Но чтобы составить себе живое представление о подобном …

Но чтобы составить себе живое представление о подобном соотношении, для этого надобно быть высокоразвитым и образованным человеком, чувствовать потребность не в одном насущном знании, но и в роскоши науки. А такой потребности нет и не может быть у большинства наших читателей. Журналистика, говорят, должна создать ее, распространяя в массах серьезные и положительные знания, как выражается один нововозникший журнал. Нет, это совсем не дело журналистики; это дело школы, воспитания, — воспитывать можно человека только до определенного возраста и только при известных определенных условиях.

Журнал же действует вне этих условий и никогда не может брать в расчет возраст своих читателей. Поэтому задача его состоит не в создании новых интеллектуальных потребностей, а в умении пользоваться потребностями  уже существующими, в умении направлять их и указывать ближайшие пути к их удовлетворению. Следовательно, журнал не воспитывает, он только направляет. Вступая в роль воспитателя, он теряет характер журнала, он превращается в кафедру для университетских лекций. Но и университетская лекция только тогда может иметь значение, когда она слушается в общей связи с целым рядом последовательных лекций об одном и том же предмете. Взятая в отдельности, она не принесет слушателю ни малейшей пользы. Между тем именно это-то необходимое условие ее полезности и не может быть соблюдаемо на журнальной кафедре; оно возможно только для систематической школы. Мы считаем нелишним высказать эти мысли ввиду того странного настроения, которое стало в последнее время распространяться в нашей литературе. Это настроение стремится привить к нашей журналистике университетскую кафедру, публициста обратить в профессора и живую струю общественной мысли отклонить в беспечальные сферы ничем невозмутимого филистерства. Мы глубоко сожалеем, что жертвой этого заблуждения сделались многие талантливые личности, которые, при других условиях деятельности, могли бы принести обществу несравненно больше существенной пользы.

Вопросы, возбуждаемые книгой, к разбору которой мы теперь приступили, не принадлежат, однако, к категории вопросов, чуждых интеллектуальным потребностям читателей, т. е. не подлежащих ведению журнального обсуждения. Нет, эта книга касается вопроса, живо всех интересующего, — вопроса о воспитании человека, и притом касается его с самой основной и существенной стороны — со стороны психологической. Мы не можем приискать достаточно сильных и точных слов для выражения всей важности и всеобъемлющего значения вопроса о человеческом воспитании. В нем, как в фокусе, соединяются и перекрещиваются самые существенные и животрепещущие интересы, когда-либо волновавшие людей; к нему сводятся все политические и социальные теории. Основной вопрос этих теорий — создание наилучшего порядка человеческого общежития; но наилучший порядок человеческого общежития возможен только при наилучших людях, а наилучших людей может дать только наилучшее воспитание. Каковы люди, таков и порядок общежития, а люди таковы, какими их сделало воспитание.

В этом едва ли кто будет искренно сомневаться в наше время. Лучшим доказательством тому служит сам автор разбираемой книги. Ниже мы увидим, что он принадлежит к числу весьма нерешительных психологов и весьма крайних последователей теории дуализма человеческой природы; однако и он ни на минуту не сомневается в могущественном влиянии воспитания на развитие человеческой личности. И если бы кто-нибудь в этом усомнился, говорит он, то мы укажем ему на последствия так называемого иезуитского образования, на которые уже указывали Бэкон и Декарт, как на доказательства громадной силы воспитания. Стремления иезуитского воспитания, конечно, большей частью были дурны, но сила его очевидна. Не только единичный человек до глубокой старости сохранял на себе следы того, что когда-то, даже в самой ранней молодости, сформировалось под влиянием отцов-иезуитов, но целые сословия, целые поколения людей до мозга костей своих проникались началами иезуитской доктрины.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.