Полномочия муниципального образования

Полномочия муниципального образования (органов местного самоуправления) как публично-правового образования в области земельных отношений закрепляются ст. 11 Земельного кодекса. Следует отметить, что эти полномочия имеют двойственный характер, что выражается в структуре указанной правовой нормы. В частности, Земельный кодекс 2001 г. (с последующими изменениями и дополнениями) достаточно последовательно проводит разграничение полномочий органов местного самоуправления в части управления и распоряжения земельным участком. Так, в ч. 1 ст. 11 ЗК РФ перечислены полномочия органов местного самоуправления по осуществлению общего управления в сфере использования и охраны земель по территориальному принципу. С другой стороны, органы местного самоуправления осуществляют управление и распоряжение земельными участками, находящимися в собственности муниципального образования (ч. 2 ст. 11). Таким образом, компетенцию органов местного самоуправления в сфере землепользования следует рассматривать в двух аспектах: во-первых, исходя из реализации муниципальным образованием правомочий собственника соответствующих земель и, во-вторых, в плане осуществления публично-властных полномочий по управлению землями, находящимися “в ведении” муниципального образования.

В целом полномочия органов местного самоуправления как органов публичной власти были рассмотрены нами в предыдущей лекции. Кроме того, органы местного самоуправления осуществляют от имени муниципального образования правомочия собственника в отношении земель, находящихся в муниципальной собственности, которые включают в себя владение, пользование и распоряжение земельными участками.
Ст. 9 Конституции РФ закрепляет существование и признание в Российской Федерации частной, государственной, муниципальной формы собственности на землю. Земельный кодекс (ст. 19) предусматривает, что в муниципальной собственности находятся земельные участки:

  1. которые признаны таковыми федеральными законами и принятыми в соответствии с ними законами субъектов РФ;
  2. право муниципальной собственности на которые возникло при разграничении государственной собственности на землю;
  3. которые приобретены по основаниям, установленным гражданским законодательством.

Кроме того, есть и еще одна возможность приобретения муниципальным образованием права собственности на землю – безвозмездная передача муниципальным образованиям земельных участков, находящихся в государственной собственности (в том числе за пределами их границ) для обеспечения их развития.

Право муниципальной собственности на землю как самостоятельная форма собственности закрепляется многими федеральными законами. Так, например, в соответствии со ст. 34 Водного кодекса РФ от 16 ноября 1995 г. допускается муниципальная собственность в отношении обособленных водных объектов (то есть и земель, входящих в состав таких объектов). Согласно ст. 19 Лесного кодекса РФ от 29 января 1997 г. признается муниципальная собственность на земельные участки, занятые городскими лесами. Прямо отнесены к муниципальной собственности особо охраняемые природные территории местного значения (ст. 2 ФЗ от 14 марта 1995 г. “Об особо охраняемых природных территориях”). При этом в качестве конкретного вида таких территорий местного значения названный закон упоминает лечебно-оздоровительные местности и курорты.

Право собственности в отношении основной части земель

Федеральный закон “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”, принятый Государственной Думой 16 сентября 2003 г. прямо относит к муниципальной собственности (ст. 50):

  • имущество, включая земельные участки, предназначенные для организации ритуальных услуг и содержания мест захоронения;
  • обособленные водные объекты на территории поселения;
  • леса, расположенные в границах населенных пунктов поселения.

Тем не менее право собственности в отношении основной части земель на территории муниципального образования должно быть установлено в ходе процедуры разграничения государственной собственности на землю.

До недавнего времени разграничение государственной собственности на землю осуществлялось в соответствии с Федеральным законом от 17 июля 2001 г. “О разграничении государственной собственности на землю”, где предусмотрены критерии отнесения земельных участков к федеральной собственности, собственности субъектов РФ и муниципальных образований. Кроме того, данный закон устанавливал процедуру разграничения государственной собственности на землю. Регистрация права собственности РФ, субъектов РФ и муниципальных образований на соответствующие земельные участки осуществлялась на основании актов Правительства РФ.

Вместе с тем практика реализации положений Федерального закона “О разграничении государственной собственности на землю” была сопряжена с целым рядом проблем. В этой связи Советом Федерации Федерального Собрания РФ было принято Постановление от 29 октября 2003 г. № 299-СФ “О неотложных мерах по разграничению государственной собственности на землю”. В частности, в этом Постановлении было отмечено, что законодательно не были установлены какие-либо сроки завершения процесса разграничения государственной собственности на землю, что позволяет неоправданно долго его затягивать. Это приводит к тому, что инвестиционный и рентный потенциал земельных участков используется органами власти не в полной мере.

