Алгоритм стратегического проектирования в системе государственного управления

Объективные потребности системы органов государственной власти Российской Федерации в применении методологии стратегического планирования связаны с задачей обеспечения процессов перехода: к инновационному развитию общества, правовому государству, политическому плюрализму, социальному партнерству; придания социально-гуманитарного содержания общественным реформам.

В условиях социальных изменений российского общества достаточно четко проявились ограничения в использовании программного и программно-целевого методов в практике социального управления, формирования и реального воплощения действенной социальной политики. Для российского научного сообщества и практиков остается нерешенной проблема обеспечения согласованности и взаимодействия социальных субъектов в процессе реализации приоритетных национальных проектов, федеральных целевых программ, концепций долгосрочного развития Российской Федерации, а также измерения результатов управленческой деятельности, мониторинга и оценки эффективности реализуемых проектов и программ.

Достижение высокого уровня управляемости социальных процессов в условиях трансформации российского общества связывается нами с переходом государственного социального управления с управления материальными ресурсами на институциональное, нормативно-ценностное управление процессами социально-экономического и политического развития Российской Федерации, обеспечения национальной безопасности; с использованием методологии социально-технологического подхода при разработке краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективы национального развития.

Понятия «стратегическое планирование», используемое в официальной практике государственного управления, и «стратегическое проектирование», о котором речь пойдет в статье, имеют концептуально-теоретические различия, что, в конечном итоге, определяет набор и последовательность использования социологических методов и процедур при разработке концепций, стратегий, доктрин и т.п.

Под «стратегическим планированием в Российской Федерации понимается определение основных направлений, способов и средств достижения стратегических целей устойчивого развития Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности»[1]. Среди мотивов формулирования стратегии доминирует потребность в лучшей координации и целееполагания действий различных социальных субъектов. Поэтому процесс планирования ориентируется на установление общего среди широкого круга лиц и организаций понимания происходящих в экономике, политике и социальной сфере изменений, а также единой позиции по отношению к ним; на выяснение наиболее вероятного сценария поведения государственных, общественных и коммерческих организаций, действующих в различных сферах жизнедеятельности общества.


[1] Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 года № 536 «Об Основах стратегического планирования в Российской Федерации».

 

Происходящие и ожидаемые структурные преобразования в российском обществе  формируют совершенно иную задачу для органов государственной власти и местного самоуправления. Задачу управления изменениями при нарушении функционирования социальной системы; усилении тенденций, ведущих к ее деградации; изменении внешней среды; запроса населения в удовлетворении жизненно важных потребностей. В данном контексте социальное проектирование, как управленческая деятельность, обладает инновационным потенциалом по «созданию будущего», то есть формированию образа нового объекта, процесса, явления или образа изменений, усовершенствований уже существующих социальных систем для придания им оптимальных желательных свойств.

Рассмотрим алгоритм процесса стратегического проектирования в системе государственного управления: теоретического, инструментального обоснования социального управления, разработку средств управленческого воздействия и управленческих решений с позиции социально-технологического подхода.

1. Важным компонентом социально-технологического подхода является представление о перманентности социальных изменений как свойстве современного общества. Постоянство трансформаций социетального уровня является устоявшимся в научной среде мнением. Выводы специалистов НИИ комплексных муниципальных исследований Отделения общественных наук РАН о том, что «местное сообщество становится все более «процессным», обретая свойства текучих, быстро изменяющихся структур, в которых переплетаются коммуникации»[1] приводит к осознанию практической непригодности инструментального, прямого воздействия не только на макроуровне, но и в управлении различными сторонами жизнедеятельности локального общества.

Для формирования и эффективного функционирования системы государственного стратегического проектирования важно понять, каким образом общество и его отдельные части приходят в движение. В результате научных исследований должны быть сформулированы выводы о возможности институционального регулирования тех или иных общественных процессов на разных (макро- мезо- и микро) уровнях, принципах и методах достижения стратегических целей устойчивого развития Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности, согласованности федеральных, региональных программ и программ развития местного самоуправления.

В соответствии с предлагаемым алгоритмом стратегического проектирования смысл деления на общегосударственный, региональный и муниципальный уровни должен быть заключен: а) в отличиях проблемной ориентации проектирования, б) в специфике раскрытия на практике положений стратегии более высокого уровня.

