государственного управления и организации; социально-экономический; социально-правовой; духовно-культурный; государственных социальных услуг; служебной организации и управления государственной службой.

Подход нормативный – опирающийся на социальные нормы, предполагающий выдачу рекомендаций, каким должен быть объект управления, какие управляющие воздействия необходимы, чтобы параметры объекта соответствовали принятой норме, социальному стандарту, ценностям.

Подход организмический – методология научного познания, использующая понятия “организм” и “организация” для решения проблем структурных уровней и возникновения новых качеств. Развитие органицистского принципа связано с трудами Л. Берталанфи в области общей теории систем. П.о. в социологии выразился в создании органической школы, которая, позитивно решая ряд проблем целостности общества, его функционирования, отождествляла общество с организмом и пыталась объяснить социальную жизнь биологическими закономерностями. В рамках своей “организмической теории” Г. Спенсер выделил три основных типа институтов: 1) продолжающие род (брак и семья); 2) распределительные (экономические); 3) регулирующие (религия, политические организации).

Параметры порядка – “амплитуды растущих конфигураций”, “степени свободы” (Г. Хакен); “набор коллективных переменных” (И. Пригожин); коллективные переменные, которые описывают в сжатой форме смысл поведения и цели-аттракторы системы (В.Г. Буданов, О.П. Мелихова); доминирование неустойчивости для других неустойчивостей; неустойчивая переменная, определяющая поведение всей самоорганизующейся системы. П.п. могут одновременно являться информационным каналом, преодолением информационного хаоса. Выделение разноуровневых П.п. в качестве набора переменных, характеризующих данную систему, позволяет выявить “русла следования”, анализ которых дает возможность субъекту управления прогнозировать развитие сложной системы. По А.П. Назаретяну, синергетическое моделирование позволило доказать, что даже в точках неустойчивости может происходить не “все, что угодно”: количество реальных сценариев, называемых иначе П.п., всегда ограничено, и коль скоро события вошли в один из режимов, система необратимо изменяется в направлении соответствующего конечного состояния. Это квазицелевое состояние (аттрактор) подчиняет себе все последующие события, и как бы мы ни желали вернуться в исходную фазу или перейти к другому, более благоприятному аттрактору, осуществить это уже не удастся. Все пространственно-временное поведение состояния системы управляется или подчинено П.п. (принцип подчинения). По Г. Хакену, если изменить один или несколько П.п., то система становится неустойчивой, выходит из своего прежнего состояния и начинает формировать качественно новое макроскопическое состояние. Синергетика обнаруживает, что в результате кооперации отдельных частей могут возникнуть микроскопические состояния, подчиняющиеся П.п. Сложную динамику всей системы возможно описывать с помощью небольшого числа П.п. В свою очередь части системы также воздействуют на П.п. Различие между П.п. и подчиненными им частями состоит в разных временных масштабах: П.п. изменяются медленнее. Таким образом, частично упорядоченная система генерирует соответствующие П.п., которые воздействуют на систему и вынуждают ее принять полностью упорядоченное состояние.

Параметры социального порядка – доминирование одних социальных неустойчивостей для других неустойчивостей. Т. Парсонс рассматривал устойчивые соотношения между параметрами системы как атрибуты порядка. Говоря о “синергетически устроенном мире”, то есть мире, живущем по законам самоорганизации, В.В. Василькова рассуждает о том, чем определяются алгоритмы социального порядка – космическими константами, смешением обстоятельств или волей людей. В.Л.Романов дает иерархическую классификацию параметров социального порядка, высший уровень которых представлен долгоживущими и дальнодействующими факторами (верования, национальный характер, культура); средний – традиции, ритуалы, нормы поведения, институты, социальная структура; нижний – короткоживующие факторы (привычные связи, социальные условия, мнения и настроения, отношения по интересам и профессиям, рабочие места). Подчинение переменных П.с.п. долгоживущим факторам образует “русла следования”, которые коммуникативно регулируют социальные отношения и обеспечивают целостность сообщества.

Параметры управляющие — понятие, используемое в социосинергетике для обозначения активности социальной материи на мегауровне, равно как и понятие “параметры порядка”, “работающее” на макроуровне. Иначе – П.у. – это параметры порядка более высокого уровня. Существенно для понимания и то, что уровни системы могут исчезать, перестраиваться, меняться (динамическая иерархичность); долгоживущие уровни подчиняют себе короткоживущие; “мега- + микроуровень рождают макроуровень в точке бифуркации (параметры “сборки”) (В.Г. Буданов). Можно выявить П. у., изменение которых меняет степень упорядоченности в направлении, которое согласуется с поставленной целью (Ю.Л. Климонтович).

Пассионарность – характеристика поведения и психики, проявляющаяся в стремлении индивида к цели (часто иллюзорной) и способности к сверхнапряжениям и жертвенности ради достижения этой цели (Л.Н. Гумилев); термин Л.Н. Гумилева, используемый для обозначения состояния системы в неравновесном состоянии, когда она начинает повышать свою энергетику, становится особо чувствительной, приобретает качество поисковой активности.

Отношение – отражение способа бытия и познания; результат сравнения вещей, явлений, процессов; взаимозависимость элементов определенной системы; соотнесенная форма деятельности; взаимная связь, зависимость разных величин, предметов, явлений, соотношение между чем-либо; характер поведения; мысленное сопоставление различных объектов или различных сторон объекта; эмоционально-волевая установка личности, выражение ее позиции.  Повторение действия рождает отношения (С.С. Фролов). О. общественные – ключевое понятие в определении общества. Выделяется существенное О. – связь. Особый тип – социальные О. Социальное О. – это шанс, что состоится социальное действие (М. Вебер). По И. Пригожину и И. Стенгерс, основной акцент научных исследований сегодня перемещается с субстанций на О., связь, время.

Отношения организационные – соотнесенная форма деятельности (активности, по А.А. Богданову) организационных систем, их взаимозависимость; отношения, сопровождающие становление, функционирование, развитие организации; отношения, возникающие при организации производства.

Отношения социальные – устойчивая система связей социальных субъектов; осознанная форма социальной деятельности; соотнесенные по смыслу отношения между субъектами социума – людьми и институтами, институтами и институтами, институтами и людьми в целях обеспечения индивидуальных и социальных потребностей; отношения, в которых индивид выступает как интегральная личность, то есть универсально, как индивид “всемирно-исторический” (К. Маркс). О.с. классифицируют по различным основаниям на государственные, общественные, личные; трудовые и нетрудовые; формальные и неформальные; вертикальные и горизонтальные и др. Разновидность О.с. – управленческие, в т. ч. административно-управленческие отношения.

Отчуждение – отстранение граждан от власти, управления, собственности, средств производства, духовной жизни; глубинная причина социальной напряженности, дезорганизации. Система (политическая, экономическая и др.) также может стать чуждой силой для граждан. О. может возникнуть и внутри управленческой системы (например, при авторитарном, бюрократическом и ином подобном стиле руководства).

Парадигма – параметр порядка (Г. Хакен); своеобразное “качающееся” состояние науки (теории), которая до сих пор была вершиной, образцом, но уже перестала объяснять усложняющийся объект и удовлетворять практику; качественный скачок в развитии научного знания; кардинальный пересмотр данного знания, его существенная перестройка или возникновение новой науки (теории). По свидетельству Диогена Лаэртского Платон “идею” (idea) раскрывает как “образ” (aidos), и “род” (genos), и “образец” (paradeigma), и “начало” (arсhe), и “причина” (aition). Это понятие получило, по существу, свое третье рождение в работах Т. Куна как обозначение образцовой общепринятой теории, как научные достижения, которые в течение продолжительного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решения. В.В. Василькова ставит вопрос о возможном формировании новой социологической парадигмы (парадигмы “неправильного развития”), которая имеет специфический предмет исследования – динамику социальных структур, переходные процессы в обществе, диалектику стабильности и дестабилизации в социальных процессах, волновые и циклические процессы в общественном развитии. Понятие П. показывает объективный характер развития науки: ученые участвуют в становлении новой П., но нельзя “создать”, “разрабатывать” П.

Парадигма управленческая – состояние управленческой науки и управленческой практики, переходящих от “управления людьми”, “управления обществом”, “управления природой” к “управлению процессами, структурами, организациями”, взаимодействующему с самоорганизацией, как природной, так и социальной, имеющему как новые возможности, так и новые пределы и ограничения; ситуация, когда условия настолько изменились, что попытка управлять прежними методами и формами успеха не приносит. Отдельные достижения, временные решения и полумеры, пропагандистские усилия уже не в состоянии вывести систему из управленческого кризиса. Способы преодоления П.у.: кардинальные изменения в содержании управленческой практики, радикальные преобразования в подготовке, переподготовке и повышении квалификации управленческих кадров, обновление или смена управленческой теории.

