Гуманитарная роль международного туризма в условиях глобализации

Елена МОШНЯГА — кандидат педагогических наук, декан факультета международного туризма и межкультурных коммуникаций Российской международной академии туризма (РМАТ)

Глобализационные процессы, охватившие все сферы жизни современного общества, касаются и международного туризма. Здесь глобализация проявляется в расширении границ туристского бизнеса, выходе транспортных и гостиничных корпораций на новые национальные рынки, концентрации туристского бизнеса в руках ограниченного количества компаний-лидеров и монополистическом захвате ими рынков сбыта. Кроме того, наблюдается широкое развитие сетевого бизнеса, динамичный качественный рост информационно-коммуникационных технологий, усиление стандартизации и униформизации туристской деятельности, унификации качества туристского продукта и туристского образования, беспрецедентная мобильность гуманитарных (человеческих ) ресурсов, расширение рамок транснационального туристского образования.

По данным Всемирной туристской организации (ЮНВТО)*, международные туристские прибытия достигли в 2004 г. рекордной отметки в 763 млн. В относительных показателях рост по сравнению с 2003 г. составил почти 11%, это самый высокий показатель, зафиксированный с 1980 г.

Помимо количественных изменений, в международном туризме происходят настолько кардинальные качественные изменения, что многие исследователи заявляют о зарождении «нового туризма», «нового туристского рынка» и соответственно «нового туриста». Глобализация формирует новую парадигму туризма, новую модель и образ туризма XXI в. Сегодня туризм перестает рассматриваться преимущественно как форма отдыха с ориентацией на формулу 3S (Sun — солнце, Sea — море, Sand — песок). Глобализационные тенденции оказывают влияние на демографический состав и структуру населения, туристский спрос, мотивации, поведение потребителей туристских услуг. Формируются новый образ и стиль жизни людей с иными моделями досуга и отдыха, расширяется туристский опыт, влияющий на уровень их потребностей и ожиданий. «Новый туризм» создает новые туристские реалии в виде новых тур-продуктов, технологий обслуживания, новых подходов в туристском маркетинге и менеджменте.

Среди специфических туристских мотиваций спроса на первое место выходит поиск новизны (novelty seeking), подлинность (аутентичность) культурного наследия (authenticity) в составе турпродукта и интеркультурность (cross-culture) [1].

Критерий новизны культурного турпродукта подразумевает ощущения необычности, нетрадиционности, нестандартности, отличности от собственной культуры. Ожидания потребителей связаны с переживаниями удивления, потрясения, восхищения, восторга от открытия нового. По мнению исследователей, конструкт новизны обладает четырьмя взаимосвязанными измерениями: волнение (thrill), уход от обыденности (change from routine), снятие скуки (boredom alleviation) и удивление (surprise) [2].

Критерий подлинности культурного наследия (объектов и явлений культуры) в составе турпродукта неоднозначен, что также связано с дифференциацией уровня ожиданий и потребностей туристов. Подлинность создается культурно-историческими условиями, уменьшаясь или утрачиваясь, когда продукт теряет связь с культурной и природной средой. Степень подлинности отличает один продукт от другого, но и спрос на подлинность может быть различным. Анализ публикаций по проблемам аутентичности культурного наследия позволяет условно разделить потребителей турпродукта на три группы: 1) туристы, ожидающие полной культурно-исторической подлинности и имеющие обоснованные знания и четкие критерии ее оценки.

* 1 декабря 2005 г. Генеральная Ассамблея Всемирной туристской организации (ВТО) в Дакаре (Сенегал) утвердила предложение о добавлении сокращения ООН к аббревиатуре ведущего международного учреждения в области туризма в английском и русском языках. Теперь ВТО именуется как ЮНВТО (в кириллице) и UNWTO (в латинице).

 

Например, памятник архитектуры не должен быть подвержен никаким более поздним реставрациям; предмет культуры должен быть произведен исконным способом из традиционных материалов самим носителем данной культуры не на продажу и быть функциональным, обряд должен в точности соответствовать всем историческим канонам и быть живым, а не постановочным; 2) туристы, согласные считать подлинными те артефакты культуры, которые претерпели частичные изменения со временем или в ответ на рыночный спрос, т.е. подлинный продукт может развиваться, дополняться, адаптироваться под потребности и ожидания туристов. Например, реставрированные памятники, возрожденные ремесла, предметы, изготовленные из современных материалов, «осовремененные» народные праздники; 3) туристы, не стремящиеся к исторической подлинности объектов и явлений культуры. Например, «туристский арт» — предметы, специально производимые на продажу в ответ на туристский спрос, не являющиеся артефактами культуры; стилизованные фольклорные деревни, постановочные ритуалы, обряды, народные праздники; восстановленные «с нуля» памятники архитектуры; тематические парки, воссоздающие национально-культурную среду; этнические рестораны на неэтнических территориях.

Критерий интеркультурности подразумевает ориентированность турпродукта на национальный лингвокультурный сегмент рынка потребителей, межкультурный принцип отбора информации, межкультурное общение с носителями изучаемой культуры.

Дифференциация спроса диктует диверсификацию предложения. Это проявляется в продвижении на рынок новых туристских направлений, возникновении новых видов и форм туризма, усилении внимания к таким видам туризма, которые не связаны с пассивным отдыхом в традиционном понимании, разработке новых видов турпродукта. Динамично развиваются информационные технологии в туристской деятельности. Бронирование туров, билетов и услуг on-line через глобальные системы бронирования (GDS — Global Distribution Systems), виртуальные экскурсии on-line и on-site по городам, музеям, гостиницам и ресторанам, планирование индивидуальных маршрутов on-site на сайтах туроператоров и заказ on-line с получением мгновенного подтверждения брони прочно вошли в практику современного туристского обслуживания.

Новые туристские направления в условиях «нового туризма» — это ранее не освоенные территории, обладающие не столько современной туристской инфраструктурой, обеспечивающей посетителям комфортные условия пребывания, сколько уникальными ресурсами для экзотических путешествий и маршрутов, экстремальных видов туризма, а также объекты так называемой «dream industry» («индустрии мечты»): тематические парки или модельные культуры, воссоздающие мифические миры, романтическое прошлое или фантастическое будущее человеческой цивилизации в самых разных проявлениях. Концепция «dream industry» означает, что туризм может развиваться практически в любом месте и при любых условиях.

Среди видов туризма, вызывающих сегодня специфический интерес и играющих важную гуманитарную роль в развитии современного общества, особо выделяются экологический и культурный (культурно-познавательный) туризм.

Интерес к экологическому туризму отражает растущее внимание людей к проблемам защиты среды их обитания, охраны природных ресурсов и участия в природоохранных мероприятиях.

Осознание человеком растущей «чувствительности окружающей среды» к негативному воздействию результатов деятельности человека и угрозы невосполнимой утраты уникального природного и культурного наследия проявляется в расширении сегмента «мягкого туризма» («soft tourism») или «ответственного туризма» («responsible tourism») в заповедные зоны и на экологические территории, с участием в экологических программах и проектах.

Культурный туризм определяется в Хартии по культурному туризму Международного совета по памятникам и объектам (ICOMOS) как вид туризма, основной целью которого является «личное открытие памятников и объектов» [3]. ICOMOS характеризует культурный туризм как «посвященный представлению и разъяснению культурной идеи» [4 ]. В ходе всей истории человечества люди обменивались культурным опытом, идеями, ценностями и товарами через искусство, торговлю и миграции. «Человеческая история — это история таких путешествий» [5 ].

В XXI в. культурный туризм призван служить идеям интеллектуальной и нравственной солидарности человечества, утверждению идеалов терпимости в обществе, т.е. уважению, принятию и пониманию богатого многообразия культур мира [6]. Культурные контакты, когда индивидуальные путешественники или целые сообщества передают свои идеи и культурные традиции другим странам и народам, осуществляются в серии межкультурных проектов ЮНЕСКО и ЮНВТО.

Важнейшей аттракцией в культурном туризме является культурное наследие. Как отмечается в программной работе ЮНВТО «Культурное наследие и развитие туризма», «одним из столпов индустрии туризма стало присущее всему человечеству желание увидеть и познать культурную самобытность различных частей света. Во внутреннем туризме культурное наследие стимулирует национальную гордость за свою историю. В международном туризме культурное наследие стимулирует уважение и понимание других культур и, как следствие, способствует миру и взаимопониманию» [7 ].

Исследования специфики спроса и предложения на туристские поездки с культурными целями на основе анализа иностранных и отечественных источников позволяют сделать вывод о том, что сегодня в международном туризме помимо традиционного культурно-познавательного туризма в практику вошли культурно-исторический, культурно-событийный, культурно-археологический, культурно-этнографический, культурно-этнический, культурно — религиозный, культурно -антропологический, культурно-экологический и другие виды.

Тенденции диверсификации культурного туризма демонстрируют расширение спектра мотиваций и специализацию интересов международных путешественников по различным аспектам культур и культурного наследия посещаемых ими стран и территорий.

В новом контексте глобальной миссии культурного туризма как фактора и инструмента сближения народов, предотвращения конфликтности и нетерпимости, воспитания уважения и толерантности культурный туризм развивается сегодня в трех взаимосвязанных и взаимодополняющих направлениях: познание культуры и культурного наследия; охрана и возрождение культуры; диалог культур. Иными словами, культурному туризму присущи сегодня три основные гуманитарные функции: культурно-познавательная и образовательная; культуроохранная и консервационная; коммуникационная и миротворческая.

Посредством реализации своих познавательных, образовательных, воспитательных, культурных, духовно-эстетических, миротворческих и коммуникационных функций международный туризм в условиях глобализации призван содействовать делу мира и гуманизма. <Новый туризм», обладая мощным гуманитарно-аксиологическим потенциалом, является важнейшим фактором развития человечества в XXI столетии.

Литература

1. Lee Т. -Н., Crompton J. Measuring Novelty Seeking in Tourism.//Annals of Tourism Research, Vol. 19, 1992, pp.732-751; Wentworth N., Witryol S. What’s New? Three Dimensions for Defining Novelty //The Journal of Genetic Psychology № 147. 1986. PP.209-218; Kerlinger F.N. Foundations of Behavioral Research. NY, 1986; Cohen E. Authenticity and Commoditization in Tourism //Annals of Tourism Research. Vol.15. № 3. 1988. P.371-386.

2. Lee Т. Н., Crompton J. Measuring Novelty Seeking in Tourism // Annals of Tourism Research. Vol.19. 1992. P.732.

3. ICOMOS Tourism Handbook for World Heritage Site Managers. ICOMOS, 1993. P.3.

4. UNESCO International Symposium on the Silk Roads. Xi’an Declaration. 2002.

5. Декларация терпимости ЮНЕСКО, 1995 r. Μ., 1996. С.9-10.

6. Cultural Heritage and Tourism Development. Madrid, 2001. P.3.

Формирование кадрового резерва

на федеральной государственной гражданской службе

Егор СОЛОМАТИН — соискатель РАГС, депутат Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации равовые основы, цели, задачи, организационные принципы и порядок формирования кадрового резерва для замещения должностей федеральной государственной гражданской службы являются предметом административно-правового регулирования.

Кадровый резерв на федеральной государственной гражданской службе формируется на конкурсной основе в целях замещения вакантной должности федеральной государственной гражданской службы.

Кроме того, кадровый резерв формируется в следующих целях: • замещения вакантной должности гражданской службы в государственном органе в порядке должностного роста гражданского служащего;

• замещения вакантной должности гражданской службы в другом государственном органе в порядке должностного роста гражданского служащего;

• замещения должности гражданской службы, назначение на которую и освобождение от которой осуществляются Президентом Российской Федерации или Правительством Российской Федерации. Основными задачами формирования кадрового резерва на федеральной государственной гражданской службе являются:

• отбор гражданских служащих, обладающих необходимыми личными и деловыми качествами для замещения должностей федеральной государственной гражданской службы, в том числе руководящих, изучение их личных и деловых качеств;

• организация профессиональной подготовки лиц, включенных в кадровый резерв на федеральной государственной гражданской службе;

• своевременное внесение предложений по использованию на федеральной государственной службе лиц, состоящих в кадровом резерве.

Кадровый состав на федеральной государственной гражданской службе формируется путем назначения на должность гражданских служащих с учетом их заслуг в профессиональной служебной деятельности и деловых качеств, а также благодаря совершенствованию профессионального мастерства гражданских служащих.