Анализ первых итогов разграничения государственной собственности на землю показал также, что практика пошла по пути приоритетного оформления права собственности на землю РФ. Распоряжения Правительства РФ о перечнях земельных участков, передаваемых в собственность РФ, готовились и утверждались в первоочередном порядке. Это вызывало у органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления опасения о реализации остаточного принципа наделения правом собственности на землю субъектов РФ и муниципальных образований.
Процедура разграничения государственной собственности и регистрации прав собственности на землю требует существенных организационных и финансовых затрат. Наблюдалась тенденция возложения бремени разграничения государственной собственности на землю на органы местного самоуправления без надлежащего финансового обеспечения соответствующих полномочий.

Государственная регистрация права собственности РФ

В итоге предусмотренная законом процедура разграничения государственной собственности на землю практически не оказала влияния на формирование муниципальной земельной собственности.

В настоящее время Федеральный закон “О разграничении государственной собственности на землю” утратил силу1. В этой связи серьезные изменения были внесены в Земельный кодекс, Федеральный закон “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации”, а также Федеральный закон “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”.

1 Федеральный закон от 17 апреля 2006 г. № 53-ФЗ “О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации”, Федеральный закон “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” и признании утратившим силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации” // СЗ РФ. – 24.04.2006. – № 17 (ч. 1). – Ст. 1782.
В частности было установлено, что в целях разграничения государственной собственности на землю к собственности поселений, городских округов, муниципальных районов относятся:

  • земельные участки, занятые зданиями, строениями, сооружениями, находящимися в собственности соответствующих муниципальных образований;
  • земельные участки, предоставленные органам местного самоуправления соответствующих муниципальных образований, а также казенным предприятиям, муниципальным унитарным предприятиям или некоммерческим организациям, созданным указанными органами местного самоуправления;
  • иные предусмотренные федеральными законами и принятыми в соответствии с ними законами субъектов РФ земельные участки и предусмотренные федеральными законами и принятыми в соответствии с ними законами субъектов РФ земли.

Государственная регистрация права собственности РФ, субъекта РФ или муниципального образования на земельный участок при разграничении государственной собственности на землю осуществляется соответственно на основании заявления исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления либо действующего по их поручению лица.
В заявлении указывается основание возникновения права собственности РФ, субъекта РФ или муниципального образования на земельный участок.
Вместе с тем изданные Правительством РФ до 1 июля 2006 г. (то есть до вступления в силу данных изменений) акты об утверждении перечней земельных участков, на которые соответственно у Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований возникает право собственности при разграничении государственной собственности на землю, являются основанием для государственной регистрации права собственности соответственно Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований на такие земельные участки.
Земли, право собственности на которые не разграничено, находятся в государственной собственности, так как Гражданским кодексом закрепляется так называемая презумпция государственной собственности на землю: земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью (ст. 214 ГК РФ). Ранее (то есть до 1 июля 2006 г.) Федеральным законом от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации” (с последующими изменениями и дополнениями) право распоряжения указанными землями до разграничения государственной собственности на землю предоставлено органам местного самоуправления, если иное не предусмотрено законодательством. В этой связи некоторые субъекты РФ (например, Саратовская область) приняли свои законы и передали правомочия по распоряжению такими земельными участками областным органам государственной власти. На практике это в значительной степени затруднило предоставление земельных участков в небольших населенных пунктах, удаленных от административного центра. В этой связи были внесены изменения в ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации”. С 1 июля 2006 г. распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, осуществляется органами местного самоуправления муниципальных районов, городских округов. Исключение из этого правила предусмотрено в отношении земель в поселениях, являющихся административными центрами, столицами субъектов РФ. Распоряжение такими землями осуществляется органами местного самоуправления указанных поселений, если законами соответствующих субъектов РФ не установлено, что распоряжение такими земельными участками осуществляется исполнительными органами государственной власти субъектов РФ. Распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, в субъектах РФ – городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге – осуществляется органами исполнительной власти указанных субъектов РФ, если их законами не установлено, что данные полномочия осуществляются органами местного самоуправления внутригородских муниципальных образований городов федерального значения.

Изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд

В ряде случаев для предоставления земельного участка необходимо сначала выкупить (изъять) данный участок у его собственника (землевладельца, землепользователя или арендатора). В этих случаях производится изъятие (выкуп) земельного участка для государственных или муниципальных нужд, которое предусмотрено земельным (ст. 49, 55 ЗК РФ) и гражданским (ст. 279 – 283 ГК РФ) законодательством.
Изъятие (выкуп) земельных участков для государственных или муниципальных нужд осуществляется в исключительных случаях, предусмотренных федеральным законом, а в отношении земельных участков из земель, находящихся в собственности субъектов РФ или муниципальной собственности – законом субъекта РФ. Земельный кодекс (ст. 49) называет 2 таких случая:

  • выполнение международных обязательств РФ;
  • размещение объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов.

Порядок выкупа земельного участка установлен гражданским законодательством. В зависимости от того, для чьих нужд изымается земля, решение о выкупе принимается органом государственной власти или органом местного самоуправления.
Собственник земельного участка должен быть не позднее чем за год до изъятия земельного участка письменно уведомлен об этом. Выкуп земельного участка осуществляется с согласия собственника земельного участка. Выкупная цена, сроки и другие условия выкупа определяются соглашением с собственником участка. Если собственник не согласен с решением об изъятии у него земельного участка либо с ним не достигнуто соглашение о выкупной цене или других условиях выкупа, орган, принявший такое решение, может предъявить иск о выкупе земельного участка в суд. Иск о выкупе земельного участка для государственных или муниципальных нужд может быть предъявлен в течение 2 лет с момента направления собственнику участка уведомления об изъятии.
Выкуп же земельного участка до истечения срока предупреждения собственника (то есть одного года с момента предупреждения) допускается исключительно с его согласия. Так, Пленум Высшего арбитражного суда указал, что, если иск о выкупе земельного участка предъявлен соответствующими органами государственной власти или органами местного самоуправления до истечения одного года с момента получения собственником земельного участка уведомления о принятии решения об изъятии либо позднее 2 лет с момента его направления собственнику, исковое требование указанных органов не подлежит удовлетворению3.
Принудительное отчуждение земельного участка для государственных или муниципальных нужд допускается при условии предварительного и равноценного возмещения его стоимости на основании решения суда (ст. 55 ЗК РФ).
Под равноценным возмещением понимается выкупная цена земельного участка, в которую в силу п. 2 ст. 281 ГК РФ и п. 4 ст. 63 ЗК РФ включаются рыночная стоимость изымаемого участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он понесет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду.

О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства

Согласно ст. 280 ГК РФ собственник земельного участка, подлежащего изъятию для государственных или муниципальных нужд, несет риск отнесения на него при определении выкупной цены земельного участка (ст. 281 ГК РФ) затрат и убытков, связанных с новым строительством, расширением и реконструкцией зданий и сооружений на земельном участке с момента государственной регистрации решения об изъятии участка до достижения соглашения или принятия судом решения о его выкупе.

В тех случаях, когда собственник не согласен со стоимостью объекта, установленной в решении уполномоченного органа об изъятии земельного участка, или когда выкупная цена в нем не указана и сторонами после принятия решения об изъятии не достигнуто соглашение о выкупной цене, арбитражный суд определяет стоимость объекта исходя из его рыночной стоимости на момент рассмотрения спора.
Рыночная стоимость земельного участка согласно ст. 66 ЗК РФ устанавливается в соответствии с Федеральным законом от 29.07.1998 № 135-ФЗ “Об оценочной деятельности в Российской Федерации” (ст. 9).

3 Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 № 11 “О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства” // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 5.
Согласно ст. 283 Гражданского кодекса указанные выше правила применяются и при изъятии земельного участка у землевладельцев и землепользователей. Однако указанным лицам не выплачивается стоимость земельного участка, а лишь возмещаются убытки, причиненные изъятием земельного участка в порядке, установленном Правительством РФ.
На сегодняшний день действуют Правила возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц, которые были утверждены Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. № 262. Указанные Правила предусматривают во всех случаях возмещение убытков по рыночной стоимости.

