Великая практическая важность подобного мировоззрения …

Великая практическая важность подобного мировоззрения заключается в том, что оно сосредоточивает энергию и деятельность людей, искренно преданных общественному делу, около самых насущных, животрепещущих интересов народа и, таким образом, заранее обеспечивает им сочувствие и поддержку с той стороны, с которой она всего нужнее. Указывая на истинную причину, на истинный корень зла, оно предохраняет их от дорогой, но всегда бесплодной борьбы с неизбежными последствиями этой причины и, доказывая в то же время, что эта причина далеко не так фатальна и неизбежна, как думают многие, и что для устранения ее достаточно доброй решимости и ясного понимания дела, — оно ободряет и возбуждает к прямой практической деятельности. Но, несмотря на теоретическую верность и практическую полезность этого взгляда, было сделано еще очень мало серьезных попыток приложить его к изучению исторических явлений, относящихся к политической, юридической, религиозной и интеллектуальной сферам общественной жизни. Одной из таких попыток является сочинение г. ЮЖ. Жуковского: «Политические и общественные теории XVI века», отрывки из которого были уже напечатаны в старых номерах «Современника».

Автор, очертив в немногих словах состояние схоластики в начале XVI в. и ее отношение к жизни тогдашнего общества, показав, как одновременно с возникновением третьего сословия явился первый протест против нее в лице французских легистов, представляет нам довольно подробную характеристику учения Макиавелли и описание утопии Томаса Мора, которых он считает истинными реалистами XVI в., усмотревшими будто бы и фальшивость и шарлатанство всех юридических толков, и зависимость их от господствующей силы, отрицающими одинаково всякие юридические толки, уничтожающими всякий безусловный дуализм и обличающими всеобщее лицемерие. Все это, может быть, и справедливо относительно Макиавелли; Макиавелли действительно вполне отрешился от средневекового мистицизма; он видел добро и справедливость не в отвлеченном принципе, а в том, что выгодно, зло же и несправедливость в том, что невыгодно. Раз поставив себе известную цель — именно достижение такого порядка вещей, при котором получило бы себе полное признание и применение старое правило: volus populi suprema lex est, — Макиавелли не пренебрегал никакими уже средствами, ведущими прямо или косвенно к этой цели.

Понятие об истине и справедливости сводится у него к простому расчету о полезном и целесообразном; он отрицает естественное право схоластиков, он отрицает их мистическую нравственность, он без дальних околичностей возводит силу в право, и потому вся его деятельность направлена к тому только, чтобы сделать из Италии прежде всего сильное единое королевство. Таким образом Макиавелли понимал сущность права, и в этом отношении его можно назвать истинным реалистом. Но совсем другое дело Томас Мор. Во взгляде на этого писателя я совершенно не согласен с г. Жуковским; Мор решительно нигде не высказывает на право реального взгляда Макиавелли, да он и не мог этого сделать. Ревностный и глубоко религиозный католик, пострадавший даже из-за своих религиозных убеждений, он не мог стать выше тех схоластических понятий о праве, которые в его время были господствующими понятиями, и ему, как мистику, добро представлялось в виде абсолютного закона, категорического требования нашей совести. Правда, Мор был умный человек, и потому он понимал, что главную причину несчастий и страданий современного общества следует искать в неправильных условиях данного экономического status quo. В этом смысле он был действительно реалист, но в этом смысле реалистом можно назвать и мистика Сен-Симона;

однако этот реализм совсем не то, что реализм Макиавелли; реализм Макиавелли глубже и радикальнее, он раздвигает кругозор наших нравственных убеждений, он окончательно освобождает нас от тяжелых цепей схоластики, он сообщает нам здравый, трезвый взгляд на такие явления, о которых в его время никто, а в наше только очень немногие имеют сколько-нибудь ясное понятие.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.