Общегосударственный уровень – проектирование процессов «перехода», интеграции усилий и ресурсов социальных субъектов, обеспечивающих управление социальными процессами, нормативно-ценностного механизма, посредством которого формируется восприятие, оценка, целеполагание и активность индивида, социальных групп и организаций в различных сферах жизнедеятельности общества.


[1] Патрушев В.И. Основы общей теории социальных технологий. /В.И. Патрушев. – М.: Изд-во ИКАР, 2008. – С. 219.

 

Региональный уровень – уточнение и конкретизация вариантов реализации общегосударственных сценариев развития, «с учетом региональных особенностей и ограничений мобильности ресурсов»[1], а также обеспечение рациональных способов выявления и использования скрытых потенциалов социальной системы макрорегиона в целях получения оптимального социального результата.

Муниципальный уровень – охват факторов пространственного развития территории, условий жизни человека, ориентированных на изменение, динамику форм социальности локального сообщества. На первый план выходят задачи обеспечения индивидуальной социализации, рассматриваемой как формирование и развитие потенциала человека, его включение в социальную, политическую, духовную, экономическую сферы общества.

Приведение в соответствие стратегических целей развития страны, регионов и муниципальных образований формализуется в задаче государственной региональной политики и включает в качестве обязательных элементов необходимость удовлетворения потребностей каждого иерархического уровня. Развитие национального, регионального и муниципального хозяйства связывается с решением проблем бытия человека, условий и образа его жизни на основе принципа субсидиарности.

При формировании государственных стратегических приоритетов, следует исходить из доминирующих целей и потребностей различных социальных групп, находящихся в определенной социально-экономической, политической ситуации, целей и потребностей их становления и функционирования  как субъекта общественных отношений.

2. Социальный интерес и активность людей, социальных групп и организаций в иерархическом расположении будут сосредоточены в рамках социального пространства локального сообщества (каковым является двор, микрорайон, муниципальное образование), региона и государство в целом. В горизонтальном варианте активность распределяется по сферам жизнедеятельности общества: экономической, политической, социальной и духовной. Социальный интерес личности или социальной группы, диапазон и глубина их деятельностного участия в различных сферах жизнедеятельности общества определяется качеством социализации[2] и ролью в этом процессе социальных институтов – государства, семьи, трудовых коллективов, общественных объединений, политических партий, образования, религии и т.д.

Систему социальных институтов в совокупности отношений и связей между ними, определяющую процесс социализации в конкретный жизненный период человека, социальной группы обозначим понятием институциональные основы социализации.

Следовательно, предпочтение в стратегическом проектировании отдается закономерностям эволюции социальных связей – функциональным взаимодействиям социальных институтов, социальных организаций, в том числе, органов государственной власти и местного самоуправления, в определенный временной период и в определенном социальном пространстве. Социальное пространство рассматривается как условные границы, в пределах которых возникают, развиваются и проявляют себя различные формы взаимодействия социальных субъектов и отражает народонаселение страны [3].


[1] См.: Гранберг А.Г. Пространственный аспект Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации: эволюция проекта и контуры фундаментальных исследований /А.Г. Гранберг //Проблемы государственной политики регионального развития России. Материалы Всероссийской научной конференции. Москва, 4 апреля 2008 г. – М.: Научный эксперт, 2008. – С. 30 – 39.

[2] Понятием «социализация» охватывается многообразие форм: «адаптация», «интериоризация», «идентификация» и т.п. основная часть которых ориентирована на индивидуально-психологический уровень социализации, а также механизмы социального наследования – обучение, воспитание, образование, подразумевающие целенаправленные действия со стороны специально создаваемых структур, посредством которых индивиду сознательно стараются привить желаемые черты и свойства, необходимые для успешного включения в общественные отношения.

В механизмах трансляции обществом и определенными социальными группами устойчивого комплекса знаний, ценностей, поведенческих норм, регулирующих различные сферы жизнедеятельности общества, проявляется институциональная природа социализации.

[3] См.: Сорокин, П. Человек. Цивилизация. Общество. – М.: 1992. См. также: Левин, К. Теория поля в социальных науках/К. Левин. – СПб., 2000. – С. 263 – 266.

 

3. Особенности социализации в пределах жизни одного поколения можно наглядно продемонстрировать при помощи модели «переходов» (рис. 1)[1]. Пять аспектов развития знаменуют собой кардинальные изменения в жизни людей: образование и обучение, сохранение здоровья, выход на рынок труда, создание семьи и реализация прав и обязанностей гражданина. На протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с расширением видов деятельности, содержанием которого является ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами.

