Посредством истинного тождества, в котором положены …

Посредством истинного тождества, в котором положены субъект и объект, а именно в котором оба являются субъектом- объектом, и так как их противоположность поэтому является реальной, следовательно, одно может переходить в другое, раз­личие точек зрения обеих наук не является противоречием. Будь субъект и объект абсолютно противоположны, только одно субъ­ект-объект, то обе науки не могли бы обладать одинаковым до­стоинством; только точка зрения одной из них была бы разум­ной. Обе науки возможны как сами по себе именно потому, что в обеих конструируется в необходимых формах своего существо­вания одно и то же. Обе науки кажутся противоречащими друг другу, потому что в каждой абсолютное противоположно по фор­ме. Йх противоречие снимается не тем, что только одна из них утверждается как одна-единственная наука, а другая с ее точки зрения уничтожается. Более высокая точка зрения, которая сни­мает односторонность обеих наук в истине, есть такая точка зре­ния, которая в обеих признает то же самое абсолютное. Наука о субъективном субъект-объекте называлась до сих пор транс­цендентальной философией, а наука об объективном субъект- объекте — натурфилософией. Поскольку они противоположны друг другу, то в первой на первом месте субъективное, а во вто­рой— объективное. В обеих субъективное и объективное поло­жены в субстанциональном отношении. В трансцендентальной философии субъект как интеллект есть абсолютная субстанция, а природа есть объект, акциденция; в натурфилософии природа— абсолютная субстанция, а субъект, интеллект,—только акциден­ция. Более высокой точкой зрения не является ни точка зрения, согласно которой одна или другая наука сняты и в качестве аб­солютных утверждаются только субъект или только объект, ни точка зрения, при которой обе науки смешиваются.

Что касается смешения, то то, что принадлежит естествозна­нию, будучи соединено с системой интеллекта, дает трансцен­дентные гипотезы, которые своей фальшивой кажимостью объ­единения сознания и бессознательного могут ослепить. Они вы­дают себя за естественные и действительно не проходят мимо осязаемого, как бредовая теория (Fieberntheorie) сознания. На­против, интеллект, как таковой, примешанный к естествознанию, дает гиперфизические, особенно телеологические объяснения. Оба недостатка смешения исходят из тенденции объяснения, для потребностей которого интеллект и природа приводятся в каузальные отношения, одно как основание, другое как обосно­вание, посредством чего, однако, фиксируется только противопо­ложность, и путем видимости подобного формального тождест­ва, каким является каузальное тождество, отрезается полностью путь к абсолютному соединению.

Другая точка зрения, посредством которой должно быть снято противоречие обеих наук, есть такая, которая не дает права ни той, ни другой науке считаться наукой об абсолютном. Дуализм вполне хорошо может следовать за наукой об интел­лекте и рассматривать тем не менее вещи как самостоятельные сущности; он может принимать для этих целей науку о природе как систему о действительной сущности самих вещей: каждая имеет для него такое значение, которое ей заблагорассудится; они мирно уживаются друг с другом, ибо абсолютное не есть рядоположенность.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.