Состояние безопасности личности в российском обществе

Безопасность — одна из главнейших целей и неотъемлемая слагаемая деятельности людей, обществ, государств, мирового сообщества народов.

Забота о безопасности присуща каждой частице социальной структуры общества — от индивида до предельно широкого объединения людей.

Установлено, что потребность в безопасности относится к числу первостепенных основных мотивов деятельности людей и сообществ. Стремление к личной и коллективной безопасности—одна из коренных причин объединения древних пращуров в общество, формирования многих специальных институтов государства (армии, полиции, служб охраны, в том числе, от стихийных бедствий), а в 20 веке многих международных организаций, включая ООН, призванных предохранять народы от войн, особенно ракетно-ядерного апокалипсиса.
Потребности в безопасности по мере развития становились более масштабными и многообразными. В глубокой давности они сводились к созданию систем противодействия военным опасностям, поддержания общественного порядка, охраны власти, борьбы со стихийными бедствиями. К середине 20 века, особенно в связи с развитием научно-технического прогресса и борьбой противоположных мировых систем выделяются как относительно самостоятельные виды безопасности — экономическая, экологическая, информационная и др.

Слабость безопасности оборачивается большими бедами: разрушением и гибелью государств, войнами, смутами, большими кровопролитиями. Государства, общества, люди, не проявляющие должной заботы о своей безопасности, как правило, оказываются нежизнеспособными. И это как никогда ранее актуально сейчас для России, ведь начавшийся у нас процесс реформирования общества и государства обуславливает необходимость усиления внимания к проблемам обеспечения безопасности личности, общества и государства в их взаимосвязи с региональной и всеобщей коллективной безопасностью.

И сегодня речь идет о том, что в основе системы приоритетных интересов страны должна находиться личность, ее права, свободы, гарантии безопасного существования и развития, поэтому далее в работе хотелось бы рассмотреть те права, которые прямо или опосредованно влияют на безопасность личности.

Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные и федеральные законы, иные нормативные акты к правам, непосредственно влияющим на безопасность личности, относят:
• Право на жизнь; достоинство; свободу и личную не прикосновенность;
• Неприкосновенность частной жизни; личной и семейной тайны; жилища;
• Тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений;
• На охрану здоровья и медицинскую помощь;
• На труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены;
• На благоприятную окружающую среду;
• Право потребителя на безопасность товара, работ, услуг и информацию о них.

Ко второй группе прав, опосредованно влияющих на безопасность личности относится:
• право на гарантированный минимальный размер оплаты труда;
• на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей;
• на жилище;
• защиту своих прав всеми, не запрещенными законом способами;
• на государственную и межгосударственную защиту прав и свобод;
• на пересмотр приговора суда вышестоящим судом;
• право просить о помиловании или смягчении наказания;
• на получение квалифицированной юридической помощи;
• возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или
их должностных лиц.

Нынешняя ситуация с соблюдением прав человека в стране относится, на наш взгляд, к числу наиболее неблагоприятных, создающих угрозу безопасности России. Дело не только в трудностях переходного периода, в наследии недавнего прошлого. К сожалению, новые подходы к правам человека, обозначенные на начальном этапе преобразований, в значительной степени остались чисто теоретическими. Права человека, по существу, оказались неосуществленными обществом — ни властями, ни конкретными социальными группами.
Критическая ситуация складывается и как с реализацией целого рода гражданских прав, так и с безопасностью личности в целом.

Так, обязательство предупреждать и противодействовать убийствам, совершаемым в несудебном порядке, вытекает из ст. 6, 14 и 15 Международного пакта о гражданских и политических правах108.

Вместе с тем на территории РФ зафиксированы факты бессудных убийств гражданских лиц, совершенных в Чеченской Республике представителями Федеральных сил.
Люди гибнут и вне зоны конфликта от чрезмерного применения силы, а также в результате пыток или .жестокого обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов,
В 2000 году в нескольких регионах России были совершены убийства, жертвами которых стали общественные деятели, бизнесмены, чиновники,109 Некоторые из этих убийств вызвали широкий общественный резонанс, версии об их политическом характере появляются в СМИ. Однако в большинстве случаев политическая подоплека таких убийств неочевидна. Обычно следствие по такого рода делам длится долго, и даже если обнаруживается исполнитель убийства, то нечасто удается установить и обличить заказчика. Поэтому нет возможности однозначно отнести убийства, сведения о которых были приведены в средствах массовой информации и в региональных докладах, к политическим.
Демократические реформы в современной России: Сб. докладов, -СПб., 2001,-С, 6-16.
108 См.: СССР и международное сотрудничество в области прав человека. -М., 1989. -С, 304, 307, 308,
101 Сборник докладов региональных правозащитных организаций о положении с правами человека в субъектах Российской Федерации за 2000 год.-М„ 2001.-Т. 1.-С. 117.

В 2000 г. в г. Москве и в целом ряде регионов РФ погибали журналисты. К сожалению, данные об обстоятельствах гибели сотрудников региональных СМИ весьма скупы.
Данные об исчезновениях людей поступили из 17 регионов РФ, Зачастую авторы докладов располагают лишь статистикой по делам безвестно отсутствующих граждан, не выделяя тех случаев, которые непосредственно относятся к категории насильственных и недобровольных исчезновений. Поэтому составить четкое представление о распространенности в РФ этого опаснейшего вида нарушения прав человека затруднительно.111

В региональных докладах и публикациях СМИ рефреном звучит тема нерасторопности, рутинного отношения правоохранительных органов к случаям пропаж людей. Приводятся свидетельства о грубом и бездушном отношении с близкими пропавших.

Данные регионального мониторинга и публикации в СМИ свидетельствуют о распространенности в РФ практик, схожих с рабством. Следы развитой торговли людьми обнаруживаются в Чеченской Республике: в г. Грозном найдено несколько десятков домашних тюрем. Журналисты утверждают, что к торговле людьми были причастны официальные лица администрации Масхадова, вплоть до высших чиновников. По словам анонимного спецназовца ГРУ, помещение для содержания рабов обнаружено даже в здании Министерства шариатской безопасности, которое должно было противодействовать этим преступлениям.

На май 2000 года число насильственно удерживаемых в Чечне лиц, по данным МВД, составило 946 человек.

153 Там же. — С. 119.
111 Там же. — С, 120.
112 Герасименко С. Жертвы «кавказского гостеприимства» заживо гнили в зинданах // Комсомольская правда. — 2000. — № 44 Светлова 3. Похищение заложников: кому это выгодно? // Русская мысль, — 2000. — №4317

Сотрудничество с местным населением могло бы минимизировать риск и ускорить освобождение этих людей, Однако обстановка в Чечне внушает мало надежд на такое сотрудничество, ситуация осложняется тем, что местные жители сами подвергаются опасности насильственного «исчезновения». По информации «Международной амнистии», в Чечне существуют около 20 тайных тюрем, где содержатся чеченцы (по приблизительным оценкам, их не менее 1000 человек)114, сведения об исчезновении и гибели задержанных чеченцев приводятся и в Докладе Уполномоченного по правам человека в РФ.

Российское общество традиционно не уделяло большого внимания проблеме жестокости, в том числе в практике правоохранительных органов. В России укоренены представления о неизбежности незаконного насилия и произвола, исходящих от местных властей, и не возможности собственными силами улучшить ситуацию. На этом фоне раз в несколько десятилетий оправдывались надежды на то5 что высшая власть всерьез заинтересуется происходящим в стране и, исполняя свое «государево» дело, защитит или отомстит за «простого человека». И неважно, что методы центральных властей при наведении такого порядка, отражались на всех жителях, ведь достигаемый порой эффект оставлял след на долгие года. Пример тому — история широкого применения насилия в прошедшем столетии, Тогда в результате захлестнувших страну волн репрессий, сопровождавшихся невиданным размахом организованной жестокости, были последовательно уничтожены несколько поколений специалистов по проведению пыток. Запоминающийся урок, который в результате получили руководители различных подразделений правоохранительных органов, привел к тому, что избиения и другие виды организованной жестокости были выведены из сферы регулирования официальными документами и инструкциями, а методики квалифицированных пыток были в основном забыты.

Но и сегодня грубое насилие остается основным методом расследования уголовных дел в стране. Это выражается как в относительно «мягком» варианте — в помещении подозреваемых в СИЗО, условия в которых не соответствуют никаким минимальным стандартам, так и в более жестоком — избиении, помещении в «пресс-хату», подвешивании и растягивании, пытке электрошоком, удушении, изнасиловании и имитации бессудной казни. 5 мая 1998 года Россия присоединилась к «Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод».116 Ст. 3 конвенции содержит запрет на пытки и жестокое обращение: «Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию». Это положение ст. 3 подкрепляется ст. 13 конвенции, возлагающей на государство обязательство обеспечить эффективные средства правовой защиты перед государственными органами лицам, чьи права и свободы признанные в конвенции, нарушены. Данная норма ст. 13, по мнению Европейского суда по правам человека, предписывает начать незамедлительное и беспристрастное расследование в случаях обоснованных подозрений применения пыток. К сожалению, меры, предпринимаемые прокуратурой, службой внутренних расследований МВД и ФСБ по расследованиям заявлений граждан о применении пыток, являются чрезвычайно неэффективными, и количество доведенных до суда дел невелико.

Суды, получив заявления о применении к ним недозволенных методов, как правило, отклоняют их, ограничиваясь справками из прокуратуры о том, что при проверках факты не подтвердились.117

Таким образом, наша система расследования и правосудия оставляет желать лучшего. Это подтверждается интереснейшим отчетом «»о результатах контрольной проверки ГУВД г. Москвы» проводившийся главной инспекцией МВД в декабре 2000 г., оказавшемся в распоряже-нии редакции газеты «Новые известия» Следует отметить, что положения с техническим оснащением московской милиции в течении многих лет вызывает зависть у региональных коллег, штаты московской милиции укомплектованы, и существует конкурс на вакантные места, Более того, ситуация в столичной милиции иллюстрирует то, как будет работать милиция при улучшении экономического положения.

