Каждая из его форм обусловлена противоположной …

Каждая из его форм обусловлена противоположной, и если абстрактное тож­дество форм как свободы от самих форм будет изолировано, то оно всего лишь идеальный полюс пункта индифферентности ин­теллекта, который имеет объективную тотальность в качестве другого имманентного полюса. Природа, в свою очередь, обла­дает свободой, ибо она не покоящееся бытие, но одновременно есть становление, бытие, которое не раздваивается и не синтези­руется извне, а разделяет себя в самом себе и соединяет, и ни в одну из форм не полагает себя как нечто только ограничен­ное, но как целое. Ее бессознательное развитие есть рефлексия живой силы, которая бесконечно раздваивается, но в каждой ограниченной форме полагает саму себя и тождественна себе, и постольку ни одна форма природы не является ограниченной, но свободной.

Если поэтому наука о природе вообще является теоретиче­ской частью, а наука об интеллекте — практической частью фи­лософии, то вместе с тем и каждая из них имеет собственную практическую и теоретическую часть. Подобно тому, как тож­дество в системе природы в потенции света, тяжелой материи есть чуждое не в себе, а только как потенция, которое ее раз­дваивает с целью когезии и объединяет и производит систему неограниченной природы, подобно этому для производящего се­бя в объективном созерцании интеллекта тождество на стадии себя полагания не есть наличное. Тождество не узнает само се­бя в созерцании; обе суть не рефлектирующее о своей деятель­ности продуцирование тождества, следовательно, предмет тео­ретической части. И, напротив, точно так, как в воле интеллект узнает себя, выходя из себя и полагая себя самого в объектив­ность, уничтожает свои бессознательно произведенные созерца­ния, точно так же и природа становится в органической приро­де практической благодаря тому, что свет приходит к своему результату и становится внутренним. Если в неорганической природе свет переносит точку сжатия (Kontraktions — Punkt) во вне, в кристаллизацию как внешнюю идеальность, то в орга­нической природе он формируется как внутреннее в контракцию мозга; уже в цветке, как растении, в котором внутренний прин­цип света рассеивается в красках, и в них быстро увядает; в ней, в органической природе, особенно прочно в животном, он полагает себя посредством полярности полов одновременно субъективно и объективно: индивид ищет и находит себя в дру­гом. Интенсивней свет пребывает во внутреннем, в животном, в котором он как более или менее модифицированный голос — полагает свою индивидуальность как субъективное во всеобщей коммуникации, полагает себя узнающим и подлежащим узна­ванию. Наука о природе, представляя тождество реконструи­рующим моменты неорганической природы изнутри, имеет в се­бе практическую часть. Реконструированный практический маг­нетизм есть снятие расширяющейся во внешнюю полярность си­лы притяжения, ее реконтракция в точку индифферентности мозга и помещение ею двух полюсов вовнутрь как двух индиф­ферентных точек, как это установлено природой в эллиптиче­ских орбитах планет. Электричество, реконструированное изнут­ри, полагает организацию с различной полярностью, каждый полюс которой сам производит из себя различие, полагает себя ввиду его недостатка идеальным, находит себя объективно в другом, и посредством слияния с ним возникает тождество. Природа в той мере, в какой она в химическом процессе ста­новится практической, отложила третье, опосредующее разли­чие, в себе самой как внутреннем, которое, как звук, внутрен­нее, само себя производящее звучание, — подобно третьему телу в неорганическом процессе есть лишенное степени и преходя­щее, гасит абсолютную субстанциональность дифферентных сущностей и доводит их до индифферентности взаимного при­знания, идеального полагания, которое не умирает вновь как отношение полов в реальном тождестве.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.