К важнейшим принципам формирования кадрового резерва на федеральной государственной гражданской службе относятся:

• планирование работы по формированию кадрового резерва;

• персональная ответственность руководителей государственных органов всех уровней за формирование и использование кадрового резерва;

• добровольное согласие гражданского служащего на включение в кадровый резерв;

• гласность, информирование о назначениях гражданских служащих (граждан), состоящих в кадровом резерве на должности государственной гражданской службы;

• доверие и уважение к гражданским служащим, объективность оценки их качеств и результатов служебной деятельности, в первую очередь при проведении аттестации и квалификационного экзамена.

Основными источниками формирования кадрового резерва на федеральной государственной гражданской службе являются:

• сводный реестр государственных гражданских служащих Российской Федерации;

• заявления государственных гражданских служащих о включении в кадровый резерв на федеральной государственной гражданской службе в порядке должностного роста;

• заявления граждан Российской Федерации о включении в кадровый резерв для замещения должностей федеральной государственной гражданской службы.

Формирование кадрового резерва на федеральной государственной гражданской службе включает следующие основные этапы:

• предварительный подбор кандидатов в кадровый резерв на основе анализа кадрового состава государственного органа;

• получение информации о деловых, профессиональных и личностных качествах кандидатов для включения в кадровый резерв;

• комплектование кадрового резерва на конкурсной основе. Предварительный подбор, изучение и оценка возможных кандидатур осуществляются, как правило, кадровыми службами государственных органов с участием руководителей соответствующих подразделений.

Основным критерием при подборе кандидатов в резерв является соответствие квалификационным требованиям, предусмотренным законодательством Российской Федерации к должностям государственной гражданской службы.

Наряду с учетом квалификационных требований необходимо учитывать психические и физические нагрузки на человека и возможности претендента в этой области, а также опыт практической работы, склонность к руководящей деятельности, организаторские способности, личные качества, состояние здоровья, возраст и др.

Следует особо подчеркнуть, что при формировании кадрового резерва важно обеспечить объективную всестороннюю оценку качеств кандидатов для включения в кадровый резерв.

При оценке профессиональных, деловых, личностных и нравственных качеств кандидатов целесообразно использовать различные методы и современные кадровые технологии. К ним, в частности, относятся:

• изучение кадровых документов кандидатов и оценка по ним квалификации и опыта работы;

• изучение и оценка служащего путем личного общения и систематического наблюдения за ним непосредственно в процессе его трудовой деятельности, проведения собеседований, исполнения отдельных поручений;

• оценка служащего по результатам его практической деятельности, выполнению индивидуального плана работы, должностных обязанностей, распоряжений;

• отзывы о служащем непосредственных руководителей, подчиненных, коллег, руководителей смежных подразделений.

В процессе изучения возможных кандидатур могут быть использованы и другие методы: социологические исследования, анкетирование, тестирование, экспертная оценка, деловые игры и др.

Окончательное рассмотрение кандидатур осуществляют конкурсные или аттестационные комиссии, сформированные в государственных органах в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о государственной гражданской службе. В состав комиссий включаются наиболее авторитетные, высококвалифицированные работники государственного органа, специалисты кадровой службы, независимые эксперты. Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации» установлено, что число независимых экспертов должно составлять не менее одной четверти от общего числа членов конкурсной комиссии.

Одной из эффективных форм выявления профессионально подготовленных, инициативных и деловых сотрудников является аттестация государственных гражданских служащих. Статьей 48 упомянутого федерального закона установлено, что аттестация гражданского служащего проводится один раз в три года в целях определения его соответствия замещаемой должности. Порядок проведения аттестации определен Указом Президента Российской Федерации от 1 февраля 2005 г. № 110 <0 проведении аттестации государственных гражданских служащих Российской Федерации».

Структура кадрового резерва для замещения вакантных должностей государственной гражданской службы обусловлена особенностями и спецификой конкретного государственного органа.

В процессе реформирования государственной службы предполагается оптимизировать численность государственных служащих путем внедрения новых методов управления. Это предполагает решение основных задач, связанных с формированием эффективного механизма подбора и обновления кадрового состава государственной гражданской службы, развитием профессиональных качеств государственных гражданских служащих, формированием кадрового резерва и его эффективным использованием, объективной оценкой результатов деятельности государственных гражданских служащих, и требует применения современных кадровых технологий и механизмов.

В настоящее время нормативная правовая база по вопросам формирования кадрового резерва на государственной гражданской службе Российской Федерации находится в стадии разработки.

Положения, касающиеся вопросов формирования кадрового резерва, содержащиеся в федеральных законах от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» и от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», нуждаются в дальнейшем урегулировании в подзаконных нормативных правовых актах.

Так, статья 64 Федерального закона от 27 июля 2004 г. №79-ФЗ <0 государственной гражданской службе Российской Федерации» и статья 17 Федерального закона от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» устанавливают, что порядок формирования кадрового резерва на федеральной государственной гражданской службе для замещения должностей федеральной государственной гражданской службы в федеральном государственном органе или его аппарате, а также иные вопросы работы с кадровым резервом должны быть определены Положением о кадровом резерве на федеральной государственной гражданской службе, утверждаемым указом Президента Российской Федерации.

Представляется, что это положение должно содержать в себе нормы, регулирующие основные способы формирования и использования кадрового резерва на федеральной государственной гражданской службе, а также нормы, определяющие правовые, организационные и финансовые основы применения современных кадровых технологий и механизмов формирования кадрового резерва на федеральной государственной гражданской службе.

Анализ проблем административно-правового регулирования формирования кадрового резерва на государственной гражданской службе Российской Федерации свидетельствует о целесообразности включения в данное Положение вопросов, связанных с определением понятий и видов кадрового резерва на государственной гражданской службе Российской Федерации — «федеральный кадровый резерв», «кадровый резерв федерального государственного органа», «кадровый резерв субъекта Российской Федерации», «кадровый резерв государственного органа субъекта Российской Федерации», «сводный кадровый резерв Российской Федерации».

Кроме того, в данном Положении следовало бы определить:

• цели, основные задачи и принципы формирования кадрового резерва на федеральной государственной гражданской службе;

• источники формирования кадрового резерва на федеральной государственной гражданской службе;

• основные этапы формирования кадрового резерва на государственной гражданской службе Российской Федерации;

• особенности и порядок формирования кадрового резерва федерального государственного органа, а также формирования федерального кадрового резерва;

• основные направления работы с кадровым резервом на федеральной государственной гражданской службе;

• порядок занятия должности государственной гражданской службы лицами, состоящими в кадровом резерве федерального органа, федеральном кадровом резерве;

• порядок исключения из кадрового резерва и другие вопросы. Вышеизложенное позволяет судить о востребованности и актуальности издания указа Президента Российской Федерации об утверждении положения о кадровом резерве на федеральной государственной гражданской службе. Представляется, что данный нормативный правовой акт будет способствовать формированию комплексной нормативной правовой базы по этому вопросу, делает возможным разработку и принятие федеральными государственными органами локальных правовых актов, конкретизирующих порядок формирования и работы с кадровым резервом федерального государственного органа с учетом специфики выполняемых им задач и функций.

Муниципальное здравоохранение: структура, инфраструктура, основные задачи

В соответствии с разграничением полномочий, о чем было сказано выше, организация первичной медико-санитарной помощи в амбулаторно-поликлинических, стационарно-поликлинических и больничных учреждениях, медицинской помощи женщинам в период беременности, во время и после родов и скорой медицинской относится к полномочиям и вытекающим из них расходным обязательствам органов местного самоуправления.

Расходные обязательства муниципальных органов власти обеспечиваются за счет средств медицинского страхования и за счет муниципального бюджета. Доли покрытия расходов за счет средств обязательного медицинского страхования и за счет средств муниципального бюджета различны в каждом субъекте Федерации и зависят от схемы финансирования, которая используется в том или ином субъекте Федерации. Финансовое обеспечение оказания первичной медико-санитарной помощи осуществляется в соответствии с “Порядком организации оказания первичной медико-санитарной помощи”, утвержденным Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 29.07.2005 № 487.

Данным приказом первичная медико-санитарная помощь определена как основной, доступный и бесплатный для каждого гражданина вид медицинского обслуживания, который включает лечение наиболее распространенных болезней, а также травм, отравлений и других неотложных состояний; медицинской профилактики важнейших заболеваний; санитарно-гигиеническое образование; проведение других мероприятий, связанных с оказанием медико-санитарной помощи гражданам по месту жительства.

Первичная медико-санитарная помощь, в том числе медицинская помощь женщинам в период беременности, во время и после родов, оказывается учреждениями муниципальной системы здравоохранения преимущественно по месту жительства амбулаторно-поликлиническими учреждениями (амбулатория, центр общей врачебной (семейной) практики, районная (в том числе центральная), городская поликлиника, детская городская поликлиника, женская консультация). В оказании первичной медико-санитарной помощи могут также участвовать учреждения государственного и частного сектора здравоохранения на основе договоров со страховыми медицинскими организациями.

Учреждения, обеспечивающие первичную медико-санитарную помощь, осуществляют свою деятельность в соответствии с установленным порядком. Обязанность учреждений по оказанию первичной медико-санитарной помощи исполняется медицинскими работниками данных учреждений: участковыми терапевтами, участковыми педиатрами, врачами общей практики (семейными), акушерами-гинекологами, другими врачами-специалистами, а также специалистами со средним медицинским и высшим сестринским образованием в соответствии с установленным порядком.

Граждане имеют право на бесплатную медицинскую помощь в государственном и муниципальном секторах здравоохранения в соответствии с законодательством РФ, законодательством субъектов РФ и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления. Гарантированный объем бесплатной медицинской помощи предоставляется гражданам в соответствии с Программой государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи.

Амбулаторно-поликлиническая помощь, оказываемая в рамках первичной медико-санитарной помощи, включает в себя оказание первой (доврачебной, врачебной) и неотложной медицинской помощи больным при острых заболеваниях, травмах, отравлениях и других неотложных состояниях; проведение профилактических мероприятий по предупреждению и снижению заболеваемости, абортов, выявление ранних и скрытых форм заболеваний, социально значимых болезней и факторов риска; диагностику и лечение различных заболеваний и состояний; восстановительное лечение; клинико-экспертную деятельность по оценке качества и эффективности лечебных и диагностических мероприятий, включая экспертизу временной нетрудоспособности; диспансерное наблюдение больных, в том числе отдельных категорий граждан, имеющих право на получение набора социальных услуг; диспансеризацию беременных женщин, родильниц; диспансеризацию здоровых и больных детей; динамическое медицинское наблюдение за ростом и развитием ребенка;

Организацию питания детей раннего возраста; организацию дополнительной бесплатной медицинской помощи отдельным категориям гражданам, в том числе обеспечение необходимыми лекарственными средствами; установление медицинских показаний и направление в учреждения государственной системы здравоохранения для получения специализированных видов медицинской помощи; установление медицинских показаний для санаторно-курортного лечения, в том числе отдельных категорий граждан, имеющих право на получение набора социальных услуг; медицинское обслуживание обучающихся, воспитанников образовательных учреждений общего и коррекционного типов; проведение санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, вакцинопрофилактики в установленном порядке; осуществление санитарно-гигиенического образования, в том числе по вопросам формирования здорового образа жизни; врачебную консультацию и медицинскую профориентацию; медицинское обеспечение подготовки юношей к военной службе.

Стационарная помощь, предоставляемая населению муниципальных образований в больничных и стационарно-поликлинических учреждениях, включает оказание неотложной медицинской помощи больным при острых заболеваниях, травмах, отравлениях и других неотложных состояниях; диагностику, лечение острых, хронических заболеваний, отравлений, травм, состояний при патологии беременности, в родах, в послеродовом периоде, при абортах и прочих состояний, требующих круглосуточного медицинского наблюдения или изоляции по эпидемическим показаниям; восстановительное лечение и реабилитацию.

Госпитализация в больничное (стационарно-поликлиническое) учреждение осуществляется по медицинским показаниям по направлению врача лечебно-профилактического учреждения, независимо от формы собственности и ведомственной принадлежности; скорой медицинской помощью; при самостоятельном обращении больного по экстренным показаниям.

В соответствии с Единой номенклатурой, утвержденной приказом Министерства здравоохранения РФ от 7 октября 2005 г. № 627 “Об утверждении единой номенклатуры государственных и муниципальных учреждений здравоохранения” первичная медико-санитарная помощь в муниципальных образованиях оказывается в амбулаторно-поликлинических и стационарных учреждениях.