Рис. 1. Частично перекрывающие друг друга типы переходов в пределах жизни одного поколения людей

Согласно представленной модели, каждый сегмент «перехода» – от обучения к выходу на рынок труда, к созданию семьи, к реализации прав и обязанностей гражданина и т.д., характеризуется разрывом прежних существенных связей со стабильными социальными структурами и отсутствием таковых связей в новых для человека и группы условиях. В данный временной период человек, социальная группа затрачивает значительные энергетические и психологические ресурсы для выявления, упорядочивания системы связей, выработки индивидуальной стратегии использования выявленных связей и закономерностей в достижении желаемого результата собственной деятельности.

Следовательно, неструктурированность социального пространства «перехода» значительно увеличивает социальное время, затраченное определенной социально-демографической группой для включения в жизнедеятельность общества в качестве полноценного субъекта общественного развития. Теоретический анализ социальной ситуации и конкретные социологические исследования должны быть сосредоточены на выявлении противоречий социального развития муниципальных образований, отдельных регионов и общества в целом, проявляющихся как:

— «снижение реальных возможностей для индивидов и социальных групп на фоне возрастания ожиданий;

— снижение возможностей на фоне сохранения ожиданий на прежнем уровне;

— возрастание ожиданий (притязаний), в то время как реальные возможности достижения этих ожиданий воспринимаются, остающимися на прежнем постоянном уровне»[2].

Таким образом, эмпирические социологические материалы по активности индивидов или социальных групп по освоению социального пространства будут отражать состояние социума, технологичность определенного социального пространства.

Уровень потребностей индивидов, социальных групп и условия, на которые они в состоянии реально рассчитывать будут служить основанием для уточнения и формулировки социальной проблемы, на решение которой будут направлены усилия государства.

Социальная проблема, исходя из полученных социологических данных, формулируется как противоречие между проявленными потребностями людей и социальных групп, находящихся в стадии «перехода», в каких-либо действиях со стороны государства и отсутствием либо недостаточностью предпринятых управленческих действий для удовлетворения этих потребностей.

4. Как показано на рисунке 1, одновременно для нескольких социальных субъектов существуют общие сегменты, где нормы и интересы отдельных субъектов совпадают, удерживая при этом только общепринятую норму. Это пространство, новая реальность взаимодействия, по своим характеристикам подходит как для одного, так для другого социального субъекта, не разрушая при этом существующего противостояния.


[1] Использованы неопубликованные оригинальные материалы Всемирного банка: «Предварительный проект Доклада о мировом развитии – 2007». Развитие и следующее поколение» World Bank (2005).

[2] Подробно см. Гарр Т.Р. Почему люди бунтуют /Г.Р. Гарр. – СПб.: Питер, 2005. – С. 16.

 

Данное условие – существование общепризнанных норм, позволяет наряду с социальными институтами, социальным пространством выделить в структуре институциональных основ социализации, соответствующих конкретному «переходу», нормативно-ценностный механизм обеспечения функциональных взаимодействий социальных институтов, организаций и групп. В свою очередь, наличие у социальных институтов цели, устойчивых норм и функций делает возможным осуществление институционального регулирования процесса социализации путем изменения цели взаимодействия или направленного изменения социальных норм.

Таким образом, в рамках национального стратегического проектирования задача системного анализа состоит в конструировании или проектировании структуры институциональных основ социализации, заданных с помощью функциональных пространственных системообразующих признаков.

Прогнозная и практическая деятельность должна быть ориентирована на поиск ценностно-нормативного механизма, обеспечения функциональных взаимодействий в процессе социализации, интеграции социальных институтов.

5. Одним из важных элементов алгоритма стратегического проектирования является система взаимосвязанных индикаторов и показателей развития проектируемого объекта, социального процесса или явления. Совокупность параметров должна полностью характеризовать объект управления – институциональную систему «перехода», обеспечивая непрерывность и целостность контроля реакций системы на управляющее воздействие.

