Стратегия развития механизмов информационного управления

Именно поэтому важно реализовать принцип либерализации и демонополизации информационных процессов, направленных на равноправное взаимодействие государственных структур с обществом, регионами, общественными организациями, а также на развитие процессов самоорганизации и самоуправления. Этот принцип является составной частью принципа демократизма.

Требуется такая стратегия развития механизмов информационного управления, которая обеспечит требуемую динамику снижения уровня жесткости управления, постепенной либерализации и демонополизации информационных процессов с одновременным развитием процессов самоорганизации в обществе. Попытка административной системы навязать жесткую схему поведения элементам социальной системы приведет к противостоянию, команды не будут полноценно выполняться, творческий выбор будет исключен. Демократическое управление позволит втянуть в активное взаимодействие разнородные социальные структуры, сопоставить и учесть их интересы, найти возможные общие подходы к решению проблем. Здесь многое зависит от конструктивного сотрудничества государства и гражданского общества, от самого активного участия в социальном управлении всех институтов власти и гражданского общества.

Это определяет настоятельную потребность участия граждан и структур гражданского общества в процессе подготовки государственных решений, объективного информирования граждан о принятых решениях, о деятельности государственных органов и государственных служащих, ответственности государственных органов и государственных служащих за неправомерный отказ в предоставлении информации – эти принципы были обозначены в Концепции реформирования государственной службы. Рассмотрим информационные механизмы управления, которые основаны на этих принципах.

Телевидение

«Гражданское» поколение в США закончилось с появлением телевизора. В 1950 году телевизор был у 10% американцев, в 1959 – у 90%, это самое рекордно-массовое внедрение техники. В 1960 средний американец тратил 17-20% времени на просмотр телевизора, в 70-ые время просмотра увеличилось еще на 7-8%. Первоначально телевизор был распространен среди низко образованного населения, но в 70-ые стал пользоваться большим успехом и в более образованных кругах. Как телевизор разрушает социальный капитал:
Сокращение свободного времени. В среднем 40% своего свободного времени каждый человек тратит на просмотр телевизора.
Влияет на сознание. Люди, смотрящие телевизор, более скептично относятся к благожелательности других, у них, как правило, завышена оценка уровня преступности, они настроены более пессимистично по отношению к состоянию окружающей среде, и как следствие индекс доверия у таких людей низкий.
Влияет на детей. 40 часов в неделю тратит американский ребенок на TV, это больше чем любой другой вид деятельности. Телевизор увеличивает агрессивность, снижает школьную успеваемость, приводит к сидячему образу жизни
В 60-ых в США стало появляться некоммерческое телевидение. Сейчас общественное телевидение тормозит падение социального капитала и играет значительную роль в формировании общества. Общественное телевидение концент­рируется на социальных нуждах и требованиях сообщества, оно носит менее развлекательный характер и, следовательно, является более информативным. Общественное телевидение в США освещает основные направления деятельности сообщества, проводит электронные референдумы и голосования, устраивает дебаты по поводу основных проблем, транслирует образовательные программы.[66]

Наличие общей системы ценностей, идеи объединяет на­селение страны, в то время как их отсутствие приводит к низ­кому уровню доверия. Можно обратить внимание, что практи­чески все крупные государства, в которых высок социальный капитал, прошли через националистическую лихорадку: американская республика, Германия, Япония, Италия и др.
Роль такой лихорадки достаточно ясна: она приводит к интериоризации и усвоения массами ценностей общей культурной традиции как чего-то существенного для них, что ведет к схожести фундаментальных психических структур и, следовательно, к возможности эмпатии (за пределами семьи и ближайших знакомых; с малознакомыми людьми) и к возможности коммунитаризма – каковая является необходимой предпосылкой эффективной демократии и самоорганизующейся рыночной экономики (в которой иначе была бы необходима существенно большая роль государства).
Следует отметить двойственную роль «либерализма». В действительности в России либерализм (на протяжении всех полутора веков своего существования) является рационализованной формой стремления сложить с себя русскую этническую и цивилизационную идентичность.[100]

Судебная власть и страхование

Как показывает международный опыт, основная функция чиновника – это разрешения конфликтов или судебная функция. Во всех достаточно развитых государствах судебная власть, судебные процедуры, механизмы разрешения конфликтов хорошо отлажены и повсеместно применяются. В России естественный порядок формирования государства был нарушен, и исполнительная, а так же президентская власть находятся в привилегированном положении. Судебная система неразвита и не достаточно доступна для гражданина страны.

Так, к примеру, дорожный конфликт может быть разрешен с участием представителя власти (полицейского или инспектора ДПС) или в его отсутствие. В развитых экономиках полицейский заинтересован в привлечении к инциденту и окончательному разрешению конфликта, так как его зарплата оплачивается напрямую за счет нарушителя. В ряде стран: в южной части Италии, в Испании и странах Латинской Америки дорожно-транспортные происшествия предпочитают урегулировать без полицейского, то есть по совместной договоренности, что указывает на высокий уровень доверия. В подобных ситуациях в России обычно предпочитают вызывать постового ДПС, но гарантии справедливого исхода дела примерно такие же, если бы его не было; доверие, особенно у пострадавшего, падает.

Если спор не имеет высокой цены, и суд легко доступен, то это приводит к улучшению криминальной обстановки в це­лом: снижению хулиганских поступков, сокращению халат­ности, повышению ответственности и законопослушности, т.е. к росту гражданского самосознания. При высоком уровне со­циального капитала система судов часто находится в резерве, негласно гарантируя права и свободы гражданина, а споры часто разрешаются на неформальном уровне мирными путями.
Некоторые конфликты могут успешно разрешаться через систему страхования. Гражданин со страховкой не переживает за сохранность своего движимого и недвижимого имущества, и, естественно, уровень доверия к окружающему его сообществу растет. Очевидно, что доступная система судов и развитая эффективная система страхования увеличивают социальный капитал в обществе.

