Не умственная анархия, а нравственный антагонизм …

Не умственная анархия, а нравственный антагонизм составляет причину политических кризисов. Все социальные явления порождаются общим строем человеческих ощущений и верований, из которых первые определены почти всегда наперед, а последние определяются почти всегда впоследствии. Большинство     желаний       человеческих унаследовано или зависит от окружающих условий, а важнейшие из окружающих условий зависят от того состояния общества, какое породили наиболее сильно господствующие желания. Социальное состояние всякой данной эпохи есть равнодействующая всех честолюбий, своекорыстий, опасений,  поклонений, негодований и прочего граждан-предков и граждан-современников. Общепринятые идеи такого социального состояния должны соответствовать в среднем выводе чувствам граждан и, следовательно, быть в уровень с тем социальным состоянием, какое породили эти чувства. Идеи, вполне чуждые этому состоянию, не могут в нем развиваться, а если вводятся извне, не принимаются или же если принимаются, то вымирают, как только кончается временный фазис чувств, допустивший их принятие»

Директ-Медиация наук», стр. 48, 49). Правда, вслед за этой верной оценкой базиса социальной жизни Спенсер делает важную уступку, весьма тесно сближающую его с Контом, однако эта уступка нисколько не ослабляет и не уничтожает истинного значения мысли, развитой в приведенном отрывке.

Указанная нами исходная точка Конта привела его к изучению законов мышления. Человеческое мышление выражается в науке; следовательно, изучать прогрессивное развитие человеческого мышления — значит изучать прогрессивное развитие наук. По какому же закону и в каком порядке совершалось это развитие и в какую систему классифицируются науки? Вот вопросы, которые предстояло решить Конту на самом, так сказать, пороге своих исследований, и их решение доставило ему то почетное место, которое он занял в первом ряду мыслителей нашего века. Человеческое мышление, т. е. попытки человеческого ума представить, понять и объяснить разнообразные явления окружающей его природы и жизни, проходит три последовательных периода развития.

Первоначально все окружающие его предметы представляются ему существами, подобными ему, олицетворяющими в себе свойства его собственной природы: волю, сознание, способность желания и т. п.; потом, замечая между предметами однородность, человек группирует их в особые классы и ставит каждый класс под управление особого духа; идя далее по лестнице этих обобщений, человек возвышается к монотеизму. На второй ступени своего развития ум старается объяснить окружающие явления не с помощью духов, а посредством      прирожденных предметам сущностей, скрытых в них сил и способностей. На эти силы и способности он смотрит как на действительные существования, присущие конкретным телам, хотя и отличные от них: эти существования имеют свое пребывание в конкретных телах и одушевляют их собой. Этот период мышления Конт называет в отличие от первого — сверхъестественного — метафизическим. Наконец, на третьей и последней ступени своего развития ум человеческий окончательно освобождается от сетей метафизики и, отказавшись определять сущность и причины явлений, спокойно изучает их в последовательности и сосуществовании. Этот период Конт называет позитивным.

Однако хотя человеческое умозрение и проходит эти три фазиса своего развития, но так как оно разделяется на несколько отделов, соответствующих известным наукам, и так как эти отделы или науки развиваются неодновременно и неравномерно, то и переход от одной ступени к другой различен для различных частей мышления. В то время, например, как одна наука может находиться еще в сверхъестественном периоде своего развития, другая может уже достигнуть метафизического, а третья позитивного. Тем не менее, однако, существует, по мнению Конта, некоторая последовательность, в которой различные науки вступали сначала в период метафизический, потом в чисто положительный. Конт исследует этот порядок, и результатом его исследования явилась та замечательная концепция подчиненности наук, которая, по верному замечанию Милля, составляет одну из самых важных частей философии Конта. Мы не можем пройти ее здесь молчанием, тем более что основной закон, по которому расположены науки в соподчиненном порядке, прилагается впоследствии Контом, как мы увидим ниже, к определению общественной иерархии в его социальной системе.

Прежде всего Конт разделяет все науки на абстрактные и конкретные. Абстрактные имеют дело с законами, управляющими элементарными фактами природы, с законами, «от которых, — говорит Милль, — естественно должны зависеть все действительно осуществившиеся явления, но которые равным образом совместимы со многими другими комбинациями, кроме встречающихся в данном случае». Конкретные же науки имеют дело с одними только данными, частными комбинациями явлений.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.