Организация социальная – разновидность социальных систем, объединение людей, совместно реализующих социальную программу или цель, действующих на основе определенных принципов, правил и процедур; внутренняя упорядоченность, строение, взаимодействие частей социального целого; совокупность действий, процессов, направленных на развитие взаимосвязей частей социального целого (класса, социальной группы, института и др.); функция социального управления; ряд или группа ролей, связанных в систему через каналы коммуникаций (К. Боулдинг). По Я. Щепаньскому, О.с. представляет систему способов деятельности индивидов, подгрупп и институтов, средств социального контроля, социальных ролей и систему ценностей, которые обеспечивают совместную жизнь членов общностей, гармонизируют их стремления и действия, устанавливают допустимые способы удовлетворения потребностей, разрешают проблемы и конфликты, возникающие в ходе совместной жизни. В концепции Н. Фридберга и М.Крозье организация рассматривается как система, характеризуемая наличием “островков упорядоченности” (уверенности) и высокой степенью неопределенности (неуверенности) в сфере взаимоотношений и деятельности; отмечается высокая потребность организации в повышении определенности, упорядоченности и  предсказуемости в сфере деловых отношений (В.В. Щербина). Как полагает В.Д. Граждан, для О.с. характерны три признака: предметность (материальность); наличие частей, сторон, элементов социальной деятельности; определенный порядок взаимодействия между ними, их расположение и связь. В соответствии с моделью Т. Парсонса (AGIL) любая социальная система, в том числе организация, чтобы выжить и добиться успеха, должна выполнять следующие функции: адаптация, достижение цели, интеграция, легитимность. Суть данной модели состоит в том, что для своего выживания и процветания любая организация должна быть способной адаптироваться к постоянно меняющимся условиям внешней среды, добиваться выполнения поставленных ею целей, интегрировать свои части в единое целое и, наконец, быть признанной другими людьми и другими организациями. Организационные проблемы сегодня: организационное несоответствие между организационной структурой и возникающими требованиями, излишняя вера в вертикальную иерархию, обыкновенная самоуспокоенность руководителей (О. Тоффлер).

Организация территориальная – основанная на государственной региональной политике система государственных и негосударственных региональных учреждений и организаций, осуществляющих управленческие функции в региональном сообществе, административно-управленческих образованиях. Формой О.т. в регионах с особо опасным производством выступает коалиция управленческих команд. Существенную роль в О.т. играют материально-экономическая база региона, территорий, возникшие на основе природно-экономических условий региона государственные и частные предприятия, многие из которых стали градообразующими; демографические, этнические, религиозные и иные особенности населения. Ключевая научная проблема О.т. – организация социального пространства региона, территории.

Организация формальная – тип организации, характеризующийся рациональной системой руководства и управления, узаконенной предписывающей системой организационных норм, правил, принципов деятельности и отношений, стандартов поведения членов организации. О.ф. прежде всего опирается на организационную структуру. Основными элементами О.ф. являются: 1) разделение труда; 2) система коммуникаций; 3) регуляторы (А.И. Пригожин).

Организация экономическая – организация производства и производственных отношений государства и общества; управление народным хозяйством страны; организация промышленных, сельскохозяйственных и иных предприятий, экономических учреждений и организаций, среди которых существенную роль играют частные предприятия и организации. О. э. включает совокупность принципов, целей, задач и действий по руководству экономикой (экономическая идеология и политика); экономические, в том числе предпринимательские, технологии; экономическую науку.

Открытость – характеристика Мира как самодостаточного и становящегося одновременно, открытого для постоянного движения, развития; обмен системы с внешним миром, окружающей средой веществом, энергией, информацией; наличие источников и стоков в каждой точке самоорганизующейся системы (С.П. Курдюмов). Как полагает В.С. Егоров, “философия” открытого мира в качестве конституирующего принципа включает исходную синергию материального и идеального начал природы, которая отражает достигнутый человеком уровень миропонимания.

Организация духовная – духовно-ценностная, идеологическая организованность, упорядоченность государства и общества; совокупность процессов духовной жизни, духовной практики, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между компонентами духовного целого; объединение людей, занимающихся духовным производством, совместно реализующих социокультурную программу или цель и действующих на основе определенных правил и процедур. Субъектами О.д. выступают отдельные индивиды на самодеятельной или профессиональной основе; специализированные государственные учреждения; структуры гражданского общества, в первую очередь – конфессиональные структуры; партии и общественные движения; духовно-культурная элита; лица и структуры, представляющие международные организации по вопросам просвещения, науки и культуры (ЮНЕСКО), другие подобные организации.

Организация неформальная – система непредписанных социальных ролей, неформальных институтов и санкций, эталонов поведения, переданных традициями и обычаями, которые возникают спонтанно в ходе взаимодействий (Ф. Ротлисбергер). О.н. основана на прямых контактах между членами организации, опирается прежде всего на организационную культуру. О.н. – явление, возникающее и существующее не само по себе, а только в связи с формальной О., в сопоставлении с ней и на ее фоне.

Организация по интересам – компонент системы социальной самоорганизации, основанный на совместном удовлетворении тех или иных интересов частных граждан. О.п.и. – широко распространенный тип организации, охватывающий миллионы людей, может приобретать политическое звучание и значение, стать основой политической партии или движения, быть конструктивной или деструктивной силой в государстве и обществе.

Организация политическая – система государственных и общественных институтов и норм, в рамках которых осуществляется политическая жизнь и государственная власть в социуме; организация деятельности в сфере отношений между большими социальными группами, а также нациями и государствами; организационная структура и организационная культура политических учреждений государства, политических партий и общественно-политических движений. О.п. – динамическая организация, поскольку включает в сферу деятельности политических институтов любые вопросы, затрагивающие интересы миллионов, участие граждан в делах государства. Ключевые механизмы О.п. – государственное и муниципальное управление, государственная и муниципальная службы.

Организация религиозная – существенный компонент системы духовного производства и духовного потребления гражданского общества, основанный на совместном удовлетворении религиозных потребностей граждан; система религиозных объединений (конфессий) и организаций; система построения и управления религиозной организации.

Организация семейная – регулируемая гражданским правом, нравственными нормами и традициями организация жизни основной социальной ячейки – семьи. О.с. носит конкретно-исторический характер, определяется экономическими условиями и менталитетом, влиянием религиозных учреждений и организаций, особенностями регионального социума. Демократизация государственной и общественной жизни затрагивает О.с., ставит вопросы, требующие участия науки, образования и воспитания, институтов массовой информации. Будущее семьи в России – это и одна из значимых проблем национальной безопасности.

Организация административная – система официальных отношений и процессов, определенных регламентирующими документами. По Ю.В. Колесникову, О.а. включает: 1) распределение функций – горизонтальную специализацию структурных подразделений, целевых групп; 2) субординацию должностей, т.е. вертикальное распределение прав, обязанностей и полномочий, объема и меры ответственности в принятии решений на различных уровнях иерархии; 3) систему коммуникаций, т.е. систему передачи информации “сверху вниз” (передача распоряжений, указаний, заданий), “снизу вверх” (обратная связь) и по горизонтали (связи координаций). Эти компоненты О. а. объединяют руководство, т.е. организацию процесса управления, обеспечивающего принятие оптимальных решений, их практическое осуществление, а также действенный контроль и проверку исполнения.

Организация бюрократическая – “идеальный” тип организации, предложенный М. Вебером, характеризующийся следующими свойствами: 1) управленческая деятельность осуществляется постоянно. Бюрократическая система – надежная, эффективная система; 2) управленческая деятельность расчленяется на элементарные операции, что предполагает строгое определение задач и обязанностей каждого звена организации. Установлена сфера власти и компетенции каждого уровня и индивида в аппарате управления; 3) О.б. строится на принципах иерархии, подчинения. Иерархия образует основной принцип контроля за чиновником; 4) чиновник отделен от собственности на средства производства, а должность отделена от индивида, выполняющего административные функции; 5) управленческая деятельность становится особой профессией: существует система образования по подготовке чиновников; 6) управленческие функции документируются; 7) в управлении господствует принцип безличности. Деятельность О.б. регулируется “последовательной сменой абстрактных правил” применительно к каждому частному случаю. Идеальный руководитель исключает эмоции; 8) служба в О.б. основывается на соответствии квалификации занимаемой должности, ограждена от произвольного увольнения.

Организация государственной службы – соответствует всем основным характеристикам организации. Это объединение государственных служащих (чиновников), реализующих функции административного управления государственными делами; это упорядоченное структурное образование; наконец, это совокупность действий, процессов, отношений, направленных на обеспечение функционирования и развития системы государственной службы. Государственная служба как социальная организация рассматривается как целевая управляемая общность, имеющая иерархическую структуру, обладающая определенной самостоятельностью и независимостью, реализующая общие интересы граждан, но имеющая и свои собственные интересы. Требования социальной среды, граждан являются компонентом, определяющим основные функции О.г.с. К основной проблематике О. г. с. относятся: вопросы организационной структуры, организационной культуры, прохождения государственной службы, принятия управленческих решений, контроля, управления персоналом и кадрами, взаимодействия органов государственной службы и местного самоуправления, информации и коммуникации в структурах государственной службы. Важный элемент О.г.с. – самоорганизация: способность системы государственной службы поддерживать, возрождать и совершенствовать уровень и целостность своей организации при смене внешних и внутренних условий.

Организационное самосознание – самосознание организации, осознание организационной культуры; осознание “себя”, саморефлексия субъектов организационной деятельности.

Организационные комплексы – единство активностей-сопротив­лений (элементов) системы, различаемое по величине суммы этих элементов. Типы О.к., по А.А. Богданову: организованные, дезорганизованные, нейтральные. В организованных К. целое больше суммы частей; в дезорганизованных – целое меньше суммы своих частей; в нейтральных – равенство организующего и дезорганизующего действия (динамическое равновесие). Соединение комплексов – “конъюгация”; вхождение, метод посредствующих комплексов – “ингрессия”. Ингрессия (“клей”) является основным типом организационных связей; связь между людьми и средой – комплексы среды; основной тип дезорганизационных связей – “дезингрессия”.

