Они доказывают только, что правительственная …

Они доказывают только, что правительственная власть, руководимая людьми партии, для которых было выгодно невмешательство, никогда серьезно не вмешивалась в экономическую жизнь народа, а если и вмешивалась, то исключительно в интересах той партии, которой эта власть служила. И партия, разумеется, всегда оставалась в выигрыше. В тех же случаях, когда от этих людей требовали вмешательства в интересы всего народа, они надевали на себя маску и действительно вмешивались, но вмешивались таким образом, что лучше было бы, если бы они совсем не вмешивались. Самым убедительным примером в этом отношении служит 1848 год. Временное правительство, состоявшее из людей партии, всей душой и всеми помышлениями преданное интересам буржуазии и капиталу, — но тем не менее обязанное действовать, по своему положению, в интересах рабочих и труда, — выдумало свои национальные мастерские, которые должны были представлять собой якобы практическое осуществление реформаторских планов Луи Блана. В сущности же это был, как известно, только ловкий фокус.

И так как фокусники были великие шарлатаны, то фокус удался наилучшим образом. Как дважды два четыре, было доказано, что правительственное вмешательство в интересы рабочих и труда вредно и бесполезно, что система Луи Блана никуда не годится и что сам Луи Блан просто-напросто   мошенник,       опасный политический  агитатор  или  же фантазерствующий глупец. И этот приговор скрепили своей подписью почти все французские экономисты, даже и Прудон вполне разделял взгляды буржуазных экономистов относительно вмешательства правительства в экономическую жизнь народа. Впрочем, и не на одном только этом пункте он сходился с ними; скажу более, он признавал все основные начала их лицемерной, продажной науки; подобно им он смотрел на обмен как на краеугольный камень человеческого общежития, как на верховный принцип политической экономии.

Вся разница только в том, что экономисты вполне одобряют обмен в том виде, как он практикуется при современных экономических условиях; Прудон, напротив, находил его несостоятельным и нерациональным. По его мнению, обмен должен быть устроен таким образом, чтобы меновая ценность вещи равнялась ее стоимости в производстве, и это может быть достигнуто, как он думает, при посредстве кредита, который дает работнику в руки все средства и орудия труда. Но о кредитных планах Прудона и об его теории обмена я буду говорить в другой раз. В самом непродолжительном времени должно выйти в русском переводе новое, посмертное сочинение Прудона «О политической способности рабочих классов». Тогда мы и потолкуем, насколько практически осуществимы теории этого мыслителя и насколько возможно установить при обмене безусловную соразмерность между двумя разнокачественными величинами. Вопрос этот в высшей степени важен и серьезен, потому я и намерен поговорить о нем особо.

«ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ ОТ НАЧАЛА ЕЕ В ГРЕЦИИ ДО НАСТОЯЩИХ ВРЕМЕН»

Соч. Д. Г. Льюиса. Пер. под ред. Спасовича, изд. Ковалевского, 1866 г.

В настоящее время можно сказать почти с безусловной достоверностью, что философия потеряла свой кредит в глазах каждого здравомыслящего человека. Никто уже теперь не верит в ее шарлатанские обещания, никто не предается ей с тем страстным увлечением, с каким это делалось прежде и с каким еще и теперь сотни тружеников посвящают себя этой ученой эквилибристике. Если здравомыслящие люди и обращают на философию свое внимание, то это делается единственно только для того, чтобы или посмеяться над ней, или кольнуть людей за их упорную глупость и их удивительное легковерие. Серьезно заниматься философией может теперь или человек полупомешанный, или человек дурно развитый, или крайне невежественный. К сожалению, в ученых рангах такие люди составляют самое обыкновенное явление. Я не говорю уже об Англии, Франции, в особенности о Германии, но даже у нас, при всей нашей бедности, есть свои страховы, юркевичи, новицкие, и у нас переводятся Куно Фишер, Швегпер, Гайм, Гегель и тому подобная чепуха. Подобные занятия и подобные люди, по-видимому, совершенно безвредны. Пусть себе потешаются и набивают себе голову всем, чем угодно, — нам какое дело.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.