Конкретные размеры убытков, причиненных собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков изъятием для государственных или муниципальных нужд, рассчитываются в соответствии с методическими рекомендациями, утверждаемыми Федеральной службой земельного кадастра России по согласованию с Министерством экономического развития и торговли РФ и Министерством имущественных отношений РФ (в настоящий момент указанные органы имеют иное наименование). Во исполнение этой нормы Росземкадастром 11.03.2004 были утверждены “Временные рекомендации по расчету размера убытков, причиненных собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков изъятием для государственных или муниципальных нужд или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц”.

Размер реального ущерба, причиненного собственникам земельных участков, не занятых зданиями, строениями и (или) сооружениями (далее – незастроенных земельных участков) их изъятием, определяется в размере рыночной стоимости земельного участка.

Рыночная стоимость земельных участков

Размер реального ущерба, причиненного собственникам земельных участков, занятых зданиями, строениями и (или) сооружениями (далее – застроенных земельных участков) их изъятием, определяется в размере рыночной стоимости объекта недвижимости, состоящего из зданий, строений, сооружений, находящихся на земельном участке, и самого земельного участка.

Рыночная стоимость земельных участков определяется на основании отчета об оценке, выполненного в соответствии с Методическими рекомендациями по определению рыночной стоимости земельных участков, утвержденными распоряжением Минимущества России от 06.03.2002 № 568-р.4
Рыночная стоимость объектов недвижимости определяется на основании отчета об оценке, выполненного в соответствии с законодательством РФ об оценочной деятельности.
Размер реального ущерба, причиненного землепользователям и землевладельцам изъятием застроенных земельных участков, определяется в размере:

  • рыночной стоимости объекта недвижимости, состоящего из зданий, строений, сооружений, находящихся на земельном участке, и соответствующего права на часть земельного участка, занятую зданием, строением, сооружением и необходимую для их использования;
  • стоимости объекта оценки с ограниченным рынком – для соответствующего права на часть земельного участка, не занятую зданиями, строениями, сооружениями, в которой нет необходимости для их использования.

Стоимость объекта оценки с ограниченным рынком определяется на основании отчета об оценке, выполненного независимым оценщиком.
Размер реального ущерба, причиненного арендаторам изъятием незастроенных земельных участков, определяется путем сложения рыночной стоимости права аренды земельного участка и суммы арендной платы, уплаченной по договору аренды за период после изъятия земельного участка.

Размер реального ущерба, причиненного арендаторам изъятием застроенных земельных участков, определяется путем сложения рыночной стоимости объекта недвижимости, состоящего из зданий, строений, сооружений, находящихся на земельном участке, права аренды земельного участка и суммы арендной платы, уплаченной по договору аренды за период после изъятия земельного участка.

Рыночная стоимость права аренды земельных участков определяется на основании отчета об оценке, выполненного в соответствии с Методическими рекомендациями по определению рыночной стоимости права аренды земельных участков, утвержденными распоряжением Минимущества России от 10 апреля 2003 г. № 1102-р.5
Под упущенной выгодой обладателей прав на земельные участки понимается неполученный доход, который обладатели прав на земельные участки получили бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы их права не были нарушены.

Расчет размера упущенной выгоды рассчитывается как доход обладателей прав за период восстановления производства. При этом под периодом восстановления нарушенного производства понимается срок, в течение которого обладатели прав на земельные участки смогут достичь таких условий землепользования, которые были бы идентичны (равны) условиям землепользования, существовавшим до нарушения их права.

Этносы. нации и национализм в политической жизни современных демократических социумов

Современная политическая наука стоит перед новым пониманием реальных изменений и вызовов XXI века, который можно назвать веком глобализации. Одна из проблем этнополитологии, возникших в эпоху глобализации, — место этничности и нации в глобальном постмодернистском проекте. Расширение и углубление глобальных процессов, игнорирующих специфику и самобытность различных обществ, их влияние на основные функции и сущность национального государства требуют от науки междисциплинарных подходов в изучении современных этнополитических проблем, имеющих многомерные и многовекторные характеристики. Оставаться в стороне от рассмотрения этих проблем отечественная наука не может, так как будущее России и ее место в глобализирующемся мире — вопрос, далеко не праздный.

Этнос в полиэтничном государстве. Вопрос о мобилизации этноса, его превращении в субъект политического действия, противопоставляющий себя нации, а свои интересы — национально-партийным интересам, зависит исключительно от того, идентифицируют ли себя члены этнической группы в качестве членов нации, считают ли они национальное государство своим, а себя, хотя бы номинально, суверенным источником власти в этом государстве.