Организационные связи – основание зависимости организационных комплексов (организационных систем) и комплексов среды, т.е. внутрисистемные и межсистемные связи.

Организация (от франц. organisation, ср.-век. лат. organizo – сообщаю стройный вид, устраиваю) – имманентное свойство материи усложнять свои структуры, функции, состояния; объективная целесообразность; вид упорядочивающей человеческой деятельности. Если О. относится к процессу, то она выступает как внутренняя тенденция развития системы (С.П. Курдюмов). Управление содержит в себе организационный аспект, однако, О. и генетически, и по значимости, и по объему представляет собой самостоятельный феномен. Идея об О., понимаемой таким образом, может послужить хорошим лекарством от “управленческой самонадеянности”, стремления всем и вся управлять и все объяснять на языке управления. Основные смыслы О.: 1) объединение людей, совместно реализующих программу или цель на основе определенных правил и процедур; 2) средство достижения целей, которое позволяет людям выполнять то, что они не могли бы выполнить индивидуально (М. Мескон, М. Альберт, Ф. Хедоури); 3) внутренняя упорядоченность, согласованность, взаимодействие частей целого, обусловленные его строением; 4) совокупность действий, процессов, отношений, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого; 5) процесс достижения определенности во внешних и внутренних отношениях систем, необходимой для обеспечения устойчивости систем в изменяющейся среде обитания (В.Л. Романов). Понятие О. употребляется применительно к физическим, химическим, биологическим, социальным, духовным (организация знания, идей и др.), некоторым техническим и технологическим объектам. О. – самоорганизующаяся система на всех этапах своего жизненного цикла.

Оптимизация – достижение поставленной цели при заданных условиях наилучшим образом: за минимальное время, с наибольшим экономическим эффектом, с максимальной точностью, с необходимым качеством; процесс выбора наилучшего варианта из возможных, в т.ч. лучшего из хуших; процесс приведения системы в наилучшее, приемлемое (оптимальное) состояние. В то же время, по мнению И. Пригожина и И. Стенгерс, модели О. игнорируют возможность радикальных преобразований (т.е. преобразований, меняющих саму постановку проблемы и тем самым характер решения, которое требуется найти) и инерциальные связи, которые в конечном итоге могут вынудить систему перейти в режим функционирования, ведущий к ее гибели.

Оптимизм – характерная черта социального управления, основанная на достижениях науки и лучшем опыте; характеристика жизни и деятельности человека, ориентированных на преодоление проблем и трудностей, успешное вхождение в будущее. Способность радоваться каждому дню и человеку не приходит сама собой, формируется в коллективе, семье, общении, входит составной частью в художественную культуру, литературную классику.

Оптимум (от лат. optimum – наилучшее) – совокупность наиболее благоприятных условий деятельности, процесса; наилучший вариант решения задачи при данных условиях и ресурсах.; сочетание теории и практики (в управлении).

Опыт – целостность и универсальность человеческой деятельности как единство знания, навыка, чувства, воли (И.А. Медведева). Характеризует механизм исторического, культурного, управленческого, образовательного и иного социального наследования. Существенное значение приобретает О. организации, управления, самоорганизации, интерпретация О., извлечение уроков, осмысление ошибок.

Опыт организационный – единство организационного знания, организационных умений и навыков, организационных потребностей и способностей. О. о. возникает в организационной деятельности, организационном поведении, организационном эксперименте. Важнейший компонент О.о. – профессиональный опыт организации. По А.И. Турчинову, процесс обретения новой формы организации (организационное развитие) своим содержанием имеет новый структурный профессиональный опыт.

Орган (от греч. organon, лат. organum – орудие, инструмент) первичная структурная единица системы государственного и муниципального управления; официальное учреждение, наделенное соответствующими полномочиями, выполняющее определенные задачи в той или иной области социальной жизни (законодательный О., О. власти, О. управления и др.).

Организационное проектирование (проектирование организаций) одна из форм опережающего отражения действительности, вид социального проектирования, организационных изменений, специфическая организационная деятельность, связанная с научно обоснованным определением вариантов развития организации и целенаправленным изменением ее структуры и культуры; разработка таких организационных элементов и отношений в создаваемой (моделируемой) системе, при реализации которых возникшее организационное целое обладало бы свойствами высокой надежности, устойчивости и экономичности (А.А. Беляев, Э.М. Коротков). В быстроменяющихся условиях разрабатываются гибкие проекты, что нашло свое выражение в принципе недопроектирования.

Опережающего профессионального обучения принцип – один из фундаментальных принципов профессионального обучения, развития и функционирования послевузовского профессионального образования, в том числе – дополнительного (повышение квалификации и переподготовка специалистов), выражающий доминирующую тенденцию развития института образования и обучения. Опережение в обучении в значительно мере есть приспособление к будущему, создание опережающей адаптивно-адаптирующей профессиональной образовательной системы. Любую социальную эволюцию, по логике Ф. Хайека, можно представить как процесс непрерывного приспособления к случайным обстоятельствам, к непредвиденным событиям, которые невозможно предсказать. Реализация О.п.о.п. открывает возможность выйти на качественно новый уровень обучения – управление образовательными алгоритмами. Сверхзадача опережающего обучения – закладывать способность выбора при встрече со стратегической неожиданностью на основе глубинных, фундаментальных научных дисциплин и ценностей (культура, наука, миропонимание, идеология, религия). Опережающее и непрерывное обучение – основа изменения самого подхода к образованию в Российской Федерации. Ключевыми параметрами концепции опережающего обучения государственных служащих выступают: 1) в содержании обучения – опора на возможности научных дисциплин, междисциплинарных направлений науки, предопределяющих будущее страны и кардинальные изменения в образовательном процессе, способных стать основой стратегии создания “точек роста” учебного процесса, исходящих из импульсов и императивов XXI века, потенциала мировой системы образования, развития отечественных образовательных традиций; существенное изменение в номенклатуре учебных дисциплин, в приоритетах выбора и ориентации кафедр образовательного учреждения; кардинальная переработка государственных образовательных стандартов, приведение их в соответствие со стратегическими целями и задачами обучения государственных служащих; разработка принципиально новых учебных программ; 2) в организации обучения – ориентация системы организации обучения на фундаментализацию и гуманизацию знаний, методологический и инновационный поиск, индивидуализацию, проблемность обучения, культивирование соответствующих форм (например, кейс-стади (case-study)); осуществление необходимых для этого структурных преобразований в учебных заведениях подготовки государственных служащих; формирование системы опережающей подготовки, переподготовки и повышения квалификации преподавательского состава образовательных учреждений; 3) в технологии обучения – выбор “продвинутых” технологий обучения новой генерации высших управляющих, которые могут взять на себя принятие стратегических решений; технологизация обучения с акцентом на эффективное решение прикладных проблем, приобретение инновационных навыков и умений государственных служащих; создание эффективной экспериментальной базы образования.

Общество постиндустриальное – характеристика общественной системы, в соответствии с которой О.п. является стадией общественного развития, наступающей в зависимости от уровня техники вслед за стадией, где преобладала “вторичная” сфера – промышленность (индустриальное общество). Для О.п. характерно “третичная” сфера – сфера услуг. В свою очередь, индустриальное общество сменило “первичную” сферу экономической деятельности, где преобладало сельское хозяйство. Среди авторов концепции О.п. Д. Белл, З. Бжезинский, Г. Кан, О. Тоффлер, Ж. Фурастье, А. Турен. Ж. Фурастье определил О.п. как “цивилизацию услуг”. Д. Белл обосновывает переход от индустриального к сервисному обществу. Сфера услуг есть преимущественно обработка информации (Т. Стоуньер).

Община – первичная форма социальной организации, возникшая на основе производственных связей при первобытнообщинном строе, характеризуемая общим владением средствами производства, полным или частичным самоуправлением. В процессе развития возникли О. – первобытная; конфессиональная; национальная; городская; территориальная, соседская; религиозная; земляческая и др. Для дореволюционной России была характерной крестьянская О.

Общность – совокупность людей, объединяемая исторически сложившимися устойчивыми социальными связями и отношениями, имеющая общие социальные признаки: одинаковое происхождение, сходные взгляды и устремления, общая судьба и др. Формы О.: род, племя, семья, община, народность, нация, народ.

Обычай – повторяющаяся форма организации жизни, компонент и форма традиции; стереотипный способ поведения; общественное установление, состояние, сплачивающие людей в единое целое.