Амбулаторная помощь оказывается в медицинских учреждениях следующих видов: амбулатории; городской поликлинике; центральной районной поликлинике; центре общей врачебной (семейной) практики; консультативно-диагностическом центре; консультативно-диагностической поликлинике; женской консультации; городской детской поликлинике; стоматологической поликлинике и детской стоматологической поликлинике. Стационарная помощь оказывается в следующих больничных учреждениях: больницах – участковых; районных (номерных); городских (номерных); детских городских (номерных); городских больницах скорой медицинской помощи; центральных городских; центральных районных; специализированных инфекционных больницах; домах сестринского ухода; хосписах; перинатальных центрах и родильных домах.
Скорая медицинская помощь оказывается станциями и отделениями скорой медицинской помощи. Обеспечение лекарственными препаратами и медицинскими изделиями осуществляется аптеками и организациями – поставщиками медицинской техники.

Таким образом, муниципальный сектор здравоохранения представляет собой вполне сформированную, законодательно обеспеченную систему организации оказания медицинской помощи населению, проживающему в муниципальных образованиях. Вместе с тем остаются нерешенными значительное количество вопросов, связанных с обеспечением муниципального сектора кадрами врачей-фельдшеров и медицинских сестер, финансовыми ресурсами, достаточными для организации и оказания медицинской помощи на современном уровне. Оставляет желать лучшего и материально-техническая база муниципального здравоохранения. Возможности использования принципов обязательного медицинского страхования, механизмов финансирования деятельности медицинских организаций за счет страховых средств крайне ограничены, если не используются стандарты оказания медицинской помощи. Однако для многих медицинских организаций законодательное введение стандартов оказания медицинской помощи будет означать окончание их деятельности, так как в среднем по Российской Федерации общий износ основных фондов лечебно-профилактических учреждений составляет в целом почти 60%, а медицинской техники широкого применения – более 70%.

Указанные обстоятельства предопределяют необходимость разработки и принятия мер, которые смогли бы изменить ситуацию в здравоохранении в целом и его муниципальном секторе в частности. Предложенным вариантом решения и является национальный проект “Здоровье”.

Национальный проект “Здоровье” и муниципальный сектор здравоохранения

Доля муниципальных лечебно-профилактических учреждений в РФ составляет среди амбулаторно-поликлинических учреждений 82,1%, среди больничных учреждений – 77,6%. В данных учреждениях работает 62,1% и 68,2% врачей соответственно.

Всего амбулаторно-поликлиническую помощь …

Всего амбулаторно-поликлиническую помощь в Российской Федерации оказывают 139,7 тыс. врачей, из них 56,1 тыс. в участковой службе, 75 тыс. – врачей-специалистов.
Укомплектованность кадрами амбулаторного звена представлена в табл. 1.

Таблица 1
Укомплектованность амбулаторно-поликлинических учреждений врачами

Медицинские кадры

Занятые должности

Коэффициент совместительства

Участковые терапевты

30656

1,45

Участковые педиатры

22202

1,3

Врачи общей (семейной) практики

3288

1,3

Врачи-специалисты, работающие в первичном звене

75200

1,1

С сентября 2005 г. осуществляются мероприятия по реализации национального проекта “Здоровье”, включающего в себя развитие первичной медицинской помощи, развитие профилактического направления медицинской помощи, обеспечение населения высокотехнологичной медицинской помощью.
Выбор приоритетов не случаен: первичная медико-санитарная помощь оказывается на муниципальном уровне в 13 070 амбулаторно-поликлинических учреждениях, а потребности в высокотехнологичной помощи удовлетворяется по различным данным не более чем на 10%.

Основные мероприятия национального проекта “Здоровье” по развитию первичной медико-санитарной помощи направлены на повышение ее приоритетности. Для этого предусмотрены дополнительные денежные выплаты врачам общей (семейной) практики, участковым терапевтам, участковым педиатрам в размере 10 тыс. рублей, медицинским сестрам участковых терапевтов и педиатров, медицинским сестрам врача общей (семейной) практики – в размере 5 тыс. рублей. При этом конкретный размер выплат будет прямо зависеть от объема и качества оказываемых услуг. В 2006 г. данные выплаты будут осуществляться 59 297 врачам и 63 277 фельдшерам и медсестрам, в 2007 г. – 75 107 врачам и 79 527 фельдшерам и медсестрам.

Выплата добавленных к заработной плате сумм осуществляется Министерством финансов через федеральный и территориальные фонды обязательного медицинского страхования по договорам с лечебными учреждениями. С медицинскими работниками заключены дополнительные договоры, в которых для повышения ответственности за качество предоставляемых услуг определены конкретные условия работы на закрепленном участке.

Постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2005 г. № 851 “О порядке финансового обеспечения расходов и учета средств на выполнение в 2006 году учреждениями здравоохранения муниципальных образований, оказывающими первичную медико-санитарную помощь (а при их отсутствии – соответствующими учреждениями здравоохранения субъекта Федерации), государственного задания по оказанию дополнительной медицинской помощи” утверждены:

  • правила предоставления субвенций на финансирование выполнения учреждениями здравоохранения муниципальных образований, оказывающими первичную медико-санитарную помощь, государственного задания по оказанию дополнительной медицинской помощи;
  • типовая форма договора о выполнении учреждением здравоохранения муниципального образования, оказывающим первичную медико-санитарную помощь, государственного задания по оказанию дополнительной медицинской помощи;
  • методика распределения субвенций из фонда компенсаций между субъектами РФ на финансирование выполнения учреждениями здравоохранения муниципальных образований, оказывающими первичную медико-санитарную помощь, государственного задания по оказанию дополнительной медицинской помощи.

Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 816 от 30 декабря 2005 г. утверждены методические рекомендации по оформлению в 2006 г. трудовых отношений между участковыми врачами-терапевтами, участковыми врачами-педиатрами, врачами общей практики (семейными врачами), участковыми медицинскими сестрами участковых врачей-терапевтов, участковыми медицинскими сестрами участковых врачей-педиатров, медицинскими сестрами врачей общей практики и учреждениями здравоохранения муниципальных образований, оказывающими первичную медико-санитарную.

В соответствии с данными рекомендациями трудовые отношения между работниками и учреждениями здравоохранения муниципальных образований, оказывающими первичную медико-санитарную помощь по выполнению дополнительного объема работы в связи с выполнением государственного задания на оказание дополнительной медицинской помощи, следует оформлять путем заключения дополнительных соглашений к трудовым договорам в письменной форме, которые составляются в 2 экземплярах. Один экземпляр дополнительного соглашения передается Работнику, другой хранится у Работодателя.

Определены формы дополнительного соглашения к трудовому договору об увеличении объема работы, выполняемой участковым врачом-терапевтом (участковым врачом-педиатром, врачом общей практики (семейным врачом) и дополнительного соглашения к трудовому договору об увеличении объема работы, выполняемой участковой медсестрой участкового врача-терапевта (участковой медсестрой участкового врача-педиатра, медсестрой врача общей практики). Установлены перечни обязанностей по выполнению дополнительного объема работы в пределах установленной законодательством продолжительности рабочего времени в зависимости от должности.
За выполнение дополнительных обязанностей Работодатель устанавливает Работнику надбавку стимулирующего характера к заработной плате по трудовому договору на срок до 1 года.

Предполагается укрепить диагностическую службу 10170 лечебно-профилактических учреждений, оказывающих первичную медико-санитарную помощь. В 2006 – 2007 г. будут оснащены 1124 городские поликлиники, 1740 поликлиник при центральных районных больницах, 1519 поликлиник при городских больницах, 479 детских поликлиник, 2015 поликлиник при районных больницах, 2165 амбулаторий, 140 поликлиник при участковых больницах, 48 женских консультаций. Всего предполагается закупить аппаратов ультразвукового исследования 4245 штук, электрокардиографов — 10170 штук, 8382 комплектов лабораторного оборудования, рентгеновских аппаратов – 2250 штук, 3805 эндоскопов.

Укрепление материально-технической базы учреждений скорой медицинской помощи необходимо потому, что износ санитарного транспорта на 3268 станциях и отделениях скорой медицинской помощи составляет 65%. Для того чтобы обеспечить работу 15 тыс. бригад скорой медицинской помощи в 2006 – 2007 г., планируется обеспечить учреждения скорой медицинской помощи 12120 санитарными автомобилями, в том числе 480 реанимобилями, в том числе 270 с кювезами. С 1 июля 2006 г. врачи и средние медицинские работники станций и отделений скорой медицинской помощи, фельдшеры фельдшерско-акушерских пунктов отнесены к медицинскому персоналу, оказывающему первичную медицинскую помощь.

Предусмотрена подготовка и повышение квалификации работников “первичного звена”, укомплектование медицинскими кадрами участковой службы. Всего в рамках национального проекта планируется подготовить 13 831 врача. Для их обучение задействовано 44 образовательных учреждений высшего профессионального образования и 7 образовательных учреждениях дополнительного профессионального образования.

Для повышения качества обследования новорожденных детей вводится их дополнительное обследование, направленное на выявление у них врожденных наследственных заболеваний. За 2006 – 2007 г. предполагается обследовать 1,9 млн родившихся детей.

В ходе дополнительной диспансеризации работающего населения за 2 года планируется обследовать 24,7 млн человек, в том числе 11,4 млн сельского населения. На каждого обследованного в целях раннего выявления новых случаев заболевания планируется сформировать паспорт здоровья. 8,9 млрд рублей направляется на оплату деятельности медицинских организаций по проведению дополнительных медицинских осмотров работников отраслей с вредными условиями труда.

На оплату медицинской помощи, оказанной учреждениями здравоохранения женщинам в период беременности и родов по программе государственных родильных сертификатов, в 2006 г. было предусмотрено использовать 8,6 млрд рублей. Данные финансовые ресурсы реализовывались через Фонд социального страхования.
Всего по проекту “Здоровье” в 2006 г. на финансирование мероприятий по модернизации первичной медицинской помощи и профилактических мероприятий выделено из федерального бюджета финансовых средств в сумме 45,25 млрд рублей, в том числе 14,8 млрд рублей по разделу “Межбюджетные трансферты” будут направлены в регионы.

Перспективы развития муниципального здравоохранения

Поиски оптимальной системы организации, экономического обеспечения и управления деятельности по оказанию медицинской помощи обусловлены возрастающими потребностями населения в сфере медицинских услуг. Это связано с тем, что:

  • во-первых, значительная часть населения страдает хроническими заболеваниями;
  • во-вторых, возросла информированность населения о новых технологиях лечения, новых лекарственных препаратах;
  • в-третьих, развивающиеся медицинские технологии, позволяющие оказывать медицинскую помощь с использованием малоповреждающих оперативных вмешательств, расширяют круг пациентов (возраст, тяжесть заболеваний), которым может быть оказана такая помощь.

Вместе с тем существующая система организации оказания медицинской помощи не всегда успевает за развитием технологий, а научные разработки крайне медленно внедряются в практическую деятельность медицинских организаций. Отраслевой подход к организации оказания медицинской помощи не предусматривает взаимодействия между конкретным пациентом и конкретным, выбранным этим пациентом медицинским работником (врачом, фельдшером, медицинской сестрой). Предопределено, что пациент может взаимодействовать с медицинской организацией, к которой он прикреплен территориально или по месту работы и которая представляет государственный или муниципальный сектор здравоохранения в том виде, в котором данный сектор существует благодаря нормам и правилам, установленным не только без участия пациента, но и без его согласия.

Для упорядочения взаимоотношений между пациентом и медицинским работником следует использовать способ, основанный на организации и управлении собственно медицинской деятельностью.

Медицинская деятельность – это совокупность обеспеченных законодательно последовательных, мотивированных действий медицинского персонала (врача, фельдшера, медицинской сестры), целью которых является оказание медицинской помощи (предоставление медицинской услуги).

Сущность медицинской деятельности состоит во взаимодействии медицинского персонала и пациентов по поводу оказания медицинской помощи (предоставления медицинской услуги).

Медицинская деятельность может классифицироваться, во-первых, по виду (специализации) медицинской помощи (деятельность хирурга, терапевта, стоматолога, акушера-гинеколога, педиатра и т.д.) и, во-вторых, по признаку субъекта ее оказания (врач, фельдшер, медицинская сестра). Таким образом, следует выделять деятельность врача, деятельность фельдшера, деятельность медицинской сестры.
Медицинская деятельность на уровне муниципального образования может осуществляться, основываясь на развитии следующих уровней оказания профилактической и лечебно-оздоровительной помощи:

1. Деятельность по первичной профилактике болезней, которая включает в себя оздоровление окружающей среды, контроль над качеством воды, воздуха, продуктов питания, жилища и т.д., предупредительный и текущий санитарный надзор, профилактическую и санитарно-образовательную работу с детьми и подростками, молодежью и другими группами населения, прежде всего социально уязвимыми, профилактику массового стресса и т.д. Из содержания первичной профилактики следует, что деятельность по ее осуществлению является межведомственной деятельностью, за осуществление которой несут ответственность органы власти всех уровней в соответствии с разграничением полномочий.

