До сих пор мы противопоставляли обе науки при их внут­реннем …

До сих пор мы противопоставляли обе науки при их внут­реннем тождестве друг другу, в одной абсолютное субъективно в форме познания, в другой — объективное в форме бытия. Бытие и познание становятся идельными факторами или фор­мами благодаря тому, что они противопоставлены друг другу. В обеих науках суть обе, но в одной познание — материя, а бы­тие— форма, в другой бытие — материя, познание — форма. Так как абсолютное в обеих есть то же самое и представляет обе науки не просто противоположными как формы, но и по­скольку в них положен субъект-объект, то обе науки находятся не в идеальном, а реальном притовоположении, и поэтому они должны рассматриваться одновременно в единой непрерывности, как одна единая наука. Поскольку они противоположны друг другу, то хотя внутренне они закончены в себе и являются тотальностями, они одновременно и относительны, и как тако­вые они стремятся к точке индифферентности; как тождество и как относительная тотальность она находится в них самих, но как абсолютная тотальность — вне их. Однако поскольку обе науки являются науками об абсолютном и их противопоставле­ние является реальным, то они как полюсы индифферентности взаимосвязаны в ней; сами они суть линии, которые соединяют полюс с центральной точкой. Но этот центр сам является двой­ным, с одной стороны, тождество, с другой — тотальность, и по­стольку обе науки являются продолжением развития или само­конструирования тождества в тотальность.

Точка индифферентности, к которой обе науки, поскольку они, рассматриваемые со стороны их идеальных факторов, про­тивопоставлены друг другу, стремятся, есть общее, представлен­ное как самоконструирование абсолютного, последний и высший пункт последних. Среднее, точка перехода от конструирующего себя как природы тождества к своему конструированию как ин­теллекту, является внутреннее становление света природы, или, как выражается Шеллинг[1]: удар молнии идеального в реаль­ность и его самоконструирование в точку. Эта точка, будучи разумом, есть поворотный пункт обеих наук, высшая точка пи­рамиды природы, ее последний продукт, к которому она, завер­шая себя, приходит; но как точка она должна также экспони­роваться в природу. Когда наука ставит себя на это место и разделяется с него на две части, предоставляя одной стороне бессознательное производство, а другой стороне осознанное, то она знает одновременно, что интеллект как реальный фактор одновременно приносит с собой все самоконструирование приро­ды на другую сторону и имеет в себе предшествующее или на­ходящееся на ее стороне, а также, что в природе как реальном факторе коррелирующее с ней в науке также имманентно ей. И тем самым снимается всякая идеальность факторов и одно­сторонность ее формы. Это единственно высокая точка зрения, в которой обе науки переходят друг в друга, так что их разде­ление признается только как научное, а идеальность факторов — как нечто положенное для этой цели.


[1] Zeitschrift für spek. Physik. Bd. II. II Heft. S. 116.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.