Опережающего отражения социальной действительности принцип – выдвинут на основе осмысления и развития фундаментального принципа опережающего отражения действительности, выражающего возможность приспособления живого к изменяющимся условиям среды и саму возможность существования живого на Земле, способность сознания, определяемую нынешней и будущей действительностью, опережать действительность, “схватывать будущее”. Концепцию опережающего отражения действительности и конкретные механизмы опережения мозговой деятельностью реальных событий на основе саморегуляции разработал П.К. Анохин. Он показал, как “опережающие реакции” многомолекулярных соединений привели в процессе эволюции к образованию нервных связей и нервной системы у высших животных и к принципиальной возможности прогнозирования будущих результатов в человеческой деятельности. В организации и самоорганизации, в государственном управлении О.о.с.д.п. ставит на реальную почву методы и формы социальной организации жизнедеятельности, переводит управление из модели “пожарной команды” (“где горит, туда и едем”) на модель опережающего управления. »В синергетике возникает одно из наиболее парадоксальных представлений – представлений о влиянии будущего, или конечной причинности. Будущее преддетерминирует настоящее, структуры-аттракторы детерминируют ход исторических событий. Будущее оказывает влияние сейчас, в некотором смысле оно существует в настоящем» (Е.Н. Князева). В сложных системах всегда есть влияние будущего, будущее “временит” пространство (С.П. Курдюмов). В стратегическом управлении О.о.с.д.п. выражается в учете детерминации будущим характеристик управляющей системы: ее структуры, методов и форм функционирования и развития; в социальном предвидении – как важнейшей формы опережающего отражения социальной действительности; в социальном прогнозировании – конкретизации социального предвидения, определении вариантов социального развития и выборе наиболее приемлемого, оптимального, исходя из ресурсов времени и социальных сил, способных обеспечить их реализацию; в социальном планировании – научно-обоснованном определении целей, заданий, показателей (сроков, темпов, пропорций) развития социальных процессов. О.о.с.д.п. дает основания развитию опережающей социальной диагностики, опережающего профессионального обучения кадров управления. Существенная проблема опережающего отражения социальной действительности – развитие инновационного потенциала организации.

Общество информационное – характеристика общественной системы, в которой доминирующую роль играет информация как основной ресурс и богатство общества, как опережающее отражение действительности (П.К. Анохин). О.и. предполагает источник своего развития в увеличении, ускорении, уплотнении и глобализации коммуникаций (Р. Мюнх). По мнению Р. Мюнха, господствующий в мире веберовский рационализм образует основу нашей научно-технической цивилизации и глобального О.и. (к парадоксальным ценностям этого рационализма относятся: 1. Диалектика знания и незнания. 2. Диалектика решения и воспроизводства проблем. 3. Диалектика освобождения и захвата. 4. Диалектика равенства и неравенства). В данной связи встает вопрос о разработке концепции государственной информационной политики. Нарастание дезинформации делает необходимостью разработку и принятие “Мировой Информационной Конституции”. М. Кастельс, рассуждая о сетевых структурах социальных изменений, восприятии и идентификации новой самобытности, устремленной в будущее, подчеркивает: наше историческое зрение так привыкло к стройным колоннам, ярким знаменам и писаным прокламациям, провозглашающим социальные преобразования, что мы теряемся, когда сталкиваемся с подспудно проникающими повсюду все более широкими изменениями в мире символов, пропущенных через фильтры самых различных сетевых структур, вдали от центров власти. П. Дракер, отмечая революцию в управлении в США, Японии, Южной Корее, говорит об обществе, основанном на знаниях. В прошлом определение понятий “руководитель”, “начальник”, “менеджер” звучало как “человек, отвечающий за работу подчиненных”; к началу 50-х годов означало “человек, отвечающий за эффективность и результаты работы коллектива”; сегодня адекватным следует считать – “человек, отвечающий за применение и эффективность знания”. В О.и. знание быстро превращается в определяющий фактор производства, отодвигая на задний план и капитал, и рабочую силу. Нынешнее общество еще преждевременно рассматривать как “общество знания”; сейчас мы можем говорить лишь о создании экономической системы на основе знания (knowledge society). То обстоятельство, что знание, организованное в виде специальных дисциплин, стало главным, а не просто одним из видов ресурсов, и превратило общество в посткапиталистическое. Данное обстоятельство изменяет структуру общества, создает новые движущие силы социального и экономического развития, влечет за собой новые процессы и в политической сфере. По В.С. Егорову, информационное будущее России представит прежде всего мыслящая, наиболее активная часть населения, способная объединиться вокруг идеи духовности и познания как основополагающей ценности. Предпосылки формирования О.и.: в экономической сфере – это преодоление силового взаимодействия, переход от присвоения (собственности) к несиловой, информационной коммуникации, трансформация рынка – аккумуляция рассеянного знания на основе Интернета; в социальной сфере – коренное изменение социальной стратификации общества, появление нового социального слоя инфострата-инфотариата, становление нового понятия гражданского общества; в политической сфере – переход от представительной к прямой демократии; в духовной сфере, в сфере идеологии – преодоление главенствующей роли материальных ценностей и постепенное превращение духовно-познавательных ценностей в определяющие, переход от классового представления о явлениях общественной жизни к социальному реализму; в области миропонимания – становление синергийно-информационного миропонимания, переход к интеграции способов постижения человеком мира: науки, философии, религии, мифа, литературы, искусства. Миропостижение уже не ограничивается рациональным мышлением, а реализуется в единстве с такими способами мировосприятия, как рефлексия, образное мышление, вера и т.д.

Общество открытое – характеристика общественной системы, возникающей как ответ на социальное напряжение, в которой индивидуумы вынуждены принимать личные решения. По А. Бергсону, понятия “общество открытое”, “открытая мораль” являются человеческими, а не только социальными. В таком обществе место привычки и инстинкта, характерных для общества закрытого, занимает умственное напряжение и сила творческого порыва. Основная идея открытого общества, по К. Попперу – власть закона; установление власти закона – задача государства. Переход от закрытого общества к О.о. – одна из глубочайших революций, через которые проходит человечество.

Общение – процесс взаимодействия и взаимосвязи социальных субъектов, обмен деятельностью, информацией, опытом, результатами деятельности; установление и развитие контактов между людьми, порождаемое потребностями совместной деятельности; информационный механизм взаимодействия социальных субъектов. В философской литературе подчеркивается смысл О. как способа проявления человеческой сущности. По Л. Фейербаху, отдельный человек как нечто обособленное не заключает человеческой сущности в себе ни как в существе моральном, ни как в мыслящем. Человеческая сущность налицо только в О., в единстве человека с человеком, в единстве, опирающемся лишь на реальность различия между Я и Ты. Процесс делового О., делового сотрудничества определяют группы факторов: система правовых актов и норм; организационно-распорядительная документация; социально-экономические регуляторы; С. духовных и нравственных ценностей, корпоративная культура; социально-психологические регуляторы.

Общественность – неформализованная, наиболее социально-активная часть общества, включающая и общественную элиту (политическую, административно-управленческую, предпринимательскую, духовно-культурную, региональную, местную), претендующая на выражение, отражение ценностей и интересов сообщества, населения, поселения. Субъекты О.: отдельные лица (“общественники”, представители О.), группы инициативных лиц. Типы О.: научная, педагогическая, литературная, театральная, музыкальная, спортивная и иная О.

Общество – важнейший компонент социума, совокупность социальных отношений (К. Маркс), складывающаяся в процессе жизнедеятельности индивидов; О. как пространство потоков, материальная организация социальных практик; в сетевом О. пространство организует время (М. Кастельс). По Р. Бенедикт, О. может быть “высокосинергичное” и “низкосинергичное”. Н. Луман представляет О. как систему событий, связь между которыми определяется смыслом, соединяющим и разграничивающим различные сферы поведения индивидов. Н. Бердяев тоже полагает, что О. есть некая реальность, реальность не только “Я” и “Ты”, но и “Мы”, то есть проблема отношений, отношения не “Я” к “Ты”, а “Я” к “Мы” и через отношение к “Мы” – отношение к “Ты”. По Э. Дюркгейму, О. – не простая сумма индивидов, но система, образованная их ассоциацией и представляющая собой реальность, наделенную своими свойствами. В.Г. Афанасьев полагает, что “совокупность общественных отношений” есть структура О. Это позволяет сделать вывод, что непременным компонентом любой из систем социального порядка является человек. О., утверждает П. Штомпка, необходимо рассматривать как процесс, как постоянно длящийся, бесконечный поток событий. Основные характеристики О.: открытое, гражданское, демократическое, гуманистическое, информационное, многонациональное, индустриальное, зрелое индустриальное (супериндустриальное), постиндустриальное, криминальное. Чтобы революционизировать парадигму теории О., Н. Луман предлагает отказаться от традиций социологической дисциплины и обратиться к теоретическим ресурсам, которые следует привнести в социологию извне. Следует различать три разных уровня анализа О.: 1) общую теорию систем, а в ней – общую теорию автопоэтических систем; 2) теорию социальных систем; 3) теорию системы О. как особого случая социальных систем.

Общество гражданское – системообразующий компонент социума, совокупность негосударственных общественных отношений жизни и деятельности людей, в которые они вступают для выражения, реализации и защиты личных и частных интересов; общество “высокого синергизма” (А. Маслоу); область спонтанного самопроявления потребностей, интересов и воли свободных индивидов и их ассоциаций, огражденная от государственной  власти. О. г. выступает как общество самоорганизации, является открытым, неравновесным, многоцелевым, обществом инициативы и ответственности. О.г. – преимущественно самоорганизующаяся и самоуправляющаяся система, ориентированная на сотрудничество, солидарность, интересы отдельного человека. Основные институты О.г.: семья, предпринимательство, конфессиональные объединения, партии, общественные движения. Институты О.г. выступают социальным противовесом институтам государства. О.г. – не только компонент, это и существенная характеристика социума. Для России есть опасность доминирования тенденции, при которой “социум становится не гражданским, все более и более криминальным” (Ю.А. Крючков).

