Важнейшим показателем ИЧР

До сих пор в нашем государстве никто не может сказать точ­но, сколько в России беспризорных. По данным правительства, — около миллиона, по сведениям Генпрокуратуры, — около двух миллионов, а в Детском фонде называют цифру три миллиона.

Для сравнения интересно будет узнать, что после окончания Второй мировой войны, по закрытой информации (а это говорит о том, что она достоверная), в СССР насчитывалось около 700 тыс. беспризорных детей. В детских домах России, по некоторым дан­ным, находится сейчас примерно 720 тыс. детей. Если в государ­ственных интернатах Москвы тратится порядка 5 тыс. руб. на ре­бенка в месяц, то в глубинке местные власти выделяют не больше 800 руб. Из-за нищеты, а порой и жестокости персонала дети убе­гают из-под казенной опеки и пополняют ряды беспризорников. Не менее печальна судьба выпускников детдомов. Не имея соци­альной адаптации и защиты, многие из них становятся алкоголи­ками, наркоманами, попадают в преступные группировки.

Важнейшим показателем ИЧР является продолжительность человеческой жизни. Каковы же основные тенденции развития социально-демографической ситуации в России сегодня и в пер­спективе?

О катастрофических показателях смертности населения Рос­сии наслышаны все — и в самой России, и далеко за ее пределами. Первыми исчезают российские мужчины — в самом трудоспособ­ном возрасте (от 20 до 55 лет) их смертность составляет 80%. Из нынешнего поколения подростков, констатируют медики, не доживут до пенсии 48% юношей. Россия будущего — страна вдов и одиноких невест. Вспоминаются слова замечательного русского писателя Ф.А. Абрамова: «Историческая беда России — мы рань­ше научились умирать, чем жить».

В книге «Смертность в России. Главные группы риска и приоритеты действия» (М., 1997 г.), написанной ведущими рос­сийскими специалистами в данной области А.Вишневским (руко­водитель Центра демографии и экологии человека Института на­роднохозяйственного прогнозирования РАН) и В.Школьниковым (руководитель лаборатории анализа и прогнозирования смертно­сти при этом же центре), убедительно показано, что данная си­туация — не эпизодическое и случайное явление, мотивированное социально-экономическими переменами последних лет, а резуль­тат затяжного демографического кризиса, который охватывает примерно тридцатилетний период.

Экономя сегодня на здравоохранении, государство пока не осознает своих финансово-экономических и социальных потерь. Даже оставив в стороне общегуманитарные аспекты, напомним, что «сверхсмертность» — это потери экономически активного на­селения, увеличение числа вдов, вдовцов и сирот, рост числа бедных домохозяйств, забот о которых государству все равно не избежать. Результатом является несбалансированный и непо­сильный рост социальной нагрузки на государство. Словом, бла­гополучие населения измеряется не отдельными социально-экономическими параметрами уровня и качества жизни, динами­кой и объемом денежных доходов и т. д., но в большей мере про­должительностью жизни и состоянием здоровья нации.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.