Современная наука

Все эти несоответствия и противоречия в официальных документах указывают на то, что, модернизируя мировую систему, делая ее устойчивой в «малом», не зависящую от внутренних рынков, можно получить неустойчивость в «большом»[1], угрозу глобальных кризисов из-за незначительных проблем. В такой ситуации малое возмущение глобальной системы может привести к катастрофическим последствиям.

Современная наука имеет обширные знания, накопленные в конкретных научных дисциплинах, но они имеют ограниченный диапазон применения, только в своей области или какой-то отдельной части жизненного пространства человека. Сегодня требует подход, который смог бы рассмотреть происходящее с цивилизацией в целом, интегрируя имеющиеся знания.

Обозначим, прежде всего, что человек многомерное био-социо-культурное существо и субъект действия. Социальное и культурное может существовать только при наличии биологического. Последний элемент является базовым компонентом, в большей степени инерционным и постоянным, чем предыдущие, а два первых обладают изменчивости и большей динамикой развития. Поэтому рассмотрение существующих проблем развития необходимо в рамках социокультурной экосистемы[2].

Социокультурная экосистема относится к категории живых систем и, в соответствии с общими закономерностями, развивается посредством универсальных механизмов борьбы за существование и иерархизацию своих элементов в направлении все большей упорядоченности и информационной емкости, повышая по мере своего распространения и упорядоченность среды своего обитания.

Другим ее свойством является принцип устойчивого неравновесия, который был сформулирован биофизиком Э.С. Бауэр в 1935 году: «Все и только живые системы никогда не бывают в равновесии и выполняют за счет своей свободной энергии постоянную работу против равновесия, требуемого законами при соответствующих внешних условиях». Это принцип обеспечивает вещественные и энергетические основания для динамической адекватности живой системы внешней среде.

Установление адекватности между живой системой и средой означает установление не жесткого соответствия между стимулами среды и реакциями системы, а лишь соответствия между ними по параметрам сложности. Другими словами наша цивилизация как живой организм использует вещество и энергию внешней среды для создания собственной сложности. Это подтверждает и мировая статистика. Так средний житель индустриально развитой страны тратит в 83 раза больше энергии, чем ему необходимо, потребление первичной биологической продукции в 2 раза выше нормы. Следовательно, развитие цивилизации как живой системы изначально не может быть устойчивой в обыденном понимании, при котором отклонение реальных и идеальных параметров должно стремиться к допустимо малым величинам.

В 2002 году на рассмотрение мировой и российской общественности был представлен новый проект развития России[3], в котором под устойчивым развитием понимается «стабильное социально-экономическое развитие, не нарушающее своей природной основы и обеспечивающее непрерывный прогресс человечества». В нем по-прежнему присутствует приоритет экономического развития, а не экологического, но, кроме того, возникает и ряд других вопросов. Как трактовать развитие «не нарушающее своей природной основы», когда практически все виды человеческой деятельности идут в разрез с биологической? И, что значит «непрерывный прогресс человечества», когда само понятие прогресса является спорным? И не является ли этот «прогресс» той самой потребностью усложнения, ради которой цивилизация и потребляет неограниченное количество энергии и вещества?


[1] См., например, Словарь по кибернетике./ Под ред. В.С. Михалевича. – Киев, 1989. с. 678.

[2] Съедина Л.М. Экософия общественного развития: проблемы, поиски решения. Монография. – Белгород: «Белаудит», 2003. с. 26 – 49.

[3] Государственная стратегия устойчивого развития РФ// Зеленный мир. – 2002. №13 – 14, с. 5 – 22

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.