Формирование макросоциальных процессов в обществе риска: единство самоорганизации и управления

Современная наука утверждает, что окружающий нас мир неживой, живой и социальной природы представляет собой единую самоорганизующуюся динамическую систему, состоящую из подсистем, в которых могут возникать регулярные и хаотические процессы [1]. В основе неживой природы лежат процессы самодвижения и самоорганизации материи, а их истинное понимание заключается в выявлении причин спонтанной самоорганизации. Развитие живой (органической) природы во многом определяется процессами генетической эволюции и гомеостазиса. Сущность же социальной формы движения материи связана, в первую очередь, с целеполагающими причинами и здесь ключевой является целенаправленная самоорганизация. Итак, в мире неживой природы доминируют процессы самодвижения и самоорганизации, а в живом и социальном мирах – процессы самоорганизации и самоуправления. Это означает, что в окружающем нас мире имеют место как причинный, так и целенаправленный способы самоорганизации. Но, поскольку мир един, то в основе его развития должно лежать нечто общее, объединяющее как причинный, так и целевой способы самоорганизации.

Отсюда возникает фундаментальный вопрос: в чем же именно заключается суть единого общего механизма самоорганизации социальной, неорганической и органической форм движения материи? Применительно к социуму этот вопрос трансформируется в другой, принципиально важный вопрос: социальное – это одна из промежуточных ступеней развития мира или же это конечная цель, квинтэссенция объективного развития материи? Указанные сложнейшие мировоззренческие вопросы являются фундаментальными для современного научного познания, а их разрешение позволит указать научно-обоснованные пути создания синергетических основ теории социальной динамики и методов целенаправленной самоорганизации социальных систем.

В современных условиях формирования общества риска, к которому относится Россия, возникает ключевая проблема формирования и функционирования целостной системы «человек – общество – природа» на основе единства процессов самоорганизации и управления. В такой суперсистеме важное место будут занимать, по определению академика РАН В.С. Степина, человекоразмерные системы (ЧС), которые включают в себя человека в качестве особого компонента [2]. Это означает, что наступило время создания целостных комплексов, представляющих собой развивающиеся динамические макросистемы «человек – среда», в которые внедряются новые перспективные социальные технологии с учетом особенностей человека и свойств социокультурной среды. В таких макросистемах возникают кооперативные явления, базирующиеся на информационных взаимодействиях. Такого рода принципиально новые явления самоорганизации в сложных макросистемах следует непременно учитывать при разработке эффективных стратегий социальной деятельности человека XXI века. При этом следует опираться на идеи и принципы гуманистической идеологии, которые должны быть положены в основу построения будущего российского общества социального гуманизма [3].

В древнекитайском учении Дао утверждалось, что «все в одном, и одно во всем». Окружающий нас мир пронизан процессами самоорганизации и в этой связи приведем высказывание выдающегося российского ученого академика РАН Н.Н. Моисеева: «Процесс самоорганизации идет по пути непрерывного усложнения «алгоритмов развития», от «естественных», т. е. стихийных, к алгоритмам, устроенным гораздо более сложно… Все законы мира «естественного» сохраняют свою силу и в мире «искусственном», ибо он тоже порожден процессами самоорганизации, развития природы. Но теперь на действие этих процессов накладывается могучий пресс разума, накладываются новые принципы отбора, превращающие постепенно чисто стихийное развитие в направляемое» [1].

В синергетике и теории самоорганизации [4, 5] получены фундаментальные результаты в области исследования процессов стихийной самоорганизации в системах различной природы. Однако, несмотря на эти достижения, концепция управления и самоуправления не получила в ней должного развития и обобщения и, следовательно, не заняла подобающего места, хотя во многом и определяет самую сущность процессов самоорганизации. Особенно это важно для формирования социальных процессов в России, находящейся в течение 15 лет в состоянии системного социального кризиса [1].

Очевидно, что для эффективного применения идей общей теории самоорганизации в проблемах управления ЧС и вообще социальными системами [6] стихийного способа самоорганизации явно недостаточно и требуется новый шаг в понимании сущности процессов самоуправления в социальных макросистемах [7]. Суть этого шага состоит в переходе от непредсказуемого поведения системы по алгоритму случайной структуры к ее направленному движению к желаемым социальным структурам – аттракторам («притягивателям»). Это – способ целенаправленной самоорганизации, при котором цель – аттрактор определяет сущность процессов самоорганизации, а его истинное понимание состоит в самоуправлении в соответствии с поставленными социальными целями. Иначе говоря, в реальных социальных системах в общем случае следует различать стихийный и целенаправленный способы самоорганизации [8, 9].