Образование профессиональное – результат подготовки квалифицированных специалистов соответствующего уровня и профиля, конкурентоспособных на рынке труда, свободно владеющих своей профессией и ориентированных в смежных областях деятельности, способных к эффективной работе по специальности на уровне мировых стандартов, готовых к постоянному профессиональному росту, социальной и профессиональной мобильности. Образование руководителей может рассматриваться как результат опережающего профессионального обучения, или, иначе, как  обучение по “образу будущего”. Образование как процесс смены результатов профессионального обучения связано с преобразованием субъектов и объектов учебно-образовательного процесса. С синергетической точки зрения образование выступает мощным аттрактором для системы профессионального обучения. Однако можно попасть и в те “русла следования”, те его “протоки”, которые приведут к образовательному суррогату. “…Нам нужны новые смыслы или точнее – нужно радикальное переосмысление прежних смыслов…Готовы ли мы к этому? Достаточно ли хорошо устроена наша система образования?”, – ставил вопросы В.В. Налимов. Актуальной научной задачей является исследование “профессиональных образовательных параметров” (познание, методология поиска и реконструирование знания; фундаментальное и инновационное знание; знание прикладное, специальное, технологическое; управленческие навыки и умения; ценностные ориентации; убеждения и самосознание; профессиональная надежность работника, управляющего), путей их реализации. Необходимо и в О.п. вернуть социо-гуманитарные дисциплины.

Обратная связь – воздействие объекта на управляющую систему, на субъекта управления; воздействие результата функционирования системы (объекта) на характер этого функционирования, результатов процесса на его протекание; передача информации о протекании процесса, на основе которой уточняется то или иное управленческое воздействие; принцип построения систем информации, который дает возможность учитывать расхождение между целью воздействия и его результатом. При снижении О.с. качество социального управления также снижается вплоть до полной потери управляемости. По Н. Винеру, О.с. – свойство, позволяющее регулировать будущее поведение прошлым выполнением приказов. О.с., усиливающая результаты функционирования, является положительной; ослабляющая – отрицательной. Отрицательная О.с. стабилизирует состояние системы, заставляет систему вернуться в состояние равновесия, но ограничивает ее динамику; положительная – придает системе динамичность, но выводит ее из равновесия, ведет к неустойчивости, без которой нет развития. По И. Пригожину, только системы, далекие от равновесия, в состоянии неустойчивости, способны спонтанно организовывать себя и развиваться, создавать сложность. С.П. Курдюмов, соглашаясь в этом с И. Пригожиным, отмечает, что неустойчивость не всегда конструктивна. Кроме того, существует лишь определенная стадия развития процессов, на которой нестационарные диссипативные структуры становятся неустойчивыми. Случайное воздействие, флуктуация может разрастаться в макроструктуру: необходимым условием для этого является развитие процесса с обострением, в основе механизма которого лежит нелинейная положительная обратная связь. Социосинергетика дает возможность выявить и использовать “прямые и обратные нелинейные связи”.

Обучение – путь, способ получения образования; целенаправленно организованный, планомерно и систематически осуществляемый процесс овладения знаниями, умениями, навыками. В ходе О. усваивается социальный опыт, формируется эмоционально ценностное отношение к действительности. Отталкиваясь от логики гегелевского понимания образования, определим профессиональное обучение как подъем руководителя ко всеобщему профессиональному опыту и знанию, подтверждаемому “опережающей практикой”, и субъективизацию всеобщего профессионального опыта и знания в уникально-единичных формах “Я” и самосознания руководителя. Методы О.: организация учебно-познавательной деятельности; стимулирование и мотивация учебного процесса; контроль и самоконтроль. К моделям организации О. относятся: программированное О., проблемное О., инновационное О., модульное О., опережающее О.

Ноосфера (понятие, введенное Э. Леруа, развитое П. Тейяром де Шарденом и В.И. Вернадским) включает в себя следующие идеи: 1) разум возникает в результате непрекращающегося развития материального мира и постепенно превращается в ведущий фактор этого развития; 2) синхроническое единство материального мира. Современное состояние природы определено состоянием разума.

Норма социальная (от лат. norma – руководящее правило, образец) – предписание, регулирующее поведение людей в тех или иных социально значимых ситуациях (В.Г. Асеев, О.И. Шкаратан); параметр жизнедеятельности граждан государства и общества; “православие как норма веры, сохраняющая нравственные христианские ценности” (митрополит Кирилл). Может принимать юридическую форму (юридическая Н.), форму правила, обычая, традиции. Именно благодаря Н. социальные взаимодействия и отношение людей к природе приобретают цивилизованный характер. Социальные нормативы “работают” в сфере труда, культуры, быта, общественной деятельности, социального управления (нормативное регулирование).

Нормативный этос науки. Концепция Н.э.н. (единой ценностно-нормативной структуры науки), сформулированная Р. Мертоном, включает такие регулятивы, как универсализм, коллективизм, бескорыстность и организованный скептицизм. Социальная функция ученого заключается в достижении нового знания, превращаемого в коллективное достояние. Новые же результаты обмениваются на признание со стороны коллег по научному сообществу.

Образование – результат усвоения систематизированных знаний, умений и навыков, опыта творческой деятельности, эмоционально ценностного отношения к миру; необходимое условие подготовки человека к жизни, труду, социальной деятельности. О. имеет также и деятельностный аспект (О. как процесс), например, просвещение. В соответствии с Законом РФ “Об образовании” образовательным является учреждение, осуществляющее образовательный процесс, т.е. реализующее одну или несколько образовательных программ и (или) обеспечивающее содержание и воспитание учащихся. Государство должно вернуться в О. как гарант качества образовательных услуг (Б.Т. Пономаренко). Глубокие суждения об образовании высказали авторы “Оснований синергетики”: синергетический подход к образованию (синергетика образования) – это не перекладывание знаний из одной головы в другую, не вещание, просвещение и преподнесение готовых истин. Это – нелинейная ситуация открытого диалога, прямой и обратной связи, солидаристического образовательного приключения, попадания (в результате разрешения проблемных ситуаций) в один самосогласованный темпомир. Это – ситуация пробуждения собственных сил и способностей обучающегося, инициирования его на один из собственных путей развития, это стимулирующее, или пробуждающее, образование, открытие себя и сотрудничество с самим собой и другими людьми. Кто-то мудро сказал, что образование – это то, что помнишь, когда уже все забыл. Это в высшей степени относится к синергетическому образованию и к образованию через синергетику. Знание не просто накладывается на структуру личности или, тем более, навязывается. Синергетическое образование действует подспудно. Это – образование, стимулирующее собственные, может быть еще не проявленные, скрытые, линии развития. Как мы стремились показать, это – способ открывания реальности, поиска путей в будущее.

Несистемные образования – результаты слабых взаимодействий, не обладающие системными характеристиками. Представление о том, что в мире преобладают системы, является лишь гипотезой: несистемных связей и отношений может оказаться значительно больше. Об этом свидетельствует хотя бы выявление в синергетике и социосинергетике принципиально новой роли случайности. Рассуждая об известном парадоксе »нельзя все и вся назвать системой, но несистем не существует», В.А. Карташев отмечает, что внешние образования могут представляться как системами, так и несистемами; для задач исследования несистем не существует принципиально. Наличие интегративных качеств, целостность, эмерджентность – признаки, отличающие социальные системные объекты от несистемных (А.А. Беляев). Полагаем, что критерием различия системных и Н. о. может быть уровень организации объекта.

Нестационарные структуры – эволюционизирующие структуры, возникающие за счет активности нелинейных источников энергии. По С.П. Курдюмову и Е.Н. Князевой, Н.с. – локализованный в определенных участках среды процесс, имеющий определенную форму, способный развиваться, трансформироваться в среде или же переноситься в среде с сохранением формы.

Неуправляемости системы область – область неэффективного управления, образуемая пороговыми значениями сочетания эндогенных и экзогенных переменных самоорганизации системы и управленческих воздействий. По Ю.Г. Федулову, в этих условиях переменная (параметр порядка), зависящая от значений  эндогенных и экзогенных переменных системы и управленческих воздействий, по своему “размеру” оказывается сколь угодно малой в сравнении с размерами областей эффективного управления. В данном состоянии социальной системы нарастают имитация управления, неконструктивная или конструктивная дезорганизация, происходит “всплеск” самоорганизации. Социальные системы способны совершать иррациональные действия. Такой тип развития для социумов предполагает необходимость иметь технологии измерения риска отклонения, резервы прочности, наличие компенсирующих механизмов.

Неуправляемость – отсутствие эффективного управления; состояние “избыточной” самоорганизации системы; нарастание неконструктивной дезорганизации. Н. может стать результатом непрофессионализма в управляющей системе, неконтролируемых социальных экспериментов, значительного отставания структур власти и управления от понимания новых потребностей социального объекта.

