Таким образом, постструктурализм с его пренебрежением …

Таким образом, постструктурализм с его пренебрежением объективно-всеобщим является не более чем протестом, и бегство от одной крайности (акцент на изучении формальных структур) подтолкнуло к развитию противоположной (пренебрежение всеобщей структурированностью, системностью, упорядоченностью вообще), а стремление к преодолению структурализма породило более широкую тенденцию — стремление к преодолению вообще всей традиционной формы философии (так как её предметом изучения как раз является объективно-всеобщее), что привело к появлению философии постмодернизма.

С одной стороны, постмодернизм — это выражение самоощущения человека современной эпохи во всех её укореняющихся, главным образом негативных, тенденциях (все стабильные единства разваливаются, смыслы перестают восприниматься как устойчивые и т.д.). Как отмечает У. Эко, постмодернизм представляет собой «не фиксированное хронологически явление, а некое духовное состояние… воля искусства, подход к работе»1. А с другой — в основе его лежит сознательный отказ от фундаментальных идей и идеалов эпохи Нового времени. Постмодернизм ставит задачу избавления культуры от диктата разума и традиций, в первую очередь, от абстракций, классических общественных идеалов и морализаторства2.

Человек эпохи постмодерна стремится выскочить из всяких рамок и правил, его ограничивающих, стать «самим по себе». Но, при этом, он бежит от   ответственности,   пренебрегает   всем   ценным   опытом,   накопленным предшествующими поколениями. Всякие нормы, правила поведения, традиции, авторитеты (вплоть до государственной власти) провозглашаются чуждыми и изжившими себя. А потому, эту эпоху можно назвать восстание чувств против разума, эмоций и мироощущений против рациональности.

1 Эко У. Имя розы. СПб., 2000. С. 635.

2 См.: Кевин Харт. Постмодернизм. С. 35.

Для философии постмодернизма характерны: отказ от «считающихся естественными, непременными и универсальными» основ, или «корней» бытия; отказ от реализма, т.е. от веры в объективную реальность, в то, что язык при правильном его использовании способен отражать истину; скептическое отношение к гуманизму1. Всякое единство, тотальность, объективность, упорядоченность воспринимаются как инструменты в руках власти и научной элиты. В частности, такими инструментами манипуляции властью общественным сознанием рассматриваются знания об объективном, всеобщем и связанные с ними нормы, ценности. Так Ж.-Ф.Лиотар пишет: «Знание и власть есть две стороны одного вопроса: кто решает, что есть знание, и кто знает, что нужно решать? В эпоху информатики вопрос о знании более чем когда-либо становится вопросом об управлении»2.

Таким образом, в постмодернизме само понятие истины, объективности, всеобщих глубинных основ компрометируется, вызывает у постмодернистов ироничную насмешку3. А лозунг, ставящий высшей ценностью абсолютную свободу, нежелание подчиняться каким-либо правилам привёл постмодернистов к провозглашению своим идеалом спонтанной человеческой деятельности, в том числе и деятельности сознания. Теперь провозглашается естественным отношение к любой своей деятельности как к особой «игре». «Игра» становится своеобразным способом ухода от действительности, бегством от проблем и сложностей жизни, при этом будучи направленной на преодоление всяких правил, она сама становится неким правилом ведения жизни.

1 См.: Кевин Харт. указ. соч. С. 32.

2 Лиотар Ж. -Ф. Состояние постмодерна. С-Пб., 1998. С.28.

3 См.: Кевин Харт. Постмодернизм. С. 32.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.