Немецкая классическая философия.

В философии И. Канта объективно-всеобщее оказывается принципиально непознаваемым, В основе его учения лежат два ключевых понятия — «вещи в себе» (вещь сама по себе) и «вещи для нас» (феномен). Совокупность вещей самих по себе образует объективный мир, который хотя и действительно существует, но недоступен для познания человеком. Совокупность «вещей для нас» представляет собой мир явлений, который, однако, связывается Кантом с природой нашего сознания и не имеет ничего общего с действительным миром. «Вещи для нас» есть лишь результат воздействия «вещей в себе» на нашу чувственность. В нашем чувственном восприятии мы имеем дело не с объективным миром, а лишь с тем, какие изменения он в нас вызывает1. При этом суждение о вещах самих по себе исходя из данных чувственного опыта объявляется Кантом неправомерной спекуляцией. В то же время, человек способен создавать у себя умопостигаемые, напрямую несвязанные с чувственными данными, представления о вещах самих по себе, которые Кант называет ноуменами.

Так, о сфере вещей самих по себе, а значит и об объективно-всеобщем, мы способны формировать лишь наши умопостигаемые представления, ноумены, о которых в то же время мы не можем судить с достоверностью существуют ли они действительно «по ту сторону познания»: «Понятие ноумена — проблематическое понятие: оно есть представление о вещи, о которой мы не можем сказать ни то, что она возможна, ни то, что она невозможна, так как мы не знаем иного способа созерцания, кроме своего чувственного созерцания…

1 См.: Орлов В,В. История человеческого интеллекта: В 3 Ч., 4.2, Пермь. 1998. С. 48-49.

Мы не имеем права расширить… область предметов нашего мышления за пределы условий нашей чувственности и допускать кроме явлений ещё предметы чистого мышления, т.е. ноумены, так как эти предметы не имеют никакого положительного значения, на которое можно было бы указать (курсив мой,— В.К.)» .

Например в отношении материи Кант утверждает, что если и есть нечто реально существующее, что бы соответствовало нашему представлению о данном явлении, то, во всяком случае, это неизвестное нечто не совпадает полностью с нашим представлением о нём: «материя…есть не более как одна лишь форма или некоторый способ представления о неизвестном предмете через то созерцание, что называется внешним чувством. Вне нас, конечно, может существовать нечто такое, чему соответствует это явление, называемое нами материей; однако в том же качестве, что и явление, оно находится не вне нас, а исключительно в нас, как наша мысль, хотя эта мысль посредством указанного чувства представляет его находящимся вне нас (курсив мой,- В.К.)»2.

Более того, все виды движения тел и материи в целом объявляются Кантом также лишь нашими представлениями: «тела и движения не находятся вне нас, а суть лишь представления в нас, стало быть, движение материи не производит в нас представлений, а само есть только представление»3.

Таким образом, объективно-всеобщее у Канта оказывается непознаваемым, мы не способны о нём судить с достоверностью, но можем формировать свои представления о нём, которые бы случайно оказывались в чём-то сходными с реальными его прототипами. В то же время,    заслугой Канта является то, что он впервые чётко различает эмпирически-общее от «подлинной всеобщности».

1 Кант И. Критика чистого разума. Минск, 1998. С.383. I Кант И. указ. соч. С. 894. 3 Кант И. указ. соч. С. 896.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.