«Искусство, — говорит Фихте, — возводит трансценденталь­ную …

«Искусство, — говорит Фихте, — возводит трансценденталь­ную точку зрения к обыденной, конструируя мир, исходя из первой, и давая его, исходя из второй; с точки зрения же эсте­тической он дается так, как он сконструирован». С помощью эстетической способности познается истинное соединение про­цесса производства интеллекта и данного ему в явлении про­дукта, полагающего себя неограниченным и вместе с тем как ограниченность «Я», или, точнее, соединение интеллекта и при­роды, из которых последняя, и именно ради этой возможности соединения, имеет еще и другую сторону — быть продуктом ин­теллекта. Признание соединения в эстетике продуцирования и продукта есть нечто совершенно иное, чем полагание абсолют­ного долженствования и стремления и бесконечного прогресса понятий, возвещающих о себе, как только будет признан вы­шеназванный высший синтез (Vereinigung), как об антитезах, или только как о синтезе подчиненных сфер и как тем самым нуждающихся в еще более высоком [синтезе].

Эстетическая позиция описывается далее так: данный мир, природа, имеет две стороны; он есть результат нашего ограни­чения и результат нашей свободной идеальной деятельности; каждую форму в пространстве следует рассматривать как вы­ражение внутренней полноты и силы самого тела, которое обла­дает ею. Тот, кто следует первой точке зрения, видит только искаженные, сдавленные, робкие формы; он видит уродство (Häßlichkeit). Тот, кто следует за последней, видит мощную полноту природы, жизни и стремления; он видит красоту[1]. Дея­тельность интеллекта в естественном праве производила при­роду лишь как модифицируемую материю; это было, следова­тельно, не свободное, идеальное действо, действие не разума, а рассудка.

Эстетическое воззрение на природу применяется теперь так­же и к нравственному закону; правда, природа не должна иметь перед нравственным законом преимущество в способности к воззрению прекрасного. «Нравственный закон» повелевает аб­солютно и подавляет всякую природную склонность; тот, кто так его понимает, относится к нему как раб. Однако нравствен­ный закон есть ведь одновременно само «Я», он происходит из внутренней глубины нашего собственного существа, и если мы следуем ему, то тем самым мы следуем себе. Тот, кто его так рассматривает, понимает его эстетически[2]. «Мы повелеваем са­ми собой» означает, что наша природная склонность послушна нашему нравственному закону; но в эстетическом созерцании природы как выражении внутренней полноты и силы и физиче­ской силы не существует подобного раздельного бытия (Getren­ntsein) подвластности, подобно тому как мы усматриваем в нравственности, согласно этой системе, в повелевании самим со­бой природную склонность, ограниченную соседствующим с ней разумом, инстинкт, подвластный понятию. Данное необходимое воззрение на эту нравственность, вместо того, чтобы быть эсте­тическим, должно быть как раз таким, которое показывает ис­каженную, робкую, подавленную форму, уродство.

Если нравственный закон требует лишь самостоятельности как определенности согласно понятиям и посредством поня­тий, а природа может добиться своего права лишь посредством ограничения свободы понятием «свобода многих разумных су­ществ», и если эти оба скованных вида суть наивысшие, с по­мощью которых человек конституирует себя как человек, то для эстетического чувства, которое должно быть понято в его ши­рочайшем смысле, для полного самоформирования тотальности в синтезе свободы и необходимости, сознательного и бессозна­тельного невозможно найти места в гражданской законности и морали ни в той мере, в какой оно представляет себя в своем чистом неограниченном наслаждении собою, ни в своем огра­ниченном явлении. Ибо в эстетическом смысле как раз всякое определение согласно понятиям настолько снято, что рассудоч­ная сущность господства и определения, если она подступит к нему, противна ему и достойна презрения.

Публикация И. С. Нарского Перевод с нем. И. Д. Копцева


[1] Fichte. Sittenlehre. S. 748 f. (S. W. IV. 354 f.).

[2] Spinoz. oper., ed. Paulus. II. P. 82 (Ethices. P. 11. Propos. IV).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.