Проблемы формирования социальной ответственности крупного бизнеса

Тема социальной ответственности крупного бизнеса в последнее время стала все чаще подниматься в обществе. Прежде всего, это обусловлено возрастающим вниманием государства к данному вопросу. Так, на первой встрече Фрадкова в качестве премьер-министра с руководством РСПП опять звучал тезис о том, что российский бизнес сегодня должен правильно оценивать свою роль в обществе и быть социально ответственным.[1]

Кроме того, актуализации темы социальной ответственности бизнеса способствовало развитие нового уровня корпоративного управления, которому присуще социально ответственное поведение (вводятся международные стандарты финансовой отчетности, идут разговоры о введении социальной отчетности).

Социальная ответственность становится не данью моде, а ответом на изменение ожиданий общества от крупного бизнеса. В России одной из первоочередных задач сегодняшнего дня для бизнеса становится укрепление доверия со стороны населения, поскольку крупный бизнес находится в ситуации нелегитимности, так как история его формирования, представляет собой переход ранее накопленного из национальной формы собственности в частные руки путем более или менее сомнительных приватизационных сделок. В массовом сознании крупный бизнес – объект концентрации отрицательных значений и оценок. Общественное мнение не слагает воедино национальные интересы страны и интересы бизнеса.

Иначе говоря, сам бизнес ощущает несбалансированность своих общественных связей, поскольку чересчур односторонний упор делался на отношения бизнес-власть. Отношения же бизнес-общество оказались практически проигнорированы, потому что бизнес, достигнув соглашение с властью, счел их несущественными. А инструментом налаживания взаимоотношений между обществом и бизнесом, как на национальном, так и на местном уровне, может служить деятельность бизнеса направленная на решение социальных вопросов.

Таким образом, тема социальной ответственности становится актуальной и для самого бизнеса.


[1] Обухова Е. Правительство не увидит теневых затрат // Независимая газета. 09.04.2004 г.

 

Прежде всего, это коснулось регионов, где крупный бизнес непосредственно ведет свою основную деятельность. Ранее отношение к регионам со стороны ФПГ носило в значительной степени «колониальный» характер: из региона вывозился товар, вывозилась прибыль, и им совершенно не было дела до собственного имиджа в этих регионах.

В последние годы появились новые тенденции. Происходит формирование отчетливо выраженных региональных интересов финансовых групп. Компании уже поняли, что в регионы, стратегически важные для них, они пришли «всерьез и надолго», что заставило их осознать необходимость выстраивания отношений с местными властями и населением. Сейчас региональный PR становится важным направлением их активности. Наиболее продвинутые компании разрабатывают долгосрочные стратегии работы в регионах с целью застраховать и усилить свои позиции, занять доминирующее положение в местной политике и экономике.

Стало очевидно, что любая корпорация является неотъемлемой частью региона, где она расположена. Поэтому ей необходимо уметь строить отношения, как с местной общественностью, так и местными органами власти. Таким образом, учет мнения местного сообщества, которое является «воздухом для бизнеса, без которого его дело рискует задохнуться»[1] становится одним из приоритетов для бизнеса.

Примером может служить Красноярский край. Последние губернаторские выборы привели к власти А.Г. Хлопонина, бывшего генерального директора ОАО ГМК «Норильский никель». Через всю его выборную кампанию красной нитью следовало провозглашение принципа социальной ответственности крупного бизнеса перед территорией, на которой он ведет свою деятельность.

И действительно деятельность «Норильского никеля» является наиболее наглядным примером проявления системной социальной ответственности в Красноярском крае. Платежи ОАО ГМК «Норильский никель» в последние 3 года составили более 50% от всех поступлений в бюджет Красноярского края, более 80% бюджета Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, 88,4% бюджета города Норильска (с городами Талнах, Кайеркан, Оганер, пгт. Снежногорск). Были разработаны и успешно реализуются большое количество целевых корпоративных программ. Компания имеет длительные традиции «шефства», закрепления структурных подразделений компании за образовательными учреждениями гг. Норильска, Талнаха и Кайеркана. Для студентов-отличников, обучающихся в российских ВУЗах, окончивших школы в Норильске, Мончегорске, Печенгском районе, установлена именная стипендия В.О.Потанина.

Другие компании также реализуют свои социальные проекты на территории региона. Так, в 2003 году предприятия ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания» (СУЭК), расположенные на территории Красноярского края, направили на выполнение социальных программ и содержание объектов соцкультбыта 152 млн. рублей, что на 22 млн. рублей (или 17%) больше, чем в 2002 году.


[1] Туркин С. Социальная активность бизнеса в местном сообществе//Социальное измерение в бизнесе. – М., 2001. С.37

 

В 2003 году администрация Красноярского края заключила целый ряд соглашений о социально-экономическом сотрудничестве с основными ФПГ, присутствующими в крае (ОАО «ГМК «Норильский никель», ООО «Компания «Базовый Элемент», ОАО «РУСАЛ» и т.д.). Заключение подобных соглашений на уровне субъектов РФ первый шаг для систематизации отношений между органами государственной власти регионов и крупным бизнесом, в том числе и по вопросам социальной ответственности.

