Абстракция Платоном всеобщего как безусловного …

Абстракция Платоном всеобщего как безусловного, абсолютного от изменчивого мира единичных вещей приводит к тому, что всеобщее им понимается как мир самостоятельных сущностей, «эйдосов», «идей», к которым всё устремлено и которыми всё питается как своей основой, источником своего бытия. По Платону, каждому классу одноименных вещей чувственного мира соответствует в мире идей некая вечная, не возникающая и не погибающая, безотносительная причина того, что делает вещь именно вещью этого, а не другого класса/Например, прекрасное — сверхчувственная причина и образец всех вещей, называемых прекрасными в чувственном мире, безусловный источник их бытия1.

Таким образом, материальным у Платона оказывается всё многообразие единичного из которого удалено всеобщее содержание, а значит, материя фактически выступает как ничто, в котором нет ничего общего, оказывается бессмысленным понятием. На другом полюсе оказывается понятие Ума-демиурга или бога, который является устроителем мира, вкладывающим в аморфную материю идеи как её формы и целесообразные причины. Однако бог у Платона фактически выступает неподвижным переодвигателем. Являясь воплощением того неподвижного всеобщего, которое оторвано от единичного, он не может обладать способностью творца, двигателя мира. Неподвижное и неизменное не способно служить перводвигателем всего существующего. Поэтому данное понятие также оказывается бессмысленным.

Платон стремится выяснить структуру всеобщего. Последняя, согласно его взглядам, пирамидальна и иерархична, в ней общие признаки вещей подчиняются всё более общим. Наверху этой пирамиды находятся такие абстрактные понятия, как идея мужества или идея красоты, а на самой её вершине находится одна единственная идея, которую он называет «Благом» или «Единым». Так как всеобщее у Платона является целью, к которой стремится всё сущее, то это означает, что всё в мире вещей направляется к единой, благой цели.

Человек, согласно Платону, есть соединение тела и независимой от тела бессмертной души, которая до вселения в индивида пребывает в мире идей. Таким образом, человек несёт в себе момент всеобщего, но это всеобщее в человеке чуждо реальному, чувственному миру и даже чуждо собственному телу. Поэтому жизнь человека, мир в котором он живёт, оказываются на деле противостоящими ему.

Таким образом, Платон абстрагирует и выделяет всеобщее, делает попытку    структурирования    его,    подмечает    взаимосвязь    всеобщего    и безусловного, абсолютного, вечного и объективного. Однако всеобщее у него выделено из единичного чрезмерно, до абсолютизации, оно отрывается от реального, земного мира и образует собственный мир, мир идей, который оказывается источником, образцом и целью единичных вещей. При этом всеобщее у Платона неподвижно, не способно к изменению, развитию, выступает как некий идеал, что приводит к тому, что весь мировой порядок понимается как целесообразный.

См.: Антология мировой философии; В 4 Т.: T.I. M, 1971. С. 377-382.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.