2. Деятельность по вторичной профилактике болезней, основанная на диспансерном наблюдении. Целью этой деятельности является предупреждение возникновения заболеваний и возможно раннее их обнаружение. Этот вид профилактики является массовым и обеспечивается возможностями первичной медицинской помощи.

3. Деятельность по оказанию медицинской помощи на уровне общей врачебной практики (ОВП) для сельских муниципальных образований. Общая врачебная практика должна быть включенной в структуру существующих амбулаторно-поликлинических учреждений, которые претерпят соответствующие преобразования. ОВП может стать основным способом организации первичной медицинской помощи на уровне муниципального района. Основные функции ОВП: проведение мероприятий по первичной и вторичной профилактике, оказание качественной медицинской помощи (в том числе неотложной и на дому), диагностика, лечение и реабилитация; организация консультаций пациентов у врачей-специалистов, осуществление дополнительного обследования, госпитализации.

Действующая сеть врачебных терапевтических и педиатрических участков в городах должна модернизироваться. Деятельность участковых врачей требует упорядочения, основанного на новых должностных инструкциях, определяющих нормативы этой деятельности. Приведение нормативов медицинской деятельности на всех уровнях оказания медицинской помощи к современным технологиям диагностики и лечения является не только задачей, но и приоритетом развития муниципального сектора здравоохранения.

4. Медицинская деятельность, связанная с оказанием специализированной амбулаторной помощи. При достаточном развитии 3 предыдущих уровней, роль специализированной амбулаторной помощи будет сведена к оказанию консультативной помощи участковым врачам и врачам общей практики, к участию в проведении комплексных и целевых осмотров, к применению более уточненных и специальных методов диагностики, лечения и реабилитации.

5. Медицинская деятельность, связанная с оказанием стационарной медицинской помощи на уровне муниципального образования включает в себя деятельность по оказанию квалифицированной помощи общего типа и некоторых видов специализированной помощи. Медицинская деятельность при оказании любого вида помощи в стационаре должна осуществляться как минимум в течение 16 – 17 часов в сутки. Идеальный вариант – круглосуточно. Именно в таком режиме должны работать операционные, диагностическая аппаратура, лабораторный комплекс.

Медицинская деятельность в стационарных медицинских организациях круглосуточного типа должна осуществляться только для тех пациентов, которые действительно нуждаются в круглосуточном лечении, наблюдении или уходе. Пациентам, не требующим круглосуточного наблюдения, но нуждающимся в процедурах и наблюдении, которое должно выполняться в стационарных условиях, медицинская помощь может быть оказана в стационарах дневного пребывания. Они могут создаваться как при больничных, что предпочтительнее, так и при амбулаторных учреждениях. Продолжительность их работы может составлять 6 – 8 часов.
Организация медицинской деятельности, основанной на использовании стационарозамещающих технологий, должна быть обеспечена четкими правовыми нормами. Тогда она целесообразна и с медицинской, и с экономической точек зрения.

6. Медицинская деятельность на заключительном уровне оказания помощи включает в себя долечивание (в том числе в “дневных стационарах”), реабилитацию в муниципальных медицинских организациях восстановительного лечения, оказание помощи в домах долгосрочного сестринского ухода, хосписах.

Деятельность по первичной профилактике болезней, которая включает в себя оздоровление окружающей среды, контроль над качеством воды, воздуха, продуктов питания, жилища и т.д., предупредительный и текущий санитарный надзор, профилактическую и санитарно-образовательную работу с детьми и подростками, молодежью и другими группами населения, прежде всего социально уязвимыми, профилактику массового стресса и т.д. Из содержания первичной профилактики следует, что деятельность по ее осуществлению является межведомственной деятельностью, за осуществление которой несут ответственность органы власти всех уровней в соответствии с разграничением полномочий.

Деятельность по оказанию медицинской помощи на уровне общей врачебной практики (ОВП) для сельских муниципальных образований. Общая врачебная практика должна быть включенной в структуру существующих амбулаторно-поликлинических учреждений, которые претерпят соответствующие преобразования. ОВП может стать основным способом организации первичной медицинской помощи на уровне муниципального района. Основные функции ОВП: проведение мероприятий по первичной и вторичной профилактике, оказание качественной медицинской помощи (в том числе неотложной и на дому), диагностика, лечение и реабилитация; организация консультаций пациентов у врачей-специалистов, осуществление дополнительного обследования, госпитализации.

Действующая сеть врачебных терапевтических и педиатрических участков в городах должна модернизироваться. Деятельность участковых врачей требует упорядочения, основанного на новых должностных инструкциях, определяющих нормативы этой деятельности. Приведение нормативов медицинской деятельности на всех уровнях оказания медицинской помощи к современным технологиям диагностики и лечения является не только задачей, но и приоритетом развития муниципального сектора здравоохранения.

При определении перспектив деятельности, связанной с оказанием скорой медицинской помощи следует учитывать то, она является одним из дорогих видов помощи. Должна быть определена цель службы скорой медицинской помощи: скорейшая доставка к пострадавшему квалифицированного врача со средствами диагностики и лечения или скорейшая доставка пострадавшего к врачу в медицинское учреждение с условиями оказания помощи во время транспортировки. Возможен и вариант, при котором скорая помощь на дому будет организована за счет восстановления системы неотложной помощи.

Медицинская деятельность, как и любой иной вид социальной деятельности, требует различных видов обеспечения.
Политическое обеспечение заключается в принятии политического решения и создании нормативной базы, определяющей принципы, направления, виды, способы и механизмы медицинской деятельности.

Экономическое обеспечение – это определение источников финансирования медицинской деятельности, определение способов привлечения инвестиций, механизмов распределения финансовых ресурсов, разработка и использование принципов и механизмов оплаты труда медицинских работников.
Кадровое обеспечение подразумевает разработку номенклатуры специальностей, подготовку и переподготовку кадров, повышение квалификации персонала, сертификацию и лицензирование, профессиональную защиту персонала, защиту профессиональных интересов работников.

Научное и инновационно-технологическое обеспечение заключатся в разработке, научном обосновании и внедрении методов лечения и профилактики заболеваний; разработке, научном обосновании и внедрении современных лекарственных средств.

Организационное обеспечение заключается в реализации мероприятий, вытекающих из научно обоснованного содержания и содержания политики государства в отношении медицинской деятельности; формировании соответствующей потребностям населения инфраструктуре медицинских организаций; документированном закреплении тех или иных положений в единой системе правовых, технологических, экономических норм и зависимостей; координации и контроле медицинской деятельности (упорядочении взаимодействия всех участников процесса деятельности).

Материально-техническое обеспечение предусматривает лекарственное обеспечение, обеспечение медицинской техникой, инструментами, оборудованием, инвентарем, расходными материалами, предметами медицинского назначения, транспортом; обеспечение содержания и обслуживания зданий и сооружений.
Информационное обеспечение – информационное обеспечение собственно деятельности и информационное обеспечение о деятельности.

Каждый из видов обеспечения медицинской деятельности требует формирования и развития муниципальной инфраструктуры, которая бы способствовала удовлетворению потребностей тех, кто нуждается в медицинской помощи и тех, кто медицинскую помощь оказывает.

Только в результате взаимодействия врача и пациента достигается цель медицинской деятельности – оказание медицинской помощи, необходимой данному пациенту в данный момент времени и оказываемой данным медицинским работником. Именно для того чтобы это взаимодействие могло произойти, нужны соответствующие условия и инфраструктура. А государство и общество через систему здравоохранения должно создавать и поддерживать политические и организационно-экономические условия, создавать и совершенствовать такую инфраструктуру, которая обеспечивала бы эффективность данного взаимодействия.

Политическая и экономическая безопасность России

Политическая и экономическая безопасность России нуждается в новом осмыслении с учетом-реалий современного мира. Глобальная военная угроза со стороны «главного противника» — США если не ослабла, то явно утратила прежнюю актуальность. В этом процессе роль России была практически незаметна, что объясняется главным образом .следующим: после распада СССР США получили возможность добиваться своих глобальных целей без риска вызвать смертоносную войну между двумя противостоящими мировыми лагерями. Как пишет в своих мемуарах К. Пауэл, «будучи солдатом, я готовился противостоять, сдерживать и при необходимости бороться с коммунизмом. Сейчас же мне приходится думать о мире без «холодной войны»»

В настоящее время американцы действуют в мире в основном без оглядки на мнение своих потенциальных и возможных противников, а в России они могут эффективно защищать свои интересы, не прибегая к прямым угрозам применения военной силы. Правда, сегодня сложно сказать, каковы будут действия правящих кругов США к тому времени, когда атакующая ракетная мощь России сойдет на нет (этого момента политики ожидают через 7—10 лет, когда истекут сроки возможной модернизации российских ракет, а американская ПВО достигнет уровня, гарантирующего защиту страны от ракетных угроз со стороны России или любой другой державы мира).

Однако в России ослабление прямой угрозы ракетной атаки со стороны США (по крайней мере, сегодня и в ближайшем будущем) компенсируется ростом локальных военных угроз со стороны недружественных соседей и новой угрозой со стороны международного и внутреннего терроризма.

Подобная «перегруппировка» имеет весьма серьезные военно-экономические последствия. Во-первых, этим угрозам нельзя противодействовать силами ракетно-ядерного возмездия, хотя эти силы по-прежнему приходится содержать и по мере возможности модернизировать.

Во-вторых, Россия впервые за последние 50 лет должна защищать свою территорию от локальных вооруженных вторжений, что потребовало замены массированных бронетанковых и военно-воздушных сил (ответного) вторжения на небольшие, мобильные части локального вооруженного противодействия (воздушно-десантные, горно-стрелковые, морская пехота, части спецназа и т.д.). Одновременно ставится вопрос и о целесообразности общей организационной структуры вооруженных сил, поскольку в этих частях особенно важна роль младших и средних командиров, которые должны иметь право на принятие и реализацию самостоятельных решений в конкретных условиях краткосрочных вооруженных боев и столкновений. Это серьезное отличие от принятой системы подготовки и выдвижения командиров, ориентированной на управление крупными военными контин-гентами на обширных полях сражений.

В-третьих, России также впервые приходится защищать свои национальные интересы путем сочетания политико-дипломатических методов с конкретными военными или экономическими угрозами. Это касается и претензий на отторжение от России части ее национальной территории (включая морские и иные водные пространства), и действий сепаратистских сил, и провокаций международных террористов (вербующих сторонников внутри России или пользующихся вооруженной или финансовой поддержкой из-за рубежа).

В этой связи экономическая безопасность России получает новое и, возможно, главенствующее значение. Методы защиты национальных интересов России экономическими средствами борьбы — как с целью обеспечения торгово-экономической экспансии на мировых рынках, так и против угроз и подавления экономической деятельности национальных предприятий на внутреннем рынке — могут рассматриваться как «мягкая» альтернатива прямым дипломатическим демаршам или демонстрациям вооруженной силы. Россия часто демонстрирует неумение пользоваться даже самыми обычными методами и средствами экономической борьбы (налогами и таможенными пошлинами, торговыми и санитарными ограничениями, национальными стандартами, валютно-финансовыми интервенциями и т.д.), что вынуждает ее нередко соглашаться на несправедливые и неправомерные условия в отношениях с другими странами и контрагентами (поскольку Россия не решается на крайние меры — на разрыв дипломатических отношений или прямую силовую угрозу).

Наглядный пример вышесказанного — отношения со швейцарской фирмой «Нога», когда дело дошло до ареста французским судом счетов российского посольства в Париже и до задержания российских морских судов и военных истребителей. Не вдаваясь в существо спора (российские власти в целом признают обоснованность исков), заметим, что Россия ни разу не предъявляла встречных исков к фирме «Нога» (хотя претензии к исполнению ею условий контракта есть), не предпринимала никаких мер против стран, в которых принимались к рассмотрению, выносились решения и осуществлялись действия в обеспечение исков этой фирмы (принудительные действия против суверенного государства запрещены международным правом).

В результате коммерческая и политическая репутация России пострадала в значительно большей степени, чем стоит спорная сумма. Тем более что швейцарская фирма уже давно уступила свои требования к России ряду международных банков. Если бы Россия применила те или иные методы давления либо на фирму, либо на банки, то вопрос мог бы быть давно урегулирован. Например, только за последнее время Россия неоднократно списывала значительные суммы задолженности ряда стран (последний случай — Лаосу на сумму в несколько сотен миллионов долларов США), вместо того чтобы предложить часть этих долгов в счет компенсации исков от фирмы «Нога». Конечно, для реализации этой сделки потребовалось бы оказать определенное давление на российских контрагентов с той и с другой стороны, но это все же лучше, чем без борьбы отступать от защиты национальных интересов.