Согласно этому отчету раскрываемость особо тяжких преступлений, которые органы МВД вынуждены регистрировать после заявлений граждан, снизилась в Москве в 2000 г, с 72,4 % до 53?9 %. Большинство уголовных дел «возбуждается лишь на пятые-десятые сутки после регистрации заявления. Работа по горячим следам практически не проводится, неотложные следственные действия осуществляются несвоевременно, в результате утрачивается доказательная база». Даже по тяжким преступлениям осмотр места происшествия проводился только в 51,6 % случаев, а отпечатки пальцев снимались лишь в 12,2 %. Более современные технологии (изъятие биологических объектов, микрочастиц и т.п.) осуществлялись лишь в «единичных случаях». Экспертов привлекали только по каждому двадцатому делу.

Сотрудники милиции часто утверждают, что во многих случаях раскрытие преступления основывается на информации, полученной оперативными службами от агентуры. Безусловно, донесения секретных сотрудников — неоценимое подспорье для следствия. Вместе с тем, из зафиксированных в ГУВД столицы 255 случаев раскрытия преступлений на основании агентурных данных — инспекционная проверка подтвердила лишь 59. Иными словами, в остальных случаях выдумывалось даже не содержание, а сам факт агентурных донесений. После этого комиссия проверила 1987 личных и рабочих дел агентов — почти каждый пятый из них оказался неработоспособен. С одной третью агентов не встречались уже более полутора лет, от одной трети не было даже простейших донесений более трех месяцев. Имеющиеся же донесения на 60 % «носили информационный характер и не способствовали раскрытию преступлений». Большая часть агентуры «не имела реального доступа к оперативно значимой информации». Таким образом, утверждения ряда сотрудников правоохранительных органов, что им известно, кто совершает преступления, но нет возможности доказать это на следствии являются в лучшем случае самообманом.

За неполный 2000 г. в Москве выросло на треть количество расследованных уголовных дел, но вот в суд было направлено на 8,4 % меньше. При этом многих подозреваемых «преследовали» зря: число оправданных судом лиц в Москве в три раза выше, чем в среднем по России.

Смена руководства страны породила в обществе очередные надежды на появление «сильной руки», которая наведет порядок в том числе и в этой сфере. Начатая реформа структуры МВД, направленная на уменьшение зависимости специализированных служб от региональных властей, продолжается и в настоящее время без видимых резуяьтатов.119 Более того, есть существенные опасения, что создание внутри МВД России структуры, аналогичной по функции американскому ФБР, приведет к печальному повторению опыта создания ГУБОП — по оценкам самих офицеров МВД, наиболее криминализированной структуры, а по оценкам ряда правозащитников наиболее жестокому нарушителю прав граждан.120 Пессимизм, связанный с нынешней попыткой добиться изменения деятельности правоохранительных органов путем структурных перестроек, основан на неразрешимой проблеме низкого культурного уровня подавляющего большинства сотрудников МВД, от рядового состава до старших офицеров. Фактически основные кадры этого ведомства, в течении нескольких десятилетий, черпаются из тех же социальных групп, в которых рекрутируется пополнение организованных преступных группировок. Органы прокуратуры, ранее выделявшиеся на общем фоне уровнем подготовки своих сотрудников, зачастую выходцев из советской интеллигенции, сегодня стремительно теряют это преимущество.121 Низкий социальный статус сотрудников правоохранительных органов, низкие зарплаты и высокая коррупция, хроническая нехватка личного состава и постоянный отток наиболее успешных в профессиональной деятельности сотрудников в коммерческие структуры — все это указывает лишь на возможность ухудшения ситуации и дальнейшую криминализацию правоохранительной сферы.

Конституция РФ4 выступая гарантом прав и свобод человека, закрепляет принцип, согласно которому правосудие осуществляется только судом. Это положение ставит суд на высшую ступень системы правопорядка и законности, защиты индивидуальных и коллективных прав и в том числе безопасности человека. Право граждан на справедливое судебное разбирательство обеспечивается следующими принципами:
• Независимость судей и подчинение их только закону;
• Равенство всех перед законом и судом;
• Свободный доступ к правосудию;
• Рассмотрение дел в разумные сроки;
• Рассмотрение дел законным составом суда;
• Рассмотрение дел с соблюдением процессуальных

К сожалению, в настоящее время в условиях судебной реформы, фактически ни один из перечисленных выше принципов не действует, нарушаются права граждан, обратившихся в суд за защитой оспоренного или нарушенного права.

Авторитет суда падает. Это подтверждают данные социологических опросов. Так, из 100 % опрошенных граждан 33 % не обращаются в суд за защитой только потому, что не верят, что в суде можно добиться справедливости.123

В России в настоящее время сложилась такая ситуация, когда практически все государственные органы и должностные лица, на которых возложена обязанность осуществлять деятельность по защите прав человека в досудебном порядке, любыми способами отказываются выполнять свои должностные обязанности.

Можно выделить следующие нарушения в области прав человека на внесудебную защиту;
• Отказы в регистрации сообщений о преступлениях и возбуждении уголовных дел;
• Отказы правоохранительных органов в предоставлении защиты жертвам правонарушений;
• Принуждение к отзыву заявления потерпевшим, в том числе через возбуждение уголовного дела против него;
• Нарушения при осуществлении оперативно-розыскной деятельности;
• Отказы компетентных государственных органов (отделов ЖКХ, служб социального обеспечения, паспортных столов, ГИБДД и т,д, в приеме жалоб и заявлений граждан, отказы в рассмотрении и даче мотивированного ответа.

Все это самым отрицательным образом сказывается на безопасности личности.

На одно го первых мест среди жизненно важных вопросов, стоящих сегодня перед российским обществом вышла проблема незаконного оборота наркотиков как масштабная угроза здоровью населения страны и его безопасности. Темпы распространения наркомании и масштабы наркобизнеса в стране таковы, что ставят под вопрос физическое и моральное здоровье молодежи, ее безопасность и будущее значительной ее части, социальную стабильность российского общества в ближайшей перспективе.

Кризисное состояние отечественной экономики привело к возникновению факторов, повышающих возможность отмывания денег, нажитых в сфере наркобизнеса в России. В силу этого транснациональ-ные криминальные процессы затронули переходную экономику страны, Согласно оценкам отечественных и зарубежных экспертов, в пределах Российской Федерации ежедневно отмывается от 2,5 до 7 млрд, долларов наркоденег.126 Легализация отмытых денег идет через подставные структуры, связанные с оборотом наличных денег (рестораны, игорные заведения и т.д.).

В настоящее время в России идет процесс формирования организованной наркопреступности — многопрофильной структуры, включающей в себя организацию производства, переработки, транспортировки и распространения наркотических средств в общенациональных масштабах. Среди наиболее значимых причин, приводящих к росту наркомании можно назвать: деформированность структуры российской экономики; расширяющаяся неравномерность социально-экономического развития регионов; существенная деиндустриализация страны, выразившаяся в деградации промышленного потенциала и распродаже сырьевых ресурсов; значительный уровень коррумпированности органов власти и управления, продолжающаяся криминализация хозяйственной и финансовой деятельности; увеличение имущественной дифференциации населения, появление слоя сверхбогатых людей, снижение уровня реальных доходов населения, повышение уровня бедности, безработица; социально-психологический и нравственно-идеологический кризис, проявляющийся как в общественном, так и в индивидуальном сознании граждан и вызванный утратой ценностных ориентиров, что способствует вовлечению значительной части населения в противоправные отношения.
Важной причиной наркомании, на наш взгляд, во всех странах является низкая духовность человека и самого общества.

Не в меньшей степени эта детерминанта влияет и на развитие организованной преступности.
На федеральном и региональном уровнях реализуется ряд комплексно-целевых программ, направленных на усиление противодействия организованной преступности и коррупции. В России создана межведомственная система борьбы с организованной преступностью, где ведущую роль играют специализированные подразделения по борьбе с организованной преступностью МВД России127. Большие возможности перед правоохранительными органами были открыты в связи с введением в 1995 году Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», содержащего наиболее перспективные, одобренные мировым сообществом «полицейские» меры борьбы с организованной преступностью, В результате принимаемых мер только в 1999 году к уголовной ответственности привлечено более 16 тыс. лиц, совершивших преступления в составе организованных преступных лиц.

Проблема немедицинского потребления наркотиков и их незаконного оборота существует на территории России уже в течение нескольких столетий.

К началу 90-х годов после распада СССР в России резко повысился спрос на наркотики. С 1995 по 1999 год количество их потребителей в стране увеличилось почти в 3,6 раза, и, по оценкам специалистов, при сохраняющейся тенденции число лиц, употребляющих наркотические средства и психотропные вещества, уже в первом десятилетии XXI века чительный устойчивый рост числа больных, обратившихся в медицинские учреждения за помощью. С начала 90-х годов их количество увеличилось в 7 раз. В 1999 году общее количество лиц, которым оказывалась наркологическая помощь в связи с потреблением различных психоактивных веществ, превысило 359 тысяч. С учетом значительной ла-тентности наркомании это всего лишь небольшая часть реального числа потребителей наркосредств. По данным экспертов, в зависимости от региона это число в 5-18 раз больше.

Наряду с ростом злоупотребления наркотическими средствами развивается и преступность, связанная с ними. В целом с начала 90-х годов количество преступлений этого вида увеличилось более чем в 15 раз.

