Попытки персонифицировать власть

Его почти исключительное подчеркивание властных отношений в его социальном анализе может предположить (хотя только подробно), что он придерживался этого утверждения.

Юрген Хабермас, например, считал, что Фуко составляет, более строгое утверждение и делает власть основополагающим элементом в его социальном анализе. Он прав, оспаривая это утверждение, но я думаю, ошибки в этом только приписываются Фуко. Согласно Фуко, только властные отношения не достаточны, чтобы понять эти социальные отношения. Другие виды отношений, как власть, постоянная и измененная в социальных, отношениях и в некоторых случаях, эти другие отношения более важны, чем властные отношения для понимания ситуации.

Фуко отказывается от попыток персонифицировать власть, строить с помощью субъекта ее трансцендентный образ. Власть не может быть описана в субстанциональных характеристиках и представляет собой «подвижный цикл» отношений сил. Если между двумя субъектами существует отношение власти, то, по Фуко, эти субъекты являются идеологическими субъектами власти, т.е. проявлениями власти. С точки зрения Фуко, ни в одном, ни в другом субъекте власть не может быть персонифицирована или овеществлена. Основное — это линия силы, на которой сами субъекты «замыкаются» лишь в качестве временных сгущений власти.

Рассматривая Западно-Европейское общество XYTI-XV1II веков, Фуко не отрицает тот факт, что большие изменения в экономических, демографических и других сферах общества вызвали к жизни новые технологии, новую «физику» власти, но повторяет, что власть не создается этой технологией, не «уже там». Но если предполагать, что власть имманентна собственным проявлениям, то, следовательно, она должна быть «синхронной» всяким преобразованиям в микроструктурах общества и находится не вне, а внутри них.

«Власть» — это не институт и не структура, это не могущество, которое могло быть даровано: это имя, которое дает название стратегической ситуации, универсальной для данного общества».

Отсюда следует, что изначально власть уже существует в государственных   институтах,   в   экономических   или   юридических правовых системах структурах познания и эстетических образах. Таким
образом, мы можем выделить два уровня: первый на микроструктурном
уровне — на этом уровне всякий вызов есть лишь эффект общего
действия власти; второй — на макроструктурном уровне, где власть
достаточно ощутима.

Фуко, однако, не остался только на уровне теоретизирования.

Он выдвигает программу конкретного исследования механизмов власти, формирующих и порождающих определенный образ человека и знание о нем. Такая программа осуществлялась в последних его работах. Это прежде «Надзирать и наказывать» (1975) и «Воля к знанию» (1976).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.