Социальный капитал в России

Исторически в менталитете российского человека была заложена склонность к доверительному отношению к людям, обусловленная главным образом суровостью климатических условий и жестокостью окружающего животного мира. Издревле существовала традиция «робинзонов»: попадая в заимку и воспользовавшись какими-либо продуктами, находящимися в ней, охотник взамен оставлял свои, находящиеся в избытке, причем совместно поддерживалась чистота и порядок. Как правило, на Руси люди жили общинами, соблюдался принцип круговой поруки – ответственность всех за каждого, и каждого за всех. Община самостоятельно решала свои внутренние проблемы, воровство и драки внутри общины не были распространены.

Позже общность крестьян была обусловлена крепостным правом, но общинные права на самоуправления были утеряны. В городах люди были объединены, прежде всего, общим местом проживания, как правило, в пределах одной улицы все знали друг друга, воровство среди «своих» – проживающих на одной улице, отсутствовало. Ремесленники объединялись по профессиональному признаку в цеха, которые выполняли роль, подобную современным профсоюзам, то есть защищали профессиональные интересы на общегородском уровне. Социальный капитал разделился на крестьянский и городской, но все же его уровень был достаточно высоким.

В советское время крестьян насильно объединили в колхозы. Благодаря сложной политической и экономической ситуации в стране доверительные отношения в них долго не складывались. Но в период после военного подъема колхозы стали представлять довольно устойчивые структуры со своей внутренней культурой поведения. В городах для трудового класса с приходом советской власти мало, что изменилось, горожане были по-прежнему объединены общностью улицы или двора. Безусловно, тотальная слежка сильно снизила социальный капитал, основанный на взаимном доверии.

Люди советского периода были объединены общей идеологией, одинаковым социальным статусом, жесткой административной системой. Иерархическая структура октябренок – пионер – комсомолец – коммунист составляли скелет общества, превращая государство в единую политическую машину. Эта структура была искусственной и поэтому не может говорить о высоких способностях к структурообразованию. Можно сказать, что у детей и подростков советского периода индекс доверия был сравнительно высок, но дети по своей природе более открыты и доверчивы. Среди взрослого населения отношения подчас строились на чувстве страха и осознаваемой зависимости от правил, диктуемых административной системой.
Огромную роль при формировании советского общества играли, так называемые, стройки века и освоения целены, под своей эгидой они собирали огромные массы людей. Но после их завершения люди разъезжались, и, как правило, общность их дел на этом кончалась.

В советский период наблюдалась деятельность населения на добровольных общественных началах: участие в добровольных народных дружинах, донорство крови, организационно-массовые работы, работа на плодоовощном комбинате, работа в профессиональном комитете. Фактически, эта работа держалась на идеологическом стержне, причем она часто выполнялась во время основной работы, а иногда поощрялась, так что полностью считать ее добровольной не совсем правильно. Работали по шесть дней в неделю, мотивация к труду была недостаточна, и стремление уйти с работы пораньше, получить дополнительный отгул или день к отпуску вполне понятно.

Казалось бы, что социальный капитал присутствовал в СССР. Были предприняты меры по созданию устойчивых рабочих коллективов в партийной среде, но они не имели ничего общего с формированием локальной общины, так как были ориентированы на создание социалистического общества на глобальном уровне, во всем государстве, что не подразуме­вает тесных общинных связей. Когда государство развалили, искусственно созданный социальный капитал тоже рухнул.

Восстановление доверия

«Перестройка» не предложила общей идеи развития Рос­сийского государства, и идеологическое общество прекратило свое существование. Здесь палкой о двух концах выступили либерализм, гласность, плюрализм мнений, в которых российский человек запутался, отказался от глобальной идеи и просто решил заработать немного денег. Сейчас требовать от гражданина России участия в некоммерческих объединениях не так просто, так как последние 70 лет он работал за идею, фактически на добровольных – принудительных началах. В данный период россиянин настроен на накопление собственного капитала, а в НКО могут участвовать с благими намерениями только те люди, у которых полностью атрофирован интерес к материальным ценностям, но сохранился аномально высокий альтруизм.

Для восстановления доверия в обществе в первую очередь государство должно проводить политику «не обмани». Отставки Правительств, задержка заработной платы бюджетным работникам, неиндексируемые пенсии, пропавшие вклады населения, навязчивые напоминания налоговой инспекции сильно снижают индекс доверия.
Что же касается повального увлечения членством в НКО, то этого не ожидается, по красней мере до минимальной стабилизации благосостояния страны. Как правило, социальный капитал имеет тенденцию к увеличению в районах с малой этажностью там, где люди знают друг друга и считают свой подъезд и двор территорией сообщества проживающего в доме. Дома с замкнутым внутренним двором, так же способствуют развития локальных общин, не малую роль при этом играет благоустроенность двора.

Необходимо помнить, что основной ресурс при развитии социального капитала – это свободное время. Поэтому замена развлекательных телевизионных программ образовательными может привести к положительным результатам, надо помнить, что Путнэм ставил объем социального капитала в прямую зависимость от уровня образованности. Необходимо стимулировать развитие общественного телевидения, которое освещает жизнь общины.

Государство должно сыграть решающую роль в восстановлении взаимного доверия. В первую очередь оно должно быть честным и открытым по отношению к своим гражданам. Особое внимание необходимо уделить созданию судебной системы – доступной для всеобщего пользования. Если политика государства будет целенаправленна, то уровень социального капитала, несомненно, будет расти, что увеличит резерв прочности при построении гражданского общества.

