О, высокоумный Пафнутьев, ты столько же высокоумен …

О, высокоумный Пафнутьев, ты столько же высокоумен, сколько проницателен! Торжествуй! Ты вполне понял идеал реалиста, и ты можешь утешаться этим пониманием до последних страничек настоящей статьи. Только на последних страничках я покажу тебе, как разумно твое понимание и как тонка твоя проницательность.

Теперь же я хочу потолковать с тобой о твоих собственных принципах; я хочу доказать тебе, что твои принципы противоречат действительности, что твои теории ни на чем не основаны, что твои положения построены не на несомненных фактах, а на глупых вымыслах твоей же собственной глупой фантазии.

Предпринимаю я эту работу единственно из жалости к тебе или, правильнее, к вам (потому что их очень много), высокоумные Пафнутьевы. Вы несчастны, вы страдаете. Ваша тетушка Татьяна Юрьевна гораздо вас счастливее: у нее поля засеяны хлебом, а у вас картофелем, у нее не стоит на крыше дома кадка с водой, а у вас стоит. А почему это? Потому что она смотрит на право реальнее вас. Усвойте себе ее точку зрения, и вы достигнете счастья, которым она наслаждается. Рационализируйте эту точку зрения, осветите ее каким-нибудь общим ясно понятным принципом, и вы будете счастливее даже вашей практической тетушки, вы сделаетесь настоящим реалистом. Но против этого возмущаются все ваши старые, с детства вами усвоенные теории. Вы стоите за предания своих отцов, хоть вы и считаете себя высокоумными. Посмотрим же, насколько есть смысла в ваших теориях, насколько разумны те предания, к которым вы апеллируете.

Будьте тверды и мужественны и поддержите свою репутацию насчет высокоумия. Вопрос, о котором пойдет здесь речь, имеет для вас, как видите, важное практическое значение. Без этого мы и не стали бы его подымать и попусту беспокоить и вас и себя.

Мы переходим теперь в область теорий и принципов. Перед нами стоят уже не высокоумные Пафнутьевы, а глубокомысленные философы, глубокомысленные юристы, глубокомысленные публицисты. В сущности это все те же Пафнутьевы, только клички даны им другие, потому хоть мы и будем относиться к ним со всем подобающим почтением, однако читатель не должен забывать, с кем мы имеем дело.

В основе всех умозрений всех этих философствующих, юриспрудентствующих и публицизирующих    Пафнутьевых лежит представление о праве как о какой-то идеальной потенции, в силу которой человек должен иметь то и то, пользоваться тем и тем, хотя на самом деле он ничего этого не имеет и ничем этим не пользуется. Эту идеальную потенцию, не имеющую часто никакого реального осуществления, одни из них выводят из самой природы человека, другие — из свободной воли, третьи ищут оснований для нее в «общественном договоре», четвертые — на небесах и т. д. Все эти теории мы рассмотрим ниже, здесь мы хотим заняться совершенно другим вопросом; мы хотим проследить генетическое развитие этого понятия об идеальной потенции, мы хотим показать нашим не-философствующим, не-юриспрудентствующим, не-публицизирующим Пафнутьевым, каким образом, при каких экономических условиях возникало это понятие в голове их философствующих, юриспрудентствующих и публицизирующих собратий. Нет действия без причины, не могло же упасть это понятие прямо с неба, безо всякого желания на это земных существ. А если было такое желание, то чем оно вызывалось?

Прежде всего: всегда ли, у всех ли народов, во все ли века существовало понятие о праве как о какой-то идеальной потенции?

Начнем с веков и народов древнейших.

Обращаемся к Востоку.

На Востоке, как известно, не существовало ни таких юристов, ни таких философов, в сочинениях которых мы могли бы найти прямой ответ на занимающий нас вопрос. На Востоке юридические отношения не возводились в особую науку, понятие о праве никогда не составляло содержание никакой философии, да и вообще философия не занималась там общественными вопросами, а более сосредоточивалась на созерцании божества и разрешении различных теологических вопросов и сомнений. Потому, если мы хотим знать, как смотрели на право восточные народы, мы должны обратиться к практике и из практических отношений человека к человеку, народа к народу, из действовавшего международного и государственного права выводить заключение о правовых понятиях Востока.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.