Этот и многие другие подобные примеры показывают, что характерной особенностью при защите экономической безопасности страны является наступателъность действий. Это обстоятельство в корне отличает сферу экономической борьбы (конкуренции) от противостояния в военно-политической сфере. В последней военная мощь и наличие сильных союзников позволяют стране не предпринимать никаких активных действий, будучи уверенной, что угрозы и демонстрация силы потенциального противника не выльются в конкретные агрессивные действия. В экономической сфере, наоборот, соперник действует, и либо ему оказывают сопротивление, либо он добивается существенных выгод, которые затем не могут быть оспорены ни на каком законном основании.
Поэтому перенос соперничества России с США и другими странами из военно-политической плоскости в экономии

Поскольку в России пока отсутствуют опыт конкурентной борьбы и мощные корпорации, которые могли бы действовать на мировых рынках в защиту ее национальных интересов, тем большая ответственность ложится на российское государство и его структуры. В этих условиях наиболее приемлемой для России может быть модель действий, демонстрируемая на мировой арене Японией, Южной Кореей, Тайванем («страна-корпорация», «страна-система»).

Как уже отмечалось, характерной особенностью нового мирового порядка, установившегося после потери Россией статуса второй мировой сверхдержавы, является его однополярность. На смену миру с симметричным балансом сил — мировой капитализм во главе с США и мировой коммунизм во главе с СССР — пришел мир, разделенный на центральную зону и на зоны (пояса) близкой и дальней периферии. В центре — страны «золотого миллиарда» («сообщества демократии» :), включающие в себя США, Канаду, Японию, Австралию, Новую Зеландию и страны Западной Европы. Вокруг них расположен первый пояс — страны, вступившие в процесс демократизации: ряд стран Азии и Латинской Америки, страны Центральной и Восточной Европы.

В следующий пояс входят страны, стремящиеся или готовящиеся к демократизации, — в основном страны — союзники США, которые по характеру своих правящих режимов не могут быть включены в предыдущий пояс, но заслуживают особого статуса ввиду их отношений с западным миром: Саудовская Аравия, ОАЭ и ряд стран Центральной Америки и Карибского бассейна.
Последний, «периферийный» пояс составляют все остальные страны.

В центре системы — США, которые претендуют на роли гаранта мировой демократии (по праву силы), единственного в этой новой мировой системе судьи (по праву непогрешимости американской модели демократии) и мирового полицейского (слежение за порядком, обеспечение исполнения вынесенных высшей северо-американской инстанцией решений и т.д.).

В этой новой мировой системе право на абсолютную оборону закреплено исключительно за США, и их оборонные интересы имеют приоритет перед оборонными интересами любой другой страны и всего мира в целом. США продемонстрировали такое понимание международной безопасности, заявив о намерении развивать собственную систему противоракетной обороны (ПРО), невзирая ни на какие договоренности, принятые ими ранее обязательства или подписанные ими международные соглашения. Таким образом, США решили разрушить прежнюю систему международной безопасности, основанную на гарантии взаимного уничтожения двух мировых сверхдержав в случае военного конфликта между ними.

Предполагается, что другая мировая сверхдержава — Россия — должна признать свою неспособность поддерживать собственные вооруженные силы и обороноспособность на сравнимом с США уровне и быть готовой уступить США в любом возможном между ними споре или конфликте.

Причем для новой системы международной безопасности не имеет значения, действительно ли Россия сейчас настолько уступает США в военной мощи и действительно ли США способны создать систему гарантированной защиты от любого ракетно-ядерного удара. США ведут себя на мировой арене, будучи уверенными в этом, и считают, что Россия, как и все другие страны, также должна строить свою политику на основе именно такого соотношения сил.

В политическом плане США ставят себя выше всех существующих международных организаций, равно как и международного права в целом, фактически основывая свою внешнюю политику на простейшем принципе: «Кто не с нами — тот против нас». США вправе судить и «наказывать» любую страну с применением любых мирных мер воздействия — политических, экономических, идеологических и т.д., а если США усмотрят для себя в ее действиях какую-либо потенциальную военную угрозу, то и вооруженным путем. Как отметил бывший председатель Комитета Государственной думы по международным делам Д. Рогозин, «американцы считают, что эти правила и нормы (международного права) на них не распространяются, что интересы обеспечения национальной безопасности (США) важнее международного права».

При этом США заявляют, что не собираются нарушать безопасность России и что ей не следует опасаться военной агрессии с их стороны. Этим заявлениям вполне можно верить, поскольку при новом мировом порядке США в состоянии ставить перед собой любые цели и добиваться их реализации исключительно политическими и экономическими средствами, используя свое экономическое и финансовое превосходство и поддержку своих партнеров по военно-политическим и экономическим блокам. Даже если такие действия будут нести вред непосредственно интересам России или подрывать ее безопасность, Россия не должна угрожать вооруженной силой и тем более применять ее. При соблюдении этого условия, учитывая политическую и экономическую слабость современной России, вполне вероятно постепенное ее устранение с позиции ведущего игрока на мировой арене.

Реализация этой политики началась с момента ликвидации Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) и роспуска Варшавского договора, когда СССР не было позволено даже заявить о необходимости учета его интересов при формулировании условий «расхождения» со своими прежними партнерами; затем — при объединении Германии, когда западные страны откровенно нарушили свои обязательства о невключении бывшей Восточной Германии в зону военной деятельности НАТО, а также при последующем распаде СССР, — когда России не позволили отстаивать не только свои финансово-экономические и оборонные интересы, но даже исторические границы.

Сейчас явочным порядком решен вопрос о включении в НАТО стран Восточной Европы, на очереди — вступление в НАТО ряда бывших республик, входивших в состав СССР. Наконец, многие ближайшие соседи России уже готовы предъявить претензии на конкретные части ее территории.

Очевидно, что все эти действия США и их западных союзников уже не могут быть оправданы нахождением на территории нашей страны «штаба мировой коммунистической революции», «центра мирового терроризма», поддержкой со стороны СССР народно-освободительных движений в других странах, вводом вооруженных сил на территорию сопредельных государств и т.д. Таким образом, сплоченные вокруг США западные страны вернулись к прежней, проводимой веками антироссийской политике, которая основана на сложившемся не в пользу России нынешнем соотношении сил и уверенности, что Россия никогда не сможет противодействовать этой политике.

Между тем и на Западе есть видные политики и ученые, которые не разделяют подобные взгляды. Так, известный ученый С. Хантингтон считает, что именно «в интересах США и европейских стран… признать Россию как стержневую страну православной цивилизации и крупную региональную державу, имеющую законные интересы в области обеспечения безопасности своих южных рубежей».

Еще X. Дж. Макиндер в своей известной работе «Географическая ось истории» писал, что «наиболее важный контраст, заметный на политической карте современной Европы, — это контраст между огромными пространствами России, занимающей половину этого континента, с одной стороны, и группой более мелких территорий, занимаемых западноевропейскими странами».

Далее он высказывает вечное англосаксонское опасение: «Если Германия захочет отказ в транзитном коридоре к ее калининградскому анклаву, ни запрет русского языка в Украине и странах Балтии, ни другие подобные меры никак не затрагивают интересы России и не представляют угрозы ее безопасности.

Россия также должна удовлетвориться некоторой условной, ограниченной безопасностью, которую ей будет позволено иметь в рамках так называемого демократического выбора. Среди этих условий — забвение прошлой истории России (речь якобы идет о государстве «Российская Федерация», получившем «независимость» в 1991 году); отказ от любых интересов за пределами ее территориальных границ (что заранее квалифицируется как великодержавное вмешательство в дела сопредельных государств, при том что последних всячески подталкивают к проведению антироссийской политики. Тем не менее, например, чуть ли не половина населения Грузии перебралась на постоянное местожительство в Россию); отказ от национальной экономической политики (как условие для вступления в ВТО) и др.

В этой связи заметим, что.в настоящей монографии автор не придерживается этих ограничений и условий, а Россия рассматривается как государство с единой и непрерывной историей: от России великокняжеской и императорской до России советской (СССР) и современной (Российская Федерация). Следовательно, Россия, как и любое другое крупное современное государство, может и должна иметь как собственные национальные интересы, так и необходимые суверенные права на защиту и обеспечение этих интересов.

Понятие национальных интересов требует некоторого
уточнения. Обычно принято считать, что на страже национальных интересов стоит государственная власть и защита государства совпадает с защитой национальной безопасности. Что касается России, такие утверждения допусти мы с весьма существенными оговорками.

В концептуальном плане любая безопасность определяется наличием существующих и потенциальных угроз, в соответствии с природой и характером которых определяются средства и методы обеспечения безопасности конкретного объекта. Для государств и народов могут возникать и существовать самые разнообразные угрозы — от внутренних конфликтов, часто инспирируемых из-за рубежа, до экономического подавления иностранным капиталом, враждебной религиозно-идеологической экспансии или даже прямого захвата территории внешним противником и физического уничтожения населения. При этом национальная безопасность как безопасность нации и страны в целом теоретически и практически может существенно отличаться от безопасности государства (как .определенной структуры правления, включающей систему власти и обеспечивающих ее органов и их сотрудников).

В мировой истории примеры исключительного расхождения этих понятий порождают национальные восстания колоний против власти метрополий (например, распад и восстановление Австро-Венгрии; возникновению США способствовало одно из таких восстаний).

В новой и новейшей истории России также можно найти много примеров таких несовпадений: поддержание неравновесных экономических отношений в рамках СЭВ, отказ от отстаивания национальных интересов при объединении Германии, уступка США значительной морской зоны в Беринговом море, итоги размежевания с новыми независимыми республиками при распаде СССР и т.д.

Опыт других стран по защите национальных интересов свидетельствует о том, что большинство государств строят свою политику в сфере безопасности именно на концепции национальной безопасности.

Например, в послевоенный период обе части германского государства в плане государственной безопасности были вполне защищены участием в мощных оборонных союзах — НАТО и Организации Варшавского договора. Однако немцы никогда не считали такую структуру государственного устройства достаточной для защиты их национальных.

В качестве примера можно привести французское государство с центром в Виши, образованное после разгрома Франции гитлеровской Германией. Очевидно, что защита этого государственного образования никак не соответствовала французским национальным интересам и его безопасность не входила и не должна была входить в концепцию национальной безопасности Франции. В противном случае . генерал де Голль, призвавший к сопротивлению народ, живущий на территории страны, воюющей с французским государством, должен был быть осужден как предатель Франции и враг французского народа.

Другой пример защиты национальных интересов — способность еврейского народа, несмотря на его рассеянность по всему миру после Второй мировой войны, довольно успешно сохранять свою веру, культуру, обычаи и защищать свои материальные и финансовые интересы. Тем не менее евреи никогда не забывали об идее создания собственного национального государства, а когда оно было создано, — о превращении его в «государство всех евреев».

Британская империя также не спешила расстаться’ ни с одной из своих колоний, а Франция до последнего пыталась сохранить в своем составе Алжир (история доказала, что национальные интересы алжирского народа отнюдь не пострадали бы, если бы Алжир остался в составе Франции).

Россия имеет точно такое же право на свою национальную безопасность, как и остальные страны. Однако ей в этом ее праве отказывают — причем нередко с прямого согласия или даже с подачи российских властей.

Исторически такой феномен вполне объясним. Дело в том, что СССР изначально создавался как вненациональное государство, и вожди, стоявшие у его истоков, (в первую очередь В. Ленин и Л. Троцкий) с достаточной неприязнью относились к России и ее народу. При полной разрухе и голоде в стране они находили возможным тратить огромные суммы на поддержку мировой пролетарской революции. Причем основания для этого у них были — советские республики возникли в Венгрии и Баварии, свои монархии свергли греки и итальянцы, революционные настроения росли во многих странах Азии и Латинской Америки.

Инициировавшие распад СССР политические деятели также меньше всего думали о национальных интересах России. Прежде всего им нужно было поделить все наследство СССР без контроля уничтоженных союзных структур. При этом исключительно важным было произвести этот дележ быстро, что и было сделано за счет России, интересы которой было некому защищать (против сплоченных партийных элит национальных республик со стороны России выступали отдельные функционеры, защищавшие свои личные эгоистические интересы. Не следует забывать, что у России не было даже своей компартии).