Социальные сети и развитие новых форм взаимодействия

Одним из каналов формирования социальных взаимосвязей являются гражданские ассоциации, которые способны формировать у своих участников «нормы коллективного взаимодействия» и «доверие», которые представляют важнейшие компоненты «социального капитала», необходимого для эффективного сотрудничества. Социальный потенциал – это пассивная составляющая социального капитала. Дело в том, что сообщество может обладать большим социальным капиталом, но по каким-либо причинам им не пользоваться. В этом случае необходимо целенаправленное воздействие для его активизации. Измеряя индекс доверия, фактически, мы измеряем потенциал общества, который в свою очередь может быть и не реализован на практике. Понятно, что потенциал общества может выливаться в конкретное социальное участие, в этом случае мы имеем дело с активной стороной социального капитала, которая измеряется количеством участников, состоящих в некоммерческих объединениях или других активных формах социальной организации.

Схемы взаимосвязей, взаимодействия (networks) способствуют установлению и укреплению новых связей и тем самым открывают каналы, по которым может распространяться, апробироваться и проверяться информация о том, что определенные индивиды и социальные группы заслуживают доверия. Гражданские ассоциации образуют «сети гражданской активности», в рамках которых происходит обучение взаимодействию, порождается доверие и обеспечивается коммуникация и выработка моделей коллективных действий. Это горизонтальные сети, отличающиеся от вертикальных сетей традиционных иерархических типов организации. Чем шире их охват, тем выше их действенность: «Частые горизонтальные сети, состоящие, однако, из четко выраженных изолированных ячеек, поддерживают отношения сотрудничества внутри каждой группы, а сети гражданской активности, пересекающие социальные водоразделы, питают более широкое сотрудничество. … Если горизонтальные сети гражданской активности помогают участникам решать проблемы коллективных действий, то можно утверждать: чем более горизонтально структурирована организация, тем более она благоприятствует успеху институтов объемлющего сообщества].
Эти «изолированные ячейки» или, как пишет Кастельс, «узлы сетевой активности» имеют очень серьезное значение при построении горизонтальных сетей взаимодействия.

Взаимодействовать с неорганизованными индивидами гораздо труднее в силу отсутствия социального капитала для данного типа взаимодействия. Если же имеются организованные ячейки – источники социальной активности, которые наработали некоторый социальный потенциал, организовать с ними практические действия легче, результативнее. Такие узлы являются точками притяжения отдельных индивидов, а в последующем и других узлов. Здесь постепенно определяются правила взаимодействия на основе общих духовно-культурных ценностей, здесь истоки будущих параметров порядка, определяется направленность совместной деятельности, русла возможных направлений развития, если, конечно, росту активности создающейся социальной общности будут способствовать благоприятные условия.

Материальное благополучие является причиной развития социального капитала

Интересен и полезен вывод, к которому приходит Патнэм, – не материальное благополучие является причиной развития социального капитала, а наоборот, экономический рост происходит в тех странах, где имеется в наличии развитая гражданственность. Именно социальный капитал, воплощенный в нормах и гражданских обязательствах, является предпосылкой как экономического развития, так и эффективного управления. Это происходит в результате того, что сеть гражданских обязательств создает благоприятные условия для выполнения твердых норм всеобщего взаимодействия. Каждый человек, который помогает другому, ожидает такого поведения в ответ. Доверие друг к другу рождается в процессе взаимодействия в гражданских ассоциациях. Общество, основанное на всеобщем взаимодействии, считает Патнэм, гораздо результативней, чем общество всеобщего недоверия, по той же причине, что в экономике деньги более эффективный инструмент, чем бартер. Доверие является необходимой смазкой для успешного функционирования механизмов общественной жизни. Американским социологом А. Портесом было показано, что социальный капитал имеет группы источников своего формирования, определяющие возможное получение социальных выгод через присоединение к социальной структуре и социальным сетям: «совершенные источники» (ценностные солидарности, ограниченные солидарности) и «инструментальные источники» (взаимный обмен, принудительное доверие)[80].

Почему именно в период формирования информацион­ного общества и нарастания глобальных процессов возрастает роль социального капитала? Переход от энергетической основы жизнедеятельности к информационной, который начал осуществляться в XX веке, открыл дорогу для принципиально новой парадигмы человека и общества. Наступает новая эпоха несилового, информационного взаимодействия, эпоха информационного человека. В. Егоров говорит о превращении человека из функции общества «в исходное начало и подлинного субъекта общественных отношений»[27]. С информацией и ее новой ролью в обществе связан переход от преобладающей роли материальных ценностей к господствующей роли духовно-познавательных ценностей. В связи с этим роль человека в обществе постепенно изменяется в сторону все более осознанной его включенности в процессы самоуправления и не всегда осознанной самоорганизации, улучшая условия для развития человека и общества. Самоорганизация как природное явление представляет собой процесс спонтанного перехода системы в организационно новое состояние. В результате зарождения в обществе новых социальных структур и их развития, в условиях несформировавшихся взаимосвязей и отношений с другими социальными или государственными структурами происходит рассогласование социальной системы, которое может перерасти в качественные социальные изменения или вызвать кризисные явления, разрушение социальной системы. В то же время, если эти взаимосвязи достраивать своевременно при образовании новых социальных структур, то кризисные процессы, связанные с ростом и развитием социальной системы можно смягчить.