Процедура выделения индикаторов и показателей развития проектируемой целостной системы – институциональных основ социализации, критериев достижения поставленных целей духовного, социально-экономического, политического развития общества и оценки эффективности реализуемого национального проекта, программы или стратегии предполагает:

— определение диапазона значимых параметров социального пространства для удовлетворения потребностей человека, социальной группы сохранения социального интереса и уровня их активности в рамках «перехода»;

— выявление характера траектории вероятного движения рассматриваемых параметров между его пороговыми значениями, множества предполагаемых вариантов движения, их скорости, в зависимости от предпринимаемых управленческих воздействий;

— оценку влияния экономических, политических, социальных, технологических, экологических изменений на эти параметры[1];

идентификацию конкретной социальной группы на принадлежность к той или иной стадии «перехода»;

— построение иерархии потребностей социальной группы, находящейся в определенной ситуации;

— выделение индикаторов и показателей удовлетворения потребностей и качественной характеристики развития социальной группы в завершении «перехода».

С точки зрения представленной концепции институциональных основ социализации, качественные характеристики отражают свойства системы, значимые для сокращения социального времени на социализацию конкретной социально-демографической группы в рамках определенного «перехода»; обеспечения процесса трансляции норм и ценностей, образцов поведения, системы взаимодействий.


[1] См. Патрушев В.И. Основы общей теории социальных технологий. /В.И. Парушев. – М.: Изд-во ИКАР, 2008. – 320 с.

 

Соответственно, количественная информация будет отражать величину социальной характеристики и меру включенности индивидов и социальных групп, социальных организаций в определенное социальное пространство с наименьшими затратами по его использованию в достижении желаемого результата собственной активности.

6. Формы реализации институциональных основ социализации в пределах конкретного «перехода» определяются особенностью современного социокультурного состояния российского общества и непосредственно связаны с трансформациями социальных институтов, их адаптацией к современным социально-экономическим условиям.

Для решения вопросов управляемости спонтанных, самоорганизующихся социальных процессов с учетом трансформаций общества, социальных институтов, организаций и локального сообщества в алгоритм национального стратегического проектирования вводятся диагностические процедуры: социологические исследования состояния и функций общественных институтов; выделения факторов-переменных в их функционировании; когнитивное моделирование функциональных взаимодействий.

Таким образом, организация систематического получения эмпирической социологической информации приобретает обоснованное место в системе подготовки управленческих решений, практическое и эвристическое значение в алгоритме стратегического проектирования.

Факторы-переменные функционирования социальных институтов и их взаимозависимость, выявленные в ходе экспертного опроса, позволяют в когнитивной модели установить наиболее существенные связи, характеризующие системный объект, каковым являются институциональные основы социализации, и рассмотреть вопрос об управляемости/неуправляемости глобального социального объекта, определить факторы, обеспечивающие наибольшее количество корреляционных связей.

Когнитивное моделирование используется в качестве процедуры выявления стратегических приоритетов, вариантов управленческих воздействий необходимых и достаточных для достижения проектируемого состояния социального процесса или объекта, функциональных взаимодействий социальных институтов.

Для постановки целей соответствующих уровней и адекватного распределения ключевых ресурсов государства, макрорегионов и муниципальных образований рекомендуется следующая система приоритетов: 1-й уровень – оптимальная концентрация; 2-й уровень – достаточный минимум; 3-й уровень – остаточный принцип (в том числе полное прекращение отдельных проектов и программ).

В принципе установленная система стратегических приоритетов и набор управленческих воздействий, обеспечивающий их практическое осуществление с учетом состояния функций социальных институтов, динамики социально-экономических и политических процессов в обществе вполне может исполнить роль концепции, доктрины или стратегии.

7. Методом достижения проектируемого состояния объекта, явления или процесса, развиваемым в рамках социально-технологического подхода, является социальная технология. Социальная технология рассматривается как метод управления, обеспечивающий систему последовательных действий в целях получения ожидаемого результата деятельности, возможности его воспроизводства в определенных параметрах – качества, свойств, объема, отношений.

В рассматриваемом случае, социальная технология должна быть ориентирована на формирование структурно-функциональной целостности институциональных основ социализации в пределах определенного «перехода», основное внимание уделяется механизму регуляции действий, взаимодействий и отношений индивидов, социальных групп и организаций.

На макроуровне задача управления с использованием социальной технологии конкретизируется в задании направления и темпа развития функциональных взаимодействий социальных институтов в контексте культурной системы, динамики социально-экономических и политических процессов в российском обществе, а также удержания социального процесса в пределах допустимых значений.