Несмотря на сложную социально-экономическую ситуацию, в Российской Федерации осуществляется целенаправленная работа по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту. Практическим воплощением данной работы стала первая российская федеральная целевая программа «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1995-1997 годы», реализация мероприятий которой позволила создать предпосылки для активизации деятельности государственных структур и общественных организаций в борьбе с нарастающей наркоугрозой,

В 1999 году Правительством Российской Федерации утверждена вторая федеральная целевая программа на 1999-2001 годы, в которой определяется стратегия антинаркотической деятельности. Программа включает мероприятия по приоритетным направлениям в сфере незаконного оборота наркотиков:

• организационные и правовые меры по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту лечение и реабилитация лиц, потребляющих наркотики без назначения врача;
•обеспечение контроля за производством и распределением наркотиков;
•пресечение незаконного оборота наркотиков;
•международное сотрудничество в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

В 1999 году впервые в стране принят и вступил в действие Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», который закрепил правовые и организационные основы деятельности как в области контроля за легальным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, так и в сфере борьбы с их незаконным оборотом.
На основе международного опыта в 1998 году при МВД России создан Центр межведомственного взаимодействия в сфере пресечения незаконного оборота наркотиков, где на постоянной основе совместно работают сотрудники органов внутренних дел, Федеральной службы безопасности, таможенной службы и пограничники. Кроме того, структурные подразделения Центра созданы в пяти регионах Российской Федерации. Указанный Центр находится в оперативном подчинении Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД России. Российская Федерация является участницей конвенций ООН в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков — Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 года, Конвенции о психотропных веществах 1971 года и Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года.132

Важнейшей особенностью современного этапа трансформации экономики и общества в России является то, что впервые за последние 10 лет страна испытывает относительно длительный период устойчивого экономического подъема, начавшийся примерно с середины 1999 года и продолжавшийся весь 2000 год. Как известно, этому подъему предшествовали тяжелейший финансовый кризис августа 1998 года и последовавшая за ним примерно полугодовая стагнация российской экономики в нижней точке экономического спада, Следствием явились обесценение рубля, снижение его покупательной способности, существенное (до четырех раз) снижение реального содержания денежных доходов населения в долларовом выражении, резкий всплеск масштабов бедности,, удешевление труда, снижение стоимости, следовательно, цены рабочей силы на рынке труда, Вместе с тем в 1999 г, впервые после 1989-1999 гг. у нас обозначились, а в 2000 г. утвердились признаки экономического оживления. В 1999 г. ВВП вырос на 5 %, объем промышленной продукции — на 8 %, сельского хозяйства — на 4 %; в 2000 г. эти показатели увеличились еще больше, так что их рост составил соответственно 7-8 %, 9 % и 5%.

При этом в 2000 г, экономический рост стал оказывать более заметное положительное влияние на уровень жизни народного большинства. В 1999 г, такое влияние почти не ощущалось, поскольку начальные шаги подъема осуществлялись, главным образом, за счет сжатия фонда потребления и интенсификации труда. В 2000 г. появились первые улучшающие следствия облегчения экономической конъюнктуры. Их обобщенным выражением является повышение суммы реальных располагаемых доходов населения почти на 9%, равно как и снижение безработицы иа 2-3 процентных пункта. 134

Конечно, не следует преувеличивать значение этих сдвигов. На фоне глубокого снижения жизненного уровня в предшествующее десятилетие их улучшающее воздействие остается крайне ограниченным. Хотя в среднем, положение народного большинства в 2000 г. было чуть лучше, чем в 1998 и 1999 гг., оно по многим параметрам не достигло показателей периода, предшествовавшего финансовому кризису 1998 г., не говоря уже об уровне 1990 г, К тому же позитивные сдвиги коснулись большей части общества, но все-таки далеко не всего населения. Уровень жизни достаточно широких слоев народа (по крайней мере, от четверти до трети) в 2000 г. продолжал снижаться,

Однако наряду с отрицательными для населения последствиями кризис в то же время дал определенный импульс для оживления отечественного производства. Это создало условия для расширения занятости, общего роста доходов населения и увеличения финансовых ресурсов на цели обеспечения социальной защиты уязвимых категорий населения.
Предполагалось, что после кризиса 1998 года занятость населения в России сократится.

На самом деле этого не произошло. Более того, в 1999 году занятость в российской экономике характеризовалась устойчивой тенденцией роста; если в конце декабря 1998 года численность занятых в стране составила 63,3 млн. человек, то в конце декабря года — 64,0 млн, человек. К концу мая 2000 года количество занятых повысилось до 64,8 млн. человек. При этом уровень занятости экономически активного населения в России возрос с 86,7 до 87,8 процента, а к концу апреля 2000 года, вследствие некоторого уменьшения численности экономически активного населения и сезонного оживления рынка труда, — до 89,2 процента.136

Основной причиной роста занятости является то, что отечественным товаропроизводителям для увеличения производства потребовалось замещать простаивавшие рабочие места и/или создавать новые рабочие места. Наибольший прирост числа рабочих мест наблюдался на предприятиях и в организациях промышленности, в том числе черной и цветной металлургии, химической и нефтехимической промышленности, газовой, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной, стекольной и фарфорофаянсовой, пищевой, медицинской промышленности, культуры и искусства, управления.

Другая причина связана с тем, что увеличение численности занятых в экономике России было достигнуто за счет снижения реального уровня оплаты их труда. Например, при росте номинальной начисленной средней заработной платы работника в 1999 году на 44,8 процента в реальном исчислении она сократилась на 22 процента.137
Безработица в России — принципиально новое явление социальной и экономической жизни общества, возникшее в начале 90-х годов. Семьи, в составе которых имеются безработные, стали одной из новых, появившихся в связи с переходом к новому типу социально-экономических отношений групп риска.

Традиционно уязвимыми группами населения на рынке труда являются; родители-одиночки, главным образом одинокие матери, не получающие никакой (или необходимой) материальной поддержки от отцов своих детей и которые не работают или работают неполное рабочее время; молодежь, не способная найти работу после окончания учебного заведения, безработные, которые или совсем не получают никаких пособий, или получают неадекватные установленной черте бедности пособия от соответствующих систем социальной защиты (в особенно неблагополучном положении находятся лица, не имеющие работы на протяжении длительного времени); работники старших возрастов; женщины; инвалиды; бывшие преступники; мигранты.

Рост занятости населения в России начиная со II квартала 1999 года позволил преодолеть негативную тенденцию повышения общей численности безработных в стране, когда, например, в конце февраля 1999 года она достигла 10,4 млн. человек — абсолютного максимума за весь период проведения рыночных реформ в 90-е годы.138

Вместе с тем официальный уровень безработицы за все годы реформ оставался удивительно низким, поскольку статистика безработицы ведется на основе регистрации безработных в государственных бюро по трудоустройству. Число официально зарегистрированных безработных в течение последних трех лет не превышало 20 процентов от общего числа безработных. Значительная разница между показателями фактической и официальной безработицы отчасти объясняется отсутствием стимулов для регистрации лиц; ищущих работу, в службе трудоустройства по причине очень малого размера пособий по безработице, многомесячных задержек с выплатой пособий и сложного процесса регистрации.

Вместе с тем 1999 и 2000 годы значимо различаются. В 1999 году почти все сокращение общей численности безработных в стране (на 0,8 млн. человек) было обусловлено снятием с учета зарегистрированных безработных. Количество последних уменьшилось в 1999 году на 0,6 млн. человек, ш, таким образом, вклад данного фактора в сокращение общего числа безработных в стране может быть оценен в 75 процен» тов.140

В январе — мае 2000 года картина оказалась принципиально другой: если количество зарегистрированных безработных сократилось в России на 200 тыс. человек, то общая численность безработных — на 500 тыс. человек, Иными словами, вклад снижения численности зарегистрированных безработных в сокращение общего количества безработных в России в этот период оценивается в 40 процентов. Данная тенденция является позитивной, поскольку статистически подтверждается^ что экономический рост стал реальным фактором снижения так называемой неинституциональной безработицы, то есть безработицы, не связанной с претензиями на получение пособий, которые могут быть реализованы только при условии регистрации в качестве безработных в органах государственной службы занятости. Сокращение численности безработных в стране в 2000 году на фоне достаточно стабильной численности экономически активного населения обусловило снижение уровня безработицы. Так: уровень регистрируемой безработицы уменьшился за первые пять месяцев 2000 года с 1.7 до 1,5 процента, а общий уровень безработицы — с 12.2 до 10.2 процента. Однако общий уровень безработицы в 1999-2000 годах по сравнению с его докризисной величиной не обнаруживает тенденции к снижению.

В 2000 году и посткризисном периоде в целом продолжали изменяться структуры безработицы в России — половозрастная, профессионально-квалификационная, по длительности безработицы и т, д. По-прежнему в структуре зарегистрированных безработных в стране преобладают женщины. Женская безработица часто является результатом многочисленных дискриминационных процессов: это следствие более слабых возможностей в области профессиональной подготовки и получения квалификации, дискриминации в политике найма на работу со стороны работодателей, отбора по критерию пола, когда речь идет об увольнении работников, определенных стереотипов, сложившихся в мире занятости, относительно того, что трудно сочетать работу с заботой о семье.

К началу II квартала 2000 года доля женщин в составе зарегистрированных безработных: составила 68,2 процента. По данным за аналогичные периоды предшествующих лет, значение этого показателя было следующим; 1999 год — 64,3 процента, 1998 год — 62,5, 1997 год — 61Д 1996 год — 60,3 процента143. Таким образом, финансово-экономический кризис привел к относительно большей дискриминации женщин на регистрируемом рынке труда («женское лицо» безработицы стало более четко выраженным).

Для России в 90-е годы актуальной являлась проблема так называемой молодежной безработицы, то есть безработицы среди молодежи в возрасте от 16 до 29 лет. Многие эксперты придерживаются абсолютно справедливой точки зрения, что утрата молодежью стимулов к профессионально-трудовой карьере, стабильных источников дохода обусловливает рост асоциальных проявлений в обществе. ВЫСОКИЙ уровень безработицы среди молодежи приводит к ее изоляции и отчуждению от общества, а в некоторых случаях — к усилению преступности, наркомании, насилия.

Вместе с тем безработица для молодежи селективна, она не затрагивает в одинаковой степени всех молодых людей, но концентрируется внутри отдельных групп. Последние включают молодых людей из экономически слабых регионов, со слабой школьной подготовкой и без профессионального обучения, из социально неблагополучных семей. Это означает, что во многих случаях безработица среди молодых людей помогает сохранять и передавать бедность из одного поколения в другое.