Самоорганизационные процессы изменяются в современ­ном мире в связи с новой ролью информационных коммуникаций в мире, позволяющих соединить процессы творческого развития личности и совместного творческого развития отдельных социальных групп, объединяемых в телекоммуникационных сетях общими духовно-познавательными потребностями.
Созданная технико-технологическая основа глобального мира позволяет реализовать новые формы взаимодействия, которые не зависят от расстояний, фокусируя внимание на позитивных возможностях социальных коммуникаций, общения, обеспечивая влияние на социальные группы, территориально расположенные в широком социальном пространстве. Цепочки взаимодействий коллективизируют социальное действие. Это позволяет увеличить: взаимодействие, число взаимодействующих, число затронутых каждым взаимодействием, область, в которой взаимодействие происходит.

Сетевая организация социума

Сетевая организация социума – одна из ведущих характеристик сов­ременного мира. «Именно сети составляют новую социальную морфоло­гию наших обществ, а распространение сетевой логики в значительной ме­ре сказывается на ходе и результатах процессов, связанных с производст­вом, повседневной жизнью, культурой, властью… Парадигма новой инфор­мационной технологии обеспечивает материальную основу для всесторон­него проникновения такой формы в структуру общества… Подобная сетевая логика влечет за собой появление социальной детерминанты более высокого уровня, нежели конкретные интересы, находящие свое выражение путем формирования подобных сетей: власть структуры оказывается сильнее структуры власти. Принадлежность к той или иной сети или отсутствие таковой наряду с динамикой одних сетей по отношению к другим выступают в качестве важнейших источников власти и перемен в нашем обществе… Мы вправе охарактеризовать его как общество сетевых структур, характерным признаком которого является доминирование социальной морфологии над социальным действием»[33]. Общее сетевое пространство, опирающееся на глобальную компьютерную сеть, создает условия для:

  • формирования корпоративного духа «доверия», который может сплотить людей в разных местах в некоторую общую среду или под общую работу;
  • горизонтальных связей участников,
  • самоорганизации групп, разрабатывающих и продвигающих социальные проекты в общей среде, участники получают возможность вырабатывать правила работы, базирующиеся на естественном доверии друг к другу.

Таким образом, без учета информационных факторов в условиях становления информационного общества и глобализации информационного пространства, как показывает мировая практика, экономические и административные меры вряд ли будут работать. В последние годы сетевые организации из экономической переместились в сферу социальную. Сетевая организация социума формируется вокруг аналогичных коммуникационных кодов (например, ценности). Представители таких сетей обладают высокой степенью динамичности, открытостью к инновациям, социальной мобильностью, быстро распространяют свое влияние на неограниченную территорию. Несмотря на относительно небольшую численность, они обладают высоким социальным потенциалом и могут стать институтами, способствующими развитию целого ряда областей. Самоорганизационные процессы в сетевых структурах могут занимать крайне короткий период, охватывая быстро большие территории. Характер их воздействия на общество зависит от их социальной направленности и степени духовности. Например, объединение вокруг негативных образов может быстро развить антиобщественную активность определенных групп населения.

Если для периферии России эти процессы кажутся пока далекими, то для многих крупных городов и наиболее развитых территорий сетевые самоорганизационные процессы уже весьма ощутимы. Этот аспект следовало бы не только иметь в виду, а использовать скорость протекания таких социальных процессов во благо общества, на решение социальных проблем. На первом этапе следовало бы более серьезно подходить к содержанию обучения государственных служащих, ориентируясь не на государственные стандарты, базирующиеся на старых мировоззренческих догмах, а на требования времени и процессы развития, опираясь на новейшие научные школы, учитывая процессы становления новой информационной цивилизации.

Потребности развивающейся социальной системы

В связи с этим осознается не только правильным, но и остро необходимым и обоснованным принцип открытости системы государственной службы, провозглашенный концепцией реформирования системы государственной службы России.

Этот принцип тесно связан с потребностями развивающейся социальной системы. Рассматривая генезис понятия “открытое общество”, отметим, что первоначально оно было введено К. Поппером и означало общество демократическое, пронизанное духом критики, легко изменяющееся и приспосабливающееся к обстоятельствам внешней среды в противоположность догматически авторитарному, застывшему на определенной стадии развития, управляемому вечными и неизменными законами.

Следует отметить, что «крах закрытого общества, каким в прошлом был Советский Союз, не привел к автоматическому формированию открытого общества. Более того, оказалось, что рыночные механизмы и капиталистическая система хозяйствования не только не гарантируют открытость общества, но и представляют угрозу открытости»[58]. Наиболее приемлемым, по нашему мнению, является рассмотрение понятия “открытое общество” с позиций самоорганизации[57]. Открытость характеризуется не столько свободой перемещения через границы и свободой обращения информации, сколько «исходной самодостаточностью, т.е. наличием на исходном уровне источника активности и самоорганизации», способностью общества к постоянному движению, развитию, совершенствованию своих целей, к преодолению господства материальных ценностей и превращению в общество с господствующими духовно-познавательными ценностями. Корысть и финансовые успехи любой ценой, признание главной ценностью погоню за деньгами, рыночные отношения в моральной и духовной сферах в переходном обществе могут стать причиной социальных взрывов и привести, в конечном счете, к тоталитарному режиму. Отсутствие процесса совершенствования духовных ценностей ведет к нестабильности, всеобщему хаосу, к краху самого общества. Степень открытости общества, таким образом, напрямую становится связанной с развитием человека и с готовностью общества постоянно обсуждать, пересматривать, обновлять и институализировать систему ценностей, систему правил, по которым оно живет, в связи с изменившимся миром и нашими новыми представлениями о нем.

