Соблюдение инструкций

Бюрократизм как самодовлеющая машина управления.

Феномен бюрократизма возник и эволюционировал вместе с возникновением самых древних форм государственности и социального управления. Сменялись формы государства, социально-политического устройства, управления вообще, но неизменно сохранялись и оставались бюрократические извращения.

Это свидетельствует о том, что сама природа бюрократической организации государства заключает в себе возможность бюрократизма, которая и реализуется при наличие определенных условий. Более того, каждая положительная сторона рациональной бюрократической организации может иметь соответствующую негативную сторону. Так, строгая регламентация деятельности подразделений и отдельных сотрудников иногда оборачивается подавлением их инициативы, отклонением нестандартных, нетривиальных предложений, инновационных методов работы и решений.

Эта же регламентация, предписывающая строжайшее соблюдение инструкций и правил, нередко ведет к формализму. Он, выражается, в частности, в том, что формальное соблюдение многочисленных правил, предписаний для бюрократии становится более важным, чем решение того или иного вопроса по существу. У многих сотрудников складывается психологическая установка: главное в их деятельности – понравиться своему руководителю. В итоге всех этих и подобным им обстоятельствам бюрократическая организация из средства быстрого и эффективного решения административных, управленческих проблем превращается нередко в структуру, тормозящую их решение, структуру, в которой господствует волокита.

Конечно, такие процессы перерождения рациональной модели бюрократии государственных структур власти и управления в обыкновенный бюрократизм не всегда легко наблюдаемы. Тем не менее, уже М. Вебер, признавая принципиальную эффективность бюрократии, выражал опасение, что она может при определенных условиях представлять угрозу для демократии, подавляя индивидуальность и вообще личностное начало чиновника. Ряд видных социологов Запада (Р. Майкелсон, Т. Парсонс, Р. Мертон) также отмечают этот момент угрозы демократии.

Они ввели в научный оборот понятие «дисфункция», которое и используется ими для обозначения деятельности государственного служащего, чиновника, утратившего связь своей работы с необходимостью решать жизненные проблемы человека и общества. Такой чиновник центр тяжести своей активности незаметно переносит с ее истинных целей на ее средства (иерархиезация власти, строгая дисциплина, неукоснительное следование правилам и инструкциям и т.д.). Соблюдение предписаний в процессе исполнения государственной должности для него становится самоцелью. Интересы общества перестают быть сознательной целью государственной службы. Именно здесь рациональная организация управления превращается в свою противоположность: самовоспроизводящую и самодовлеющую машину бюрократизма. Именно эта сторона бюрократической организации, которую и следует называть бюрократизмом, вызывает отрицательную реакцию у населения, отчуждение и недоверие к бюрократии и даже к любой власти вообще.

Однако один из парадоксов (не только в России, но и во всем мире) заключается в том, что бюрократические организации во всех странах продолжают расти, увеличивается их количество и увеличиваются их разме­ры. Бюрократия порождает бюрократию. Изучая эти процессы, английский социолог, историк и публицист С. Паркинсон сформулировал ряд законов бюрократизации современного общества. Один из этих законов говорит, что в течение XX столетия в Англии прирост штатов в бюрократических организациях составлял около 6% ежегодно, при этом количество служащих и объем работы совершенно не связаны между собой. Число служащих воз­растает по закону Паркинсона, и их прирост совершенно не зависит от того, уменьшился ли, или нет объем работы учреждения.

Суть этого закона выражается в форме аксиоматического положения: чиновник множит подчиненных, но не соперников. Если кратко расшифровать этот тезис, то перед нами предстанет вполне реальная картина. Чиновник, находясь на определенном этапе своей жизни, жалуется на перегрузку, и, как правило, просит в помощь двух подчиненных.

Причем обязательно двух, ни в коем случае не меньше, «чтобы каждый придерживал другого, боясь, как бы тот его не обскакал». С течением времени возникнет необходимость разгрузить и этих подчиненных, назначив каждому в помощники еще по два исполнителя. Таким образом, первый чиновник будет иметь определенный административный вес, а его подчиненные будут трудиться в поте лица, причем независимо от того, увеличилось ко­личество дел или нет. При выполнении разросшимся в геометрической прог­рессии штатом сотрудников по существу того же объема работ, что раньше выполнял первый чиновник, весь штат оказывается загруженным полностью, а чиновник-вершина пирамиды занят больше, чем прежде.