В современном мире существует много полиэтничных (по советско-российской терминологии — многонациональных) государств, в которых, по крайней мере, сегодня отсутствуют признаки этнической мобилизации. В качестве примера можно привести современную Германию, оставив за рамками рассмотрения непростой вопрос взаимоотношения государства с иностранной рабочей силой, структурированной по этническому признаку. Если же иметь в виду только немецкую нацию как совокупность граждан государства, то эта нация полиэтнична (а государство — федеративно), она включает в себя в качестве этнических групп баварцев, саксонцев, тюрингцев, франконцев и пр. Однако представители указанных этносов на первое место устойчиво ставят национальную идентификацию (Deutsch), т. е. в первую очередь воспринимают себя как немцев, и лишь во вторую — как уроженцев федеральных земель.

Трудно назвать совокупность причин, позволяющую представителям различных этносов в той или иной стране идентифицировать себя как представителей единой нации, как граждан единого государства. Скорее можно попытаться определить основные причины, вытекающие из характера национального государства, по которым подобная идентификация станет невозможной.

Анализ этих причин можно начать с констатации, что каждый гражданин полиэтничного государства обладает двумя идентичностями: этнической и национальной.
В современных демократических обществах этническая иден-тификация, как правило, является сугубо личной идентичностью человека наряду с вероисповеданием, половой ориентацией и т. д. и лишь в редких случаях, как, например, в СССР имела официальный статус наряду с гражданством и вписывалась отдельным пунктом в паспорт. Однако, как известно, в новом российском паспорте такая запись отсутствует, оставив этническую идентичность делом совести гражданина.

Напротив, национальная идентичность (т. е. принадлежность к нации) всегда официальна, от нее нельзя отказаться: она присваивается по факту гражданства и «выдается» вместе с паспортом гражданина данного государства. И хочет этого гражданин или не хочет, но, предъявляя национальный паспорт, например, пограничным службам другого государства, он представляется им по национальному имени — натониму: я — американец (француз, россиянин…).

Таким образом, в полиэтничном государстве каждый гражданин, называющий себя этническим именем, должен принять и другое имя — национальное, а в определенных случаях и называться им.

Так, если натоним образован от имени другого этноса, входящего в нацию, тогда самоидентификация представителя другого этноса в соответствии с натонимом равносильна отказу от своей этнической идентичности, что в иных случаях субъективно приравнивается к отказу от веры, родства и даже предательству. Если такая ситуация возникает, то натоним табуируется для самоназвания членов этнической группы.

Экономические и социальные последствия

Другим фактором, объективно препятствующим национальной идентификации граждан полиэтничного государства, является госу-дарственный (национальный) язык. Граждане единой страны в силу объективных обстоятельств (единства системы образования, права, экономики и т. д.) должны говорить на одном языке. Если этот язык является родным языком другого этноса, входящего в нацию, тогда это обстоятельство делит нацию на две части: «истинных» носителей национального языка (литературы, культуры и т. п.) и «иноязычных» граждан, как бы «приобщающихся» к национальной культуре.

Это деление имеет экономические и социальные последствия, поскольку человек, хуже владеющий государственным языком, с меньшей вероятностью переходит в вышестоящий социальный слой, а добиться языкового равенства представителю меньшинства труднее: по крайней мере, ему нужно выучить два языка . И «средний» класс (его еще называют «мелкой буржуазией») этнического меньшинства (учителя, врачи, служащие и т. д.), чье экономическое процветание целиком зависит от знания письменного языка, в общем случае не выдерживает конкуренции со стороны языкового большинства.

Но, как представляется, главным препятствием для национальной идентификации представителей этнической группы в рамках полиэтничного государства является этнократический характер госу-дарства. Этнократия представляет собой тот порядок, когда национальная партия контролирует государственную власть, составленную из представителей доминирующей этнической группы, и всегда выбирает в качестве национальных интересов интересы доминирующего этноса. При этом партию следует понимать именно как политически мобилизованную (в данном случае по этническому признаку) часть нации, а не как зарегистрированную политическую партию.

Очевидно, если государство приобретает этнократический характер, национальная идентификация для представителей этнических групп, не входящих в доминирующий этнос, становится практически невозможной. Государство не только не воспринимается ими в качестве «своего», но, напротив, воспринимается чуждой силой, потенциально угрожающей безопасности и благополучию этнических меньшинств.