Это определяет необходимость совершенствования управленческой системы государства, которая должна включать механизмы обеспечения «прозрачности» системы государственного управления, требующей новой системы взаимодействия с различными социальными структурами, согласования позиций, формирования приемлемого для всех направления развития в соответствии с выработанными сообща целями. В этих условиях требуется обеспечить работу механизмов взаимодействия, формируя информационную среду, включающую всех участников социальных процессов.

Поэтому принцип открытости системы государственной службы должен включать с необходимостью как составную свою часть принцип информационной открытости. Современные информационные сети, делая информацию общедоступной, формируют новые типы человеческого взаимодействия, трансформируют прежние ценности (индивидуализм, обособленность, присвоение, собственность, рынок, капитал, потребительские ценности) и предполагают новые – открытость общества и человека, непосредственную взаимосвязанность людей в обществе, приоритетное развитие познавательной способности человека, его духовности.

Благоприятные условия для развития человека

Следует отметить, что информационное открытие общества – это процесс противоречивый и не всегда четко осознаваемый. Информационная открытость – это не просто всеобщая доступность информации.

Это максимально благоприятные условия для развития человека, для взаимодействия между людьми, для развития социальной системы. Следует учесть, что с одной стороны, информационное открытие системы управления обществом означает замену замкнутого на себя тоталитарно-иерархического механизма управления более информационно открытым государственным регулированием, взаимодействием с субъектами самоорганизации, способствуют социальному контролю, саморазвитию социально-политических и экономических процессов. Общественное развитие при таком информационном открытии, благодаря свертыванию ограничений механизма жесткого директивного управления, начинает самореализовываться, включая механизмы самоуправления. С другой стороны, эти возможности могут использоваться не во благо общества, например, террористическими сетевыми структурами или предоставляться неорганизованным неразвитым социальным структурам, субъектам, неспособным сформулировать цели, определить ценностные ориентиры, духовные потребности. В этих условиях чрезмерное информационное открытие системы государственного управления, скорее всего, будет сопровождаться нарастанием хаотичных тенденций и снижать уровень устойчивости государственного управления и социальной безопасности, приводить к потере контроля за развитием ситуации, конфликтам и кризисам.

В последние годы взгляды управленцев постепенно меняются. Затраты в человека и его интеллект рассматриваются как активы, которые надо грамотно использовать. Рассматривая человеческий капитал как краеугольный камень конкурентоспособности и эффективности, можно выделить информационный капитал как систему знаний индивидов, которая потенциально может быть востребована развивающимся социумом. Подход, основанный на идее человека как саморазвивающейся информационной структуры, развивающегося субъекта, представляет собой принципиально иную стратегию общественного развития, исходящую из господства разума, а не силы, и не может определяться той или иной формой присвоения. Но разум бездуховности тоже может быть опасен для общества. В связи с этим переход к открытости следует начинать с постепенного утверждения принципа приоритета духовно-познавательных ценностей.

Качественно новое состояние приобретает и общество, в котором определяющими будут духовно-познавательные ценности. Если ранее процессы физической трудовой активности и процессы познания и обучения были разделены, то теперь они начинают все более сливаться. Появляется потребность к самоформированию таких качеств, как способность человека воспринимать новое, быстро менять различные виды деятельности, умение работать творчески в едином взаимозависимом человеко-машинном информационно-технологическом комплексе. Интеллектуальные технологии все более становятся инструментом мыслительной деятельности человека, процесса познания мира. В этом смысле развитие интеллектуальных информационных технологий тесно связано с развитием самого человека.

Сущность идеи социального партнерства

Социальное взаимодействие рассматривается как совокупность социальных действий, которые осуществляют социальные общности, каждая из которых действует, исходя из собственных интересов. Социальное партнерство – это эффективный инструмент согласования интересов различных социальных структур – государственных, общественных, некоммерческих и коммерческих. Основой такого взаимодействия является целенаправленный поиск путей всестороннего и гармоничного решения возникающих проблем. Главная цель – успешное определение точек соприкосновения между различными социальными группами и реализация тех или иных действий с учетом интересов партнера, без нанесения ущерба друг другу. Более того, государственные и муниципальные структуры заинтересованы в том, чтобы в гражданском обществе сформировались структуры, с которыми можно было бы строить партнерские отношения. Партнеры, взяв на себя определенные обязательства, будут строить социальные отношения цивилизованно. Социальное партнерство один из механизмов демократии, который не связан с борьбой за власть. Как правило, в процессе взаимодействия соблюдается дистанцирование субъектов социального партнерства от политических партий и идеологических споров, хотя политические структуры могут оказывать на него влияние. Например, парламенты и представительные органы власти определяют правовые аспекты социального партнерства.

Идеология социального партнерства вырабатывалась исторически в ходе борьбы рабочих за свои права. В ее основе разрешение разногласий путем проведения переговоров, согласование социально-экономической политики, включая уровень доходов, установление мер гарантированной защиты интересов всех участников переговоров, участие наемных работников в управлении, согласование ряда критериев и показателей социальной справедливости на основе системы общечеловеческих ценностей.

