Чрезмерная информационная открытость

Проблема 2. Открытость, вызванная объективной необходимостью формирования социальных отношений в информационном обществе, создает условия для работы иностранных разведок, кражи государственных секретов.

Чрезмерная информационная открытость наносит ущерб национальной безопасности России. На страницах газет, в других российских средствах массовой информации появляются сведения, распространение которых может нанести ущерб безопасности РФ. Они становятся легко доступными для спецслужб иностранных государств, для конкурентов в области экономики, используются в качестве обучающего материала преступниками и террористами. Более открытым стал доступ к сведениям в военной области, области экономики, науки и техники в связи с развитием интеграционных процессов и конверсии, широким внедрением незащищенной компьютерной техники импортного производства во все сферы деятельности государства. В настоящее время можно с уверенностью продолжать утверждать, что работа разведчика становится все более аналитической. Многофункциональные космические, наземные, воздушные, морские системы и комплексы иностранных государств с глобальными разведывательными возможностями действуют против России непрерывно. В сферу разведки все в большей мере вовлекаются вопросы технологий, финансов, торговли и ресурсов».

Во-вторых, нарастает тенденция наступления «академического капитализма», второй академической революции, выражающейся взаимодействием динамики рынка, внутренней динамики создания знания и динамики политических и законодательных процессов в области инноваций[1]. Это влечет за собой потребность в серьезной организации продвижения наиболее перспективных технологических укладов, корректном информационном «управлении беспорядком», чередой закономерно нарастающих стохастических технологических изменений, «эндогенными побочными эффектами от производства знания». Так например, некоторые фирмы заключают контракты с учеными на проведение исследований не только с целью технологического прогресса, но также с целью обеспечения господства над общественным сознанием, манипулируя результатами научных исследований, не позволяя продвигать новейшие технологии, особенно если это грозит потерять преимущества в международной конкуренции[2]. Приобретает особенную важность вопрос о том, в какой степени новые научные результаты разглашаются и в какой держатся их авторами или работодателями в секрете[3].

Таким образом, на становление социального института допуска к государственной тайне в системе государственного управления России значительное влияние оказывает информационный кризис, вызванный становлением информационного общества в глобальном масштабе. Практике требуется глубокое и всестороннее научное понимание сущности понятия «государственная тайна, социального института допуска к государственной тайне не только с точки зрения реализации отдельных административных процедур и правовых норм, но и с точки зрения потребностей развития социальной системы в условиях перехода к глобальному информационному обществу. Если социальная система не закрепляет своевременно необходимых изменений, то проявляется рост энтропийных факторов, которые начинают разрушать сложившиеся параметры порядка и создавать условия для утверждения новых тенденций.

Налицо наличие противоречия между реалиями традиционно сложившегося социального института допуска к государственной тайне и потребностями развивающейся социальной системы в условиях становления информационного общества в глобальном масштабе, сопровождающегося глубоким информационным кризисом. В этих условиях социальный институт допуска к государственной тайне претерпевает определенные трансформации, что определяет «созревание» потребности в формировании механизма его постоянного совершенствования.


[1] См.: Ledesdorff L., Elzkowitz H. Emergence of a triple helix of university-industry-government relations // Science and Public Policy. 1996. Vol. 23.

[2] См. Бунчук М.А. Последствия коммерциализации науки с точки зрения «маинстрима» и институционально-экономической теории // Эволюционная экономика и «маинстрим». – М.: Наука, 2000.

[3] Dasgupta P., David P. Towatd a new economict of science // Research Policy. 1994. Vol. 23.P. 487-521.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.