К началу II квартала 2000 года доля молодежи в составе зарегистрированных безработных составила 31,5 процента по сравнению с 31,3 процента на тот же период в 1999 и 1998 годах, 33Д процента -1997 году и 35,2 процента — в 1996 году.144 Эта доля в течение последних четырех лет являлась стабильной и оказалась не подверженной ни влиянию финансово-экономического кризиса, ни влиянию последующего экономического подъема.

В I полугодии года по сравнению с полугодием 1999 года реальные располагаемые денежные доходы увеличились на 8,2 процента, реальная заработная плата — на 23,3, реальный размер назначенных пенсий — на 21,3 процента. Это позволило в некоторой степени «компенсировать» последствия кризиса 1998 года, но кардинальным образом не смогло переломить долгосрочную тенденцию общего ухудшения. Так, реальные располагаемые денежные доходы населения в I полугодии 2000 года к уровню аналогичного периода 1998 и 1997 годов составили соответственно 82,6 и 73,8 процента. Реальная заработная плата в июне 2000 года к уровню июня 1998 и 1997 годов составила соответственно 79,7 и 82,1 процента. Реальный размер назначенных месячных пенсий (с учетом компенсации) в июне 2000 года к уровню июня 1998 и 1997 годов составил соответственно 65,1 и 76,8 процента.145
В течение последних девяти лет наблюдается ярко выраженная тенденция «размывания» среднего класса и все увеличивающийся разрыв между богатыми и бедными, Денежные доходы все в большей степени концентрируются в руках высокодоходных групп населения.

Вместе с тем в 1998-1999 годы наметилась определенная стабилизация роста дифференциации денежных доходов населения, и даже произошло ее небольшое снижение, Так, в I полугодии 2000 года, по предварительным данным, на долю 10 процентов наиболее обеспеченного населения приходилось 34 процента общего объема денежных доходов (в I полугодии 1999 года -36 процентов), а на долю 10 процентов наименее обеспеченного населения -2,4 процента (в I полугодии 1999 года -2,4 процента).

В 1999 году возобновился рост денежных накоплений населения, которые с января 1999 года по июль 2000 года увеличились с 333 до 592 млрд, рублей. На 1 июля 2000 года доля средств в наличной иностранной валюте, приходящаяся на сектор домашних хозяйств, составила 17 млрд. долл. США, или 50 процентов общего их объема146.

Наибольший «прорыв» произошел в сфере сокращения просроченной задолженности по заработной плате.

Этот показатель с января 1999 года по июль 2000 года снизился почти в 2 раза — с 77 до 39,3 млрд, рублей. Однако, начиная с января 2000 года темп снижения просроченной задолженности по заработной плате существенно замедлился, а, начиная с апреля 2000 года снижения не происходило.

Слова Президента Российской Федерации В.В. Путина о том, что Россия — богатая страна бедных людей, заставляют еще раз с новой силой обратиться к проблематике бедности применительно к современным, совершенно конкретным социально-экономическим условиям развития государства, В повседневной действительности бедность означает недостаток необходимых ресурсов, состояние крайних экономических трудностей, состояние, в котором имеющиеся в наличии ресурсы так малы, что они не позволяют удовлетворять первичные потребности для выживания, принимать участие в повседневной жизни общества. Бедность — это «намного больше, чем деньги».148

Одной из основных причин бедности в России, по крайней мере абсолютной бедности, является низкий уровень оплаты труда все большего количества работников предприятий; в октябре 1999 года удельный вес работников с заработной платой на уровне прожиточного минимума и ниже составил 42,2 процента от их общей численности.

В настоящее время значительная часть самодеятельного населения страны получает заработную плату, равную всего лишь нескольким десяткам долларов США. Так, среднемесячная начисленная заработная штата в долларах США (исходя из среднегодового официального курса доллара США к российскому рублю) в 1999 году составила всего 56 долл. (для сравнения: в 1998-м — 108,1997-м -164, 1996-м -154,1995-м -103 долл.). Данный показатель соответствует уровню оплаты труда развивающихся стран и свидетельствует о крайне низких затратах на обеспечение воспроизводства рабочей силы в России. Более того, в условиях резкого роста цен на товары и услуги, потребляемые населением, и их приближения к мировым ценам рабочая сила продолжает оставаться несоразмерно дешевой, что в свою очередь консервирует уровень жизни большинства населения вокруг порога бедности или в крайнем случае невысокого материального достатка.

Ситуация с численностью населения в России также продолжает оставаться тяжелой.

По данным государственной статистики, численность населения России на 1 января 2000 года составила 145 559 тыс, человек и уменьшилась за 1999 год на 768 тысяч. Это своего рода рекорд начавшегося в 1992 году уменьшения численности населения. Общее уменьшение численности составило 2766 тыс. человек.149

Сокращение численности постоянного населения в 1999 году произошло во всех субъектах Федерации, кроме республик Северная Осетия, Дагестан, Алтай, Белгородской области, Усть-Ордынского Бурятского и Агинского Бурятского автономных округов.

В 1999 году по сравнению с 1998 годом естественная убыль населения возросла на 226 тыс. человек. Одновременно с этим миграционный прирост уменьшился на 131 тысячу. Миграционный прирост России в 1999 году — самый низкий со времени распада СССР. Число родившихся в 88 субъектах Федерации (без Чеченской Республики, по которой имеются только косвенные оценки) в 1999 году в результате снижения возрастных показателей рождаемости сократилось на 5,9 процента, но за счет роста численности женщин в возрасте 18-29 лет — увеличилось на 0,6 процента, что в сумме и дает общее сокращение числа родившихся на 5,3 процента.

В результате роста уровня смертности число умерших возросло на 6,9 процента и вследствие старения населения увеличилось еще на 0,7 процента. В итоге число умерших выросло на 73 процента.

Таким образом, убыль населения России есть результат дальнейшего старения населения, снижения уровня рождаемости, роста уровня смертности и сокращения миграционного прироста.

Снижение рождаемости и связанное с ним старение населения продолжаются весь XX век, ухудшение ситуации в смертности началось в середине 70-х годов, сокращение миграции в Россию наблюдается с 1994 года, то есть рекордная убыль населения есть результат достаточно давно идущих процессов.

Сокращение численности населения сопровождается его старением.

В начале 2000 года доля населения пенсионного возраста (мужчины в возрасте 60 лет и старше, женщины -55 лет и старше) в России составила 20,6 процента, увеличившись по сравнению с 1960 годом в 1,8 раза. Одновременно доля населения дорабочего возраста сократилась с 30 до 20 процентов, а средний возраст населения увеличился почти на 8 лет. Только с 1989 по 2000 год увеличение среднего возраста составило 2,6 года.

Весь XX век в России происходило снижение уровня рождаемости. В начале XX века Россия входила в число стран с самым высоким ее уровнем. Коллективизация, массовая миграция сельских жителей в города и в восточные районы, рост доли работающих женщин — все это разрушило сложившийся образ жизни населения и резко ускорило снижение рождаемости. После падения рождаемости в годы Отечественной войны (в 1946 году уровень рождаемости был в 1,5 раза ниже, чем в 1940 году) довоенный уровень так и не был никогда достигнут. Максимум уровня рождаемости пришелся на 1949 год и составил 3,2 рождения. Весь последующий период коэффициент суммарной рождаемости медленно снижался и к началу 60-х годов достиг 2,5 рождения на 1 женщину. Очередное сокращение числа рождений в 1999 году началось в январе, и поэтому, скорее всего, оно не связано с финансовым кризисом августа 1998 года. (Решение о рождении ребенка в январе принималось до августа 1998 года.) К тому же в Москве, где последствия финансовых потрясений заметнее, снижение показателя рождаемости было меньше, чем где бы то ни было в России (в 4,5 раза меньше общероссийского), а по показателю суммарной рождаемости Москва находится на 14-м месте среди 55 краев и областей России.

В целом же самые высокие, свыше 2,0, показатели рождаемости в 1999 году были зафиксированы (в порядке снижения) в Ингушетии, Республике Дагестан, Усть-Ордынском Бурятском и Агинском Бурятском автономных округах. Вообще регионы с более высоким уровнем рождаемости — республики Северного Кавказа и республики и автономные округа Азиатской части России. Регионы с наиболее низкой рождаемостью концентрируются в центре и на северо-западе Европейской России, В шести из них показатель суммарной рождаемости ниже 1. В порядке возрастания это; Санкт-Петербург, Ленинградская, Ивановская, Смо-ленская, Ярославская, Московская области.

Сдвиг рождаемости в сторону старших возрастов происходит на фоне некоторого снижения уровня регистрируемой брачности и увеличения возраста вступления в брак.
При этом сокращается и число разводов. В 1990-1994 годах на 1000 населения приходилось 4,2 развода, а в 1995-1999 годах — 3,8. Некоторое увеличение числа зарегистрированных браков и разводов в 1999 году не изменяет общую тенденцию, Также растет доля рождений у женщин, не состоящих в зарегистрированном браке, — с 14,6 процента в 1990 году до 27,9 процента в 1999 году, что свидетельствует о росте числа незарегистрированных брачных союзов. Эта тенденции во многом сходны с теми изменениями в институте брака и семьи, которые наблюдаются на Западе. Наиболее яркое отличие — это сохранение роли аборта как основного инструмента контроля над рождаемостью, В 1999 году в России было учтено 2197 тыс. абортов, или 57 абортов на 1000 женщин репродуктивного возраста. Число абортов в 1,8 раза превосходит число родившихся детей, включая мертворожденных. Хотя число абортов снижается, в 1999 году примерно на ? процентов по сравнению с 1998 годом, уровень абортов в России остается одним из самых высоких в мире. По частоте абортов (60,6 на 1000 женщин репродуктивного возраста) в 1998 году Россия занимает одно из первых мест среди европейских стран, регулярно публикующих данные об абортах. Самый высокий показатель из стран Западной Европы был в Швеции — менее 16 абортов на 1000 женщин.153

В целом же тенденции рождаемости в России вполне укладываются в мировой демографический контекст. Расчеты, основанные на последних оценках ООН, показывают, что почти более 60 стран, где живет 44 процента населения Земли, имеют уровень рождаемости, не обеспечивающий замещение поколений.