Социальное партнерство – особый тип социально-трудовых отношений

На сегодняшний день имеется два подхода к пониманию социального партнерства. В России более известен контекст социального партнерства, связанный с проблемами разрешения конфликтов в сфере трудовых отношений. Социальное партнерство в этом смысле является цивилизованным методом решения социальных проблем и конфликтов. Социальное партнерство рассматривается в двух аспектах: координация интересов и достижение компромисса на уровне общества в целом и внутри отдельных социальных групп. Координация интересов делает излишними радикальные методы решения спорных вопросов.
Понятие социального партнерства нацелено на взаимодействие работодателей, наемных работников и профсоюзов. Отсюда и принятое у нас понимание данного термина: «Социальное партнерство в самом общем виде представляет собой такой тип отношений между работодателями и работополучателями, при котором в рамках социального мира обеспечиваются баланс и реализация важнейших социально-трудовых интересов». Эти особенности сложились в России в результате того, что приоритеты цивилизованного регулирования идут не от общественных организаций, они скорее складываются административным путем. Это существенное отличие от многих стран запада, где регулирование трудовых отношений складывались в результате длительной борьбы трудящихся за свои права, а профсоюзы играют ведущую роль в этих процессах. В результате система социального партнерства позволяет обеспечивать не только улучшение условий труда и жизни, но и способствует снижению уровня социальных конфликтов, перевод переговорных процессов в конструктивное русло, уменьшение числа и остроты забастовочных движений. Более того наметились тенденции включения трудящихся в управление производством, обеспечивая рост трудовой активности, взаимную заинтересованность наемных работников и предпринимателей в эффективном экономическом росте, в повышении конкурентоспособности производства. В результате повышаются доходы предпринимателей, наемных работников и обеспечивается общий экономический рост в государстве.

Уровни социального партнерства в России

В данном виде партнерства участвует три субъекта (трипартизма): представители правительства, профсоюзов и предпринимателей. Профсоюзы представляют наемных работников, трудящихся. Данные отношения регулируются законодательно, а достигнутые соглашения обязательны для исполнения. В основе переговорного процесса должны быть принципы доверия, приоритетность примирительных методов, многоуровневость системы социального партнерства.

Если рассмотреть уровни социального партнерства в России, то на верхнем уровне правовой основой социального партнерства является Генеральное соглашение, опираясь на которое отраслевые и региональные профсоюзы имеют право требовать установления дополнительных льгот и мер социальной защиты для работников соответствующих отраслей и регионов, не снижая уже установленных для России требований. Генеральное соглашение устанавливает общие принципы согласованного проведения социально-экономической политики и определяет основные минимальные социальные гарантии со стороны государства и объединений работодателей для всех трудящихся и населения. Регулирует эти отношения Указ Президента России “О социальном партнерстве и разрешении трудовых споров (конфликтов)” и Федеральный Закон “О коллективных договорах и соглашениях”. Эти документы ввели ежегодное заключение трехсторонних генеральных соглашений, которые должны охватить следующие области: занятость населения, поэтапное повышение социальных гарантий граждан, социальная защита наиболее уязвимых групп населения, обеспечение роста доходов трудящихся по мере стабилизации экономики. В ряде областей России действуют региональные законы о социальном партнерстве.

Первое генеральное соглашение (1992 г.) предусматривало меры по созданию условий для стабилизации экономики и проведения реформ, по содействию занятости населения и развитию рынка труда, регулированию доходов, уровня жизни и социальной защиты населения, обеспечения экономической безопасности и др. В последующих соглашениях появились такие разделы как экономическая политика, социальное страхование и социальная защита населения, защита трудовых прав, охрана труда, экологическая безопасность, развитие социального партнерства и координация действий сторон соглашения.

Отраслевые (межотраслевые) трехсторонние комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, соответствующие общероссийские профсоюзы и их объединения, общероссийские объединения работодателей, Министерство труда принимают отраслевые тарифные соглашения. Они конкретизируют социальные гарантии работникам отдельных отраслей и предприятий. Здесь могут быть зафиксированы правовые нормы, отсутствующие в федеральном законодательстве, которые не ухудшая положение наемного работника по сравнению с национальным законодательством, позволяют учитывать некоторые профессиональные особенности.

На уровне Субъектов РФ принимаются региональные соглашения. На уровне организаций и предприятий – коллективные договоры, в которых с учетом экономических возможностей предприятия могут содержаться более льготные социально-экономические условия, чем установлены действующими нормами законодательства. Это могут быть дополнительные льготы, компенсации, отпуска, надбавки к пенсиям, досрочный уход на пенсию, бесплатное или частично оплачиваемое питание работников на производстве и их детей в школах и дошкольных учреждениях и др.

Социальное партнерство, нацеленное на взаимодействие работодателей, наемных работников и профсоюзов, определяет принятое у нас понимание данного термина, при котором в рамках социального мира обеспечиваются баланс и реализация важнейших социально-трудовых интересов. Такие особенности сложились в России в результате того, что приоритеты цивилизованного регулирования идут не от общественных структур, а скорее складываются административным путем. Это существенное отличие от зарубежных подходов, сложившихся в результате длительной борьбы трудящихся за свои права, в которых профсоюзы играют ведущую роль. Такая система социального партнерства позволяет обеспечивать не только улучшение условий труда и жизни, но и способствует снижению уровня социальных конфликтов, перевод переговорных процессов в конструктивное русло, уменьшение числа и остроты забастовочных движений. Более того, наметились тенденции включения трудящихся в управление производством, обеспечивая рост трудовой активности, взаимную заинтересованность наемных работников и предпринимателей в эффективном экономическом росте, в повышении конкурентоспособности производства. В результате повышаются доходы предпринимателей, наемных работников и обеспечивается общий экономический рост в государстве.

Некоммерческие общественные организации

Следует отметить, что данная система, выросшая не в результате естественного развития, а в связи с административными инициативами, не отстаивает в полной мере интересов трудящихся и во многом работает формально. Государство не определилось в полной мере в отношении своих полномочий и компетенции, взаимосвязей и сотрудничества с предпринимателями и особенно с профсоюзами, которые не играют в настоящем своем виде роли защитника интересов трудящихся. Процесс формирования действительно равноправных социальных партнеров пока в самом начале. Малопредставительные объединения и союзы предпринимателей претендуют на решающий голос и получают в этом поддержку со стороны государственных структур в обмен на политическую поддержку.