Национализм как этнический национализм. Даже при самом поверхностном знакомстве с зтнополитической литературой становится очевидно, что «национализм» — самое употребительное, самое универсальное, самое емкое и в то же время самое эмоциональное и «тревожное» понятие в данной области науки, без которого немыслима ни одна этнополитическая конструкция. Что же национализм представляет собой по сути?

Национализм, обладающий огромной притягательной силой, не может быть выражен в терминах общезначимой теории или изложен в виде рациональных постулатов, описан в образе единого явления. Единственный общий признак данного феномена, согласно А.А. Празаускасу, который можно выразить словами, «его огромная притягательная сила для миллионов, нередко побуждающая жертвовать даже жизнью». И, тем не менее, обзор литературы, посвященной феномену национализма, убеждает, что А.А. Празаускас во многом прав: практически каждый автор называет этим термином нечто свое, уникальное, лишь в частностях похожее на то, что утверждают другие, так что объект, скрывающийся за потоком разноречивых дефиниций, теряет сколько-нибудь определенные очертания.

Содержание политической борьбы

Основываясь на политической природе национализма, нельзя согласиться с такими его определениями, как «национализм — это состояние ума» (К. Дойч ; Г. Кон ); «национализм — это миф, созданный интеллектуалами» (Н. Эберкромби, С. Хилл, Б.С. Тернер) ; «национализм — обыкновенный патриотизм» (Т.Р.Х. Хейвенс ; К. Янг ) и т. д.

Если мы отбросим все имеющиеся определения национализма, не несущие в себе политической составляющей, то вернемся к исходному моменту — к констатации, что в случае, когда этническая группа противопоставляет свою идентичность национальной идентичности, свои групповые интересы национальным интересам, происходит политическая мобилизация и превращение группы в субъект политического действия, вступающего в борьбу за государственную власть. Однако обратим внимание на существенный момент: группа вступает в борьбу за власть в государстве, не считая себя гражданами этого государства; она желает получить государственную власть, не считая эту власть вообще законной. Так за какую же государственную власть борется в данном случае этническая группа? Ответ известен: она борется за свою собственную государственную власть, за свое собственное государство, за то, чтобы стать нацией, обладающей собственной государственностью.

Вот именно такое содержание политической борьбы является сущностью этнического национализма. В.А. Тишков пишет: этнический национализм, «становясь политической программой, служит для этнических предпринимателей средством обеспечения доступа к власти и ресурсам …порождает попытки реализовать принцип этнической государственности через узурпацию власти представителями одной группы, через подавление меньшинств или через сецессию и создание новой «национальной» (читай: этнической) государственности» . Так или примерно так — как стремление этноса превратиться в нацию, создав свое государство — понимают этнический национализм Г. Кон , Э.Д. Смит и некоторые другие ученые.
В определении В.А. Тишкова точно определена конечная цель этнического национализма: не просто создание нового государства и образование новой нации, а создание именно этнократитического государства: государства либо с моноэтничной нацией, либо, в противном случае, нации, в которой данный этнос доминирует политически, культурно и языково; нации, в которой национальными интересами являются интересы данного этноса.

Из такого понимания сущности этнического национализма следует, что его исключительной целью вовсе не является сецессия — отделение от исходного государства территории проживания этноса и объявление ее территорией нового независимого государства. Поскольку вопрос о власти — это, в конечном итоге, вопрос о контроле над ресурсами — людскими, природными и т. д., постольку при прочих равных условиях предпочтительной целью этнического национализма является превращение группы в политически доминирующую национальную партию, мобилизованную по этническому признаку с последующим превращением своих групповых интересов в интересы национальные.

Если этническая картина общества и соответствующий ей расклад политических сил исключает подобное развитие событий, т. е. достижение целей политически мобилизованного этноса в рамках прежнего государства, только тогда практикой этнического национализма становится сепаратизм, а конечной политической целью — сецессия. И здесь возникает большая вероятность того, что вне зависимости от формы политического режима государство может стать этнократическим, поскольку национальную партию, контролирующую государственную власть и определяющую национальные интересы, составляет тот мобилизованный этнос, который и осуществил сецессию.

Национализм как государственный (гражданский) национализм.

