О синергетическом подходе к построению современной онтологии

Хотя вопрос о том, что есть бытие, исходен в философском мышлении, исходен и теоретически, и исторически – его постановка логически влекла за собой вопрос об отношении бытия и его иного — небытия, и в древней Греции, и в Китае, и в Индии; все же в последующей истории философии в центре внимания оказывалась именно проблема бытия, абстрагированного от небытия – ибо как можно рассуждать о том, что вообще не существует? – и онтология определялась однозначно как «философия бытия», либо, как это свойственно многим представителям постмодернизма, онтологические пролблемы объявляются «псевдопроблемами», онтология отождествляется с натурфилософией и признается архаическим учением, либо, наконец, она ее необходимость современному философскому дискурсу признается при условии замены в ее проблемном поле «бытия» на «небытие», или на «ничто», или на «хаос», или на «возможность», и соответственно замены онтологии «нигитологией», «хаосологией», «потенциологией»…

Еще до возникновения всех этих теоретических «новаций» М.Хайдеггер имел основания заключить: «Когда соответственно говорят: “бытие” есть наиболее общее понятие, то это не может значить, что оно самое ясное и не требует никакого дальнейшего разбора. Понятие бытия скорее самое темное»; поскольку же «названный вопрос пришел сегодня в забвение», первый параграф своей книги «Бытие и время» философ и посвятил «необходимости отчетливого возобновления вопроса о бытии»[1].

При том, что другой корифей философской мысли ХХ в. Х.Ортега-и-Гассет в цикле лекций 1929 г. «Что такое философия?» назвал книгу М.Хайдеггера «гениальной»[2], а его самого «одним из самых великих философов, которые существовали на свете»[3] (3), он все же выражал свое несогласие с исходными положениями его онтологии и утверждал, что «следует решать заново с самого начала традиционную проблему Бытия», делая это «феноменологическим методом, поскольку и лишь поскольку этот метод означает синтетическое, или интуитивное, мышление, а не чисто абстрактно-концептуальное», однако «придав ему свойства систематического мышления, которыми, он, как известно, не обладает»[4]. «Непостижимо, – иронизировал Х.Ортега, — что в книге, озаглавленной “Бытие и время”, которая претендует на то, чтобы ”сокрушить историю Философии”, … нет ни малейшей ясности относительно того, что означает “Бытие”, напротив, нам все время мешает этот термин, повторяющийся, подобно бесчисленным переливам флейты: Seinssinn – “смысл Бытия”, Seinweise – “способ Бытия”, Sein des Seienden – “Бытие сущего”»; «Хайдеггер не ставит изначально вопрос о Бытии, а в очередной раз пытается создать классификацию типов Сущего и прибавляет к ним, используя простоту немецкого языка, новый, под названием Dasein, эквивалент латинского Existenz»[5]. Впрочем, отвергая концепцию своего экзистенциалистского единоверца, Х.Ортега ни в этом трактате, ни в последующих сочинениях, не развернул собственное понимание онтологии.


[1] Хайдеггер М. Бытие и время. – М., 1997. С.2-3.

[2] См.: Ортега-и-Гассет Х. Что такое философия? – М., 1991. С.171.

[3] Там же.

[4] См.: Ортега-и-Гассет Х. Что такое философия? – М., 1991. С. 296.

[5] Там же, с.298-299.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.