Первое связано лишь с субъективной абстракцией …

Первое связано лишь с субъективной абстракцией того одинакового, что лежит в поле опыта человека, а второе не зависит от опыта человека, оно распространяется и за пределы «всякого возможного опыта». Если эмпирически- общее (например, «все лебеди белы») всегда может быть поставлено под сомнение из-за угрозы появления противоречащего такой всеобщности факта, то подлинное всеобщее a priori, заранее таково, что не может быть опровергнуто никаким последующим опытом. Такой априорностью, например, обладают суждения «все тела природы протяжённы» или «все тела природы имеют тяжесть»1.

Однако, по Канту, все такие суждения обладают свойством всеобщности не потому, что всеобщее, в них выраженное, отражает реально существующее вне сознания всеобщее (такое отражение может иметь место, но не в силу его), а в силу того, что природа сознания, его устройство (трансцендентальное единство сознания, единство чувственности и рассудка) таковы, что не могут воспринимать и понимать явления иначе, чем под формой пространства, времени и других априорных категорий. Мы не можем достоверно судить являются ли наши априорные суждения о всеобщности истинными на самом деле, вне сознания. Мы можем лишь заключить, что для нас, в нашем сознании они всегда являются таковыми и не могут являться нам иначе2.

В силу такого представления о всеобщем, человек в философии Канта, по сути, оказывается не причастен к объективно-всеобщему содержанию мира, С одной стороны, он рассматривается как одно из явлений в мире природы и, как любое явление, включён во всеобщую связь причинных зависимостей и подчинён необходимости: «Сам человек есть явление. Его воля имеет эмпирический характер, составляющий (эмпирическую) причину его поступков. Каждое из условий, определяющих человека сообразно этому характеру, находится в ряду действий природы и повинуется закону природы, согласно которому нельзя найти никакой эмпирически не обусловленной причинности… Поэтому ни один данныйпоступок (так как он может быть воспринят только как явление) не может начаться безусловно самопроизвольно(Курсив мой, — В.К.)» .

1 См.: Философская энциклопедия: В 5 Т. — М.:ГНИ «Советская энциклопедия», I960, T.I, C.302.

2 См.: указ. соч. С, 303.

Но с другой стороны, как рассуждает Кант, «в отношении некоторых способностей» (рассудок и разум) человек обладает причинностью особого рода, которая способна к собственному умопостижению и самопорождению, а значит, в этом отношении человек выпадает из всеобщей причинной обусловленности, выступает как безусловное существо, субъект познания и мотивации поведения, т.е. способен свободно инициировать собственный ряд причинности2.

Отсюда, исходя из различных подходов к человеку: либо как к чувственно созерцаемому феномену, либо как к умопостигаемому самого себя ноумену — мы приходим к различному пониманию причастности человека к объективно-всеобщему. Рассматривая человека как феномен (со стороны) мы приходим к тому, что он вплетён во всеобщую причинную взаимосвязь, подчинён законам природы, а как ноумен (умопостигая самого себя) -свободен от этой всеобщей необходимости, самопроизвольно вершит свою судьбу и собственные законы3.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.