Случаи массового сопротивления

Так например, основанием для изменения законов на протяжении XVIII века, как мы уже упоминали выше, явилось перераспределение незаконностей, причем не только потому, что у правонарушений возникло тенденция к изменению характера, и объектом все чаше становилось собственность вместо личности, но еще и потому, что дисциплинарные власти стали по-иному перекраивать и формализовать эти правонарушения, определяя их новую форму с помощью названия. «Преступная деятельность», что дала возможность провести новую дифференциацию незаконных действий и установить новый вид контроля над ними.

Несомненно, что некоторые случаи массового сопротивления 1789 года объясняются тем, что нарушения закона, терпимые или привычные при старом режиме, республиканская власть не пожелала терпеть. Однако, общим для всех западных республик и монархий является то, что сущность закона возводится ими в предполагаемый принцип власти с целью придать себе гомогенную юридическую представительность: так «юридической модели» удалось прикрыть собой стратегическую карту. Тем не менее, эта карта незаконностей продолжает функционировать по правилам модели законности. И Фуко подчеркивает, что закон является состоянием мира не в большой степени, чем результат выигранной войны: он сам война и стратегии этой продолжающейся войны точно так же, как власть — это не способность,   приобретенная  господствующим   классом,   а   реальное осуществление его стратегии.

Жиль Делез говорит, что позиция Фуко выглядит как проявление чего-то нового после Маркса: «Фуко не довольствуется утверждениями о том, что некоторые понятая следует пересмотреть, он даже не говорит этого, он это делает, предлагает тем самым новые координаты для практического действия. Речь идет скорее о вопросе «Что делать11. Теоретическая привилегия, которую обычно предоставляют государству как аппарату власти определенным образом влечет за собой практическую концепцию направляющей и централизующей партии, которая захватывает государственную власть; на самом же деле. наоборот, именно эта организационная концепция партии оправдывается данной теорией власти».

Анализ любого общества выявляет присутствие отношения подчиненности, внедренного в коллективное сознание. Общественная жизнь не представляет возможной, если правила поведения не являются общепризнанными. Это подчеркивает Ж. Лакруа в своей книге «Политическая социология», где он цитирует Ж.Б. Лапьера: «Я согласен с тем, что отношения в общественной и политической жизни сложные, но ответ на вопрос о том, как эти отношения функционируют не может оставлять в стороне положение о господстве и подчинении. Фуко анализирует каждое общество и соответственные типы власти в них. Его концепция власти показывает общество, не имеющее центральной власти или общество с разрозненными группами, между которыми есть отношения силы, отличающиеся относительной стабильностью.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.