В 1999 году наблюдался рост уровня смертности, когда за один год продолжительность жизни мужчин вновь снизилась на 1,4 года, а женщин — на 0,5 года. При этом 75 процентов снижения продолжительности жизни мужчин определяется рабочими возрастами, из них 26 процентов обусловлены ростом смертности от болезней системы кровообращения, а 35 процентов — от насильственных причин. За один год значительно увеличились показатели смертности от несчастных случаев на транспорте, от острых респираторных инфекций, туберкулеза, злокачественных новообразований желудка и кишечника, от убийств и от случайных отравлений алкоголем. В 1999 году в России существенно изменилась разработка данных о смертности по причинам смерти. С 1981 по 1998 год в стране использовалась номенклатура причин смерти, основанная на Международной статистической классификации болезней, травм и причин смерти (МКБ) девятого пересмотра, а новая, вступившая в действие в 1999 году номенклатура основана на МКБ десятого пересмотра. Кроме того, обязанность кодировать установленную причину смерти впервые возложена на врача, выдавшего медицинское свидетельство о смерти. Это еще более затрудняет анализ причин роста смертности в 1999 году.
Повышение смертности вряд ли связано с финансовым кризисом августа 1998 года. Во-первых, рост смертности начался в декабре 1998 года — январе 1999 года, когда ситуация начала стабилизироваться. Во-вторых, от кризиса более всего пострадало население крупных городов,, но сокращение ожидаемой продолжительности жизни в Москве было существенно меньше, чем в других регионах.

На карте российской смертности четко прослеживаются две области неблагополучия — юг Восточной Сибири и северо-запад Европейской России. В число регионов с самыми низкими показателями ожидаемой продолжительности жизни входят Республика Тува, Корякский, Коми-Пермяцкий и Усть-Ордынский Бурятский автономные округа, Псковская, Читинская, Иркутская области и Еврейская автономная область. В этих регионах продолжительность жизни населения (мужчин и женщин вместе) менее 63 лет.154

В конечном счете не столь важны колебания уровня смертности. Проблема в том, что уровень, вокруг которого эти колебания происходят, по современным меркам чрезвычайно высок. Особенно неблагоприятная ситуация сложилась в смертности мужчин. Сформировавшийся к концу 90-х годов в России разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин (в 1999 году — 12,6 года, а в критическом 1994 году он достигал 13,5 года) выше, чем в какой-либо из 174 стран, сведения о которых приводятся в мировом докладе о развитии человека за 1999 год.155 В рабочих возрастах показатели смертности мужчин в 3-4 раза выше, чем женщин; подобное соотношение обычно характерно для военного времени.

Корни мужской сверхсмертности, на наш взгляд, следует искать в особенностях российской экономики, в сложившейся в России системе общественных отношений, в сформировавшемся в массовом сознании к концу XX века образе «идеального» мужчины, его социальных ролей и норм поведения.

На фоне сохраняющегося высокого уровня смертности многочисленные эксперты и средства массовой информации говорят об ухудшающемся здоровье населения России, В то же время имеющаяся статистическая информация о здоровье населения, кроме данных о смертности, не позволяет подтвердить или опровергнуть это положение. Единственное ежегодное издание Министерства здравоохранения содержит лишь грубые индикаторы, не позволяющие реально оценить происходящие изменения, особенно в условиях быстрого старения населения.
С 1995 по 1999 год показатель заболеваемости детей увеличился на 15 процентов, подростков (15-17 лет) — на 23 процента, а взрослых (18 лет и старше) — на 2 процента. Число лиц, которым назначена пенсия по инвалидности, в 1998 году по сравнению с 1995 годом увеличилось на 16,3 процента, а численность получающих пенсию по инвалидности выросла с начала 1995-го по начало 1999 года более чем на четверть. Однако неясно, в какой мере этот рост отражает изменения в состоянии здоровья населения, если в 1999 году продолжительность жизни мужчин была на 1,6 года, а женщин — на 0,7 года выше, чем в 1995 году.156

Среди множества проблем выделяются несколько болезней, динамика распространенности которых, несмотря на несовершенство статистической информации, позволяет квалифицировать ситуацию как чрезвычайную.

Туберкулез. С 1991 по 1998 год заболеваемость всеми формами активного туберкулеза выросла в 2,2 раза и составила в 1998 году 76 на 100 000 населения.
После периода длительного снижения устойчивый рост заболеваемости туберкулезом обусловлен рядом причин:

появление возбудителей туберкулеза, устойчивых к лекарственным средствам и, следовательно, плохо поддающихся лечению; число больных туберкулезом возросло в 90-е годы не только в России, но и в Австрии, Белоруссии, Болгарии, Боснии и Герцеговине, Венгрии, Дании, Италии, Латвии, Литве, Люксембурге, Молдавии, Румынии, на Украине, в Финляндии, Эстонии и Югославии157; позднее выявление заболеваний.

Важным фактором эпидемии туберкулеза стала обстановка, сложившаяся в местах лишения свободы.

Болезни, передаваемые половым путем.

Рост числа выявленных больных начался с 1991 года. Особенно интенсивно распространялся сифилис Пик заболеваемости гонореей пришелся на 1994 год, после чего показатели снизились до уровня конца 80-х годов, возможно, отчасти в результате неполной регистрации.

В 1997 году уровень заболеваемости сифилисом составил 278 на 100 000 человек и почти на два порядка превышал заболеваемость в 1988 году, В 1998-1999 годах наметилось снижение показателя. Трудно сказать, идет ли речь о случайных колебаниях или о появлении новойустойчивой тенденции Рост числа впервые установленных случаев по многим другим заболеваниям и группам болезней вызывает обеспокоенность и требует специального изучения, К ним относятся болезни эндокринной системы, расстройства питания, нарушения иммунитета и болезни крови и кроветворных органов во всех возрастных группах, гипертоническая болезнь, острый инфаркт миокарда, язва желудка и двенадцатиперстной кишки у взрослых, онкологическая заболеваемость у подростков и т.д.

Не защищены права человека на экологическую безопасность гарантированные Конституцией Российской Федерации и Законом РСФСР 4’0б охране окружающей природной среды». Сложная экологическая обстановка — результат не только кризисных явлений в экономике, но и накопленных за многие десятилетия структурных деформаций народного хозяйства, приведших к доминированию энергоемких технологий, падению технологической дисциплины, а также к чрезмерной концентрации производства в отдельных промышленных районах.

Россия играет ведущую роль в мире для сохранения глобальных общественных благ и оказывает важнейшие экономические услуги всей планете. Экосистема страны вносит самый большой по сравнению с другими странами вклад в планетарную стабильность, что обусловлено рядом факторов:

• в России сохранилась самая крупная в мире по площади ненарушенная хозяйственной деятельностью территория, со ставляющая примерно 60-65 процентов площади страны.

• России принадлежит самый крупный среди стран мира массив лесов, составляющий 22 процента лесопокрытой территории планеты.

• Большая площадь вводно-болотных угодий-болот, заболоченных и переувлажненных земель, которые служат ловушками углерода, что очень важно для стабилизодии климата.

• Глобальное значение имеет огромный природно-ресурсный потенциал России, Недра страны содержат значительную долю мировых запасов нефти — 13 %, газа — 34%, угля — 12 %
и т.д.

• На территории России находятся уникальные экосистемы, сохраняющие редкие виды флоры и фауны, являющиеся планетарным достоянием.

В 90-е годы переживаемый экономикой России системный кризис негативно сказывался на решении экологических проблем. В условиях огромного спада производства, падения его эффективности, нарастание социальных проблем внимание к охране окружающей среды, затраты в этой области сведены к минимуму. В результате довольно явно проявили себя две проблемы человеческого развития, связанные с окружающей средой.

• Воздействие загрязнения среды на здоровье человека,

• Влияние бедности на деградацию природы.

В России загрязнение среды наряду с кризисом сыграло свою роль в ухудшении здоровья населения. Это появилось, прежде всего* в беспредельном уменьшении ожидаемой продолжительности жизни. Особенно от загрязнения окружающей среды страдают дети. В настоящее время только 14 процентов детского населения России может считаться абсолютно здоровым.160

Расширение масштабов бедности в России, ухудшение материального положения населения привели к росту браконьерства, увеличению случаев незаконной охоты, рыболовства, вырубок леса, уничтожение редких видов и т.д.

Пермская область принадлежит к территориям с повышенной антропогенной нагрузкой на окружающую природную среду. Многие десятилетия Прикамье развивалось как индустриальный центр с комплексом оборонных предприятий, строившихся, как правило, без достаточно надежных очистных сооружений, без учета требований экологической безопасности населения. По объемам сброса загрязняющих веществ в водные объекты область занимает одно из первых мест в России.

На территории области сохраняется отрицательное воздействие на природную среду, создавшее ряд масштабных проблем межрегионального значения. В частности, в Каму ежегодно сбрасывается около 100 млн. куб. метров кислых шахтных вод, загрязненных металлами. На территории области скопилось более 650 млн. тонн отходов, в том числе отходов калийной промышленности, и нет ни одного полигона бытовых отходов, отвечающего нормативам. Областной центр ежесуточно сбрасывает в Каму более 60 тыс. куб, м сточных вод без очистки, которая не производится из-за проблем с канализацией и недостатка мощностей очистных сооружений.161

Негативное воздействие на экологическую обстановку в области оказали и подземные ядерные взрывы, С 1969 по 1987 годы проведено 8 ядерных взрывов мощностью от 0,5 до 15 килотонн, в том числе 7 — на нефтяных месторождениях Осинского и Красновишерского районов.

Обостряются проблемы землепользования. Почти половина пахотных земель расположены по склонам гор и возвышенностей, где они подвергаются водной и ветровой эрозии, Более 100 тыс. гектаров сельскохозяйственных угодий не используются по прямому назначению и зарастают лесом.