Добившись институализации своей политической цели — создания этнократического государства, этнический национализм от политики завоевания этнократии переходит к политике ее удержания с помощью силы государства. Тем самым он переходит в инофазу своего существования — фазу государственного (гражданского) национализма. Такая форма национализма называется государственной или гражданской потому, что теперь этнос, ставший национальной партией, подчинившей себе институт государства и конституировав свои групповые интересы в качестве национальных, выступает уже и от лица института государства, и от лица всех граждан, составляющих нацию.

Сущность национализма — стремление этноса быть суверенным источником власти в суверенном государстве — осталась прежней, но изменилось его политическое воплощение: стремление к ино-идентификации и противопоставлению себя нации сменяется стремлением доминирующего этноса полностью слиться с нацией — ассимилировать и растворить в себе все малые этнические группы; стремление к языковой и культурной автономии сменяется стремлением к государственной унификации системы образования и языка; стремление к смене господствующей этнической (национальной) партии заменяется стремлением к увековечиванию своего национального доминирования; стремление к бескровной сецессии заменяется стремлением сохранить государственное и территориальное единство любыми средствами.

Но при этом государственный (гражданский) национализм в общественном мнении планеты (а сегодня допустимо говорить и о таком общественном мнении) выглядит значительно легитимнее, чем национализм этнический, поскольку он «чаще всего отождествляется с патриотизмом» , т. е. с «любовью» граждан к своей единой и неделимой стране при всем том, что «в своих крайних политических формах может обретать формы государственной агрессивности, шовинизма или изоляционизма» . Напротив, национализм этнический, пытающийся выбраться из «объятий» государственного «патриотизма», представляется чем-то иррациональным, «непатриотичным», разрушительным.

Этнополитические отношения в Российской Федерации представляют собой сложную многоуровневую систему, функционирующую под влиянием различных факторов. Проявления этнорегионализма и этносепаратизма стали следствием многих причин. Среди них следует назвать слом административно-командной системы управления страной, отсутствие у политического руководства четкой концепции этнической и региональной политики, многочисленные попытки разыграть в политических целях «этническую» и «региональную» карты, всплеск этнического самосознания в обществе .

Отечественная наука испытывала огромную потребность в теоретическом осмыслении связи этнической идентичности и политической мобилизации человеческих общностей, анализе тех факторов, которые все чаще вовлекают этнические группы в экстремистские националистические движения, угрожающие порой не только государственному, но и мировому порядку. Очевидно, что для современной многоэтничной России подобные исследования имеют особое значение.

Целью изучения дисциплины

Целью изучения дисциплины «Психология и педагогика» является получение необходимых знаний о образовательной, воспитательной и развивающей функции обучения, содержания воспитания в педагогическом процессе, общие формы и методы организации учебной деятельности, а также освоить способы психической регуляции поведения и деятельности.
В результате изучения дисциплины каждый студент должен
ЗНАТЬ:

  • основы психологии личности и социальной психологии;
  • сущность и проблемы обучения и воспитания;
  • биологические и психологические пределы человеческого восприятия и усвоения, психологические особенности юношеского возраста, влияние индивидуальных различий студентов на результаты педагогической деятельности.

УМЕТЬ:

  • использовать полученные знания на практике;
  • пользоваться категориальным аппаратом психологии и педагогики.

БЫТЬ ОЗНАКОМЛЕН:

  • с современными психологическими и педагогическими теориями;
  • с состоянием и перспективами развития психологии и педагогики.

ИМЕТЬ НАВЫКИ:

  • применения методики и методологии педагогики и психологии в практической работе – с персоналом и социальными группами людей, способность строить успешные деловые и межличностные отношения.

Содержание дисциплины базируется на знаниях, полученных при изучении дисциплин «Высшая математика», «Физика», «Экология», «История отечества» и обеспечивает изучение циклов общепрофессиональных и специальных дисциплин.
Практические навыки формируются на семинарских занятиях путем тестирования и анализа различных психологических ситуаций.
Отчетность по дисциплине – зачет.

Содержание дисциплины

2.1. Наименование тем, их содержание. Объём в часах лекционных занятий – 8 часов.

Введение. Общая характеристика курса.

Тема 1. Предмет психологии и педагогики.
Предмет психологии и педагогики: их задачи и научно-исследовательские методы. Психика и организм, сознание и подсознание. Психологическая защита.
Контрольные вопросы.

  1. Педагогика как наука и практика.
  2. Что изучает психология?
  3. Научно-исследовательские методы психологии и педагогики.
  4. Мозг и психика.
  5. Психика и внешний мир.
  6. Психологическая защита.