Анализ работы участников трехсторонних переговоров показывает, что вне сферы их деятельности находятся многие значимые проблемы социальной сферы. Как правило, наблюдается расхождение между объявленными в договорах положениями и тем, как они реализуются. Происходит безнаказанная задержка выплат зарплаты, пособий и пенсий, снимаются с обеспечения детские учреждения и школы, сокращаются ставки в штатных расписаниях, увольняются без каких-либо последствий женщины, имеющие маленьких детей. Это позволяет сделать вывод, что данный вид социального партнерства не позволяет полноценно решать социально-значимые проблемы как в стране, так и в пределах отдельной территории.

Узкое понимание социального партнерства здесь проявляется еще и в том, что в переговорном процессе отсутствует еще один представитель работодателей и трудящихся, не включенных в предпринимательскую и государственную систему – некоммерческие общественные организации. Следует иметь в виду, что субъекты, не включенные в данный процесс, тем более не обязаны соблюдать договоренностей. Общественные организации и ассоциации уже сейчас стали оказывать определенное влияние как на деятельность государства, так и на деятельность коммерческого сектора. Неучастие в трехсторонних переговорах достаточно мощного за рубежом третьего (некоммерческого) сектора показывает, что интересы не всех типов работодателей и трудящихся включены процесс переговоров. В России наблюдается бурный рост организаций третьего сектора. Так, например, если на конец 1993 г. в России было зарегистрировано более 50 тыс. НКО, в 1995 г. их число составляло 100 тыс., в 1996 г. более 150 тыс., то в 2001 г. их стало свыше 350 тыс. Это в значительной степени превышает темпы роста институциональных структур в других секторах экономики.

Некоммерческое социальное партнерство: цели, организационные формы, пути развития

Ограниченность вышеобозначенного подхода проявляется в том, что социальное партнерство в современном понимании охватывает не только вопросы разрешения трудовых отношений. Термин «социальное партнерство» стал в последнее десятилетие использоваться для определения эффективных взаимодополняющих форм взаимодействия трех секторов общества: власти, частного сектора и неправительственного некоммерческого сектора. Социальное партнерство является одним из видов более широкого социального взаимодействия, т.е. действий взаимных, целенаправленных и согласованных, направленных на развитие социальной организации. Оно организуется и проявляется исключительно в процессе совместной деятельности: социальной, экономической, политической. Социальное партнерство является средством согласования целей. Цель, как идеально представленный результат, является важнейшим структурным компонентом этого процесса. Если цели не совпадают, то о каких-либо партнерских отношениях говорить бесполезно.

Бурный количественный рост организаций третьего сектора в современном мире связан как с развитием политических процессов становления гражданского общества в различных странах, организационным оформлением некоммерческого сектора в общественную силу, являющуюся неотъемлемой частью современного гражданского общества, так и с развитием социальной ориентированности рыночной экономики. Развитие третьего сектора неразрывно связано со становлением и усилением социальных функций государства. Если первоначально третий сектор занимал небольшую нишу благотворительной деятельности, то на современном этапе развития третий сектор стал социальным институтом, превратился в достаточно мощную силу. Он представляет собой авторитетную часть общества и осуществляет широкомасштабную многоцелевую деятельность в кооперации с государством. Именно поэтому он не может ограничиться во взаимодействии с государственными и муниципальными структурами только вопросами становления трудовых отношений. Предметом взаимодействия становятся проблемы развития социальной системы общества, организация социальной жизни.

Яркий пример такого партнерства представляют собой США – страна, имеющая наиболее масштабный и развитый третий сектор. Почти до конца XX века негосударственные некоммерческие организации регулярно рассматривались в качестве составной части государственного сектора. Еще в 1990 г. в финансовых отчетах муниципалитетов США работы, выполненные некоммерческими организациями на деньги городских бюджетов, все еще показывались как муниципальные работы. В настоящее время здесь в третий сектор входят почти все образовательные и медицинские организации, сфера услуг и социальной помощи и др. Правительство активно вовлекает в дело обеспечения услуг коллективного пользования другие институты: правительства штатов, местные власти, различные неправительственные организации – университеты, больницы, банки. Государство использует все разнообразие социальных партнеров для выполнения государственно-значимых задач. В результате появилась тщательно разработанная концепция социального партнерства, согласно которой правительство предоставляет существенную свободу действий своим социальным партнерам в вопросах использования государственных средств и разделяет с ними часть государственных полномочий. При реализации социальных программ, финансируемых государством, правительство берет на себя функции регулирования и контроля, предоставляя партнерам значительную степень свободы действий.

Подход социального партнерства

Такой подход социального партнерства возник и распространился по миру как способ повысить роль правительства по обеспечению основ благосостояния, не прибегая при этом к чрезмерному увеличению административного аппарата. Концепция социального партнерства лежит в основе взаимоотношений между государственным и некоммерческим секторами. Она частично позволяет заменить государство в сфере производства общественных услуг. Создание этой модели определено в первую очередь заботами о гибкости и экономии бюджетных средств. Эта модель обеспечения социальными услугами, которые коммерческим структурам брать на себя невыгодно, дает возможность легче адаптироваться к местным условиям и нуждам отдельных индивидов. Все это позволяет избежать некоторых недостатков централизованного управления и ограничений, которые возникают в результате централизованного государственного обеспечения социальных услуг. Более того привлечение внешних дополнительных общественных ресурсов (материальных, финансовых, человеческих) приводит к снижению затрат и позволяет включать конкуренцию в целях развития данной сферы деятельности.