Основанием определения параметров, количественных и качественных показателей для мониторинга процесса и оценки эффективности применения социальной технологии будут служить индикаторы и показатели развития целостной системы – институциональных основ социализации, выделенные на предыдущем этапе.

Последовательность действий в социальной технологии, как показано на рисунке 4, располагается в логике циклов (этапов) развития функциональных взаимодействий социальных институтов, отражающих спираль развития социального пространства. Это, по сути, отличает социальную технологию от широко используемых органами государственной власти в стратегическом планировании программных и программно-целевых методов, построенных в логике «стрелы» развития.

Рис. 4. Технологический процесс развития функциональных взаимодействий социальных институтов.

1 – человек; 2 – система  образования; 3 – семья; 4 – некоммерческие организации; 5 – локальное сообщество; 6 – государственные и муниципальные органы власти.

Функциональное взаимодействие социальных институтов внутри социального пространства обеспечивается посредством нормативно-ценностного механизма, т.е. внедрения в социальную практику норм, ценностей, традиций. Нормы и ценности в данном случае выступают как регуляторы социального взаимодействия человека, социальных групп, организаций и формирования общего сегмента, через которые в технологии реализуются функции управляющего воздействия. Эти регуляторы обладают мощным влиянием на объекты (социальные институты и население), хотя по форме являются ненаправленными, безадресными, так как обращены в целом к обществу. В данном случае, кроме формальных, активизируются неформальные нормы поведения людей.

Методы и приемы стимулирования функциональных взаимодействий социальных субъектов, включаемые в социальную технологию, разрабатываются на основе принципа оптимального управления. Принцип оптимального управления удовлетворяет стремление социальных субъектов к разумному балансу между новацией и традицией, между федеральным, региональным и муниципальным компонентами. Принцип не допускает чрезмерной регламентации функциональных взаимодействий социальных институтов, социальных организаций и групп, предполагает реализацию ими свободы выбора содержания и форм взаимодействия наряду с увеличением ответственности государственных, коммерческих и общественных организаций за транслируемые ими нормы, ценности, образцы поведения, образ жизни.

Конкретные методы и мероприятия, используемые в социальной технологии, включается в перечень рекомендаций для органов государственного управления по содержанию программ и подготовки необходимых государственных решений. Наряду с этим, рекомендации должны содержать: индикаторы и показатели развития проектируемого социального объекта, процесса или явления; критерии достижения поставленных целей демографического, социально-экономического, политического и духовного развития российского общества; критерии для оценки эффективности реализуемого национального проекта, программы или стратегии.

8. Завершающим этапам алгоритма стратегического проектирования является перевод прогнозной информации в предписывающую: закрепление механизма реализации концепции, доктрины или национальной стратегии в нормативно-правовых актах, национальных приоритетных проектах, целевых федеральных и региональных программах, методических рекомендациях, а также разработка и согласование социальных нормативов и стандартов.

Такова логика процесса национального стратегического проектирования на основе социально-технологического подхода. В данном случае, перспективы повышения эффективности деятельности органов государственной власти четко увязывается с технологизацией социального знания, последовательной реализацией социологической методологии в алгоритме стратегического проектирования в системе государственного управления.

Сопоставление последовательности стадий алгоритма стратегического проектирования, предлагаемого автором (табл. 1), и обобщенной модели управленческого цикла, выработанной с учетом системного и программно-целевого подходов[1] (табл. 2), позволяет еще раз наглядно продемонстрировать специфику организации процесса стратегического проектирования в системе государственного управления.


[1] Подробно см.: Патрушев В.И. Основы общей теории социальных технологий. /В.И. Патрушев. – М.: Изд-во ИКАР, 2008. – С. 151-.194.; Данакин Н.С. Теоретические и методические основы проектирования технологий социального управления /Н.С. Данакин. – Белгород, 1996.

 

Алгоритм национального стратегического проектирования в системе государственного управления

Стадии Процедуры
Описательная Сбор и обработка информации, описание состояния социального объекта или процесса, в соответствии с целями управления заданными извне (например, Послание Президента Российской Федерации).
Целеполагания Формулировка цели и задач управленческого воздействия исходя из реального состояния объекта управления.
Аналитическая Проведение эмпирических социологических исследований состояния и функций социальных институтов, социальных организаций; когнитивное моделирование; выделение индикаторов и приемлемых показателей развития социального объекта или процесса.
Социального проектирования Разработка социальных проектов, определение наиболее эффективных для достижения выбранных целей инструментов и механизмов государственной политики.
Программирование Разработка целевых федеральных, региональных и муниципальных программ на основе организационных, технических, финансовых мероприятий, включенных в социальную технологию.
Выработки и принятия управленческих решений Разработка нормативно-правового и методического обеспечения государственной политики с учетом выбранных механизмов; обеспечение процесса согласования и принятия документов законодательными и исполнительными органами государственной власти Российской Федерации.
Оценки реализации решений субъектами управления Мероприятия по сбору материала и проведению процедур мониторинга и оценки конкретных программ (муниципальных, региональных и федеральных), реализуемых в рамках единой стратегии.