Между тем, проблемой охраны окружающей среды должно заниматься все Мировое сообщество: создавать специальные механизмы, фонды для предотвращения загрязнения воздуха, техногенной транс-формации ландшафта, уменьшении биоразнообразия. Активно в решении экологических проблем участвует ООН и ее структуры. Впервые ООН поставила проблему охраны окружающей среды в глобальном аспекте на своей конференции в Стокгольме (1972 год).

Решающее значение для формирования новой идеологии мирового развития имела Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро (1992 год), где подчеркивалась необходимость перехода мировой экономики на модель устойчивого развития, суть которого заключается в удовлетворении нужд современных поколений без ущемления возможностей будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности. В России Указом Президента принята Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию (1996 год). На Конференции ООН в Рио-де-Жанейро в 1992 году Россией была подписана Рамочная Конвенция ООН об изменении климата (РКИК). Существенное значение для уменьшения эмиссии парниковых газов имеет подписание страной Киотского протокола (1997 год), В целом протокол определяет обязательства развитых стран и стран с переходной экономикой по снижению выбросов парниковых газов на первый бюджетный период 2008-2012 годов по отношению к базовому 1990 году. В целом деятельность по выполнению РКИК регулируется федеральной целевой программой

В заключение можно сформулировать следующее: 1, Произошедшая на рубеже 1999-2000 годов смена политического руководства страны привела к определенному смещению акцентов при формировании и реализации политики в сторону усиления безо пасности личности.

Суть новых подходов состоит в усилении соци альной составляющей экономической реформы — больше внимания социальным проблемам, проблемам и нуждам конкретных людей, больший учет социальных последствий принимаемых решений. К тому же со второй половины 1999 года Россия вступила в стадию ак тивного экономического роста,, создающего дополнительные условия для реализации намеченных правительственных постановлений. Но, к сожалению, на этом пути еще много проблем и трудностей, 2. Так по-прежнему на территории РФ отмечены факты нарушения права личности на неприкосновенность (зафиксированы случаи бес судных убийств гражданских лиц в Чечне, гибели людей от жестоко го обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов). Наша система расследования и правосудия по-прежнему остается не эффективной. К тому же низкий социальный статус сотрудников пра воохранительных органов, низкие зарплаты и высокая коррупция, хроническая нехватка личного состава и постоянный отток наиболее успешных в профессиональной деятельности сотрудников в коммер ческие структуры — все это указывает лишь на возможность ухудше ния ситуации и дальнейшую криминализацию правоохранительных органов.

На одно из первых мест вышла проблема незаконного оборота наркотиков как масштабная угроза здоровью и безопасности населе ния страны, Идет процесс формирования организованной наркопре ступности — многопрофильной структуры, включающей в себя орга низацию производства, переработки, транспортировки и распростра нения наркотических средств в общенациональных масштабах. На общем неблагоприятном фоне растущей наркотизации населения особую тревогу вызывает увеличившееся потребление наркотических средств и других психоактивных веществ детьми и подростками. С ростом потребления наркотиков связан и рост поражения населения ВИЧ-инфекцией, вирусными гепатитами и другими сопутствующими заболеваниями, Вместе с тем в Российской Федерации осуществляет ся целенаправленная работа по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту. Утверждена специальная федеральная целевая программа, вступил в действие федеральный за кон о наркотических средствах.

В области социальных прав личности отмечаются некоторые позитивные тенденции; увеличение занятости и некоторое снижение уровня безработицы; существенное снижение задолженности по вы плате заработной платы, практически полное погашение задолженно сти по выплате пенсий, пособий на детей; некоторый рост реальный доходов населения; рост сбережений населения; увеличение бюджет ных ассигнований на развитие системы социального обеспечения, поддержку культуры, образования и здравоохранения; увеличение зарплаты работников бюджетной сферы, постоянная индексация пен сий. Вместе с тем не могут не вызывать тревоги следующие проблемы и негативные тенденции в области занятости и доходов: сохранение значительных масштабов неполной занятости и безработицы; низкий уровень заработной платы значительной части работающих; сохранение широкомасштабной бедности и изменение ее профиля в сторону трудоспособной части общества; все еще высокие темпы инфляции; продолжающаяся поляризация населения по доходам и уровню жизни в целом. 5. Сложившаяся в стране демографическая ситуация вызывает оп равданное беспокойство в обществе, Уменьшение численности насе ления России есть результат дальнейшего старения населения, сни жения уровня рождаемости, роста уровня смертности и сокращения миграционного прироста.

Снижение рождаемости и связанное с ним старения населения продолжается весь XX век, ухудшение ситуации в области смертности началось в середине 60-х годов, сокращение миграции в Россию наблюдается с 1994 года, то есть рекордная убыль населения есть результат идущих достаточно давно процессов, 6. В 90-е годы переживаемый экономикой России системный кри зис негативно сказался на решении экологических проблем: внима ния к охране окружающей среды, затраты в этой области сведены к минимуму. В результате сложилась сложная экологическая обстанов ка. Россия играет первостепенную роль в мире для сохранения гло бальных общественных благ и оказывает важнейшие экологические услуги всей планете. Поэтому в России поддерживается идея о целе сообразности создания международного эколого-экономического ме ханизма, который помогал бы странам, обладающим ненарушенными экосистемами планетарного значения, обеспечить их сохранность, компенсировал бы связанные с этим издержки.

Экспертиза как механизм социального контроля

Термин «экспертиза» (франц. expertise,  лат. expertus – опытный) означает исследование специалистом (экспертом) каких-либо вопросов, решение которых требует специальных познаний в области науки, техники, искусства и т.д. Всем известны экспертизы судебные, медицинские, научно-технические, планово-экономические, бухгалтерские. Заключение судебной экспертизы является одним из доказательств по делу. Понятие «социальная экспертиза» или «общественная экспертиза» можно рассматривать в нескольких аспектах, как:

  • механизм социального контроля;
  • экспертизу, проведенную с участием общественных (негосударственных) структур;
  • экспертизу, направленную на выявление наступивших и (или) ожидаемых позитивных или негативных социальных последствий (изменений социальных факторов), их динамики, выявление причин, мешающих развитию общества.

Рассматривая социальную экспертизу как механизм социального контроля, отметим, что социальная экспертиза должна выступить механизмом, препятствующим принятию некорректных, некомпетентных управленческих решений в любой области или неадекватному исполнению принятых решений. Это особенно касается законотворческой деятельности и программ и проектов, на которые выделяются значительные государственные средства или которые связаны с жизненно важными для населения страны решениями.

Второй аспект достаточно близкий к первому подходу рассматривает понятие общественной экспертизы с позиции прилагательного «общественная», т.е. речь идет об обязательности участия в проведении экспертизы общественных (негосударственных) или политических структур. Такая постановка правомерна уже потому, что общество должно быть застраховано от решений, которые в силу тех или иных обстоятельств могут быть приняты в ущерб жизни и здоровья граждан, а средства налогоплательщиков могут расходоваться не достаточно эффективно.

Отмечая острую потребность в наличии Федерального закона «О социальной безопасности и социальном развитии», следует иметь в виду потребность доработки имеющегося проекта, в котором представлено следующее определение: «Социальная экспертиза – это экспертиза появившихся или ожидаемых на социальном рынке новых товаров, услуг, а также природных и общественных явлений, направленная на выявление наступивших и (или) ожидаемых позитивных или негативных социальных последствий (изменений социальных факторов), их динамики, а также совокупной количественной (стоимостной) оценки социальной безопасности, уровня экологичности и качества продукции, социального эффекта или ущерба – фактического и (или) потенциального для реального масштаба воздействия последствий. Социальная экспертиза направлена на прогноз социальных последствий (изменений социальных факторов) – позитивных или негативных – выраженных в виде совокупной количественной (стоимостной) оценки».

Достаточно ли для определения сущности данного понятия, что социальной экспертизе подвергаются только «появившиеся или ожидаемые на социальном рынке новые товары и услуги» и «природные и общественные явления»? Очень конкретные предметы, т.е. «новые товары и услуги» соединены с очень общим понятием «природные и общественные явления».

В то же время в любых аспектах данного понятия подчеркнем общее – экспертизу проводят специалисты, профессионально подготовленные именно в той области, с точки зрения которой проводится экспертиза. Например, если экспертиза проводится медицинская, то экспертами выступают люди, мнение которых в данной области медицины может быть весомым. Первой задачей, решаемой при проведении экспертиз, является создание экспертной комиссии, рационально подобранной и хорошо организованной для решения поставленных перед ней задач. Главное, чтобы эксперты имели необходимую квалификацию для проведения исследований и обработки результатов. О квалификации экспертов может говорить даже неполное перечисление методов получения количественных и качественных экспертных оценок: анкетирование, интервьюрирование, мозговая атака, метод комиссий, морфологический анализ, метод Делфи и его разновидности, получение структурированной информации (решающие матрицы, прогнозные графы и т.д.), метод экспертных кривых, разработка сценариев, разработка прогнозов и др.

Имеются также достаточно мощные методы обработки и анализа экспертной информации: меры близости; экспертные ранжирования; экспертные классификации; вектора предпочтений; комплексные экспертные оценки; многоуровневые оценочные системы; определение коллективной экспертной оценки; статистические методы обработки экспертной информации.
Не случайно в проекте Федерального закона жестко регламентируется вопрос, кто имеет право на проведение экспертизы: «Социальную экспертизу осуществляют аккредитованные по решению постоянно действующей Федеральной комиссии по организации системы аккредитации на право проведения социальной экспертизы, социального аудита и сертификации по социальным требованиям (Федеральной комиссий по социальной аккредитации):

  • центры социального развития,
  • консультативные юридические организации,
  • учебные заведения,
  • научные организации».

Этим же проектом закона предусмотрено, что Федеральная комиссия по социальной аккредитации организуется Правительством Российской Федерации, а ее состав определяется и в последующем, при необходимости, ежегодно корректируется путем отбора из числа представителей от различных ведомств, организаций и предприятий по профессиональным и этическим критериям. В обязанности комиссии входит организация подготовки и утверждение методических материалов, обучение, аккредитация и предоставление методических материалов аккредитованным центрам социального развития, регулярная оценка, инспекционный контроль деятельности аккредитованных органов и эффективности использования ими методических материалов.

