О воззрении Рейнгольда и философии

Теперь остается лишь остановиться на воззрениях Рейнголь­да на Фихтеву и Шеллингову системы, а также на его собствен­ной философии.

Что касается первого пункта, то Рейнгольд, во-первых, про­шел мимо различия обеих, а, во-вторых, не принял их как фило­софии. Он, по-видимому, не понял, что взору публики давно уже предстала другая философия, нежели чистый трансценден­тальный идеализм. Странно, что он не видит в философии, представленной Шеллингом, ничего, кроме принципа субъектив­ной понятийности, принципа субъективности (die Ichheit) [1]. Рейнгольд сумел все же в одной связи объяснить, что Шеллинг сделал открытие, согласно которому абсолютное, так как оно не есть простая субъективность, есть не что иное и не может быть ничем иным, кроме голой объективности или голой природы как таковой, и что путь к ней лежит через полагание абсолютного в объективное тождество интеллекта и природы[2]. Ему удалось, следовательно, представить Шеллингов принцип следующим об­разом: а) абсолютное, посколько оно не есть простая субъектив­ность, является голой объективностью, не есть, следовательно, тождество обеих и б) абсолютное есть тождество обеих. И на­оборот, принцип тождества субъекта и объекта должен стать путем к выводу о том, что абсолютное как тождество не есть ни голая субъективность, ни голая объективность. Затем Рейн­гольд правильно устанавливает отношение обеих наук таким образом, что обе суть лишь различные точки зрения на одну и ту же вещь, правда, не абсолютной одной и той же тождествен­ности (Dieselbigkeit), всеединства. И именно поэтому ни прин­цип одной, ни принцип другой не есть ни простая субъектив­ность, ни простая объективность, и в еще меньшей степени то, в чем обе проникают друг друга, не является чистой субъектив­ностью (Ichheil), которая так же, как и природа, поглощается в точке абсолютной индифферентности.

Тот, кто, по мнению Рейнгольда, движим любовью и верой в истину и не находится в плену системы, легко может убедить­ся в том, что ошибка описанного выше решения состоит в спо­собе формулирования задачи. Но в чем ошибка рейнгольдов- ского описания по сравнению с тем, что Шеллинг считает фило­софией, и каким образом такое понимание стало возможным? Дать ответ на это не так-то легко.

Не поможет и ссылка на само введение в трансценденталь­ный идеализм, в котором изложено его отношение к философии в целом и выдвинуто понятие подобной целостности философии, так как в своих оценках ее Рейнгольд сам ограничивается им и усматривает в нем как раз противоположное тому, что в нем содержится. Столь же невозможно остановиться на отдельных положениях, в которых была бы высказана самым определен­ным образом истинная точка зрения, так как самые ключевые места Рейнгольд приводит сам в своем первом описании этой системы, которые гласят, что только в одной необходимой науке философии, в трансцендентальном идеализме, субъективное есть первое[3], ни как первое всей философии, как это искаженно пред­ставлено непосредственно у Рейнгольда, ни как чисто субъектив­ное в качестве только принципа трансцендентального идеализма, а как субъективный субъект-объект.


[1] Reinholds Beiträge. I Heft. S. 86—87.

[2] Ebendaselbst. S. 85—86.

[3] Reinholds Beiträge. I Heft. S. 1—2, 90.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.