Территориальный раздел СССР был облегчен тем, что вследствие политики, проводимой коммунистическим руководством СССР, РСФСР на протяжении всего своего существования щедро делилась территориями с другими союзными республиками и, таким образом, на момент раздела практически ни одна из республик не могла предъявить России каких-либо территориальных претензий. Тогдашние российские руководители за счет уступок российской территории фактически выкупили у представителей других союзных республик право быть наследниками бывших союзных структур, владевших и распоряжавшихся всей собственностью и имуществом, находящимися на территории РСФСР.

Если бы им пришлось действовать в соответствии с законом (в первую очередь с Конституцией СССР), то все вопросы роспуска СССР должны были бы решаться в процессе переговоров и путем достижения согласия между законными представителями всех союзных республик (например, в рамках уже существовавших представительных органов СССР или путем созыва специального «ликвидационного» съезда или иного высшего органа). А если отрицать легитимность действий, приведших к созданию СССР, то вопрос выбора формы и системы правления на территории всей бывшей Российской империи должен решаться Учредительным собранием, насильственно разогнанным большевиками.

Необходимость выбора законных путей роспуска СССР для действовавших в тот период российских политиков создавала как минимум две проблемы, связанные с вероятностью не попасть в число избранных законных представителей России, решающих вопросы «развода» союзных республик в процессе ликвидации СССР, и с принятием на себя полной ответственности за обеспечение при этом «разводе» всех законных интересов России.

В конечном счете этот процесс грозил стать длительным, трудным и, самое неприятное, гласным. Партийные лидеры остальных союзных республик справедливо опасались такой затяжки — кроме откровенного нежелания обсуждать неизбежные справедливые требования России, им нужно было срочно де-юре подтвердить свои полномочия как руководителей новых независимых государств. Участие в длительных переговорах по роспуску СССР не могло добавить им популярности, а необходимость идти в процессе переговоров на взаимные уступки (в первую очередь перед Россией) создавала для них реальную опасность быть отозванными с этих переговоров (и, соответственно, со своих постов) еще до их окончания. Как пишет основатель кибернетики Н. Винер, «человеческие процессы уподобляются играм с не до конца определенными правилами, кроме того, с правилами, которые сами являются функциями времени».

Для современной России понятие национальной безопасности должно стать ключевым. Основной функцией государства должна стать защита национальных интересов, которые не могут ограничиваться исключительно сохранением действующих административных государственных структур Российской Федерации.

Отметим, что сохранению государственности Российской Федерации в настоящее время прямых угроз нет, поскольку и мире сложилось некоторое равновесие интересов, когда игом выгодно, чтобы, во-первых, российское государство оставалось в состоянии контролировать свои внутренние дела, по было бы абсолютно бессильно на международной арене, no-вторых, российская экономика оставалась и продолжала функционировать в режиме сырьевого придатка.

Таким образом, в общих представлениях о сущности со-i(ременного мирового экономического порядка выделяются две принципиально различающиеся позиции. Одна из них представлена концепцией глобализации, т.е. «размывания» национальных границ и формирования общеэкономического мирового пространства, в котором свободно обращаются вненациональные денежные потоки, капиталы, технологии, компании и люди как собственники или носители этих средств, знаний и технологий. Сторонники этой позиции полагают, что мир объединяется на основе единых общедемократических принципов и в обозримом будущем этот процесс автоматически приведет к разрешению всех межгосударственных противоречий на основе равенства, справедливости и общего экономического процветания.

Государства при этом должны лишь предоставить полную свободу конкуренции капиталов и корпораций, перейти к модели «открытой экономики» и отказаться от всех средств защиты внутреннего рынка и поддержки национального производства. Считается, что эта концепция в максимальной степени соответствует интересам США, поскольку предусматривает полную свободу действий (включая ограничение прав национальных государств на защиту своих рынков и поддержку своих предприятий) для транснациональных корпораций и банков, среди которых ведущее место занимают американские транснациональные компании (далее — ТНК). Однако некоторые исследователи полагают, что США используют эту доктрину только как полезный инструмент для захвата и освоения внешних рынков и откажутся от нее в случае, если соотношение сил на мировых рынках изменится не в пользу США или возникнет угроза конкуренции иностранных производителей на внутреннем рынке США (по некоторым товарным позициям импортная продукция уже вытесняет продукцию американских производителей).

Вторая позиция исходит из тезиса, что на современных рынках конкурируют национальные хозяйственные комплексы и в этой борьбе национальные предприятия должны и могут пользоваться поддержкой своих государств. Эта позиция основана на так называемом геоэкономическом подходе, который подразумевает не просто сохранение роли государства как инструмента поддержки национального производства, но и активные действия по содействию экспансии национальных предприятий на мировом рынке. При этом признается неоспоримым факт, что все развитые страны вынуждены поддерживать определенную открытость своей экономики, и подчеркивается право и необходимость для каждой страны использовать государственные структуры для защиты своих интересов в конкурентной борьбе на мировом рынке.

Как пишет К. Жан, «отсутствие эффективной внешней экономической политики уже непозволительно для государств» ‘. И далее: «Сильный является сторонником свободной торговли. Слабый — протекционистом»2. «Государства должны приспособиться к требованиям новой политики и условиям новой ситуации. Их экономические функции по-прежнему важны. С одной стороны, государство действительно остается не только выразителем политического представительства, но и оплотом солидарности. С другой стороны, мировая и региональная экономическая конкуренция стала более острой. Однако в конечном счете в конкуренции участвуют «системы-страны», стремящиеся аналогично предприятиям увеличить прибыль, т.е. богатство нации и благосостояние своих граждан, путем повышения своей конкурентоспособности на мировом рынке».

Термин «геоэкономика» введен в оборот в конце 1980-х годов консультантом Совета по национальной безопасности США Эдвардом Люттваком для сугубо прикладных целей анализа внешней политики США (по названию его ра-Поты «Американская мечта под угрозой: как не допустить превращения США в страну третьего мира и как победить и геоэкономическом соперничестве за экономическое пре-иосходство»)1.

Первоначально у Люттвака этот термин носил более технический характер — он обозначал набор средств, применяемых государствами в конкуренции на мировых рынках (в отличие от средств конкурентной борьбы между кор-порациями). Затем некоторые авторы стали применять его для обозначения метода — интерпретации экономических и политических процессов под углом зрения межгосударственной конкуренции. «Главной в геоэкономике считается заинтересованность государства способствовать созданию условий, которые позволяют своей экономической системе обеспечивать работу самодвижущего механизма развития, повышая эффективность «системы-страны» в международной конкуренции как таковой».

В работах, появившихся в последнее время, этот термин рассматривается уже как замена или противовес термину «геополитика» или даже как современный вариант «реаль-политик» 3.
По Э. Люттваку термин «геоэкономика» не просто противостоит прежнему термину — «геополитика». В сравнении с «геополитикой» этот термин предполагает, что военно-политические споры между государствами замещаются спорами чисто экономическими («окончательная цель геоэкономики — это завоевание и удержание собственной роли в мировой экономике»).

Проблема обеспечения национальной безопасности стояла перед человечеством во все времена, но к началу ХХI в. она приобрела особое звучание. Это объясняется возрастанием и усложнением взаимозависимости государств и народов мира, интернационализацией хозяйственной жизни, научно-техническим прогрессом, в связи, с чем появляются новые факторы, способствующие экономическому росту, и одновременно факторы риска, увеличивающие и неопределенность в сфере не только бизнеса, финансовых отношений, но и государственной политики. Обостряющиеся социальные, экономические, сырьевые и другие проблемы приобрели глобальный характер.

Современные условия быстро развивающегося глобального кризиса, по мнению экспертов, ведут к разрушению спекулятивной валютно-финансовой системы, и это становится серьёзной угрозой обеспечению стабильности национальных экономик. Лихорадочные попытки спасти от разрушения мировую валютно-финансовую систему, такие как снижение процентных ставок Федеральной резервной системой США на три четверти процента или план Буша-Полсона по стимулированию экономики, не только не принесут никаких положительных результатов, но окажут ошеломляющее обратное воздействие в ближайшем будущем. Масштаб кризиса настолько велик, что может привести к разрушению экономики любой страны, которая будет пытаться поддержать рассыпающиеся финансовые активы.

Государства в этой ситуации начинают искать способы защиты своих рынков протекционистскими мерами. Поскольку доллар крайне рискованно использовать в системе мировых расчётов и резервов, наметилась тенденция перехода рынков от глобализации к суверенизации. На Западе уже поняли, что кризис неизбежен и мир изменится. Более того, всеми уже признаётся, что вероятнее всего возникнет несколько «центров силы», которые будут довольно независимы относительно друг друга. Вопрос только, кто будет этими «центрами силы» и какой будет роль России.

Включение российской экономики в глобализационный процесс выразилось в либерализации внешней торговли, способствовало ликвидации товарного дефицита, наполнению отечественного рынка разнообразными средствами технического и технологического назначения, способствовало приобщению населения к прогрессивным формам организации труда. В то же время в условиях обостряющейся международной конкуренции интересы обеспечения экономически безопасной интеграции потребовали, как отметил В.В. Путин, «работать на конкурентоспособность России во всех смыслах этого слова» .

Глобализация воспроизводственных процессов влечет за собой глубокие изменения и во всей системе экономических понятий, изменяет представление об экономических отношениях, ресурсах и результатах, всю государственную информационную, экономическую и социальную политику.

Основная проблема для России сегодня состоит в том, что её экономика не самодостаточна. Она несуверенна в финансовом плане. Как известно, Россия почти половину своих международных резервов держит в долларовых активах и. естественно, несёт потери из-за слабеющей американской валюты. В Российской Федерации не созданы надёжные финансовые структуры, способные воспринять все эти потоки нефтегазодолларов, превращая их в инвестиции на приоритетных направлениях развития хозяйства, в долгосрочные кредиты для создания передовых производств. Самые крупные из российских банков даже не входят в двадцатку мировых банков.

Наша страна серьёзно отстает от ведущих государств мира в научно-производственном отношении. Например, российский потенциал полезных научно-прикладных идей чрезвычайно высок, но его пока невозможно реализовать и воплотить в действующие технологии. Проблемы имеются в области тяжелого машиностроения, что не позволяет в нужном количестве делать свои трактора и комбайны. Сегодня мы не в состоянии обеспечить себя даже продовольствием. Всё явственней становится угроза кратного роста цен на продукты питания. И в условиях сложившегося чудовищного социального неравенства это может вылиться в серьёзную социально-политическую проблему. Поэтому вопрос обеспечения экономической безопасности страны становится весьма актуальным на данный момент.

§ 1. Основы экономической безопасности государства.

В 70-е годы впервые появился термин «экономическая безопасность». Он достаточно быстро получил распространение в развитых капиталистических странах. Именно тогда, отстаивая реалистичную оценку сложившейся международной обстановки, представители прежде всего стран Западной Европы выступили за использование экономических методов обеспечения национальной безопасности. Одной из главных задач экономической безопасности является сохранение и укрепление позиций страны в мировой экономической системе.

В настоящее время экономическая безопасность — это общенациональный комплекс мер, направленных на устойчивое постоянное развитие и совершенствование экономики страны, который обязательно предполагает социально-политическую стабильность и самостоятельность государства, а также механизм противодействия внешним и внутренним угрозам.

Проблемы реализации Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации, обеспечения защиты национальных интересов в важнейших сферах экономики приобретают все большую значимость, привлекают к себе пристальное внимание политических деятелей, ученых, самых широких слоев населения. Актуальность этих проблем вызвана масштабами угроз, и реальным уроном, нанесенным экономической безопасности страны вследствие беспрецедентного народнохозяйственного кризиса, по своей глубине и продолжительности намного превзошедшего Великую депрессию в США 1929-193Згг.

Поскольку в странах с развитой рыночной экономикой (прежде всего в США) накоплен достаточно большой позитивный опыт в сфере обеспечения национальной экономической безопасности, то он в настоящее время несомненно представляет интерес.

После окончания «холодной войны» обеспечение экономической безопасности стало приоритетным направлением в политике США.

Официально об этом неоднократно заявлял государственный секретарь У. Кристофер. Так, в феврале 1993 года он подчеркнул, что внешняя политика США должна стоять на «трех китах»: укреплении экономической безопасности страны, поддержании демократии и соблюдении прав человека. Ключевыми моментами в обеспечении экономической безопасности являются, по словам секретаря, повышение конкурентоспособности американских товаров на внутреннем и внешнем рынках, сокращение зависимости страны от иностранных займов и укрепление ее возможностей выполнять международные обязательства в торгово-экономических и других областях.

Понятие национальной безопасности шире понятия экономической безопасности страны, оно включает оборонную, экологическую, энергетическую безопасность и т.д.

