ЗАКЛЮЧЕНИЕ

зученный материал показал, что организация – это не застывшая материя. Она является фактором объективной реальности и условием динамичного и безостановочного развития. Закономерности и законы организации требуют постоянного исследования и подчинения. Незнание законов, как говорят юристы, не освобождает организации и лиц, их возглавляющих, от ответственности за последствия принятых решений. Тогда как знание законов значительно снижает риски и предполагает принятие продуманных и стратегически правильных решений.

Нельзя не видеть социальной сущности государства, которое все свои силы сосредоточивают и реализуют на организующую и регулирующую цель благополучия и социального равновесия. Если в экономике страны есть структурный перекос и какой-то сектор устойчиво сохраняет сверхприбыльный характер, ситуация нуждается в структурных воздействиях государства.

Прошедший более чем пятнадцатилетний период социально-экономических преобразований в России убедительно доказал, что игнорирование организационных, социально-экономи­ческих, культурных, этнических, этических, религиозных и других факторов при формировании новой модели общественного устройства категорически противопоказано. Как ни странно, одной из существенных ошибок реформаторов первой волны (середины 90-х годов) явилось принижение роли, места и значения человека, его решающего влияния на ход и направленность рыночных реформ. Тогда как именно на активизацию человеческого фактора, вовлечение населения в рыночную среду обитания была направлена первая ваучерная приватизация.

Требования к новым условиям хозяйствования, методам и структурам управления определяются уровнем интеллектуализации производственного процесса и персонала. Этот объективный процесс связан с тем, что человечество вступает в эру знаний. Это очевидный факт, с которым никто не спорит. Однако этот процесс приобретает особые качества, когда мы его переносим на отдельные предприятия, фирмы, корпорации. Интеллектуализация производства и управления становится очевидной тенденцией, при которой знания превращаются в ключевой ресурс развития. Конкуренция становится эффективной, когда используются наукоемкие и знаниеемкие технологии производящие продукты и услуги. Указанные технологии и являются важнейшими предпосылками при формировании современных, креативных (созидающих новые элементы системы) организационных структур управления.

Конец первого десятилетия ХХI века ознаменован новым вектором развития экономики страны, новой региональной экономической политикой. Наконец сформирована Концепция долгосрочного социально-экономического развития страны. Произошли качественные изменения в системе управления экономикой, региональное управление приобретает стратегические черты. Федеральное управление имеет тенденцию к смещению в сторону региональных центров хозяйственного развития и управления. От командно-административного управления экономикой, в рамках которого производилось плановое размещение производительных сил по регионам, формировались хозяйственная система и общественное разделение труда, произошел переход к преимущественно бесконтрольному со стороны государства самореryлиpoванию субъектов Федерации. Результатом был обширный системный экономический кризис, который долгое время не могли преодолеть. В настоящее время вместе со сменой Президента происходит смена методологических подходов и принципов региональной экономической политики и межрегиональных общественно-экономических отношений.

Интеграционные процессы подталкивают субъекты Федерации к формированию принципиально новых организационных форм управления и развития экономики регионов. Они идут и в форме корпоратизации предприятий, которые формируют тесные экономические связи не только с предприятиями других регионов, но и с зарубежными фирмами. На это государство отреагировало созданием сети особых экономических зон различного типа. Все большую роль начинают играть финансово-промышленные группы, деятельность которых зачастую носит межрегиональный характер и проявляется через промышленные региональные кластеры.

Не только рыночные отношения трансформируют природу региональной экономической политики, меняются общедемократические подходы к управлению. Становится понятным, что в рамках одного субъекта Федерации невозможно эффективно осуществлять самообеспечение и самодостаточное развитие региона, успешно решать социально-экономические проблемы территорий. Точно так же без государственной поддержки и государственного регулирования регионы (субъекты Федерации) не в состоянии развиваться самостоятельно.

Если в экономике страны есть структурный перекос и какой-то сектор устойчиво сохраняет сверхприбыльный характер, ситуация нуждается в структурных воздействиях государства. Никакие меры макроэкономической политики или создания «благоприятного для инвесторов климата» исправить положение не смогут. До тех пор пока не будет действовать природная рента, регулируемая государством, получения сверхприбыли при эксплуатации природных ресурсов не удастся избежать. Однако этому противостоят очень большие силы.

Следует обратить внимание на тот факт, что правительственные структуры хорошо видят проблемы будущего. Они достаточно объективно и откровенно сформулировали их, назвав «вызовами ХХI века». Сюда были отнесены:

—       низкая эффективность государственного управления;

—       отсутствие условий для развития человеческого капитала;

—       высокая доля нерыночного сектора;

—       неразвитость региональных рынков: сырья, жилья, трудовых ресурсов, ценных бумаг, природных богатств;

—       слабая интегрированность в мировой рынок;

—       зависимость экспорта товаров от мировых цен;

—       нестабильная инфраструктура (особенно региональная).

Нельзя не видеть, что мировой финансовый кризис еще более усугубляет указанные проблемы и особенности социально-экономи­ческого развития Российской Федерации в настоящее время.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.