Глава VI. ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ – 3. Организационный потенциал государства

Сохранение и укрепление Российского государства прямо зависит от того, насколько успешно будут формироваться федеративные отношения, развиваться местное самоуправление и строиться вертикальные и горизонтальные структуры управления законодательных и исполнительных органов власти. Вот почему в новом государственном устройстве большое значение придается укреплению и развитию федерализма – отношениям субъектов Федерации между собой и с Федерацией в целом, основанным на разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации, а также на конституционно-правовом равенстве субъектов Федерации между собой и в отношениях с федеральными органами государственной власти.

Задачи укрепления федерализма решаются в результате:

– защиты и обеспечения интересов Федерации в целом, действий государственной власти и регионов, направленных на сохранение единства и территориальной целостности России;

– децентрализации, демократизации власти, расширения полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации и повышения их ответственности перед населением;

– правового и экономического выравнивания прав и компетенции субъектов Федерации;

– разработки мер политического, экономического и правового характера, обеспечивающих конституционно установленную самостоятельность регионов, сочетание селективной государственной поддержки отдельных регионов с государственным стимулированием экономической активности на всей территории России;

– последовательного и пропорционального взаимодействия субъектов Федерации с федеральными органами власти в хозяйственной, финансовой, социальной, культурной и национальной политике;

– реального обеспечения каждому гражданину России гарантированных конституционных прав и свобод на всей территории государства.

Следует иметь в виду, что в России, как, впрочем, и в других странах, число административно-территориальных образований никогда не было раз и навсегда установленным. Если такие региональные образования, как республики, строились по национально-территориальному признаку, то это не вызывало разночтений и протестов. Однако края, области и округа всегда имели очень приблизительные критериальные границы, поэтому довольно часто их меняли. Это касается таких исторических прецедентов, как губернии при царской власти или совнархозы при советской административно-командной системе управления.

Экономическое и социальное положение субъектов Федерации характеризуются крайней противоречивостью. Особенно заметным это стало в середине 90-х годов. По данным 1995 года, уровни экономического развития регионов, рассчитанные на основе душевого объема валового регионального продукта (ВРП) в процентах к среднероссийскому показателю, различаются по экономическим районам в 2,9 раза (Западная Сибирь – 152%, Северный Кавказ – 52%), а на основе валовой продукции промышленного производства – в 3,9 раза. По субъектам Федерации (без АО) разрыв уровней (по ВРП) достигает 17,6 раза (Тюменская область – 370%, Дагестан – 21%). До последнего времени ситуация практически не изменилась.

По числу занятых в государственном секторе (1995 год) лидируют Восточная Сибирь (49%), европейский Север (48%) и Дальний Восток (48%). На среднероссийском уровне (42%) или несколько выше его находятся районы: Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский, Поволжский, Уральский и все восточные. Доля частного сектора выше или на уровне средней (34%) в районах Северо-Запада, Центра, Черноземья, Северного Кавказа. Смешанной формой собственности против среднего показателя (22%) выделяются районы: европейский Север, Волго-Вятский, Черноземье, Поволжье, Урал, Западная и Восточная Сибирь, Дальний Восток. В 1998 году было 75 финансово-промышленных групп, в которые входили более 1500 предприятий и 90 банков.

Российская Федерация имеет еще одну особенность – своеобразную форму территориальной организации регионального управления: ассоциации экономического взаимодействия. Их у нас восемь.

Ассоциации экономического взаимодействия представляют собой организационную форму интеграции экономических интересов регионов. Однако не все они хорошо используют подобное преимущество. Особенно в сложном положении находятся две из них. Первая – АЭВ «Центральная Россия». В ее составе – наиболее развитые в экономическом отношении регионы и одновременно наиболее разобщенные в политических претензиях, нарушающих их потенциальные возможности совместного организационного развития. Достаточно сказать, что такие промышленные регионы-«монстры», как Москва и Московская область, самодостаточны и практически не нуждаются во взаимодействии с другими регионами ассоциации. Вторая – АЭВ «Северный Кавказ», которая раздирается национально-территориальными претензиями и не сможет самостоятельно (без федеральной поддержки) справиться с экономическими и социальными проблемами. Одновременно результативные преимущества видны в деятельности ассоциаций экономического взаимодействия «Сибирское соглашение», «Урал», «Центральное Черноземье». Проблемы применения указанной организационной формы регионального управления заключается в ее правовой неопределенности, как по отношению друг к другу, так и по отношению к Федерации. Понятно, что неоднородное экономическое и политическое пространство регионов России затрудняет как их экономическое взаимодействие, так и участие последних в совместной государственной программе социально-экономического развития.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.