Ряд общих условий и факторов выдвигает понятие экономической безопасности в ряд понятий, формирующих системный взгляд на современную жизнь общества и государства:

Различия в национальных интересах, стремление к более полному вычленению их из общих интересов, несмотря на развитие интеграционных процессов — требуется разработка соответствующей стратегии.

Ограниченность природных ресурсов, разная степень обеспеченности ими отдельных стран содержит потенциальную возможность для обострения экономической и политической борьбы за пользование этими ресурсами.

Возрастает значение фактора конкуренции в производстве и сбыте товаров, особенно в сфере финансово-банковских услуг. Умение создавать условия для развития финансово-банковского сектора и отладить его чёткую работу ставятся в один ряд с умением создавать новые промышленные и сельскохозяйственные технологии.

Вот почему возрастание конкурентоспособности одних стран другими рассматривается как предмет реальной опасности, угрозы их национальным интересам.

Сама экономическая безопасность имеет сложную внутреннюю структуру, в которой можно выделить три её важнейших элемента:

Экономическая независимость. Экономическая независимость не носит абсолютного характера потому, что международное разделение труда делает национальные экономики взаимозависимыми друг от друга. В этих условиях экономическая независимость означает возможность контроля над национальными ресурсами. Необходимо выйти на такой уровень производства, эффективности и качества продукции, который обеспечивает её конкурентоспособность и позволяет на равных участвовать в мировой торговле, кооперационных связях и обмене научно-техническими достижениями.

Стабильность и устойчивость национальной экономики, предполагающие защиту собственности во всех её формах, создание надежных условий и гарантий для предпринимательской активности, сдерживание факторов, способных дестабилизировать ситуацию (борьба с криминальными структурами в экономике, недопущение серьезных разрывов в распределении доходов, грозящих вызвать социальные потрясения и т. д.).

Способность к саморазвитию и прогрессу, что особенно важно в современном, динамично развивающемся мире. Создание благоприятного климата для инвестиций и инноваций, постоянная модернизация производства, повышение профессионального, образовательного и общекультурного уровня работников становятся необходимыми и обязательными условиями устойчивости и самосохранения национальной экономики.

Необходимо подробнее рассмотреть связь между понятиями развитие и устойчивость экономики.

Развитие — один из компонентов экономической безопасности. Если экономика не развивается, то резко сокращается возможность её выживания, а также сопротивляемость и способность к адаптации к внешним и внутренним угрозам. Устойчивость и безопасность, — важнейшие характеристики экономики как единой системы. Их не следует противопоставлять, из них каждая по-своему характеризует состояние экономики.

Устойчивость экономики характеризует прочность и надёжность её элементов, вертикальных, горизонтальных и других связей внутри системы, способность выдержать внутренние и внешние «нагрузки».

Безопасность — это состояние объекта в системе его связей с точки зрения способности к самовыживанию и развитию в условиях внутренних и внешних угроз, а также действия непредсказуемых и трудно прогнозируемых факторов.

Чем более устойчива экономическая система (например, межотраслевая структура) соотношения производственного и финансово-банковского капитала и т.д., тем жизнеспособней экономика, а значит, и оценка её безопасности будет достаточно высокой.

Сущность экономической безопасности можно определить как такое состояние экономики и институтов власти, при которых обеспечиваются гарантированная защита национальных интересов, социально направленное развитие страны в целом, достаточный оборонный потенциал даже при наиболее неблагоприятном условии развития внутренних и внешних процессов. Таким образом, экономическая безопасность — это не только защищённость национальных интересов, но и готовность, и способность институтов власти создавать механизмы реализации и защиты национальных интересов развития отечественной экономики, поддержания социально-политической стабильности общества.

Сущность экономической безопасности реализуется в системе критериев и показателей. Критерий экономической безопасности — оценка состояния экономики с точки зрения важнейших процессов, отражающих сущность экономической безопасности. Критериальная оценка включает в себя:

Ресурсный потенциал и возможности его развития.

Уровень эффективности использования ресурсов, капитала и труда и его соответствие уровню использования в наиболее развитых и передовых странах, а также уровню, при котором угрозы внутреннего и внешнего характера сводятся к минимуму.

Конкурентоспособность экономики.

Целостность территориального и экономического пространства.

Суверенитет, независимость и возможность противостоять внешним угрозам.

Социальная стабильность и условия предотвращения и разрешения социальных конфликтов.

В системе показателей-индикаторов необходимо выделять:

Уровень и качество жизни; Темпы инфляции; Норму безработицы; Экономический рост ВВП; Дефицит бюджета; Государственный долг, встроенность в мировую экономику; Золотовалютные резервы; Деятельность теневой экономики.

Важны пороговые значения — предельные величины, несоблюдение значений которых препятствует нормальному ходу развития различных элементов воспроизводства, приводит к формированию негативных, разрушительных тенденций в области экономической безопасности.

Однако нет однозначного ответа на вопрос, — какими должны быть эти пороговые значения. Мировая практика показывает, что даже при существенном несоблюдении пороговых значений экономика некоторых стран стабильно развивается, причём темпами, превосходящими те страны, где эти пороговые значения соблюдаются гораздо жёстче. Все эти критерии и показатели должны коррелировать друг с другом, и прежде чем браться за соблюдение данных пороговых значений хорошо бы выяснить, как именно они взаимодействуют между собой.

Обобщая выше сказанное, можно сказать, что экономическая безопасность — это способность экономики обеспечивать эффективное удовлетворение общественных потребностей на национальном и международном уровнях. Иными словами, экономическая безопасность представляет собой совокупность внутренних и внешних условий, благоприятствующих эффективному динамическому росту национальной экономики, её способности удовлетворять потребности общества, государства, индивида, обеспечивать конкурентоспособность на внешних и внутренних рынках, гарантирующую от различного рода угроз и потерь.

Из этого можно сделать два вывода:

Первый. Экономическая безопасность страны должна обеспечиваться, прежде всего, эффективностью самой экономики, то есть, наряду с защитными мерами, осуществляемыми государством, она должна защищать сама себя на основе высокой производительности труда, качества продукции и т. д.

Второй. Обеспечение экономической безопасности страны не является прерогативой какого-либо одного государственного ведомства, службы. Она должна поддерживаться всей системой государственных органов, всеми звеньями и структурами экономики.

Экономическая безопасность России в условиях глобализирующегося мира.

Политическая и экономическая безопасность России нуждается в новом осмыслении с учетом реалий современного мира. Глобальная военная угроза со стороны «главного противника» — США если не ослабла, то явно утратила прежнюю актуальность. В этом процессе роль России была практически незаметна, что объясняется главным образом следующим: после распада СССР США получили возможность добиваться своих глобальных целей без риска вызвать смертоносную войну между двумя противостоящими мировыми лагерями.

В настоящее время американцы действуют в мире в основном без оглядки на мнение своих потенциальных и возможных противников, а в России они могут эффективно защищать свои интересы, не прибегая к прямым угрозам применения военной силы. Правда, сегодня сложно сказать, каковы будут действия правящих кругов США к тому времени, когда атакующая ракетная мощь России сойдет на нет (этого момента политики ожидают через 7—10 лет, когда истекут сроки возможной модернизации российских ракет, а американская ПВО достигнет уровня, гарантирующего защиту страны от ракетных угроз со стороны России или любой другой державы мира).

Однако в России ослабление прямой угрозы ракетной атаки со стороны США (по крайней мере, сегодня и в ближайшем будущем) компенсируется ростом локальных военных угроз со стороны недружественных соседей и новой угрозой со стороны международного и внутреннего терроризма.

Подобная «перегруппировка» имеет весьма серьезные военно-экономические последствия. Во-первых, этим угрозам нельзя противодействовать силами ракетно-ядерного возмездия, хотя эти силы по-прежнему приходится содержать и по мере возможности модернизировать. Во-вторых, Россия впервые за последние 50 лет должна защищать свою территорию от локальных вооруженных вторжений, что потребовало замены массированных бронетанковых и военно-воздушных сил (ответного) вторжения на небольшие, мобильные части локального вооруженного противодействия (воздушно-десантные, горно-стрелковые, морская пехота, части спецназа и т.д.). Одновременно ставится вопрос и о целесообразности общей организационной структуры вооруженных сил, поскольку в этих частях особенно важна роль младших и средних командиров, которые должны иметь право на принятие и реализацию самостоятельных решений в конкретных условиях краткосрочных вооруженных боев и столкновений. Это серьезное отличие от принятой системы подготовки и выдвижения командиров, ориентированной на управление крупными военными контингентами на обширных полях сражений.

В-третьих, России также впервые приходится защищать свои национальные интересы путем сочетания политико-дипломатических методов с конкретными военными или экономическими угрозами. Это касается и претензий на отторжение от России части ее национальной территории (включая морские и иные водные пространства), и действий сепаратистских сил, и провокаций международных террористов (вербующих сторонников внутри России или пользующихся вооруженной или финансовой поддержкой из-за рубежа).

В этой связи экономическая безопасность России получает новое и, возможно, главенствующее значение. Методы защиты национальных интересов России экономическими средствами борьбы — как с целью обеспечения торгово-экономической экспансии на мировых рынках, так и против угроз и подавления экономической деятельности национальных предприятий на внутреннем рынке — могут рассматриваться как «мягкая» альтернатива прямым дипломатическим демаршам или демонстрациям вооруженной силы. Россия часто демонстрирует неумение пользоваться даже самыми обычными методами и средствами экономической борьбы (налогами и таможенными пошлинами, торговыми и санитарными ограничениями, национальными стандартами, валютно-финансовыми интервенциями и т.д.), что вынуждает ее нередко соглашаться на несправедливые и неправомерные условия в отношениях с другими странами и контрагентами (поскольку Россия не решается на крайние меры — на разрыв дипломатических отношений или прямую силовую угрозу).

Характерной особенностью, на современном этапе развития взаимоотношений государств при защите своей экономической безопасности, является наступателъность действий. Это обстоятельство в корне отличает сферу экономической борьбы (конкуренции) от противостояния в военно-политической сфере. В последней военная мощь и наличие сильных союзников позволяют стране не предпринимать никаких активных действий, будучи уверенной, что угрозы и демонстрация силы потенциального противника не выльются в конкретные агрессивные действия. В экономической сфере, наоборот, соперник действует, и либо ему оказывают сопротивление, либо он добивается существенных выгод, которые затем не могут быть оспорены ни на каком законном основании.

Поэтому перенос соперничества России с США и другими странами из военно-политической плоскости в экономическую приведет Россию к неизбежным потерям (Россия уже не может просто фактом своей неодолимой военной силы вынуждать другие страны считаться с ее интересами), но при этом даст определенные потенциальные преимущества (которыми еще предстоит научиться пользоваться).

Для этого Россия должна, во-первых, научиться определять национальные интересы в многообразных международных торговых и экономических связях, на ведущих мировых рынках и на собственном внутреннем рынке и, во-вторых, уметь правильно ранжировать и применять разнообразные средства защиты против внешних и внутренних угроз этим интересам.

Конституция РФ высшей ценностью признает человека, его права и свободы (ст. 2). В преамбуле к Конституции РФ также сказано, что «возрождение суверенной государственности России» имеет своей целью «благополучие и процветание России», т.е. страны и ее народа, а не только избранных по признаку «приверженности демократическим ценностям и включенным в свободную рыночную экономику», как предлагают некоторые идеологи «элитного подхода».

Поэтому справедлива только та точка зрения, которая предполагает, что носителем национальных интересов может быть только народ и «защита его существования и повышения благосостояния» должна стать «главной стратегии национальной безопасности» .

Некоторые авторы определяют национальные интересы как комплекс экономических, социальных, информационных, геополитических, военных или иных факторов, обеспечивающих благоприятное развитие личности, общества и государства. Они выражают сущностную характеристику стимулов, побуждающих общество и отдельных граждан к патриотическим действиям, направленным на рост могущества и богатства России, расширение сферы ее влияния и авторитета на мировой арене.

Поскольку государство представляет собой особую форму общественной организации жизни народа, то во внешнем мире именно государство должно защищать глобальные интересы этого народа (не допускать посягательств на эти интересы со стороны других государств или сил). Эта защита всегда принимает форму противостояния — военного, политического, культурного, экономического; в последнем случае это противостояние происходит в форме конкурентной борьбы за рынки, ресурсы, прибыли в любой сфере деятельности и применительно к конкретному противнику.

Например, развитые рыночные державы, как правило, ведут борьбу в двух направлениях: агрессию и экспансионизм на мировых рынках демонстрируют в основном крупные корпорации, а государство ведет себя более сдержанно, вмешиваясь только в крайних случаях – для оправдания действий своих корпораций в традиционных регионах их деятельности или для выбивания им свободных ниш на новых рынках.

