Только в том случае, когда и субъект, и объект …

Только в том случае, когда и субъект, и объект суть субъект- объекты, противоположность субъекта и объекта становится реальной противоположностью, ибо обе положены в абсолют­ном и обладают тем самым реальностью. Реальность противо­положностей и реальная противоположность происходят един­ственно посредством тождества обеих [1]. Если объект является абсолютным, то он есть просто нечто идеальное, и противопо­ложность сама также нечто идеальное. Благодаря тому, что объект есть идеальное, а не абсолютное, то и субъект есть не­что только идеальное, и такими идеальными факторами явля­ются Я как самополагание и Не-Я как самопротивоположение. Не имеет значения то, что Я есть сплошь жизнь и движение, деяние и само действие, наиреальнейшее, наинепосредственней- шее в сознании каждого; поскольку оно абсолютно противопо­ложно объекту, постольку оно не есть реальное, а всего лишь мыслимое, продукт чистой рефлексии, голая форма познания. А из голого продукта рефлексии тождество не может консти­туироваться как тотальность, так как оно возникает путем аб­стракции от абсолютного тождества, которое ведет себя по отношению к ним непосредственно, только уничтожая, но не конструируя. Подобными же результатами рефлексии являют­ся бесконечность и конечность, неопределенность и определен­ность и т. д. От бесконечности нет перехода к конечному, от неопределенности к определенности. Переход как синтез стано­вится антиномией; но синтез конечного и бесконечного, опреде­ленного и неопределенного не может породить рефлексии, это­го абсолютного разделения, но именно она дает закон. Она имеет право устанавливать только формальное единство, пото­му что она допускает и принимает раздвоение на бесконечное и конечное, что является ее делом; разум же синтезирует ее в антиномии и тем самым ее уничтожает. Если идеальная проти­воположность есть дело рефлексии, которая совершенно абстра­гируется от абсолютного тождества, то, напротив, реальная противоположность есть дело разума, который полагает про­тивоположности не только в форме познания, но и в форме бы­тия, тождества и нетождества тождественными. Но именно ре­альная противоположность есть единственно такая, при которой субъект и объект полагаются как субъект-объект, оба находят­ся в абсолютном, в обоих абсолютное, т. е. в обоих реальность. Поэтому только в реальной противоположности принцип тож­дества есть реальный принцип. Если противоположность иде­альна и абсолютна, то тождество остается лишь формальным принципом, оно положено только в одной из противоположных форм и не может проявить себя в качестве субъект-объекта. Философия, чей принцип формален, становится сама формаль­ной философией, как говорит где-то и сам Фихте, что для са­мосознания бога — сознания, в котором посредством полагания «Я» полагается все, — его система имеет только формальное значение. Но если, напротив, материя, объект, есть сама субъ­ект-объект, то разделение формы и материи отпадает, и систе­ма, как ее принцип, не является больше формальной, а являет­ся одновременно формальной и материальной: посредством аб­солютного разума положено все.


[1] Платон выражает реальную противоположность посредством абсолют­ного тождества следующим образом: «Прекраснейшая же из связей такая, которая в наибольшей степени единит себя и сказуемое, и задачу эту наи­лучшим образом выполняет пропорция, ибо, когда из трех чисел — как ку­бических, так и квадратных — при любом среднем числе первое так отно­сится к среднему, как среднее к последнему, и соответственно последнее к среднему, как среднее к первому, тогда при перемещении средних чисел на первое и последнее места, а последнего и первого, напротив, на средние места, выяснится, что отношение необходимо остается прежним; а коль ско­ро это так, значит, все эти числа образуют между собой единство» («Тимей», 31с—32а).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.