Таблица 2

Модель управленческого цикла

Стадии Процедуры
Целеполагания Определение проблемного поля, выявление ключевой проблемы, формулировка цели.
Описательная Сбор и обработка информации с использованием аналитических моделей: структурной, динамической, типологической, факторной, социально-технологической.
Выработки и принятияуправленческих
решений
Виды деятельности по переводу описывающей информации в предписания по выполнению принятого решения.
Практической реализации решений Выбор оптимального варианта действия, распределение ресурсов, программирование, распределение ответственности.
Оценки реализации решений субъектами управления Сравнение запланированных в решении результатов с фактически достигнутыми, оценка целесообразности решения, обоснования необходимости новых или дополнительных решений.

Модель, построенная с учетом системного и программно-целевого подходов (табл. 2), представляет замкнутый цикл управления, где происходит совмещение в организационном и персональном аспектах процесса подготовки решений и процесса исполнения решений.  В этом заключается основной трудно решаемый для руководителей федеральных, региональных и муниципальных органов власти вопрос. Во-первых, высокая динамичность преобразований в социально-экономической, политической, духовной и технической сферах жизнедеятельности российского общества, при которой существенно увеличивается степень неопределенности в постановке и реализации задач социального управления. Интеллектуальные возможности человека входят в противоречие со сложностью переработки значительных объемов информации и стремлением избежать ошибок при принятии ответственных управленческих решений. Во-вторых, данные социологических исследований[1] фиксируют появление трудностей у государственных служащих с точки зрения содержания детальности по стратегическому планированию. А именно, в точности проведения процедур, соблюдении последовательности действий: выявление проблемы и постановка цели с определением количественных критериев достижения результата; сбор всесторонней информации, выявление ограничений и условий эффективного решения; разработка альтернатив решений и выбор оптимального решения; организация выполнения принятого решения; контроль выполнения решения в соответствии с критериями достижения результата.


[1] Исследование проводилось в период с 2003 по 2007 г. Институтом повышения квалификации Волго-вятской академии государственной службы. Метод – анкетный опрос государственных гражданских и муниципальных служащих. N = 7807. См.: Бажин И.И. Культура служащих органов власти в осуществлении социальных реформ/И.И. Бажин //Социология власти. – № 6. – 2008. – С.51-60.

 

Средством преодоления обозначенного противоречия между увеличением количества анализируемой информации и готовностью государственных служащих к выполнению описанных выше видов работ может служить активное использование в стратегическом проектировании интеллектуальных информационно-коммуникационных технологий (ситуационных центров), групповых методов разработки управленческих решений при одновременном расширении круга специалистов по социальному проектированию и системному анализу.

Ситуационный центр, как автоматизированная информационная система, в данном случае обеспечивает современными технологиями, программными и техническими средствами обработки и отображения информации коллективные действия группы лиц по решению управленческих проблем в масштабе времени, присущем коллегиям в органах государственной власти.

Принципиальной позицией при использовании алгоритма стратегического проектирования в системе государственного управления является разграничение ответственности по реализации конкретных процедур подготовки и принятия решений и выполнения решений, и как следствие – изменение статуса информационно-аналитических служб внутри государственных, региональных и муниципальных органов власти с отнесением к их компетенции всего комплекса мероприятий в рамках предлагаемого алгоритма.