Поскольку в России пока отсутствуют опыт конкурентной борьбы и мощные корпорации, которые могли бы действовать на мировых рынках в защиту ее национальных интересов, тем большая ответственность ложится на российское государство и его структуры. В этих условиях наиболее приемлемой для России может быть модель действий, демонстрируемая на мировой арене Японией, Южной Кореей, Тайванем («страна-корпорация», «страна-система»).

Как уже отмечалось, характерной особенностью нового мирового порядка, установившегося после потери Россией статуса второй мировой сверхдержавы, является его однополярность. На смену миру с симметричным балансом сил — мировой капитализм во главе с США и мировой коммунизм во главе с СССР — пришел мир, разделенный на центральную зону и на зоны (пояса) близкой и дальней периферии. В центре — страны «золотого миллиарда» («сообщества демократии»), включающие в себя США, Канаду, Японию, Австралию, Новую Зеландию и страны Западной Европы. Вокруг них расположен первый пояс — страны, вступившие в процесс демократизации: ряд стран Азии и Латинской Америки, страны Центральной и Восточной Европы.

В следующий пояс входят страны, стремящиеся или готовящиеся к демократизации, — в основном страны — союзники США, которые по характеру своих правящих режимов не могут быть включены в предыдущий пояс, но заслуживают особого статуса ввиду их отношений с западным миром: Саудовская Аравия, ОАЭ и ряд стран Центральной Америки и Карибского бассейна.

Последний, «периферийный» пояс составляют все остальные страны.

В центре системы — США, которые претендуют на роли гаранта мировой демократии (по праву силы), единственного в этой новой мировой системе судьи (по праву непогрешимости американской модели демократии) и мирового полицейского (слежение за порядком, обеспечение исполнения вынесенных высшей северо-американской инстанцией решений и т.д.).

В этой новой мировой системе право на абсолютную оборону закреплено исключительно за США, и их оборонные интересы имеют приоритет перед оборонными интересами любой другой страны и всего мира в целом. США продемонстрировали такое понимание международной безопасности, заявив о намерении развивать собственную систему противоракетной обороны (ПРО), невзирая ни на какие договоренности, принятые ими ранее обязательства или подписанные ими международные соглашения. Таким образом, США решили разрушить прежнюю систему международной безопасности, основанную на гарантии взаимного уничтожения двух мировых сверхдержав в случае военного конфликта между ними. Предполагается, что другая мировая сверхдержава — Россия — должна признать свою неспособность поддерживать собственные вооруженные силы и обороноспособность на сравнимом с США уровне и быть готовой уступить США в любом возможном между ними споре или конфликте.

Причем для новой системы международной безопасности не имеет значения, действительно ли Россия сейчас настолько уступает США в военной мощи и действительно ли США способны создать систему гарантированной защиты от любого ракетно-ядерного удара. США ведут себя на мировой арене, будучи уверенными в этом, и считают, что Россия, как и все другие страны, также должна строить свою политику на основе именно такого соотношения сил.

В политическом плане США ставят себя выше всех существующих международных организаций, равно как и международного права в целом, фактически основывая свою внешнюю политику на простейшем принципе: «Кто не с нами — тот против нас». США вправе судить и «наказывать» любую страну с применением любых мирных мер воздействия — политических, экономических, идеологических и т.д., а если США усмотрят для себя в ее действиях какую-либо потенциальную военную угрозу, то и вооруженным путем. Как отметил бывший председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Д. Рогозин, «американцы считают, что эти правила и нормы (международного права) на них не распространяются, что интересы обеспечения национальной безопасности (США) важнее международного права».

При этом США заявляют, что не собираются нарушать безопасность России и что ей не следует опасаться военной агрессии с их стороны. Этим заявлениям вполне можно верить, поскольку при новом мировом порядке США в состоянии ставить перед собой любые цели и добиваться их реализации исключительно политическими и экономическими средствами, используя свое экономическое и финансовое превосходство и поддержку своих партнеров по военно-политическим и экономическим блокам. Даже если такие действия будут нести вред непосредственно интересам России или подрывать ее безопасность, Россия не должна угрожать вооруженной силой и тем более применять ее. При соблюдении этого условия, учитывая политическую и экономическую слабость современной России, вполне вероятно постепенное ее устранение с позиции ведущего игрока на мировой арене.

Реализация этой политики началась с момента ликвидации Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) и роспуска Варшавского договора, когда СССР не было позволено даже заявить о необходимости учета его интересов при формулировании условий «расхождения» со своими прежними партнерами; затем — при объединении Германии, когда западные страны откровенно нарушили свои обязательства о невключении бывшей Восточной Германии в зону военной деятельности НАТО, а также при последующем распаде СССР, — когда России не позволили отстаивать не только свои финансово-экономические и оборонные интересы, но даже исторические границы. Сейчас явочным порядком решен вопрос о включении в НАТО стран Восточной Европы, на очереди — вступление в НАТО ряда бывших республик, входивших в состав СССР. Наконец, многие ближайшие соседи России уже готовы предъявить претензии на конкретные части ее территории.

Очевидно, что все эти действия США и их западных союзников уже не могут быть оправданы нахождением на территории нашей страны «штаба мировой коммунистической революции», «центра мирового терроризма», поддержкой со стороны СССР народно-освободительных движений в других странах, вводом вооруженных сил на территорию сопредельных государств и т.д. Таким образом, сплоченные вокруг США западные страны вернулись к прежней, проводимой веками антироссийской политике, которая основана на сложившемся не в пользу России нынешнем соотношении сил и уверенности, что Россия никогда не сможет противодействовать этой политике.

Между тем и на Западе есть видные политики и ученые, которые не разделяют подобные взгляды. Так, известный ученый С. Хантингтон считает, что именно «в интересах США и европейских стран… признать Россию как стержневую страну православной цивилизации и крупную региональную державу, имеющую законные интересы в области обеспечения безопасности своих южных рубежей».

Еще X. Дж. Макиндер в своей известной работе «Географическая ось истории» писал, что «наиболее важный контраст, заметный на политической карте современной Европы, — это контраст между огромными пространствами России, занимающей половину этого континента, с одной стороны, и группой более мелких территорий, занимаемых западноевропейскими странами». Далее он высказывает вечное англосаксонское опасение: «Если Германия захочет присоединиться к России в качестве союзника… перед нашим взором явится мировая империя».

В экономическом плане новый мировой порядок основывается на американском долларе, на деятельности мультинациональных компаний (большинство из которых также принадлежат американцам) и на развивающихся процессах информатизации (опять же с приоритетом американских сетей Интернета). Все это вместе представляет процесс мировой глобализации, который естественным путем должен охватить все страны мира и привести к установлению единых для всех стран стандартов права, собственности, индивидуализма, прагматизма, демократии и гласности («прозрачности»).

Однако эта «безальтернативная» модель мирового устройства ставится под сомнение серьезными учеными. Во-первых, роль остальной периферии не устраивает Китай, который целенаправленно продвигается к статусу мировой сверхдержавы, а также Индию. Во-вторых, многие страны «остального мира» с большим подозрением относятся к самому процессу глобализации. Они видят в нем очевидную угрозу своему суверенитету, не ощущая пока тех выгод и преимуществ, которые им обещаны от скорейшего приобщения к ценностям западной цивилизации. В-третьих, противники этой модели появились и в самом ядре нового мирового порядка. Страны Евросоюза введением единой валюты бросили вызов гегемонии американского доллара, они не готовы согласиться с распространением зоны американских интересов на новые обширные районы мира, далеко отстоящие от границ США (прежде всего на богатый нефтью Ближний Восток). Для этих стран, очевидно, что от глобализации в первую очередь выигрывают корпорации США, и даже если они готовы поступиться своим суверенитетом, то только в пользу европейской интеграции, но не процессов, которые они не смогут контролировать.

В новой модели мирового устройства России отведено место сырьевого придатка, поставщика дешевых энергоресурсов и продуктов первого передела с минимальной долей прибавочной стоимости (проката черных и цветных металлов, некоторых химикатов, древесины, продукции рыболовства и т.д.). Вступление России в ВТО навсегда закрепит такое положение России на мировом рынке, поскольку условия участия в этой организации налагают серьезные ограничения и даже запреты на поддержку государством национальной промышленности. При этом очевидно, что внешняя конкурентоспособность российской экономики не может быть обеспечена без такой поддержки, особенно отраслей перерабатывающей промышленности, предприятий, использующих высокие технологии и выпускающих продукцию с высокой долей добавленной стоимости (добывающие отрасли некоторое время еще могут эксплуатировать месторождения, разведанные и обустроенные еще в советском периоде).

Таким образом, в рамках нового мирового устройства США и их союзники намерены добиваться своей прежней цели – вытеснения России с мирового рынка, используя в основном экономические средства, но не останавливаясь и перед силовым давлением. Эти страны, как заявил в 2003 году Президент РФ В. Путин в Послании Федеральному Собранию РФ, уже сейчас «оттесняют… Россию с перспективным мировых рынков. А их видимые экономические преимущества дают повод для роста геополитических амбиций» .

Для современной России понятие национальной безопасности должно стать ключевым. Основной функцией государства должна стать защита национальных интересов, которые не могут ограничиваться исключительно сохранением действующих административных государственных структур Российской Федерации.

Отметим, что сохранению государственности Российской Федерации в настоящее время прямых угроз нет, поскольку в мире сложилось некоторое равновесие интересов, когда Западу выгодно, чтобы, во-первых, российское государство оставалось в состоянии контролировать свои внутренние дела, но было бы абсолютно бессильно на международной арене, вo-вторых, российская экономика оставалась и продолжала функционировать в режиме сырьевого придатка.

Россия должна стать равноправным участником конкурентной борьбы на мировом рынке, но у нее, в отличие от других стран, пока отсутствуют не только стратегия борьбы за свои интересы на этом рынке, но и осознание этих интересов на общенациональном уровне. Поэтому сейчас Россия выступает скорее не как субъект, а как объект такой борьбы, позволяя другим странам и их корпорациям использовать ее огромные ресурсы и возможности для достижения своих корыстных целей.

Заключение.

Чтобы создать национальную структуру своей экономики, адекватную рыночным требованиям, Россия должна пройти мучительный путь определения своих приоритетов по всем направлениям и на всех уровнях общества и хозяйства. Ведь она должна не просто включиться в современную мировую экономику, а спрогнозировать свою роль и место в мировом разделении труда. Нельзя игнорировать тот факт, что никто не собирается решать российские проблемы в ущерб своим национальным интересам. Поэтому при принятии решений для обеспечения экономической безопасности нужно с осторожностью относится к советам со стороны других стран, которые при проведении своей внешней политики заботятся, прежде всего, о своих интересах. Конечно, зарубежным опытом следует пользоваться, но с учетом российской специфики экономического положения.

Хочется надеяться, что проблемы экономической безопасности займут подобающее им место в системе национальной безопасности России и государственная политика, будет руководствоваться Концепцией национальной безопасности. А её осуществление будет проведено быстро, грамотно и не повлечет за собой никаких негативных последствий и Россия вновь займет своё место среди развитых стран. Для этого все россияне должны осознать всю сложность теперешней ситуации и приложить все усилия, чтобы реформы осуществлялись в интересах всего населения России, а не для узких финансовых и криминальных структур. В общем, успешное развитие экономики, выход её из кризиса зависят от совместных действий всего населения России, от каждого из нас.

Список литературы.

1. Бжезинский З. Великая шахматная доска. М.: Международные отношения, 1999.
2. Дугин А. Евразийство: от философии к политике //Независимая газета. 2001. 30 мая.
3. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. С. 7.
4. Национальная безопасность России: проблемы и пути обеспечения. Сб.научных статей -М., 2007.
5. Общая теория национальной безопасности: Учеб./Под общ.ред. А.А. Прохожева.- М.:РАГС, 2005.
6. Потрубач Н.Н., Максутов Р.К. Концепция экономической безопасности // Социально-гуманиттарные знания. 2000. N 3.
7. Прохожев А.А. Человек и общество: законы социального развития и безопасности. – М.: 2002.
8. Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2001. 4 апреля.
9. Ромащенко Т.Д. Экономическая безопасность национальной экономики: механизм и система обеспечения в России. Воронеж: ВГУ, 2003. С. 124.
10. Российская газета. 2003. 17 мая. С. 4.
11. Сенчагов В. Экономическая безопасность как основа обеспечения национальной безопасности России // Вопросы экономики. 2001. N 8.
12. Сенчагов В.К. Экономическая безопасность: геополитика, глобализация, самосохранение и развитие. М., 2002.