Но метод догадок, или метод дедуктивный …

Но метод догадок, или метод дедуктивный, вреден для прогресса человечества не по одному только тому, что он способен вводить людей в заблуждение, — он вреден главным образом потому, что благоприятствует возвышению одних людей над другими, создает умственную аристократию, препятствует распространению знания в массе, разъединяет людей, превращает науку в мертвую формулу, непригодную для жизни и неприложимую к действительности. Таким образом, дедуктивный метод есть не только метод антинаучный, но и антисоциальный. Сам Бокль — этот смелый, дедуктивный ум, всегда защищавший дедуктивизм, — в своей «Истории цивилизации» прекрасно       объяснил    антисоциальный, антинародный характер дедуктивного метода. «Если мы бросим общий взгляд на страны, разрабатывавшие науку, мы найдем, что везде, где преобладал дедуктивный метод, знания, хотя часто усиливались и умножались, никогда не были широко распространены.

С другой стороны, окажется, что при преобладании индуктивного метода распространенность знаний была всегда весьма значительна или, во всяком случае, гораздо значительнее, нежели при дедуктивном методе. Это верно не только для различных стран, но и для различных периодов в одной и той же стране. Если среди какой-нибудь нации два человека равно даровитые станут излагать какое-либо новое и поражающее заключение и один из них будет основывать свое заключение на рассуждении от идей или общих начал, а другой — на рассуждении от частных осязательных фактов, то не может быть сомнения, что при равенстве всех других условий последний приобретет себе больше приверженцев. Его заключение распространится легче просто потому, что прямая ссылка на осязательные факты производит на массу непосредственное действие, тогда как ссылка на основные начала недоступна пониманию массы, которая, не имея сочувствия к подобному приему, часто расположена осмеивать его. Факты кажутся всем родственными; отрицать их нельзя. Основные начала, напротив, не так очевидны и, будучи часто оспариваемы, имеют для тех, кто не может их усвоить, недействительный и фантастический характер, который ослабляет их влияние. Вот почему индуктивная наука, которая всегда ставит на первом плане факты, существенно популярнее и имеет на своей стороне бесчисленных приверженцев, которые не хотят внимать более искусным и утонченным наставлениям дедуктивной науки. Вот почему также видно из истории, что установление новейшей индуктивной философии с ее разнообразными привлекательными опытами, ее практическими применениями и ее постоянным обращением к чувствам строго совпадает с пробуждением общественного духа, с той склонностью к исследованиям и с той любовью к свободе, которые непрерывно развиваются с XVI в. Дедуктивный метод всегда уживался рядом с самыми ненормальными, антисоциальными отношениями, и истины, добытые с помощью его, никогда не имели на массу ни малейшего влияния». В доказательство Бокль приводит

Шотландию, Германию и Грецию. «В Шотландии, в древней Греции и в новейшей Германии, — говорит он (ib., стр. 510), —мыслящие классы, будучи существенно дедуктивны, не могли действовать на массу. Они смотрели на вещи с слишком большой высоты и на слишком большом отдалении». «Германские философы как по глубине, так и по обширности воззрений стоят гораздо выше философов Франции и Англии. Но замечательные исследования их принесли так мало пользы стране, что германский народ остается во всех отношениях ниже французского и английского. В философии древней Греции находим мы точно так же множество капитальных и самобытных мыслей и, что несравненно важнее, находим такую смелость исследования и страстную любовь к истине, которых не превзошла ни одна новейшая нация и только немногие достигли. Но метод этой философии стал непреодолимой преградой к ее распространению. Народ остался нетронут и продолжал влачить свою жизнь среди древних безумств, опутанный суеверием, которое великие мыслители большей частью презирали, часто даже пытались поразить, но никак не могли искоренить» («Ист. цив. Англии», т. II, гл. V, стр. 511).

Вот каков антинаучный и антисоциальный метод, упрочивающийся в науке, по мнению Бокпя, под влиянием женщин.

4) Из всего того, что я сказал о сущности и характере так называемого дедуктивного метода, можно уже a priori вывести, что женщины должны быть дедуктивнее мужчин, иными словами, женщины менее основательны, более поспешны и поверхностны в своих умозаключениях и предположениях, нежели мужчины.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.