Такой подход, по нашему мнению, не отвечает двум первым подходам к понятию «социальная экспертиза»,  так как ограничивает роль общественности в социальной экспертизе. «Социальность» данного термина может остаться в пределах проверки на прогноз негативных последствий для общества, в понимании исполнительной власти, а оно может значительно расходиться с потребностями общества или значимых социальных групп. Это может порождать также возможность коррупционных действий чиновников, которые под различными предлогами не позволят состояться аккредитации экспертной общественной организации, которая действует вопреки их пониманию полезности для общества тех или иных решений.

Как разрешить данное противоречие?

Вероятно это можно решить только в том случае, если социальную экспертизу рассматривать как механизм социального контроля. Именно такое понимание социальной экспертизы предлагалось участниками гражданского форму в Москве 21-22 ноября 2001 г. Не случайно, что в некоторых выступлениях делегатов форма звучал термин «гражданская экспертиза», который подчеркивал важность этой социальной процедуры для становления гражданского демократического общества.

При принятии такого подхода двойственность процесса экспертизы обязательна, т.е. надо обеспечить как проведение оценок организациями, аккредитованными исполнительной властью, так и общественными организациями, сформировавшими независимую от исполнительной власти, но квалифицированную экспертную комиссию. При этом независимая комиссия должна быть «независима» и от финансовых средств со стороны властных структур. Но все же главное – это подтверждение профессиональной пригодности членов экспертной комиссии в изучаемой ими области. Обе комиссии должны быть непременно обеспечены механизмами гласности, т.е. параллельного размещения состава экспертных комиссий и результатов экспертизы в одних и тех же печатных и телевизионных органах или на одной странице Web-сервера. Такой подход обеспечит возможность сравнения полученных заключений любым гражданином. Для повышения степени доверия населения к этим результатам было бы полезно обеспечить возможность повторной экспертизы любыми другими общественными структурами, но за счет своих средств. Здесь можно привести информационные инструменты, предложенные проектом упоминавшегося закона (статья 10). «Информация в области социальной безопасности и социального развития страны должна включать в себя данные:

  • об официальных государственных и отраслевых стандартах, нормах и нормативах, определяющих уровень номинальной (нормативной) социальной  безопасности в Российской Федерации;
  • о состоянии и динамике социального производства и потребления основных социальных благ, о качестве жизни населения в стране в целом и по отдельным регионам;
  • о социальной эффективности деятельности всех бюджетно финансируемых организаций и организаций, получающих льготы из федерального и местного бюджетов, а также организаций, заявляющих о своей социальной направленности;
  • о состоянии и тенденциях развития внутреннего и внешнего рынков основных социально значимых товаров и услуг;
  • о качестве, безопасности, экологической чистоте основной производимой и ввозимой продукции;
  • о результатах выполнения и социальной эффективности (фактической и потенциальной) федеральных целевых программ, конкретных мероприятий по обеспечению социальной безопасности и социального развития;
  • о новых общественно полезных предложениях граждан, институтов, ведомств… с расчетом потенциальной общественной полезности этих предложений;
  • о фактах морального стимулирования за создание и реализацию общественно значимых новшеств».

При этом отмечается, что информация должна включать в себя все данные, определяющие полезность (ценность) разработок, предложений и других достижений, позволяющая потребителям информации решать поставленные перед ними задачи, а также включающая всех лиц, которые могут быть ответственны за ее некачественность и за снижение безопасности продукции ниже допустимого уровня. Информация должна быть открытой для передачи всем заинтересованным лицам.

Еще одним важным аспектом данной темы является уточнение, что должна выявлять экспертиза и что именно должно подвергаться общественной экспертизе. Этот механизм требуется использовать всеми ветвями власти – законодательной, судебной, исполнительной.

Во-первых, наиболее опасными для общественного развития будут последствия реализации законопроектов, в основе которых ошибочные концепции, запутанные, переусложненные или неполные и неточные формулировки. Поэтому одним из основных объектов, подвергающихся общественной экспертизе – это законопроекты. Не случайно, что участники вышеобозначенного форума на переговорных площадках договорились о создании общественных экспертных советов по различным отраслям законодательства при Государственной Думе ФС РФ. В плане недопущения более «глобальных» по последствиям бед для граждан страны предложено создать ряд экспертных советов и комиссий при Совете безопасности РФ, при Президенте РФ, при Администрации Президента РФ, при Правительстве РФ.

Второе направление экспертной работы – это проведение социальных экспертиз при подготовке:

  • судебных решений;
  • решений о разработке и реализации проектов;
  • решений о продолжении работы действующих пред­приятий;
  • решений о распространении товаров народного потребления, услуг населению;
  • работ и условий деятельности предприятий;
  • любых социально значимых нововведений (включая изобретения, открытия, научные и технические достижения),
  • решений о начале или приостановлении любой дея­тельности, сопровождающейся прямыми и косвенными, фактическими и потенциальными социальными последст­виями;
  • при подготовке решений о выдаче сертификатов соответствия требованиям безопасности и качества  на продукцию (товары, услуги, работы), на системы управления качеством и охраной окружающей природной среды, экологических сертификатов на общественно значимые результаты хозяйственной деятельности предприятий и на их продукцию;
  • при определении моральных, материальных и иных стимулов, в том числе при начислении оплаты труда, премий, наград,
  • при подготовке условий и подведении результатов конкурсов,
  • при выдаче грантов и наград по удостоверенным результатам социальной деятельности и т.п.

Экспертизе должны подвергаться документы исполнительных органов власти (целевые комплексные программы, «все бюджетно финансируемые общественно значимые  реорганизации, преобразования, нововведения и разработки. структурные реорганизации». В настоящее время это считается обязательным этапом в работе исполнительных органов власти. Примером такого подхода являются следующие  документы:

  • Постановление Правительства Москвы от 13 октября 1998 г. № 791 «О проведении социальной экспертизы город­ских инвестиционных программ в части их влияния на созда­ние и сохранение рабочих мест» (с изм. и доп. от 9.11.1999 г.);
  • Постановление Администрации Тамбовской области от 21 сентября 2000 г. № 1010 «Об утверждении Положения о порядке проведения социальной экспертизы разрабатываемых областных целевых и инвестиционных программ».

Следовало бы учесть, что органы власти можно обязать проводить экспертизу, но общественные организации или их объединения должны участвовать в этом бесплатно и добровольно. Если власть будет оплачивать работу экспертных комиссий, то они становятся зависимыми от нее, а власть может оказывать влияние и на подбор группы экспертов в условиях недостаточно корректной информационной работы. Заставить участвовать в проведении экспертиз бесплатно достаточно трудно. Здесь могут проявиться с особой силой коррупционные процессы, что немедленно скажется на снижении доверия к этому социальному институту. Общество и сейчас с трудом верит в объективность экспертиз, про­водимых органами власти. С другой стороны, доверие можно увеличивать именно в результате совместной деятельности общества и власти и полной прозрачности данного процесса. Главное, чтобы не было постоянно действующих составов об­щественных экспертных комиссий во избежание порождения коррупционных околовластных структур.

Обеспечение публикации материалов экспертиз может быть некоторым стимулом развития общественных организаций, формой неявной рекламы их полезности, втягивания в их деятельность населения. Поэтому обязательность наличия результатов экспертизы, проведенной общественными некоммерческими организациями или отдельными учеными станет не только механизмом общественного контроля, но и механизмом активизации населения и усиления их роли в демократических институтах. Если специалисты-профессионалы или ученые будут считать для себя престижным и общественно значимым участие в независимой экспертизе, а общество будет поддерживать такое участие и одобрять, то можно считать, что в таком обществе уровень активности, а значит и способность к развитию достаточно высок.

Одним из механизмов оплаты общественных экспертиз могло бы быть учреждение общественного фонда некоммерческих общественных организаций, хотя будет ли этот механизм реально независимым пока трудно оценить, так как об источнике его наполнения ничего не известно. В то же время, как всегда было в истории, рано или поздно «все тайное становится явным» и об этом знает каждый грамотный человек, а тем более профессионалы в любой области.

Именно поэтому экспертные оценки, как количественные, так и (или) порядковые оценки процессов или явлений, не поддающиеся непосредственному измерению, должны основываться на суждении независимых специалистов. Это определяет важность обеспечения участия в этих процессах параллельно нескольких групп профессио­нально грамотных ученых, независимых и честных, с одной стороны, а также гласную публикацию с указанием их фамилий, с другой стороны. При таких вариантах население, возможно, будет доверять экспертизе и, в конечном итоге, самой власти.

Имеются и другие подходы к организации общественных экспертиз. Например, размещение в сети Интернет технологий и инструментария для самостоятельной проверки гражданами правильности представленных оценок. Но этот подход может быть корректен только для тех типов экспертиз, для которых он предназначен, т.е. должен четко определять границы применения.

Определение социально значимых показателей оценки и экспертизы  должно производится на принципах комплексного учета всех факторов, небезразличных для граждан и общества, – в целом или отдельных наиболее важных групп, например, по экологическим показателям, определяющим загрязнение вредными веществами, воздействие вредных факторов неприродного (техногенного)  и природного происхождения.

По отдельным случаям для оценки степени воздействия могут «использоваться статистически обработанные результаты оценки, устанавливаемые  метрологическими, эконометрическими, социометрическими и социологическими средствами». При оценке факторов, не поддающихся метрологическим измерениям (этика, эстетика, эргономика…), предусматривается опрос людей «по форме, предусматривающей в качестве конечного результата определение эффекта и ущерба (для человека, общества) в стоимостной форме»; для локальных и нестандартных случаев опрос даже предполагается производить «по соответствующим группам людей, для типичных и общезначимых случаев – путем проведения референдумов в масштабе региона или в целом страны».

