В международных отношениях преобладало праве …

В международных отношениях преобладало праве сильнейшего, или, проще говоря, сила считалась правом. Победивший, т. е. оказавшийся сильнейшим, делался полным господином побежденного. После того как побежденный потерял свою силу, он. не смел заявлять никаких притязаний ни на какие права; бессильный считался бесправным. «То, что в древности, — говорит Лоран («Etudes sur I’histoire de I’humanite», par Laurent. Orient, deux edit., p. 9), — называлось правом войны, можно выразить знаменитым восклицанием галльского вождя: «Горе побежденным». Всеми было признано за безусловный закон, что победитель имеет безграничную власть над личностью врага. Объявление войны было смертным приговором для целого населения. Дело истребления не ограничивалось полем битвы, оно распространялось и на города; целые нации погибали»5.

Это же понятие о силе как о праве преобладало и во всем строе их общественного быта и в их религиозных представлениях. По религиозным понятиям людей легче всего можно судить о тех качествах, которые считаются людьми данной эпохи за лучшие и достойнейшие. Если богам приписывается главным образом физическая сила и богатырство, — значит физическая сила и богатырство составляют нечто такое, что всеми уважается и почитается, чего все желают, т. е. что дает вес и значение, богатство и власть здесь, на земле, что регулирует земные отношения человека к человеку, что составляет право. Боги древних народов Востока все отличаются силой и богатырством. Из трех главнейших богов Индии (Брама, Вишну и Сива) один имеет своей специальной задачей все разрушать и уничтожать; другой, хотя и назывался богом мира (Вишну), но ему приносят, однако, кровавые жертвы, и его земные похождения показывают, что у этого бога была такая силища, которую не могли одолеть никакие гиганты и никакие великаны, населявшие, по представлению индийцев, и землю и небеса. Вишну приписывают 21 воплощение, но главнейших полагается только девять, и почти каждое воплощение ознаменовывалось блистательной победой над каким-нибудь гигантом или великаном.

Индийские боги сходили на землю не для того, чтобы возвестить людям проповедь любви и мира, не для того, чтобы учить и наставлять их, а для того только, чтобы выказать перед ними свою удивительную силу. Вишну первый раз воплотился для того, чтобы убить гиганта Канагакша, который похитил у Брамы четыре Веды. Вишну распорол ему брюхо и вынул оттуда три книги, четвертая уже переварилась в желудке прожорливого великана (см. подробное описание этого случая у Джонса: «On the hronology of the Hindus», т. IV). Второй раз Вишну воплотился ради следующего случая. Боги и гиганты вздумали перенести гору Меру (Северный полюс) в Млечное море для того, чтобы достать оттуда амурдон (амброзию). Они опоясали ее змеею Адисемен (бесконечная вечность) и стали дергать змею попеременно, один за хвост, другой за голову, и вертели таким образом гору для того, чтобы превратить Млечное море в масло; вертели они ее с такой силой, что змея не выдержала, тело ее затрепетало, свист тысячи пастей потряс Вселенную, поток пламени исторгнулся из глаз ее и из тысячи языков полился такой ужасный яд, что боги и гиганты перепугались и разбежались кто куда мог. Один Вишну не сробел: он обмазался ядом, отчего тело его посинело, воодушевил богов, и они снова принялись за работу, которую и окончили с успехом через тысячу лет. В третий раз Вишну воплотился для поборония гиганта Эренякшасеиа, в четвертый — Эраньена, в пятый — для смирения гордости гиганта Балли, в шестой — для умерщвления гиганта Равона и т. д. и т. д. Одним словом, главнейшим и наиболее выдающимся качеством Вишну — бога мира и порядка — была необыкновенная физическая силища; о боге разрушения Сиве и говорить нечего; силой и только силой отличалось большинство богов индийской мифологии; гиганты и исполины встречаются в ней в таком множестве, что можно подумать, что весь социальный строй Индии основывался на гигантстве и исполинстве.

И действительно, в основе кастового устройства общественной жизни не может лежать никакого другого принципа, кроме принципа чистой, неподкрашенной силы. И законодатель и не думал скрывать этого факта; он не подтасовывал принципов, он не лгал и не лицемерил; он, не обинуясь, говорил, что только сила, одна сила может быть законом для людей и что эта грубая сила, проявляющаяся главным образом в уголовных функциях государства, только одна и может сдерживать их в пределах должной субординации и повиновения. Послушайте, что говорит он:

«Наказание (т. е. грубая физическая сила) управляет людьми, наказание же и охраняет их; палач бодрствует, когда все спит; наказание есть сама справедливость, говорят мудрецы».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.