Открытость

Вопросами национальной безопасности становится, во-первых, стимулирование развития социальной системы за счет полноценного доступа ученых к новейшим знаниям в глобальной информационной среде, полноценному информационному взаимообмену. Это создаст условия для их конкурентоспособности в мире знаний, своевременной оценки «морального износа информации», моделирования технико-экономической динамики макросистемы, грядущей новой «стратификации производственных процессов по технологическим укладам»[1], т.е. современным условиям научно-технического прогресса. Очевиден разрыв между традиционно сложившимся содержанием работ о защите государственной тайны и социальными реалиями. Например, известны случаи, когда к сбору и анализу разведданных зарубежные спецслужбы активно привлекают российских ученых, используя механизм научно-исследовательских международных фондов. В рамках гранта или научного проекта (на конкурсной основе!) наши специалисты разрабатывают сверхсекретные материалы из открытых источников как бы переоткрывая их путем новых методов анализа больших массивов информации. При этом ученые не всегда соглашаются, что данные материалы действительно надо было засекречивать и иногда это действительно справедливо.

Под этими настроениями есть объективная основа – в средства массовой информации все чаще просачиваются сообщения о фактах присвоения грифа секретности материалам, скрывающим неблаговидную деятельность тех или иных коррупционных структур. Особенно это касается вопросов экологии, участия отдельных чиновников в незаконной коммерческой деятельности и др. Это приводит к развитию тенденции потери доверия к государственной власти и снижения действенности морально-нравственных регуляторов в обществе.

Проблема 2. Открытость, вызванная объективной необходимостью формирования социальных отношений в информационном обществе, создает условия для работы иностранных разведок, кражи государственных секретов.

Чрезмерная информационная открытость наносит ущерб национальной безопасности России. На страницах газет, в других российских средствах массовой информации появляются сведения, распространение которых может нанести ущерб безопасности РФ. Они становятся легко доступными для спецслужб иностранных государств, для конкурентов в области экономики, используются в качестве обучающего материала преступниками и террористами. Более открытым стал доступ к сведениям в военной области, области экономики, науки и техники в связи с развитием интеграционных процессов и конверсии, широким внедрением незащищенной компьютерной техники импортного производства во все сферы деятельности государства. В настоящее время можно с уверенностью продолжать утверждать, что работа разведчика становится все более аналитической. Многофункциональные космические, наземные, воздушные, морские системы и комплексы иностранных государств с глобальными разведывательными возможностями действуют против России непрерывно. В сферу разведки все в большей мере вовлекаются вопросы технологий, финансов, торговли и ресурсов».

Во-вторых, нарастает тенденция наступления «академического капитализма», второй академической революции, выражающейся взаимодействием динамики рынка, внутренней динамики создания знания и динамики политических и законодательных процессов в области инноваций[2]. Это влечет за собой потребность в серьезной организации продвижения наиболее перспективных технологических укладов, корректном информационном «управлении беспорядком», чередой закономерно нарастающих стохастических технологических изменений, «эндогенными побочными эффектами от производства знания». Так например, некоторые фирмы заключают контракты с учеными на проведение исследований не только с целью технологического прогресса, но также с целью обеспечения господства над общественным сознанием, манипулируя результатами научных исследований, не позволяя продвигать новейшие технологии, особенно если это грозит потерять преимущества в международной конкуренции[3]. Приобретает особенную важность вопрос о том, в какой степени новые научные результаты разглашаются и в какой держатся их авторами или работодателями в секрете[4].


[1] См.: Эволюционный подход и перспективы развития информационной экономики // Эволюционная экономика и «маинстрим». М.: Наука, 2000.

[2] См.: Ledesdorff L., Elzkowitz H. Emergence of a triple helix of university-industry-government relations // Science and Public Policy. 1996. Vol. 23.

[3] См. Бунчук М.А. Последствия коммерциализации науки с точки зрения «маинстрима» и институционально-экономической теории // Эволюционная экономика и «маинстрим». М.: Наука, 2000.

[4] Dasgupta P., David P. Towatd a new economict of science // Research Policy. 1994. Vol. 23.P. 487-521.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.