Глава X. РАЗВИТИЕ ОРГАНИЗАЦИОНОЙ МЫСЛИ — 1. Создатели организационной науки — часть 2

Новым шагом в развитии организационно-управленческой мысли становится примат человека в системе источников саморазвития общества. Это не исключает признания того факта, что человек как существо биосоциальное является высшим продуктом эволюции природы, что его существование невозможно без окружающей среды, материального производства. Но не это главное в современном человеке. Главное – накопленные усилиями десятков и сотен поколений научные знания, культурное наследие, нормы нравственности, идеологические установки.

Лидирующая роль гуманитарных и общественных наук в системе истоков организации познания логично вытекает из сказанного. Так было на заре зарождения научного познания в Древней Греции, где главное внимание уделяли изучению человека, общества, роли государства, демократии. Так было и в средневековом обществе, где первенствовали теология, схоластика, философия, исторические и правовые науки, и лишь во времена научно-технических и промышленных революций XIX–ХХ веков первенство перешло к естественным наукам, а в обществоведении – к экономическим. Конец ХХ века характеризовался становлением основ гуманистического постиндустриального общества, в связи с чем на передний план выдвинулись науки о человеке и обществе. От выяснения сути перемен, происходящих в потребностях и способностях человека, его знаниях, навыках, интересах, закономерностей народонаселения и его взаимоотношений с окружающей средой, динамики технологических систем, экономических и социально-политических отношений, духовного мира зависит будущее общества: сумеет ли оно дать достойный ответ на крупнейший в своей истории вызов, преодолеть самое опасное противоречие индустриальной эпохи – поляризацию богатства между народами, странами, социальными группами внутри государств?

Если эта тенденция не будет остановлена и повернута вспять, то столкновение локальных цивилизаций в ХХI веке может стать неизбежным, что грозит катастрофой для всего человечества и для биосферы в целом. Земля может вновь стать безжизненной планетой. Только гуманитарные и общественные науки могут вывести общество из этого прогнозируемого тупика, помочь выбрать новую систему глобальных и национальных приоритетов и создать эффективный организационный механизм их реализации.

Происходит смена лидеров и внутри системы общественных наук. Экономические науки уступают лидерство социологии и философии, которые помогают выявить главные причины и закономерности в хаосе катастрофических перемен переходного периода, с большей достоверностью предвидеть будущие сдвиги. Возрастает значение политологии, юридических наук, культурологи, организационной науки.

Центральное место в обществоведении начинает занимать теория трансформации переходных процессов, диагностики и предвидения неизбежных в цикличной динамике кризисов и путей выхода из них с наименьшими потерями. Подобно медицине, которая дает возможность диагностировать разнообразные болезни организма и выбирать наиболее эффективные средства и способы их лечения, теория кризисов и трансформаций становится важнейшей составной частью теории организации в целом. Она помогает выявить диагностические признаки и причины кризисных потрясений, бифуркаций, катастроф, которыми столь богато общество переходного периода, прогнозировать ход и исход этих социальных болезней и выбирать эффективные методы их лечения.

Преобладающими тенденциями становятся синтез знаний, взаимное обогащение наук как внутри обществоведения, так и между смежными гуманитарными, общественными и техническими науками. Единая в античном обществе научная картина мира сменилась в средневековом и индустриальном обществах стремительной дифференциацией наук, глубокой специализацией ученых. В переходные эпохи появлялись ученые-энциклопедисты (Аль-Бируни, Леонардо да Винчи, М.В. Ломоносов, К. Маркс, В.И. Вернадский, А.Л. Чижевский), но они были исключением, а не правилом.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.