Список нормативно-правовых актов и использованной литературы:

  1. Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 года № 536 «Об Основах стратегического планирования в Российской Федерации».
  2. Бажин И.И. Культура служащих органов власти в осуществлении социальных реформ/И.И. Бажин //Социология власти. – № 6. – 2008. – С.51-60.
  3. Бенвенисте Г. Овладение политикой планирования /Г. Бенвенисте/ пер. с англ. /под ред. М. Каламторовой, – М.: Прогресс, 1994. – 215 с.
  4. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995. ­­­­– 322 c.
  5. Большаков В.Ю. Эволюционная теория поведения /В.Ю. Большаков. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2001. – С. 163-232.
  6. Винограй Э.Г. Основы общей теории систем /Э.Г. Винограй. – Новосибирск-Кемерово, 1993. – 339 с.
  7. Гарр Т.Р. Почему люди бунтуют /Т.Р. Гарр. – СПб.: Питер, 2005. – 461 с.: ил. – Серия «Мастера социологии».
  8. Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. – М, 2003. – 525 с.
  9. Глушков В.М. Моделирование развивающихся систем / В.М. Глушков В.В. Иванов В.М. Яценко. – М., 1983.- 340 с.
  10. Гранберг А.Г. Пространственный аспект Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации: эволюция проекта и контуры фундаментальных исследований /А.Г. Гранберг //Проблемы государственной политики регионального развития России. Материалы Всероссийской научной конференции. Москва, 4 апреля 2008 г. – М.: Научный эксперт, 2008. – С. 30 – 39.

11.  Григорьев С.И. Виталистская социология: парадигма настоящего и будущего (избранные статьи по неклассической социологии)/С.И. Григорьев. – Барнаул: АРНЦ СО РАН, 2001. – 229 с.

12.  Данилов А.Н. Переходное общество: Проблемы системной трансформации /А.Н. Данилов. – Минск: ООО «Харвест», 1998. –432с.

13.  Доклад Института современного развития «Россия XXI века: образ желаемого завтра». – Москва. 2010 г. [Электронный ресурс].

14.  Докторович А.Б., Беляева Н.В., Петров В.К. Программно-целевое планирование и управ­ление реализацией национальных проектов и программ//Научное, экспертно-аналитическое и информационное обеспечение национального стратегического проектирования, приори­тетных национальных проектов и программ // Труды Четвертой Всероссийской научно-практической конференции 21-22 мая 2008 г. Часть 1. М., 2009. – С. 305-314.

15.  Игошин И.Н. Институциональные системы и их искажение /И.Н. Игошин //Вестник Московского университета, Серия 12. Политические науки. – 2003. -№5. – С. 39 – 51.

16.  Клейнер Г.Б. Эволюция институциональных систем /Г.Б. Клейнер; ЦЭМИ РАН. – М.: Наука, 2004. – 240 с.

17.  Левин К. Теория поля в социальных науках /К. Левин. – СПб., 2000. – С. 263 – 266.

18.  Новая технология и организационные структуры. – М., 1990. – 96с.

19.  Норт Д. Институты, институциональные изменения и формирование экономики /пер. с англ. А.Н. Нестеренко; предисл. и научн. Ред. Б.З. Мильнера. – М.: Фонд экономической книги «Начало», 1997. – 185 с.

20.  Парсонс Т. О структуре социального действия. – М.: Академический проект, 2000. – 880 с.

21.  Патрушев В.И. Основы общей теории социальных технологий. /В.И. Парушев. – М.: Изд-во ИКАР, 2008. – 320 с.

22.  Предварительный проект Доклада о мировом развитии – 2007. Развитие и следующее поколение» World Bank (2005).

23.  Разумовский О.С. Оптимология. Общенаучные и философско-методологические основы: В 2 ч.) /О.С. Разумовский. – Новосибирск, 1999. – Ч.1. – 285 с.

24.  Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. – М., 1992. – С. 302-380.

25.  Спасибенко С.Г. Поколения как субъекты социальной жизни /С.Г. Спасибенко // Социально-политический журнал. – 1995. – № 3. – С. 112-125.

26.  Степаненко В. Общественная трансформация в социокультурной модели интерпретации / В. Степаненко //Социология: теория, методы, маркетинг /В. Степаненко. – 2003. – №4. – С. 87-95.

27.  Ушакова Е.В. Развитие ноосферы как закономерный этап саморазвития материи: методические указания/Е.В. Ушакова. – Новосибирск: НГУ, 1992. –  49 с.

28.  Чернецкий Ю. Современный институционализм как направление социологического теоретизирования /Ю. Чернецкий //Социология: теория, методы, маркетинг. – 2003. – №2. – С. 36-45.

29.  Штомпка П. Социология социальных изменений /под ред. В.А. Ядова. – М.: Аспект-Пресс, 1996. – 416 с.