Для тех, кто не способен из определенных выражений …

Для тех, кто не способен из определенных выражений за­ключить противоположное им, нелишне, быть может, помимо самого введения в систему трансцендентального идеализма и новых публикаций журнала по спекулятивной физике, привлечь внимание уже ко второй главе первого тома, в которой Шел­линг2 говорит следующее: «Натурфилософия есть физическое объяснение идеализма; — природа уже издавна заложила осно­вы своей вершины, которой она достигает в разуме. — Философ проходит мимо этого только потому, что он воспринимает свой объект с первых же шагов в самой высшей потенции — как «Я», как сознание, и только физик не дает себя ввести в заблужде­ние. Идеалист прав, когда он делает разум творцом всего; в че­ловеке он обладает собственной интенцией природы для себя, но именно потому, что это интенция природы, сам этот идеа­лизм оказывается объяснимым и с этим согласуется теоретиче­ская реальность идеализма. Когда люди научатся думать чисто теоретически, только объективно безо всякого вмешательства субъективного, то они научатся и понимать это».

Если Рейнгольд видит главный порок предшествующей фи­лософии в том, что мышление представлялось в форме только субъективной деятельности, и требует предпринять попытку абстрагироваться от этой его субъективности, то абстракция от субъективности трансцендентального созерцания[1] — как это вы­текает не только из приведенного [места], но и из принципа всей Шеллинговой системы — является основной формальной чертой этой философии, которая еще определенней выражена в «Zeitschr. für spekulat. Physik», II Bd. 1. St. в связи с доводами против натурфилософии Эшенмейера, где тотальность положена всего лишь как идея, мысль, то есть как нечто субъективное.

Что же касается точки зрения Рейнгольда на общие стороны обеих систем относительно того, что они суть спекулятивные си­стемы, то в соответствии со своеобразием точки зрения Рейн-

1 Sc helling. Transzendentaler Idealismus. S. 5—7 (Tüb., 1800).

2          § g4     35 гольда они с необходимостью являются специфическими и, сле­довательно, не философиями. Если, по Рейнгольду, существенным делом, темой и принципом философии является обоснование реальности путем анализа, то есть разделения то спекуляция, высшая задача которой состоит в снятии в тождестве раздель­ности субъекта и объекта, не имеет, конечно, никакого значе­ния, и не может быть и речи о существеннейшей стороне философ­ской системы, а именно быть спекуляцией; остается лишь свое­образная точка зрения и большее или меньшее заблуждение духа. Так, например, Рейнгольд смотрит только с точки зрения заблуждения духа и на материализм, который чужд Германии[2], и не видит в нем ничего из истинно философской потребности. Если западное образование, из которого эта система возникла, удерживает ее в отдалении от страны, то возникает вопрос, не обусловлено ли это удаление противоположной односторонно­стью образования. И даже если ее научная ценность была бы незначительна, нельзя все же не признать, что, например, в Systeme de la nature заявляет о себе впавший в заблуждение относительно своего времени и воспроизведенный в науке дух, и точно так же, как скорбь о всеобщем обмане своего времени, о беспочвенном разрушении природы, о бесконечной лжи, назы­вавшей себя истиной и правом — скорбь, которая, пронизывая все, сохраняет достаточно силы, чтобы сконструировать исчез­нувшее из явлений жизни абсолютное как истину с действитель­но философской потребностью в науке, форма которой являет себя в локальном принципе объективного, подобно этому так же и, напротив, немецкое образование часто проникает без спе­куляции в форму субъективного, к которой принадлежат также любовь и вера.


[1] Rein holds Beiträge. I Heft. S. 96, 98.

[2] Ebendaselbst. S. 77.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.