Но при этом некоммерческий сектор не может развиваться без поддержки государства. Именно поэтому так важно наладить конструктивное партнерское взаимодействие между тремя силами, действующими на территории страны, области, города, поселка, деревни – государственными и муниципальными структурами, коммерческими предприятиями и некоммерческими организациями. Представители каждого сектора имеют разные возможности и ресурсы для участия в решении проблем социальной сферы. У них разные представления о самой природе социальных проблем. Но, несмотря на все различия и связанные с ними противоречия, сотрудничество секторов необходимо: ни государство, ни бизнес, ни граждане не могут порознь преодолеть социальные проблемы и конфликты. В современных условиях между этими секторами наблюдаются разнообразные типы взаимодействий: автономное развитие, сотрудничество, кооперация, конфликты, противодействие. При этом у каждого из них есть сильные стороны, в которых результат может быть более высоким, чем у партнеров.
В целом некоммерческий сектор для государства и общества может проводить общественные экспертизы, оказывать содействие в решении социальных проблем, работать в области просвещения, стимулировать законопослушность граждан. Пожалуй, самое продуктивное для развития социальной системы – это выдвижение и реализация новых идей и инициатив, привлечение внебюджетных средств и ресурсов в социальную сферу.

Коммерческий сектор может обеспечить для государства и общества: приток инвестиций, развитие рынка товаров и услуг, спонсорство над непроизводственной сферой, создание рабочих мест, поступление налоговых платежей. Для некоммерческого сектора он может предоставить поддержку работ (бизнес-заказ), включая спонсорство, разовое предоставление под отдельную акцию помещений и оборудования или безвозмездную передачу материалов, оборудования, продукции, направление специалистов для проведения безвозмездной квалифицированной работы, включая экспертные заключения и разработку проектов. Руководители коммерческих организаций могут стать членами попечительских советов некоммерческих организаций или их объединений. В свою очередь некоммерческий по отношению к коммерческому сектору тоже является полезным партнером. Он может согласовать свое участие в формировании рынка услуг, оказать помощь в продвижении товаров и услуг, взять на себя реализацию благотворительных программ, выступить партнером при отстаивании общих интересов.

В самом общем виде социальное партнерство между тремя секторами (государственным, коммерческим и некоммерческим (общественным) понимается как конструктивное взаимодействие для решения социальных проблем, «выгодное» каждой из сторон в отдельности и населению территории, где оно реализуется, в целом. Для этого государственные и муниципальные структуры должны создать определенные условия: благоприятный налоговый и правовой режим, правовые гарантии частной собственности, развитие эффективной конкуренции и ограничение монополий, развитие форм финансирования из бюджетов (кредиты, субсидии, субвенции, госзаказы), устранение перекосов рынка. Для развития некоммерческого сектора требуется нормативно-правовая база, справедливое налогообложение, развитие конкурсных механизмов (социальный заказ, гранты, лицензии, чековая система оплаты услуг и т.п.), поддержка при становлении, совместная деятельности в решении социальных проблем.

Сотрудничество секторов

Следует отметить, что трехстороннему взаимодействию мешает отсутствие четких представлений об устройстве социальной сферы, направлениях и моделях ее реформы. Кроме того, мешает недостаточная информированность организаций одного сектора о возможностях других, их сильных сторонах и проблемах. Часто проявляются не столько тенденции объединения для взаимовыгодного развития, сколько взаимное недоверие, предвзятость оценок, вызванная закрытостью механизмов распределения ресурсов в государственном и муниципальном секторе, непрозрачностью коммерческой деятельности, недостаточно высоким уровнем профессионализма персонала во всех секторах.

Причина слабого состояния взаимопонимания и взаимовыгодного сотрудничества секторов в разобщенности в обществе, инерционности реформирования социальной сферы. Активность некоммерческих организаций в решении социальных проблем может привести к появлению конфликтов, втягиваясь в борьбу за общие ресурсы, как правило, государственные. Это связано с недостатком информации, систематизированных знаний, практического опыта ведения внешнего менеджмента и социального маркетинга у лидеров некоммерческих общественных организаций. Поэтому очень важно при разработке и реализации проектов по проблеме социального взаимодействия иметь доступ к информации об эффективных методах работы и имеющемся положительном опыте в данной области, а также получать практическую консультационную помощь высококвалифицированных специалистов. Установление партнерских отношений с общественно-политическими и общественно-гражданскими формированиями на территории позволяет власти снизить финансовые затраты за счет:

  • построения механизмов адресной социальной помощи;
  • содействия переходу НКО из позиции просителей к оказанию населению социальных услуг на условиях самообеспечения;
  • передачи некоммерческим организациям третьего сектора некоторых административных функций на основе конкурсности социального и муниципального заказа;
  • использования ресурсов благотворительности и потенциала волонтерской деятельности;
  • привлечения в город (район, округ, муниципальное образование) инвесторов и доноров, дополнительного финансирования из федеральных программ и от отечественных и зарубежных благотворительных Фондов.

В итоге обращения к новым ресурсам возможно изменение существующего сегодня стереотипа, рассматривающего экономику как пополняющую доходную часть бюджета, а социальную сферу – как расходную его составляющую. При этом возникает новое видение территории и региона как целостной сферы «социальной экономики», что, в свою очередь, может изменить отношение местной власти к населению и общественности, мобилизовать активность жителей на развитие города, района, территории; а также раскрыть возможности человеческого потенциала для решения общих насущных проблем. Рассматривая систему взаимодействий различных социальных и государственных структур, можно отметить вклад и получаемый результат каждого в решении социальных проблем