Таким образом, наибольший прогресс в отношениях между государственными органами и предпринимателями в области решения социальных проблем, в настоящее время можно отметить в основном на местном уровне. Хотя чаще всего указанные явления имеют стихийный характер и происходят в формах, воспринимаемых обывателем как коррупция или подкуп. Тем необходимее регламентация их взаимоотношений.

Анализ деятельности российских корпораций, таких как «ЮКОС», «Интеррос», СУАЛ и др. с точки зрения реализации стратегии социальной ответственности на федеральном уровне также подтверждает наличие позитивных тенденций.

Этим тенденциям способствовало и укрепление положения предпринимательских союзов, ассоциацией и иных общественных объединений предпринимателей, так в РСПП 15 октября 2003 г. был создан Комитет по социальной ответственности бизнеса, который возглавил глава «Интерроса» В. Потанин.

Таким образом, можно говорить, о смене настроений в бизнес-сообществе. Во многом это связано с изменением собственного мировоззрения бизнесменов, понимающих, что необходимо преодолевать враждебное отношение общества к крупному бизнесу, а также заботится об улучшении имиджа, репутации компании в обществе, и просто об элементарном поддержании производственных сил компании. Но все-таки значительное влияние на «раскрутку» данной темы оказало государство, которое заставило бизнес задуматься о своей социальной ответственности перед обществом, иногда проводя кампанию давления на крупный бизнес.

Российский бизнес находится в ситуации нестабильности и готов дорого заплатить за то, чтобы избавиться от страха лишиться всего, что имеет. Именно этим моментом, чаще всего и «спекулирует» государство, заставляя бизнес «раскошеливаться». Такая непрочная основа взаимодействия бизнеса и государства приводит к тому, что социальная активность бизнеса часто зависит от политической конъюктуры, а инициативы бизнеса в основном носят характер ответа на действия властей.

Кроме того, в общественном восприятие социально-актив­ные действия бизнеса не всегда воспринимаются положительно, а часто трактуются как подкуп или «подачки».

Одна из причин сложившейся ситуации – игнорирование самим бизнесом определенных этических принципов, основанных на разумном самоограничении, необходимых для существования бизнеса в обществе (примером может служить сюжет НТВ об отдыхе «олигархов» в Куршевеле). Нужно не только убеждать общество в том, что бизнес это положительное явление, но нужно адекватно себя вести в этом обществе, уважая его и не демонстрируя свое экономическое превосходство.

На наш взгляд, другой причиной происходящего является сложившееся за многие годы в России общественное мнение. Идеализация государства как института, убежденность в его абсолютной способности решать все социальные, а зачастую и вообще любые вопросы общества, вплоть до глубоко личных, широко распространена в бытовых представлениях многих россиян. В связи с этим многим единственной проблемой России кажется проблема замены «плохих начальников на хороших», и только. Таким образом, массовое общественное мнение пока не относится серьезно к членам бизнес сообщества (в отличие от чиновников) как к лицам, способным и готовым решать социальные проблемы. Так, например, несмотря на достаточно активную социальную деятельность «Норильского никеля» в ЕМО г. «Норильск», на последних выборах мэра города бывший генеральный директор Норильского комбината Д.Т. Хагажиев, выдвинутый «Норильским никелем», потерпел сокрушительное поражение. Победителем стал Мельников – профсоюзный лидер, зарекомендовавший себя как наиболее оппозиционный по отношению к руководству «Норникеля» кандидат.

Однако, размышляя на тему социальной ответственности крупного бизнеса, необходимо учитывать, что все-таки одной из самых главных задач для бизнеса является получение прибыли. В силу свойственного нормальному предпринимателю прагматизма и отождествления им себя со своим бизнесом, вопрос о социальной вовлеченности предпринимательства является вопросом создания правовых и иных социальных условий для поворота бизнеса к решению социальных проблем. Иными словами, предприниматель будет активно заниматься решением социальных проблем (и решит их быстрее государственных бюрократических структур), если это будет для него выгодно или хотя бы престижно – с точки зрения его бизнеса. Опыт большинства стран мира показывает, что только при активной позиции государства и общественности в вопросе о стимулировании и поощрении бизнеса к решению социальных проблем, это явление становится массовым.

Как видно, проблем в деле формирования нового социального партнерства в России куда больше, чем достижений. Тем не менее, можно констатировать, что социальная вовлеченность российского бизнеса в настоящее время начинает активизироваться, и предпосылки для дальнейшего продвижения по пути полноценного сотрудничества уже существуют.

Однако полагаем, что социальная ответственность крупного бизнеса заключается не только в том, чтобы выделять деньги на реставрацию Константиновского дворца, покупку яиц Фаберже – но, прежде всего в том, чтобы крупнейшие бизнесмены страны задумывались, о последствиях своих действий и согласовывали свои сугубо корпоративные интересы с интересами всего общества и тем самым становились все более органичной его частью.

Кроме того, повышение требовательности к бизнесу должно идти параллельно с повышением ответственности за социальные последствия деятельности всех ветвей власти, политических партий и общественных организаций.