Для этого надобно обратиться непосредственно к …

Для этого надобно обратиться непосредственно к самой психической природе человека, надобно анализировать ее, разложить на составные элементы, на основные психические явления и процессы, потом обстоятельно проследить порядок образования этих процессов и точно определить, в какой мере и степени могут они подчиняться внешнему воздействию — зависеть от внешних влияний. Анализ психической природы человека дает в окончательном (употребляя это слово, разумеется, в относительном значении) результате несколько элементарных психических способностей, которые на психологическом языке называются обыкновенно: вниманием, памятью, воображением, рассудком и т. п. Что же такое каждая из этих способностей?

От того, как ответит на этот вопрос психология, зависит решение педагогической задачи: как их следует воспитывать и насколько их можно подчинить внешнему регулированию. Мы желаем, например, знать, в какой степени воспитание может образовать в человеке внимание, без которого невозможна никакая психическая жизнь, и вот мы обращаемся к психологии и спрашиваем ее, что такое внимание, — есть ли это акт произвольный или непроизвольный? На это психология дает двоякий ответ; германская школа утверждает, что внимание есть акт совершенно непроизвольный, что не мы обращаем внимание на то или другое впечатление, а, наоборот, само впечатление, перейдя известную степень интенсивности, известный порог, как выражается Фехнер, становится из бессознательного — сознательным, т. е., применяясь к обыденному языку, обращает на себя наше внимание. Сила же нашего внимания зависит от «количества следов прежних однородных впечатлений, приливающих к новому впечатлению» (Бенеке), т. е. чем большее количество однородных впечатлений возбуждает в нас новое Впечатление, тем мы внимательнее к нему. Напротив, английская школа психологов (Бен, Рид, Гамильтон, Гальнерсон) признает произвольность человеческого внимания и ставит его в зависимость только от свободного усилия человеческой воли». «Это факт, — говорит Бен, — что мы можем свободным усилием изменить или отклонить поток образов или воспоминаний в нашей душе. Но власть моя в этом отношении не неограниченна: у одних эта власть более, чем у меня, у других менее». Власть эта, замечает он в другом месте, зависит от упражнений. «Ум, мало восприимчивый к какому-нибудь предмету, может выработать в себе это расположение настойчивым занятием, под влиянием произвольных решений, направленных на один предмет».

Из этих двух радикально противоположных взглядов на акт внимания вытекают два противоположных требования для педагогики. Теория Бенеке говорит: если вы хотите, чтобы известные впечатления обращали на себя внимание ребенка, то старайтесь накопить в его уме как можно больше следов от однородных впечатлений. Если таких следов еще не составилось, то интенсивность внимания и первого следа будет прямо пропорциональна первому впечатлению; если же в уме дитяти уже образовались противоположные следы, то новое впечатление не в силах будет обратить на себя его внимания, как бы вы этого ни желали. «В этих случаях, — говорит Бенеке, — обыкновенно для усиления впечатлений прибегают к возбуждению мотивов, посторонних предмету внимания: ребенку обещают то или другое, если он действительно займется духовно тем, чем его хотят занять, или угрожают ему наказанием и проч. Но если дитя обращает внимание на предмет только затем, чтобы избежать наказания или получить обещанные лакомства, то восприятие, требуемое от дитяти, совершится только бегло и слабо, от него не останется никакого следа или разве очень слабый, и, таким образом, ко внутренней силе внимания ничего не прибавится, но, по большей части, еще нанесен будет ей ущерб, так как чрез употребление посторонних мотивов (страха наказания) усиливаются еще более противоположные следы (и следы вредные, как, например, следы страха) и образуется склонность, если опять представится предмет, на который хотели бы обратить его внимание, — обращать внимание не на самый предмет, а на посторонние мотивы» (Бенеке).

Таким образом, с точки зрения бенековской теории рациональная педагогика должна отречься от наказаний и наград, как крайне непрактичных и вредных средств в деле воспитания. Ребенка не следует ни принуждать, ни заманивать, — нужно только с самого раннего возраста образовать в душе его следы хороших впечатлений, и тогда всякое новое хорошее впечатление будет жадно им схватываться, всякое дурное — отталкиваться. Напротив, с точки зрения теории английских психологов, как бы много дурных следов ни накопилось в душе человека, его всегда можно сделать восприимчивым и к хорошим впечатлениям, если мы будем действовать на укрепление в нем воли, т. е. если будем приучать его произвольно, по собственному желанию, обращать свое внимание на то или другое впечатление. Такая гимнастика воли немыслима без воздействия на нее посторонних мотивов — угроз, наград, наказаний и т. п. Итак, вы видите, — от того или другого определения процесса внимания зависит весьма важный в педагогической практике вопрос: нужны или не нужны в деле воспитания награды и наказания.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.