Неустойчивость – состояние неравновесной системы вблизи точки бифуркации, при котором система сама может перейти к другому состоянию, совершает выбор дальнейшего пути развития; определенная стадия режимов сверхбыстрого нарастания, развития процессов с нелинейной положительной обратной связью, вероятностный распад сложноорганизованных структур вблизи момента обострения. Неустойчивость диалектична. Устойчивость вырастает из неустойчивости, в результате неустойчивости, ибо начало, рождение нового структурного образования связано со случайностью, хаосом, неустойчивостью. А устойчивость в конце концов, рано или поздно, оборачивается нейстойчивостью. Н. не заменяет и не отменяет детерминизм, а дополняет и, быть может, видоизменяет его. Выше некоторого порогового состояния система становится неустойчивой, когда любое микроскопическое движение (флуктуация) может вызвать быстрый лавинообразный процесс, выход на иной аттрактор (Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов). И. Пригожин: механизм, “запускающий” неустойчивости – флуктуация. Становление синергетической парадигмы в науке привело к открытию “превалирования неустойчивостей”. По формулировке Г. Николиса и И. Пригожина, мы “живем в мире неустойчивых процессов”. Синергетикой исследуются явления, происходящие в точке Н., и определяется та новая структура, которая возникает за порогом неустойчивости (Г. Хакен).Определены новые классы неустойчивых динамических систем, поведение которых можно охарактеризовать как случайное (А.Н. Колмогоров, Я.Г. Синай, В.И. Арнольд). По И. Пригожину, возрождение способа построения концептуальных основ динамических явлений вокруг понятия динамической Н. существенно расширяет наше понимание “закона природы”.

Неопределенность социальная – состояние процесса социального познания, в котором познающий субъект не может определить одновременно (или в отдельности) пространственную, временную, смысловую координаты социальных событий, явлений, социальных фактов; отсутствие социальной цели, стратегии развития, неполное, неточное представление о значениях различных параметров в прошлом, настоящем и будущем; одна из характеристик неконструктивной дезорганизации. Группы Н.с. (по Ж.Т. Тощенко): 1) возникающие под действием случайных факторов, которые подчиняются известным объективным законам; 2) обусловленные воздействием случайных факторов, подчиняющихся неизвестным законам; 3) возникающие в конфликтных ситуациях, когда противостоящая сторона стремится помешать достичь той или иной цели. Л. Туроу отмечает, что исторические периоды Н.с. всегда характеризовались подъемом религиозного фундаментализма. Люди не терпят неопределенности и многие ищут спасения в вере, когда неопределенность физического бытия становится непереносимой; спасаются от экономической неопределенности окружающего их реального мира в мире религии, который гарантирует им спасение, если они будут следовать предписанным правилам. При этом все фундаменталисты стремятся установить свою диктатуру в обществе.

Неравновесность – состояние материи, когда она обретает способность воспринимать такие различия во внешнем мире, как слабые гравитационные и электрические поля; состояние удаленности системы от равновесия под действием некоторых сил, которое характеризуется процессами обмена между динамической системой и средой. Именно Н. и есть то, что порождает порядок из хаоса (И. Пригожин, И. Стенгерс); самопроизвольная самоорганизация материи возможна только в неравновесных системах (А. Баблоянц). Вдали от равновесия каждая часть системы “видит” всю систему целиком. Различают слабую Н. (состояние системы вблизи точки равновесия, в которую она возвращается при прекращении воздействия) и сильную Н. (когда система не может вернуться к прежнему равновесию). В сильно неравновесной системе малый сигнал на входе может вызвать сколь угодно сильный отклик на выходе, а в точке бифуркации принципиально невозможно предсказать, в каком направлении будет происходить дальнейшее развитие: станет ли состояние системы хаотическим или она перейдет на новый, более дифференцированный и более высокий уровень упорядоченности или организации. Н. социальных процессов – важнейшая особенность современного развития.

Неравновесных состояний социология – возникающая отрасль социологической науки, основанная на осмыслении нелинейной, неравновесной, необратимой социальной реальности, характеризуемой возможностью внезапных изменений направления течений процессов. Провозвестником Н.с.с. стали работы Э. Дюркгейма “Самоубийство”, О. Тоффлера “Футурошок”, Г. Маркузе “Одномерный человек”, Г. Лебона “Толпа”, некоторые социолого-психологические разработки малых групп, ориентированных на нестандартные ситуации. Возможности успешной реализации Н.с.с. во многом связаны с попытками рассматривать некоторые социальные системы (может быть большинство?) как диссипативные структуры, в корне меняющие традиционные представления об управлении. Ей на помощь приходит социосинергетика, опирающаяся на качественные методы исследования, сталкивающаяся с необходимостью использовать огромное количество параметров состояний, как явных, так и не актуализированных, с отсутствием четкой локализации, наличием мощных пластов контекстуальности, длительной латентности, размытых образов, “нераспакованных” смыслов и “неформализованных” языков (В.С. Капустин).

Нелинейность – зависимость свойств системы от процессов, которые в ней протекают; разнокомпонентность системы, при которой нарушаются принципы суперпозиции, и результат каждого из воздействий в присутствии другого оказывается иным, чем в случае отсутствия последнего (В.С. Капустин); связана с развитием, в то время как идея линейности – со стабилизацией, предсказуемостью, ростом. Н., как и линейность, – имманентное свойство науки (К.Х. Делокаров): в синергетическом видении Н. представляется саморефлексией науки, приближающейся к “нелинейности” природного, социального и духовного мира. По С.П. Курдюмову и Е.Н. Князевой, Н. – фундаментальный принцип поведения систем, периодическое чередование стадий эволюции и инволюции, развертывания и свертывания, взрыва активности, увеличения интенсивности процессов и их затухания, ослабления, схождения к центру, интеграции и расхождения, дезинтеграции, хотя бы частичного распада. И здесь существуют глубокие аналогии с историческими свидетельствами о гибели цивилизаций, распада империй, с циклами Н.Д. Кондратьева, колебательными режимами Гелбрайта, этногенетическими ритмами Л.Н. Гумилева. Нелинейное состояние системы на каждом последующем шаге зависит не столько от начального состояния, сколько непосредственно от предыдущего. Нелинейности – это пороги, за которыми поведение системы резко меняется (Д.Х. Медоуз, Д. Медоуз, Й. Рандерс), “нелинейные среды” (С.П. Курдюмов). Идея Н. включает в себя альтернативность, эмерджентность, многовариантность выбора путей эволюции и ее необратимость. Н. – всегда и задача принятия решений. В точке бифуркации можно слабыми воздействиями повлиять на поведение системы (В.Г. Буданов). О Н. жизни говорит и распространенное утверждение “история учит лишь тому, что ничему не учит”.

Немарковские процессы – процессы с памятью, описывающие изменения структур, структурные ритмы, включающие в себя предыдущую историю как частный случай, выступающие альтернативой марковским процессам (процессам без последствий). Марковские процессы локальны во времени, немарковские – нелокальны (Э.А. Азроянц, А.С. Харитонов, Л.А. Шелепин). В Н.п. внешнее воздействие рассматривается как противоположность самоорганизации (В.С. Егоров, Ф.Д. Демидов).

Необратимость – такая направленность процессов во времени, при которой утрачивается возможность возвращения в предыдущее состояние (“стрела времени”). В социальной жизни необратимостью выступает социальный опыт. По И.Пригожину, Н. – источник порядка на всех уровнях; механизм, который создал порядок из хаоса – начинается тогда, когда сложность эволюционирующей системы превосходит некий порог. С увеличением динамической сложности (от камня к человеческому обществу) роль “стрелы времени”, эволюционных ритмов возрастает. Н. содержит три элемента: неустойчивость, внутреннюю случайность, внутреннюю необратимость. В связи с пониманием Н., “стрелы времени” подчеркнем мысль В.И.Вернадского о том, что человек – не венец творения, а лишь звено в длительной эволюции живых существ; идею Т. де Шардена, рассуждающего о феномене человека, о некоторой направленности, “сенсе” эволюции.

Необходимость – тип связи явлений и процессов, определяемый их внутренней основой – структурой, закономерностями, случайностями; обусловленный потребностью или случайными обстоятельствами объективный переход из области возможного в область наличного бытия, из сущего в должное.

Муниципальная служба (от лат. municipium – самоуправляющаяся община) – институт местного самоуправления; профессиональная административно-управленческая деятельность на постоянной основе в органах местного самоуправления. М.с. осуществляется должностными лицами (муниципальными служащими), наделенными соответствующими полномочиями, правами и обязанностями в рамках Конституции РФ, федерального закона “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”.

Муниципальное образование (территория) – объект муниципального управления; город или часть городского поселения, обладающие правом через специальные органы принимать обязательные решения, вводить местные налоги, иметь в собственности определенное законом имущество.

Муниципальный служащий – служащий муниципального органа власти и управления, представляющий гражданам муниципальные социальные услуги, исполняющий в установленном порядке муниципальную должность за денежное вознаграждение из средств муниципального бюджета.

Мышление, ориентированное на будущее, по Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмову включает ключевые характеристики: изучение множественных возможностей будущего развития, альтернативного будущего, точнее, альтернативных перспектив (alternative futures); ориентация не только на желаемое, но также и на достижимое будущее. Надо отказаться от попыток достигнуть недостижимого, невозможного в принципе, того, что не соответствует внутренним потенциям соответствующей сложной системы; понимание горизонта нашего видения будущего. Неизбежные неопределенности и неустранимые хаотические элементы, имеющиеся странные аттракторы делают будущее принципиально невычислимым и открытым для нас, причем эти неопределенности обусловлены самой природой сложного мира, в котором мы живем; развитие холистического мышления, понимание широкого, или даже глобального, контекста всякой исследуемой проблемы, т.е. умение контекстуализировать знание, а также понимание общих законов интеграции, коэволюции и взаимосогласованного устойчивого развития различных сложных структур в мире; осознание возможности касания неограниченно отдаленного от нас (абсолютного) будущего сложной организации в ходе нашей сегодняшней активности.

