Иррационалистическая философия XIX бека.

В иррационалистических учениях понимание всеобщего низводится до субъективного мироощущения. У философов этого течения всеобщее либо отрицается совсем, либо его понимание основывается на домыслах и субъективном восприятии действительности.

Иррационализм возникает как реакция на те философские учения, что пытаются выстроить действительность в угоду искусственных, абстрактных схем, вместить её в тесные рамки спекулятивных философских систем, в особенности это реакция на философию Гегеля, Отсутствие в предшествующей философии тесной связи с жизнью, с её нуждами, потребностями, её актуальными проблемами, конкретными переживаниями человека, приводит к протесту в отношении господства бесплодных схем, пустых абстракций, что вместе с тем, выливается и в пренебрежение к объективным законам действительности, в недооценку предшествующих достижений в понимании конкретно-всеобщего.

Отсюда акцент переносится с разочаровывающего обыденное сознание рационального способа познания к иррациональному, отдающему приоритет интуиции, субъективным мироощущениям. Так, для А. Шопенгауэра мир предстаёт как всеобщее проявление слепой и дикой воли. Эта мировая воля абсолютно независима, бесцельна, не имеет никакого ни основания, ни меры, она лишь слепо устремлена к утверждению жизни, представляет собой слепое и безудержное хотение. Такая вечная неудовлетворённость мировой воли приводит к тому, что она «вынуждена пожирать самое себя», являться источником постоянной борьбы своих единичных проявлений («объективации»), что порождает бесконечную войну «всех против всех»1.

Таким образом, жизнь каждого человека представляет собой трагедию. Человек одержим различными стремлениями и желаниями, являющимися проявлениями всеобщей воли. Причём в человеке, как высшей объективации мировой воли, эти проявления особенно сильны. Отсюда, жизнь людей полна постоянных тревог, горьких разочарований и мучений. Страдание является неотъемлемой характеристикой человеческого бытия. Радость — это всего лишь временное отсутствие страдания. Жизнь человека не имеет никакой ни цели, ни смысла, а есть лишь череда периодов между различными формами страданий, в промежутке между которыми к человеку приходит скука2.

Единственным доступным человеку способом борьбы с властвующей над ним слепой всеобщей волей, состоит в том, чтобы, воздерживаясь от желаний, уменьшать в себе волю к жизни и тем самым избавиться от источника страданий, в конечном счёте, усыпляя мировую волю. Человеческая жизнь обретает смысл лишь тогда, когда индивид освобождается от присущего ему эгоизма и проникается заботой и состраданием к другим людям3.

Философия Ф. Huifuie ещё* более углубляет иррациональное понимание всеобщего. Для Ницше нет никакой абсолютной истины и единственно верной точки зрения, оценка любого явления может производиться с разных точек зрения, из разных «перспективных центров» или «центров сил»4. Ницше выражает презрение ко всему объективному, претендующему на незыблемую истину, общезначимый смысл и ценность. По сути, он протестует против признания всеобщего. Тем не менее, к концу своей жизни он сам претендует на общезначимость своего учения и выдвигает собственное понимание всеобщего. Взяв за основу учение Шопенгаэура о «воли к жизни», он его развивает и дополняет учением о «воли к власти».

1 См.: Антология мировой философии: В 4 Т., Т.З.,М, 1971. С. 674-675,682-687.

2 См.: указ. соч. С. 697-699.
3См.: указ. соч. С. 700-704.

4 См,: Ницше Ф. Сумерки идолов, или Как философствуют м:олотом//По ту сторону добра и зла. М., Харьков, 1999. С. 887,970.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.