О синергетическом подходе к построению современной онтологии — часть 11 — Характерный пример …

Характерный пример: комментируя на страницах газеты «Известия» огромного значения научное открытие – расшифровку структуры генома человека – академик Е.Свердлов резюмировал, что пришло время «приступать к работе со сложными системами, должна начаться системная биология. И начинать лучше всего на самой простой из сложных систем – на клетке. Это абсолютно новый уровень мышления и задач».

Однако сложность сложности рознь: скажем сложность молекулы, сложность клетки, сложность организма, сложность человека как био-социо-культурной системы — это разные уровни и типы сложности; поэтому и перед биологией, и перед социальными, культурологическими, гуманитарными науками, а значит и перед общей теорией систем, синергетикой, наконец, философской онтологией, встает проблема классификации систем, способная подвести познание к конкретному представлению о специфическом характере сложности в разных системах (что является еще одним признаком различия сложности и хаоса, который не имеет степеней). Пока же само содержание понятия «сложность» остается совершенно неопределенным — существует «тридцать одно определение сложности», подсчитал Дж. Хорган[1].

Развивая сказанное мной на эту тему в ряде статей, в частности[2], я прихожу к выводу о необходимости онтологического различения четырех классов систем:

— простые системы, или механические; они свойственны неорганической природе и технике, от планетарных систем до сконструированных человеком машин, и действуют по раз и навсегда установленным алгоритму и ритму, сложившимся стихийно или запрограммированным инженером-конструктором; каждый компонент такой системы существует самостоятельно, а в технических конструкциях взаимосвязь составных частей не препятствует их замене при амортизации или совершенствовании;

— сложные системы, или органические; они присущи живой природе, от организма растения и животного до биоценоза, их существование подчиняется законам биологии, части которых, как органы организма, не имеют самостоятельного бытия и в которых, по мере усложнения организма – от растения к животному – происходит смена циклической повторности живого существования одноразовым бытием, движущимся от рождения особи к ее смерти;

— сверхсложные системы, или антропо-социо-куль­тур­ные, т.е. разнородные, гетерогенные, в отличие от гомогенных биологических и механических систем; в них скрещиваются сущностно-различные свойства природы, общества и воплощенной в культуре человеческой деятельности; тем самым их сложность качественно иная, чем в самых сложных — биологических — природных системах;

— супер-сверхсложные системы – бытие личности и воссоздаваемое в художественных образах её инобытие, уровень сложности которых порождается уникальностью каждой, а значит безграничным многообразием их модификаций, обусловливающим наличие у них ряда свойств и закономерностей развития, которых нет даже у сверхсложных систем (таково отличие бытия личности от бытия человека как носителя особенно-групповых – расовых, национальных, классовых – или обще-родовых качеств, что делает неправомерной характерную для гуманистических устремлений философии Х1Х-ХХ веков абсолютизацию либо одного, либо другого, либо третьего онтологического уровня). Это порождает особые трудности в изучении данных систем, ибо предметом познания психолога, психиатра и психоаналитика, педагога, литературного критика и искусствоведа, отчасти историка, оказывается не просто единичное, а уникальное, и не внешнее, предметное, поведенческое, событийное, являющееся предметом антропологии, социологии и культурологии, а обусловливающее эти формы бытия внутреннее, психическое, духовное; в результате эти формы познавательной деятельности выходят за пределы науки в ту сферу постижения реальности, в которой действуют принципы герменевтики, а не законы гносеологии, «понимание», а не «объяснение», говоря терминами неокантианцев, сопереживание, а не равнодушный анализ. Тут-то и возникают методологические проблемы, неизвестные ни естествознанию, ни самим социально-гуманитарно-культурологическим наукам, когда они изучают общие закономерности деятельности человека, общественной жизни, развития культуры.


[1] Хорган Дж. Конец науки: Взгляд на ограниченность знания на закате Века Науки. – СПб., 2001. С. 445-446 и 315.

[2] Синергетика и культурология. // Синергетика и методы науки. – СПб., 1998; Синергетическая парадигма – диалектика общего и особенного в методологии познания разных сфер бытия. // Синергетическая парадигма. Нелинейное мышление в науке и искусстве. – М., 2002; см. так же методологическую главу монографии: Каган М.С. Введение в изучение истории мировой культуры. – СПб., 2001.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.