Наука – вид человеческой деятельности, функция которой – выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности; одна из форм общественного сознания; система знания; обозначение отдельных отраслей научного знания. Н. может рассматриваться: 1) как институт; 2) как метод; 3) как накопление традиций знаний; 4) как важный фактор поддержания и развития производства; 5) как один из наиболее сильных факторов, формирующих убеждения и отношения к миру и человеку (Дж. Бернал). Каждый этап развития Н. сопровождался особым типом ее институциализации, связанной с организацией исследований и способом воспроизводства субъекта научной деятельности (В.С. Степин). В современной философии науки отмечается изменение самого идеала научности, образа Н., ее фундаментальных оснований. Обратим внимание: синергетика подсказала Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмову, что необходимо изменить отношение к маргиналиям науки, “тупиковым” ветвям ее развития и даже архаическим элементам. Не отсюда ли и возникли курдюмовские “режимы с обострением” и “темпомиры”?

Негэнтропия – мера порядка, упорядоченности. В ряде теорий понятие Н. является ключевым для объяснения природы самоусложняющейся эволюции. В список основных элементов энтропийной парадигмы М. Форсе включает следующие негэнтропийные элементы: порядок; неравновесность; неоднородность; неравенство; ограничение; нестабильность; знание.

Мотивация (от франц. motif – мотив) внутреннее побуждение человека к той или иной деятельности, повышению ее эффективности, преодолению трудностей, собственных стереотипов и привычек, мешающих жизни и труду. Система М. в сочетании со стимулированием обладает высоким синергетическим эффектом.

Мотивация деятельности государственного служащего – внутреннее побуждение, система мотивов в совокупности с внешним побуждением, обеспечивающая то или иное отношение к деятельности государственного служащего. Для успешной деятельности государственных служащих используются: а) стимулирование, т.е. побуждение его к активной деятельности с помощью внешних факторов (различные виды стимулирования); б) собственно мотивирование, т.е. создание у него внутренних (психологических) побуждений к деятельности. Главным здесь являются: заинтересованность в деятельности, потребность в трудовой активности, переживание чувства удовлетворения от своей деятельности. Существуют материальные, социальные, политические, административные и другие стимулы. Материальные – осуществляются посредством воздействия на экономические условия существования государственных служащих и реализуются через систему оплаты труда, распределения материальных благ и т.п. Размеры расходов на денежное содержание государственных служащих, включая расходы на компенсационные выплаты и оплату предоставляемых им социальных услуг, устанавливаются соответственно федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Российской Федерации. Социальные – это понуждение государственных служащих к определенной деятельности, связанной с удовлетворением его социальных потребностей. Политические – включают воздействие на работника политическим средствами. Административные – основаны на дисциплинарной ответственности работника за исполнение обязанностей, выполнение правил трудовой деятельности (средства – замечание, выговор, увольнение и т.д.). В отличие от внешних стимулов мотивация – внутреннее побуждение государственного служащего к активной деятельности, процесс стимулирования самого себя. Она указывает на причины и механизмы действий, поведения государственного служащего, направленные на достижение целей. Побудительные силы активности – его потребности, интересы, инстинкты. Знание реальных мотивов играет огромную роль в понимании государственных служащих, определяет возможность воздействия на их поведение, использование их потенциальных способностей. Сколь бы ни было интенсивным принуждение (внешние стимулы), оно не даст желаемого эффекта, если мотивация имеет противоположную направленность. Задача руководителя состоит в том, чтобы, учитывая общие стимулы, характерные для большинства государственных служащих (высокая зарплата, продвижение по службе), найти к каждому индивидуальный подход, включить его собственную мотивацию, тем самым реализовывая заложенный в нем профессиональный и творческий потенциал.

Модель (от франц. modele, итал. modello, лат. modulus – мера, образец, норма) – мысленный или условный образ, аналог какого-либо объекта, процесса или явления, воспроизводящий в символической форме их основные типические черты; формализованная теория, на основе которой может быть сделан ряд предположений; символическое изображение, описание, схема структуры, типов поведения и образцов взаимодействия в социальных процессах; стандарт для измерения отклонений в реальных процессах от предполагаемых.

Модель обучения кадров (государственной службы) – основана на учете идеи опережающего обучения, опирается на научные исследования, связанные с социальным, в том числе государственным, управлением, социальной организацией, теорией и организацией государственной службы, кадровым резервом, включает подготовку, переподготовку, повышение квалификации кадров, способных осуществлять кардинальные преобразования в России. М.о.к. в Российской академии государственной службы при Президенте РФ (в целом, в ближайшей перспективе, частично – уже сегодня) – гибкая, динамичная, многоуровневая открытая система, соответствующая адаптивному стилю управления в переходный период. Она ориентирована: на овладение фундаментальными знаниями по проблемам государства, решение принципиальных вопросов экологии, обеспечение мира и безопасности человека, создание условий развития экономики и наполнение “потребительской корзины”, обогащение духовной жизни, создание необходимого баланса различных общественных сил (этот уровень обеспечивает базовый блок обучения); на овладение специальными знаниями в области государственной службы и кадровой политики; на овладение технологическими знаниями и умениями. Основные характеристики развития М.о.к. – фундаментализация, интеллектуализация и индивидуализация процесса обучения; овладение ценностными ориентациями, профессиональными знаниями и умениями; сотрудничество преподавателей и слушателей, аспирантов, докторантов; встречное движение мысли и опыта, включая отечественный и зарубежный опыт; опора на инновационные технологии.

Модернизация (от лат. modernus – современный) – способ коренного (качественного) обновления состояния социальной системы; повышение сложности общественных систем и организаций в результате роста структурной и функциональной дифференциации, возникновения новых форм интеграции, увеличения адаптивной способности данного общества. Модерность как характеристика жизнедеятельности людей через определенный набор процедур и институтов, отождествляемых с современностью, связывается с модификацией отношения человека к “разумному” (“рациональному”) измерению социума, синтезацией в знании об обществе философских, социологических, психологических, культурологических аргументов и понятий (Е.Л. Петренко). По мнению С. Хантингтона, М. – процесс, объективно ведущий к однородности. Одновременно сформировалась новая установка – М. не может рассматриваться как универсальная или завершающая стадия эволюции обществ, главной чертой современных обществ является не сходство, а различие.

Мониторинг (от лат. monitor – тот, кто напоминает, предостерегает, надзирает) – упреждающее социологическое исследование состояния социальной системы, своевременное выявление ее “болевых точек”; систематическое отслеживание состояния социальных процессов, наблюдение за социальным процессом с целью фиксации соответствия (несоответствия) его результатов первоначальным целям, предположениям. М. становится неотъемлемым компонентом современного социального управления, требующим глубокой разносторонней социологической и иной подготовки исследователей, соответствующего организационно-финансового обеспечения. Система М. может быть компонентом реализации социальных проектов, формирования и модернизации социальных объектов.

Методика – низший уровень методологии, совокупность форм, приемов, операций, алгоритмов теоретического или практического освоения действительности, механизм реализации методов.

Методология (от греч. methodos – путь, способ и logos – слово, закон, учение) – учение о структуре, логической организации, методах и средствах деятельности; учение о принципах построения, формах и способах научного познания (методология науки).

Миграция социальная – изменение постоянного местопроживания, перемещение индивидов, социальных общностей в другой регион, географический район, страну. Различают подходы к типологизации М.: все виды движения населения, имеющие общественную значимость (социальные перемещения, текучесть кадров и др.); все многообразие пространственного движения населения, независимо от его характера и целей; пространственные перемещения, совершающиеся между населенными пунктами, которые ведут к постоянной и временной смене места жительства; процесс пространственного движения населения, который в конечном счете ведет к его территориальному перераспределению (Л.А. Рыбаковский). М.с. может рассматриваться как межтерриториальная и межпоселенческая; внутригосударственная (внутренняя) и межгосударственная (внешняя).

Мировоззрение (миропонимание) – совокупный результат познания универсума, система обобщенных взглядов на объективный мир и место человека в нем, на отношения людей к окружающей их действительности и самим себе, а также обусловленные этими взглядами их основные жизненные позиции, убеждения, идеалы, ценностные ориентации, принципы познания и деятельности. По В.С. Егорову, в условиях нынешнего этапа развития постнеклассической науки не только не “работают” мировоззренческие концепции материализма и идеализма, но и не является мировоззренчески удовлетворительным системный подход и развиваемая в его рамках теория самоорганизации – синергетика. Необходимо искать новые мировоззренческие решения. Представляется, что определенные возможности в этом направлении открывает синергийно-информационное миропонимание. На основе современного рационального осмысления культуры философия вырабатывает новые мировоззренческие ориентации. Выделяются три основных типа М.: обыденное (житейское), в котором отражаются представления здравого смысла, традиционные идеи и взгляды о мире и человеке; религиозное М., связанное с признанием сверхъестественного мирового начала; философское М., в котором обобщается опыт духовного и практического освоения мира.