Тема 2. Психология познавательных процессов.
Психология познавательных процессов. Ощущение и восприятие. Внимание. Память. Воображение. Мышление.
Контрольные вопросы.

  1. Ощущение и восприятие.
  2. Познавательные психические процессы.
  3. Ощущения и восприятие: их виды и свойства
  4. Внимание: сущность и физиологические основы.
  5. Память: виды и особенности памяти.
  6. Воображение: его сущность и виды.
  7. Физиологические основы и содержание мышления.

Тема 3. Психология личности.
Психология личности. Личность. Темперамент. Характер. Способности. Чувства и эмоции. Воля.
Контрольные вопросы.

  1. Личность: ее сущностные характеристики, структура и подходы к ее изучению.
  2. Психологическая характеристика темперамента. Темперамент и личность.
  3. Характер: структура и черты.
  4. Сущность эмоций и чувств. Эмоциональные состояния.
  5. Особенности эмоциональных и чувственных процессов.
  6. Чувства и личность.
  7. Воля: общее понятие и психологическая структура.
  8. Сущность способностей, их природа и структура.

Тема 4. Педагогика.
Педагогика как теория обучения. Педагогика как теория воспитания. Учебная ситуация как способ организации эффективного взаимодействия.
Контрольные вопросы.
1. Дидактика: понятие, основные функции..
2. Образование как целенаправленный процесс.
3. Цели образования и воспитания.
4. Личностные и межличностные отношения в учебном процессе.
5. Профессиональное образование и эмоционально-нравственное развитие личности.
6. Образование как социокультурный феномен.

Семинарские занятия. Объём – 4 часа.

Семинары.
№ 1. Предмет и задачи психологии. Функционирование психических познавательных процессов.
№ 2.  Педагогика как область гуманитарного знания.

Темы рефератов.

  1. Предмет и задачи психологии и педагогики как учебной дисциплины.
  2. Психология как наука.
  3. Педагогика как наука.
  4. Методы психологии.
  5. Зависимость психики от среды.
  6. Проблема личности как важная тема в психологии и педагогике.
  7. Психологическая структура личности.
  8. Психологические познавательные процессы.
  9. Основные теории памяти, ее сущность, основные процессы, виды и пути развития.
  10. Физиологические основы эмоций и чувств, их взаимоотношение.
  11. Волевые качества личности и пути их формирования.
  12.  Виды эмоциональных состояний: настроение, аффект, стресс, фрустрация.
  13. Психические состояния и особенности их проявления.
  14. Психические образования в условиях учебной деятельности.
  15. Процесс формирования основных психических образований.
  16. Характеристика основных свойств личности.
  17. Направленность личности, ее структура и содержание.
  18. Педагогика как область гуманитарного, антропологического, философского знания.
  19. Воспитание как процесс целенаправленного развития личности.
  20. Образование как социокультурный феномен.
  21. Сущность воспитания и его место в целостной структуре образовательного процесса.
  22. Воспитание культуры межнационального общения.
  23. Содержание образования как фундамент базовой культуры личности.
  24. Современные модели организации обучения.
  25. Психология обучения.
  26. Основные принципы образовательной политики РФ.
  27. Воспитательная система семьи.
  28. Особенности развития произвольной памяти.

УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ

3.1. Основная и дополнительная литература, другие информационные источники.
Основная литература.
№1. Крысько В.Г. Психология и педагогика. М., 2007.
№2. Психология и педагогика: учебно-методический комплекс. Сост.: Иньшин С.Я., Клемантович И.П. М.: МИЭЭ, 2006.
№3 Психология и педагогика. Под ред. Радугина А.А. М., 1996.

Дополнительная литература.
№4. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. – М., 1996.
№5. Давыдов В.В. Теория развивающего обучения. – М., 1996.
№6. Петровский А.В. Введение в психологию. – М., 2001.
№7. Зинченко В.П., Моргунов Е.Б. Человек развивающийся. – М., 1994.
№8. Клемантович И.П. Формирование профессиональной культуры социального педагога в процессе вузовского образования. – М., 2000.
№9. Подвласый И.П. Педагогика. – М., 1999.
№10. Российская педагогическая энциклопедия в 2-х т. – М., 1999.
№11. Столяренко Л.Д. Основы психологии. – Ростов, 1999.