В свойстве целенаправленной самоорганизации проявляется новый взгляд на проблему управления ЧС. В этой связи для поиска объективных законов управления ЧС представляется перспективным осуществить попытку переноса базовых идей общей теории самоорганизации на конструируемые ЧС, объединенных общими целями – социальными аттракторами. Для такого переноса необходимо выделить следующие важные методологические положения: во-первых, система должна быть открытой, что равносильно обмену энергией или веществом и информацией с внешней средой и другими системами; во-вторых, согласованность протекающих в ЧС процессов самоорганизации.

Итак, целенаправленная самоорганизация является, на наш взгляд, базовой концепцией в управлении современными социальными системами. Согласно этой концепции, целями ЧС является достижение желаемых социальных аттракторов, т.е. некоторых достаточно устойчивых конечных состояний. Размерность того или иного целевого аттрактора, т.е. числа возможных альтернатив поведения, обычно существенно меньше размерности исходной ЧС. Отсюда вытекает идеология процессов управления и обработки информации в сложных ЧС: для этого необходимо, чтобы указанные процессы включали в себя, по меньшей мере, два этапа: во-первых, этап расширения и, во-вторых, этап сжатия пространства альтернатив поведения ЧС. Эти этапы реализуются с помощью соответствующей совокупности прямых и обратных социальных связей. При этом на этапе расширения в ЧС формируется возможное подмножество различных альтернатив поведения для ее взаимодействия с внешней средой или другими системами общества, а на этапе сжатия система формирует область притяжения аттракторов, ранее построенных, в один или несколько желаемых социальных аттракторов – целей ЧС [8, 9].

Стратегия управления направленными макросоциальными процессами самоорганизации состоит в формировании и поддержании внешне- и внутрисистемных инвариантов, определяющих структуру соответствующих социальных аттракторов – целей социальных системы. В зависимости от поставленных целей вводимые социальные инварианты и аттракторы могут быть постоянными или динамическими, что соответственно означает стабилизацию состояния системы или же переход ее в новое динамическое состояние. В первом случае системные инварианты реализуют «стабилизирующий», а во втором – «динамический» отборы. Другими словами, целенаправленное формирование инвариантов и аттракторов позволяет осуществить способ направленной самоорганизации социальных систем.

Изложенная выше базовая концепция целенаправленной самоорганизации требует развития ряда научных проблем в науке управления социальными системами, к числу таких важных проблем, на наш взгляд, относятся:

  • общность процессов самоорганизации и проблема взаимодействия человека, природы и общества;
  • феномен человека синергетического как субъекта общественных изменений;
  • синергетические основы структурообразования социальных систем;
  • социальные инварианты и структуры – аттракторы;
  • хаос и порядок в социальных системах.

Рассмотрению этих проблем уделено основное внимание в докладе, в котором подчеркивается, что для того чтобы управленческие действия при формировании макросоциальных процессов были эффективными, необходимо опираться на объективные законы и закономерности, как природы, так и общества. Разумно управлять – это значит действовать в соответствии с этими системными закономерностями, которые позволяют определить пути и направления развития ЧС и, следовательно, социальных систем в целом.

Литература:

1.Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. М.: Аграф, 1998.

2.Степин В.С. Саморазвивающиеся системы и перспективы техногенной цивилизации // Синергетическая парадигма. М.: Прогресс-традиция, 2000.

3.Волков Ю.Г. Идеология для России (основные идеи гуманистической идеологии России). М.: АНОРЖ «Соц.-гумат. знания», 2004.

4.Хакен Г. Синергетика. М.: Мир, 1980

5.Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М.: Прогресс, 1986.

6.Капустин В.С. Синергетика социальных процессов. М.: Изд-во МЭИ, 1995.

7.Колесникова Т.А. Основные понятия и принципы синергетики социально-экономических систем // Синергетика и проблемы теории управления. М.: Физматлит, 2004.

8.Колесников А.А. Когнитивные возможности синергетики // Вестник РАН, 2003, том 73, № 8.

9.Колесников А.А. Основы синергетики управляемых систем. Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2001.