Моделирование – исследование объекта познания на моделях; построение и изучение моделей, замещающих в познавательном процессе оригинал, реально существующие объекты (социальные процессы и явления) в целях управления и прогнозирования. По Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмову, к новым, предлагаемым синергетикой, методологическим подходам к М. развития сложных социальных систем и управления ими относятся: поиск параметров порядка социальной организации, сверхбыстрое развитие процессов в социальных системах; поле путей развития социальных систем; проблемы коэволюции человека и природы; детерминация процессов эволюции из будущего; роль хаоса в социальном развитии; когда личность может влиять на ход истории?; пути ускорения эволюции; законы объединения сложных социальных структур; пульсирующий ритм восхождения к единству; возможность трансформации поля путей эволюции. Выделим основные структурные компоненты М. организационной культуры: национально-государственный компонент; компонент собственного развития организации (способ деятельности); стратегические ориентиры; пространственно-временные ориентиры; ценностные ориентации; снижение неопределенности в целях и задачах; информационная открытость; восприятие организационной среды; сочетание рационального и иррационального; самоорганизация и контроль; организация выступает в качестве субъекта организационной культуры; приоритетная роль руководителей в формировании организационной культуры.

Менеджмент – 1) управление в сфере трудовой деятельности (на предприятии, фирме, в организации, учреждении), основанное на совокупности принципов и охватывающее систему методов, инструментов и процедур для повышения эффективности деятельности социальной (социотехнической) организации (системы); 2) наука об управлении коллективами и человеческими отношениями в процессе трудовой деятельности; 3)совокупный состав профессиональных управляющих всех уровней иерархии в данной трудовой организации. Возникновение М. связано с Д. Бернхэмом (автор книги “Революция управляющих”), М. Вебером, Т. Вебленом, Г. Фордом, А. Файолем, Г. Эмерсоном, другими теоретиками и практиками управления. Современный М. – профессиональное управление, характеризующееся высоким уровнем научного компонента и опыта.

Менталитет (от англ. mental – умственный)особое состояние сознания, склад ума, способ восприятия и переживания личностью жизненно важных структур социума, государства, гражданского общества, зафиксированных в языке, традициях, культуре. М. формирует и поддерживает “эстафету” образцов поведения в социуме.

Менталитет государственного служащего – состояние сознания государственного служащего, совокупность его готовностей, установок и предрасположенностей действовать, мыслить, чувствовать и воспринимать определенным образом мир, общество, государство, институт государственной службы. Особенности российской государственности, государственной службы и личности определяют доминирующий тип М.г.с., развитие его содержания, необходимость смены менталитета в новых социальных условиях. Компоненты формирования М.г.с.: осознание миссии, социальной задачи в возрождении России, в планетарном социуме в XXI веке соответствующей государственной структуры; овладение корпоративной культурой (культурой государственной службы); развитие мышления предпринимательского типа; овладение профессиональным языком, понятийным аппаратом, адекватными российской управленческой ситуации, обучение родному языку; разработка принципов индивидуального стиля работы и собственного мышления; ориентация на духовность, нравственность, служение гражданам, Отечеству, а не начальнику; учет при принятии и реализации решений “психологического эха”, социальной памяти населения, его ментальных структур (духа народа); идентификация себя с другим человеком (социально значимым другим), институтом, в том числе государством, российским социумом в целом; социализация – усвоение менеджером определенной системы социальных знаний, норм и ценностей.

Метод (от греч. methodos – путь, способ) – путь исследования; способ достижения социальной цели, задачи. По Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмову, синергетика может рассматриваться как позитивная эвристика, как М. экспериментирования с реальностью. Это – не инструмент, дающий предзаданные результаты, а дверь, открытая в реальность, природную или человеческую и ожидающая ответов от самой этой реальности. Стоит попробовать подойти к миру синергетически, проинтерпретировать или переинтерпретировать феномены или события с синергетической точки зрения и посмотреть, что получится. Синергетика становится способом не просто открывания, но и создания реальности, способом увидеть мир по-другому и активно встроиться в этом мир. Она дает возможность рассмотреть старые проблемы в новом свете, переформулировать вопросы, переконструировать проблемное поле науки.

Манипулирование сознанием – внедрение в массовое сознание через информационные и образовательные институты, литературу и искусство ложных идей, выгодных тем или иным структурам, отдельным лицам; использование в тех же целях эмоционально-психологического воздействия, особенностей менталитета (формирование “образа врага”, стереотипов “мы – они”, “наш – не наш”, подмена ценностей и др.). Как правило крупные массовые социальные конфликты перестроечного и постперестроечного времени сопровождались манипулированием общественного сознания участниками конфликтов, в т.ч. региональными элитами. Частью М.с. выступает прямая и косвенная дезинформация.

Маргинальность (позднелат. marginalis – находящиеся на краю, от лат. margo – край, граница) – “пограничное” положение некоторой социальной группы по отношению к основным, традиционным для данного общества социальным образованиям – носителям господствующих социокультурных норм и ценностей, обычаев и образа жизни; промежуточное положение людей, оторвавшихся в процессе миграции от родных мест и не приспособившихся к жизни на новом месте; пограничное состояние сознания участников миграционных потоков; пограничное положение какой-либо концепции, теории. С позиций синергетики этап маргинализации системы за пределами точки бифуркации неизбежен, т.к. существование в старых формах уже невозможно, а новых пока нет, а для некоторых компонентов системы уже и не будет. М. как  угнетающее состояние накладывает особый отпечаток на “маргинальную” личность, способствует формированию беспокойства, подозрительности, агрессивности, эгоцентризма. Интенсивность миграционных процессов, массовый исход вынужденных переселенцев, вытеснение человека на низшие ступени общества в современной России порождают все новые и новые маргинальные группы.

Материя социальная – высшая форма движения материи (физическая, химическая, биологическая, социальная) (Ф. Энгельс), сохраняющая в себе в “снятом виде” характеристики предшествующих форм, но не сводящаяся к ним, приобретающая новые качественные характеристики. М.с. сохраняет общую характеристику материи как объективной реальности, данной нам в ощущении, существующей вне и независимо от сознания и отображаемой им (В.И. Ленин). М.с. определяет предыдущие стадии развития материи (С.П. Курдюмов). Человеческая деятельность несет в себе “социальную материальность” (К. Маркс); труд (специфически человеческий способ бытия) постоянно переходит из формы деятельности в форму бытия, из формы движения в форму предметности. Исследование М.с. существенно важно для таких научных дисциплин, как социальная философия, социология, социосинергетика, социальное управление.

Межгосударственная служба – феномен государственной службы, связанный с возникновением структур, обслуживающих совместные интересы различных государств, а также интересы государственных сообществ (структуры СНГ, Интерпол, структуры ЮНЕСКО и т.д.); административный институт глобального управления.

Менеджер (от англ. manage – управлять) – управляющий в бизнесе, предпринимательстве. С развитием рыночных начал в государственном управлении выступает как государственный М.

Легитимность – признание законности власти, политических деятелей и лидеров, вытекающее из общего согласия, соответствующее ценностным нормам самих граждан. Еще Д. Локк в анализе природы правления сместил источник Л., заменив божественное право королей на согласие народа.

Лидерство социальное ( от англ. leader – вести)специфический тип отношений социального управления, оказывающий доминирующее воздействие на ход социальных процессов, поведение организации; способ социальной организации, значительное влияние одной социальной общности на другие общности; воздействие члена организации, обладающего высоким личностным статусом – лидера – на других членов организации; ведущее положение отдельной личности, социальной группы, класса, партии, государства, обусловленное более эффективными результатами деятельности. Л.с. выступает как один из базовых механизмов дифференциации социальной деятельности и предполагает достижение особого (лидирующего) положения определенным лицом (индивидуальное лидерство) или определенной частью группы (групповое лидерство) по отношению к остальным членам группы (класса) (Е.Н. Вежновец). Исследования К. Левина (США) выявили три типа лидерства (стили лидерства), тесно связанные со стилем руководства: авторитарный, демократический, анархический. Необходимы специальные и разносторонние исследования лидирующего положения различных социальных групп современной России. Лидер – это большая уверенность в жизни, но и большая ответственность в ней.

Личная тектология ( от греч. tecto – строение, logia, logos – слово, закон, учение) – совокупность теоретических знаний, практических навыков и умений по самоорганизации, самоуправлению, самовоспитанию личности; управление качеством собственной жизни. Российской академии управления – Российской академии государственной службы при Президенте РФ – принадлежит школа личной тектологии, созданная К.И. Варламовым, Ю.В. Колесниковым, В.Л. Романовым, В.Г. Смольковым, другими учеными.

Личная тектология (самоменеджмент) руководителя – самоорганизация руководителя как субъекта управления. Отечественная концепция Л.т.р. основана на самопознании и самосознании, учитывает достижения философии, психологии, социологии, биологии, физиологии, педагогики, общей теории управления, синергетики, других наук. Основные цели Л.т.р.: преобразование личности (саморазвитие) как основа успеха в жизни и руководящей деятельности; экономия времени; управление мыслительными процессами; рациональная организация труда и отдыха; выявление и максимальное использование собственных возможностей; извлечение уроков, анализ ошибок, прогноз опасностей и потерь; проектирование внешней среды, преодоление обстоятельств. Технология самоменеджмента как совокупность способов, приемов, операций, процедур, алгоритмов, форм предусматривает упорядочение системы самодеятельности, отношений и самопознания руководителя, государственного служащего.