Эта точка зрения является непосредственно только …

Эта точка зрения является непосредственно только негатив­ной, снимающей разделение обеих наук и форм, в которых было положено абсолютное, а не реальным синтезом, не точкой абсо­лютной индифферентности, в которой эти формы уничтожаются тем, что они существуют обе в единстве. Первоначальное тожде­ство, которое развернуло свою бессознательную контрактацию (субъективно — чувства, объективно—материи) в бесконечно организованной рядоположенности и последовательности про­странства и времени в объективную тотальность и противопо­ставило этой экспансии конституирующуюся посредством унич­тожения последней контратакцию в познающую себя точку (субъективного) разума — субъективную тотальность, должно объединить обе в созерцании абсолютного, становящегося объек­тивным в своей завершенной тотальности — в созерцании вечного очеловечивания бога, произнесшего слово о начале. Это созер­цание самого себя, формирующего или находящего себя объек­тивным абсолютного, может быть вновь рассмотрено в его по­лярности, поскольку факторы этого равновесия полагаются с преимуществом, с одной стороны, сознания, а с другой — бес­сознательного. Это созерцание представлено в искусстве боль­шей частью концентрированным в одной точке и отраженным в сознании — либо в собственно так называемом искусстве как произведении, которое, будучи объективным, является частью непреходящим, а частью может быть осмыслено рассудком как мертвое внешнее, продукт индивидуума, гения, но принадлежа­щего человечеству, — либо в религии как живом движении, ко­торое может быть как субъективное, реализующее лишь момен­ты, положено рассудком как нечто просто внутреннее, продукт массы, всеобщей гениальности, но принадлежащее каждому в отдельности. В спекуляции это созерцание является больше как сознание и распространенное в сознании как деятельность субъ­ективного разума, который снимает объективность и сознание. Если для искусства в его истинном объеме абсолютное является больше в форме абсолютного бытия, то в спекуляции оно явля­ется большей частью как нечто производящее самого себя в бес­конечном созерцании. Но, понимая его как становление, она (спекуляция) полагает одновременно тождество становления и бытия и как самопроизводящее, ей являющееся, полагается одно­временно как первоначальное абсолютное бытие, которое может становиться только постольку, поскольку оно есть. Она умеет, таким образом, получать свое превосходство, которое имеет сознание в ней, превосходство, которое и без того есть внешне- сущее. Оба, искусство и спекуляция, суть в своей сущности службы бога, оба — живое созерцание абсолютной жизни и тем самым однобытие (Einssein) с ним.

Спекуляция и ее знание, таким образом, находятся в индиф­ферентной точке, но не в себе и для себя истинной индифферент­ной точке; находятся ли они в ней или нет, зависит от того, осознают ли они себя всего лишь одной стороной его. Транс­цендентальная философия — наука об абсолютном, так как субъект сам есть субъект-объект и постольку разум; если она как этот субъективный разум полагает себя как абсолютное, то она есть чистый, т. е. формальный, разум, продукты которого — идеи — абсолютно противоположны чувственности или природе и могут служить для явлений только правилами чуждого им единства. С полаганием абсолютного в форму субъекта эта на­ука получает имманентную границу; она возводит себя в ранг науки об абсолютном и в абсолютную точку индифферентности, единственно благодаря тому, что она знает свою границу и умеет снять и себя и ее, и именно научным образом. Ибо некогда очень много говорилось о границе человеческого разума, и транс­цендентальный идеализм признает непостижимыми границы са­мосознания, в которые мы втиснуты; но, выдавая ограничения там за пограничные столбы разума, а здесь за непостижимые ограничения, наука познает свою неспособность снять себя бла­годаря самой себе, то есть не посредством salto mortale, или вновь абстрагироваться от субъективного, куда поместил ее разум.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.