Напротив, классы, занимающиеся так называемой …

Напротив, классы, занимающиеся так называемой черной работой, изготовлением нашей пищи и одежды, должны занимать самое низшее общественное положение, так как их деятельность почти ничем не отличается (энергетически) от деятельности животного. Мыслящий класс в свою очередь делится на два отдела: на философов и ученых, поэтов и эстетиков вообще. Так как научная точка зрения по своей общности и отвлеченности выше эстетической, так как наука и философия имеют дело с общими, абстрактными понятиями, эстетика же с частными, конкретными явлениями, то класс мыслителей и ученых должен занимать более высокое общественное положение, чем класс художников и поэтов. Практический, или деятельный, класс также подразделится на две главные категории — производителей и распределителей, из которых вторая должна стоять выше первой. Обе категории подразделяются еще на 4 отдела: категория производителей — на производителей сырых материалов (земледельцы, рудокопы и т. п.) и на обрабатывателей этих материалов (фабричные, мануфактурные работники и ремесленники); категория распределителей — на распределителей самих продуктов (купцы оптовые и мелочные торговцы) и на распределителей их представительных знаков (банкиры). В таком же порядке классы эти распределяются и в общественной иерархии: самую низшую ступень занимают земледельцы, рудокопы и т. п., вторую — ремесленники и фабричные, третью — купцы, четвертую и самую высшую — банкиры.

Вся светская политическая власть сосредоточена в руках последнего, четвертого класса; банкиры и капиталисты поставлены не только во главе промышленной деятельности, но и во главе политического и административного управления. Вся правительственная власть в возрожденном обществе сосредоточивается в руках триумвирата из главных банкиров: один банкир будет заведовать иностранными делами, другой — внутренними, третий — финансовыми. Власть триумвиров имеет диктаторский характер: не существует ни одного учреждения, которое ограничивало бы и контролировало ее; диктаторы-триумвиры ни от кого не зависят и ни перед кем не ответственны; власть их пожизненна, назначаются они своими предшественниками,  такими же банкирами-диктаторами. Рядом с этой неограниченной светской властью капиталистов существует такая же неограниченная и ни перед кем не ответственная духовная власть, сосредоточенная в руках первосвященника. Первосвященник — глава высшего, мыслящего класса. В светских делах, в делах управления он имеет только совещательный голос, в делах же, касающихся воспитания и нравственности, — решающий, окончательный голос. Духовный, или мыслящий, класс заведует воспитанием, блюдет за исполнением всеми своих обязанностей, за направлением общественного мнения и за мыслями, высказываемыми публично, дает советы правителям, является третейским судьей при столкновении различных общественных деятелей, при спорах работодателей с работниками, господ со слугами и т. п. Надзор за отправлением всех этих функций сосредоточен в лице первосвященника; первосвященник — это верховный цензор мыслей и нравов. Как всякое проявление человеческой деятельности в коммерческой сфере подчинено строгому контролю светских диктаторов-банкиров, так точно всякое проявление этой деятельности в сфере нравственной и интеллектуальной поставлено под строгий надзор самовластного и неограниченного первосвященника. Таким образом, весь народ отдается в вечное и нераздельное владение четырех человек: философа и трех банкиров. Единственными гарантиями против их деспотизма должна быть, по мнению Конта, свобода слова и печати. Но может ли существовать подобная свобода при безграничном самовластии банкиров и философов, об этом Конт ничего не говорит; он считает невозможным, чтобы в его идеально деспотическом государстве управляемые имели иные мнения, чем управляющие; поэтому и он не предусматривает того случая, когда его первосвященнику или триумвирам вздумается подавлять и преследовать мнения, несогласные с интересами банкиров или духовенства. К кому будет тогда апеллировать порабощенный народ? Все к тем же банкирам и духовенству.

Такова, по мнению позитивной философии, идеальная организация возрожденного общества. Мы с умыслом говорим здесь — по мнению позитивной философии, а не по мнению Конта. Нелепости этой организации относятся обыкновенно не на счет позитивного метода Конта, а на счет расстройства его ума, ослабевшего с летами, впавшего в жалкие односторонности. Такого мнения, между прочим, держится и Милль и все вообще сторонники его социологического метода. Видя те поразительные нелепости, до которых договорился Конт, следуя своему методу, они чувствуют себя в крайне неловком положении; им приходится краснеть за своего учителя; боясь открыто поддерживать и повторять его странные мысли об общественной организации, они видят себя в необходимости всенародно заявить, что эти мысли не имеют ничего общего с позитивным методом Конта, что Конт попал на ложную дорогу, что ум его расстроился и т. п.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.