При определении социальных последствий предлагается учитывать «изменения социальных факторов по сравнению с официальными нормами – для безакцептного (бесспорного) изъятия сумм и компенсации ущерба, и после специального решения судебных органов – при изменениях по сравнению с общественными нормами и прежними, естественными, устоявшимися социальными условиями». Предложено определять ущерб:

  • при торможении проектов, предусматривающих высокий социальный эффект, в пользу других, менее эффективных проектов, определяется величина упущенного эффекта с учетом вероятности его появления;
  • при оценке ущерба от рекламной деятельности оценивается возможный ущерб от неадекватности образа товара (услуги), создаваемого рекламой, фактическому товару (услуге) и соответственно от пропуска потребителем более качественной и более дешевой продукции;
  • при необоснованных затратах времени и средств на обязательное посещение госучреждений (судебных, налоговых, ОВИР и т.д.) свыше допустимых и в результате оскорбительных действий должностных лиц учитываются затраты времени на поездку и обслуживание, очереди и психологические перегрузки;
  • при притоке беженцев и переселенцев в заселенные районы учитывается перераспределение социальных и природных благ в ущерб для коренного населения, в том числе ущерб моральный, в случае сниженного культурного уровня переселенцев, не эстетичности и низкого санитарно-эпидемиологического состояния с точки зрения национальных обычаев коренного населения, материальные и моральные потери от увеличения случаев воровства и других антиобщественных явлений;
  • при искажении или сокращении переданной в СМИ информации без согласия источника информации учитывается общественный вред от искажений и сокращений;
  • при представлении СМИ противообщественных (по форме и содержанию) материалов, ориентации зрителя и читателя на воспитание бездуховности, возбуждение низменных инстинктов учитывается материальный и моральный ущерб обществу от снижения культуры, производительности труда, социальной безопасности, качества генофонда;
  • при неисполнении или неэффективном исполнении предвыборных обещаний и обязательств, служебных обязанностей и договорных обязательств – учитывается ущерб по сравнению с номинальным обещанным конечным результатом.

Ущерб предлагается оплачивать организацией или учреждением в 10-ти дневный срок с последующим изъятием этих средств у сотрудников, виновных в нанесении ущерба. Персональное наказание виновных – это, конечно, достаточно сильное средство. Кроме того, проектом определено, что «конечные результаты социальной экспертизы социально значимой деятельности должны выражаться в виде суммы проявленного за учитываемый момент времени фактического и потенциального эффекта и ущерба в абсолютной (денежной) и в относительной форме – по отношению к суммарным затратам или к общему объему производства. При этом учитывается как прямой, так и побочный, косвенный, сопутствующий эффект или ущерб. Конечная величина эффекта или ущерба определяется алгебраическим суммированием». «Решение о компенсации ущерба суд выносит на основании данных социальной экспертизы, проведенной по его решению органами социального развития.

Эти органы и суд несут паритетную ответственность за последствия от использования результатов необъективной экспертизы». «Основным организационным средством обеспечения социальной безопасности и ускорения социального развития», – говорится в проекте закона, – «является создание экономических механизмов, основанных на полной компенсации нарушителями любых видов наносимого ущерба и на стимулировании по конечным результатам позитивных изменений любых социальных факторов, небезразличных для человека и общества». При этом констатируется, что «полная материальная компенсация всех видов нанесенного ущерба (экономического, материального, физического, социального, морального) является необходимой и достаточной для обеспечения социальной безопасности и ускорения социального развития и не требует мер ограничения свободы причинителя вреда, если его физические, психические и иные особенности не требуют его изоляции от общества».

Таким образом, оценивая приведенный подход, можно согласиться с установлением «виновников и требуемых сумм компенсации ущерба от социально негативной деятельности», а также с тем, что она «производится органами гражданского судопроизводства на основе данных социальной экспертизы – непосредственно или через административные комиссии органов местной власти». Принцип неотвратимости наказания виновных, необходим и притягателен, но будет ли он достаточным, чтобы обеспечить социальную безопасность и социальное развитие? По всей вероятности требуются еще и меры, которые выявят условия возможности негативной деятельности и создадут предпосылки для исключения негативного влияния на социальное развитие, а этого в проекте закона не предусмотрено, т.е. обратная связь не замкнута и саморегулирования не обеспечивается. Экспертиза как механизм социального контроля не должна заканчиваться заключением экспертов и материальным наказанием виновных. Ее результаты с обязательностью должны предполагать меры, нивелирующие негативные процессы и стимулирующие социальное развитие.

Некоторые меры предлагаются и в данном проекте: «эффект от мероприятий по повышению социальной безопасности и ускорению социального развития является основой для материального и морального стимулирования участников их создания и реализации, необходимого и достаточного для поощрения и продолжения социально полезной деятельности. Например ст. 9 предусмотрено «материальное и моральное стимулирование социально эффективной деятельности», включая:

  • работы по социальному развитию региона или производства на основе договорных основах центрами социального развития с организациями-представителями местной (региональной) администрацией или производственными администрациями субъектов хозяйственной деятельности;
  • в случае, если работа заключается в поиске и нейтрализации социального ущерба, предусматривается доля отчисления от полученной суммы компенсации в размере 10% в пользу всех причастных к выявлению и нейтрализации ущерба (инициаторов, разработчиков и исполнителей).

Кроме того предусматривается обязательная публикация (оповещение) региона об авторах осуществляемого проекта с указанием социального эффекта в органах печати, распространяемых на территории, для жителей которого значим полученный эффект. В зависимости от вклада в социальное развитие производится присуждение творческих степеней общественного развития.

Новую волну общественного движения всколыхнул Московский Гражданский Форум 2001 года. На нем был предложен общественно-инициативный принцип формирования социальной политики, в основе которого вовлечение в социальную сферу эффективного мотивированного труда. В таком случае власть начнет обслуживать общественную инициативу, преодолевая свой патернализм, а общественность, преодолевая свое иждивенчество. В основе реализации этого принципа – организация общественной экспертизы программ, рождающихся в коридорах власти, а также программ, рождающихся в структурах гражданского общества. Вопрос создания экспертных советов – это вопрос зрелости гражданского общества и толерантности власти. Для обеспечения системной экспертизы государственных программ, а также программ, подготовленных институтами гражданского общества, было предложено создать более десятка общественных структурных образований:

      • экспертную площадку при Верховном суде по законодательству, по защите прав детей (договоренность с Верховным судом была достигнута на переговорной площадке);
      • общественно-экспертный совет по проблемам алкоголизма и наркомании при межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних при Правительстве Российской Федерации;
      • экспертный совет по проблемам семьи и детства при Администрации Президента РФ.
      • экспертный совет при Генеральной прокуратуре по вопросу судебной реформы;
      • экспертные советы по вопросам заключенных и по их правам при Министерстве внутренних дел и при Министерстве юстиции;
      • институт общественного советника по проблемам алкоголизма и наркомании при Президенте РФ;
      • общественный совет по вопросам толерантности при Министерстве образования (до конца декабря 2001 г.);
      • постоянно действующий «круглый стол» в Государственной Думе с перспективой его превращения в межведомственный по проблемам налогообложения НКО, отвечающего бесприбыльному характеру их экономики.

На переговорной площадке в Государственной Думе ФС РФ предложено апробировать совместный механизм разработки законопроектов, касающихся НКО, с включением в постоянную рабочую группу экспертов, с одной стороны, четырех ведомств: Минэкономразвития, Министерства Финансов, Министерства по налогам и сборам и Министерства юстиции, а с другой – представителей некоммерческих организаций.

Предполагается продолжить работу гражданских экспертных и переговорных групп, возникших в ходе Форума они должны стать точками кристаллизации новой среды общественной экспертизы, новой системы социального партнерства. Систематическая общественная экспертиза должна становиться и федеральной, и региональной практикой.

В то же время созданные на Форуме рабочие группы экспертов без встраивания механизмов открытости и возможной ротации их состава могут превратиться в замкнутые сообщества, зависящие от бюджетного или какого-то другого централизованного финансирования, что через некоторое время повлечет за собой всплеск коррупции. Члены экспертных групп будут выступать бесконтрольно, прикрываясь именем гражданского общества, т.е. будут более «гражданственными», чем все остальные.

Понятие гражданской (общественной, социальной) экспертизы должно предполагать опору не на мнения всех желающих граждан, а на мнение независимых профессионалов. Именно профессионализм должен быть в основе этой процедуры.

Экспертиза не должна пониматься только как участие граждан и их объединений в принятии политических, экологических, экономических, градостроительных и других значимых решений, касающихся всего населения, проживающего на территории и в регионе, или как оценка результатов и последствий социальной политики.

Это оставит в стороне другие известные функции экспертизы, относящиеся, например, к самим НКО, оценке их социально значимых проектов и программ, а, также, их возможного вклада в социально-экономическое развитие территории. НКО – это не только советчики, но они еще и исполнители общественно полезного труда, который должен быть оценен по достоинству. Экспертиза – один из инструментов оценки, в том числе, где это возможно, и в стоимостной форме. Здесь нужны соответствующие механизмы, эффективные инструменты, количественные показатели и качественные индикаторы и оценки.

Обязательно возникающая вследствие этого разрозненность экспертов, аналитиков, оценщиков, не объединенных пока в сетевые структуры или профессиональные сообщества независимых экспертов-оценщиков, будет противодействовать повышению оценочно-экспертного потенциала российского гражданского общества. Это особенно остро проявляется тогда, когда НКО эффективно действуют в интересах той или иной целевой социальной группы на территории. В то же время сетевые структуры экспертов тоже могут выражать интересы какой-то одной социальной группы. Здесь обязательно требуется привязка их деятельности к конкретной территории (городу, муниципальному образованию, региону), учет особенностей и специфики данной территории, её социально-экономического развития. Существует опасность, что участники Форума, воодушевленные поддержкой федеральной власти, начнут заниматься сразу же контролем за деятельностью местных властей, объявляя себя экспертами и оперируя тем, что им так было предписано на Форуме. В то же время до позиции эксперта нужно дорасти профессионально, доказывая свою правоту реальными делами на территории.