Только в реальной противопо­ложности абсолютное …

Только в реальной противопо­ложности абсолютное может полагать себя в форме субъекта или объекта и субъект переходить в объект или объект может переходить согласно своей сущности в субъект,— субъект ста­новится объективным, потому что первоначально он объекти­вен или потому что сам объект есть субъект-объект, или объект может становиться субъективным, так как он лишь изначаль­но есть субъект-объект. В этом единственно состоит истинное тождество, в том, что оба являются субъектом-объектом и вместе с тем истинной противоположностью, на которую они способны. Если же оба не суть субъект-объекты, то противоположность идеальна, а принцип тождества формален. При формальном тождестве и идеальной противоположности невозможен никакой другой синтез, кроме неполного, т. е. тождество, синтезируя противоположности, само является лишь количест­вом, а различие качественно, наподобие категорий, при которых первая, например, реальность, положена в третьей, как и вторая, лишь количественно. И, наоборот, если противоположение реаль­но, то оно лишь квантитативно; принцип является одновременно идеальным и реальным, он есть единственное качество, а абсо­лютное, реконструирующееся из количественного различия, есть не количество, а тотальность.

Для того чтобы положить истинное тождество субъекта и объекта, оба они полагаются как субъект-объект, и каждый, та­ким образом, способен быть объектом особой науки. Каждая из этих наук требует абстракции от принципа другой. В системе интеллекта объекты являются ничем в себе; природа имеет бы­тие только в сознании — производится отвлечение от того, что объект является природой и интеллект как сознание им обус­ловлен. В системе природы забывается, что природа является познанной (ein Gewußtes); идеальные определения, которые при­рода получает в науке, одновременно имманентны ей. Взаимное абстрагирование не есть односторонность наук, не субъективная абстракция от реального принципа другой, которая производит­ся для потребностей знания и исчезает на более высокой ступени постольку, поскольку, будучи рассматриваемы в себе, объекты сознания, которые не представляют собой в идеализме ничего другого, как продукты сознания, суть все же нечто абсолютно другое и имеют абсолютное существование вне сущности созна­ния. И, напротив, природа, которая полагается в науке о ней определенной самой по себе и в себе самой, есть как рассматри­ваемая в себе только объект, и всякое тождество, которое разум познает в ней, было бы только заимствованной у знания формой. Абстракция производится не от внутреннего принципа, а только от своеобразной формы другой науки, чтобы получить каждую чистой, т. е. внутреннее тождество обеих, а абстракция от свое­образия другой есть абстракция от односторонности. Природа и самосознание в себе таковы, каковыми они полагаются спекуля­цией в каждой из собственных наук. Они являются таковыми в себе потому, что именно разум полагает их, и он полагает их как субъект-объект, следовательно, как абсолютное, а единственное в себе есть абсолютное. Он полагает их как субъект-объект, потому что он сам есть то, что производит себя как природу и как интеллект, и узнает сам в них самого себя.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.