В силу того, что всеобщее вновь опускается …

В силу того, что всеобщее вновь опускается на землю, происходит переосмысление всех ценностей и смысла человеческого существования, перераспределяются акценты в понимании роли человека в мире. Так, в представлении о человеке как созданном по «образу и подобию божьему» теперь он уже выступает не как бледная копия бога, а как самое совершенное создание, которое само выступает в качестве творца, соучастником божественного творения и в этом заключает своё высшее предназначение.

Так, в трудах многих гуманистов эпохи Возрождения подчёркивается величие и достоинство человека (Ф. Петрарка, Пико делла Мирандола), безграничность его возможностей {Колюччо Салютати, Пико делла Мирандола). Помпонацци подчёркивает универсализм человеческих способностей. Он считает, что в природе человека сосредоточены все способности, которыми только обладают живые существа. Благодаря разуму человек достигает вершин бога, ибо возможности познания провозглашаются безграничным и.

Вновь обретает силу представление о человеке как микрокосме, особом малом мире, подобном миру большому. Особенно это выразилось в философии Николая Кузанского. В его взглядах человек предстаёт как микрокосм, который в своём существе воспроизводит («стягивает») окружающий его мир, мир природы. Человек — это «малый мир», окружающая его природа, весь универсум представляет собой «большой мир», а бог выступает как «максимальный мир». «Малый — подобие большого, большой подобие максимального»1. Важно, что человек не только подобие универсума, но и выступает в качестве второго бога, наделяется божественными качествами. Более всего он уподобляется ему своей умственной деятельностью и свойственным ей созиданием искусственных форм. Так, человек обладает сознанием, в котором содержатся образы всех вещей, тем самым, в нём специфическим образом представлен весь мир.

Пико делла Мирандола утверждал, что человек есть «соединительная связь всей природы», «эссенция, составленная из всех его соков»2. Однако представление о человеке как микрокосме в эпоху Возрождения зачастую толковалось в идеалистическом или даже скорей мистическом ключе. Подобие человека «миру большому» рассматривалось как основание для выводов о мистических способностях и свойствах человека и способствовало распространению мистических практик. Так, например, Парацельс на основе этого представления обосновывал возможность магического воздействия человека на природу и других людей во врачебной и алхимической практиках3.                                                      ‘

Таким образом, закономерным результатом сближения всеобщего с действительным миром и представления о человеке как микрокосме, глубоко причастном ко всеобщему, становится то, что человек рассматривается как титан, существо всемогущее, творческое, являющееся кузнецом собственной судьбы. Провозглашается величие и достоинство человека.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.