В высшей степени плодотворная в применении к …

В высшей степени плодотворная в применении к естественным наукам, к изучению органической и неорганической природы, идея органического прогресса становится бесплодной и мертвящей в применении к науке об обществе.

Давно уже некоторые Директ-М ученые, пораженные необыкновенной стройностью, систематичностью и одноформенностью немецких государств, стали уподоблять эту правильность, стройность и систематичность правильности, стройности и систематичности животного и преимущественно человеческого организма. Мало-помалу аналогия стала увлекать, фигуральное уподобление стали принимать за истинное сходство, явились целые учения и теории, в которых общество и государство рассматриваются как особый организм, имеющий органы и функции, вполне соответствующие органам и функциям человеческого организма. Сравнения доводили до самых мелочных подробностей. Общественный организм подобно человеческому имел ноги, руки, голову, пуп, нервную систему, кровеносные сосуды и т. п.; общественный организм развивался по тем же законам, как и человеческий, — он переживал детство, юность, возмужалось, старость и дряхлость; за дряхлостью всегда следовала смерть; один даже остроумный статистик, долго занимавшийся исчислением средней продолжительности человеческой жизни, исчислил среднюю жизнь и для общественного организма. По вычислениям Кетле, средняя жизнь государств равняется приблизительно от 9 до 14 1/2 веков. В последнее время английские и американские писатели с особенной настойчивостью стали напирать на тождественность в развитии и строении общественного и животного организмов. Читатели наши уже знают мнения об этом предмете историка и физиолога Дрэпера. Но Спенсер перещеголял Дрэпера. Выводимая им аналогия до того курьезна, что ей приличнее бы было появиться не в солидном «Вестминстерском обозрении» (где она была в первый раз напечатана), а в каком-нибудь «Панче» или «Шаривари». Мы познакомим здесь с нею читателя для того, чтобы нагляднее показать ему, к какой бесплодной теории приводит идея органического развития в применении к обществу. Для сбережения времени и места укажем только на самые выдающиеся черты этой странной аналогии.

Известно, что во всем животном царстве первый фазис развития один и тот же. В зародыше полипа, как и в человеческом яйце, масса клеточек первоначально отлагает сплошной слой клеточек, который впоследствии разлагается на два слоя: внутренний, находящийся в соприкосновении с желтком и называемый слизистым, и наружный, или серозный. От первого слоя развиваются те органы, которыми приготовляется и поглощается пища, втягивается кислород и очищается кровь, тогда как из последнего образуются нервная, мышечная и костная системы; первый служит основанием питательного аппарата, второй — аппарата внешней деятельности. И вот Спенсер слизистый слой отождествляет с сословием крепостных, рабов, серозный — с сословием свободных людей. В функциях крепостных людей он находит аналогию с функциями питательных аппаратов; в роли высшего сословия он находит аналогию с ролью серозного слоя. Первые питают общество, вторые управляют его внешней политикой, внешней жизнью. Далее, по отделении слизистого и серозного слоев в зародыше образуется между ними третий, так называемый сосудистый слой, из которого впоследствии формируются кровеносные сосуды. Этот слой, представляющий как бы посредствующую, передаточную среду между двумя первыми слоями, соответствует сословию купцов, назначение которых тоже состоит в посредничестве между производителями (слизистая оболочка) и потребителями (серозная оболочка); стенки кровеносных сосудов соответствуют путям сообщения, кровь — деньгам (сравнение это взято напрокат из либиховских популярных писем о химии), нервы — телеграфам, голова — администрации и т. д. и т. д.

Если всякий данный общественный организм развивался по таким же роковым и неизбежным законам, по каким развивается организм животный; если всякий данный общественный организм представляет строение такое же разумное, целесообразное и необходимое, какое представляет нам животный организм, — в таком случае человеческие промахи и ошибки, человеческие подвиги и заслуги, как бы велики они ни были, не оказывают ни малейшего влияния на общее направление, на характер развития общественной истории: общество развивается по какой-то заранее сочиненной программе, от которой оно ни на йоту не может отклониться.

Общественный организм отличается от всякого другого организма тем, что он способен сам себя совершенствовать. Но никакой другой животный организм сделать этого не может, потому что законы, по которым он развивается, не создаются его самопроизвольной деятельностью; они даются ему как бы извне, — они существуют прежде него и останутся после него.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.