С другой стороны, обе различны: одна есть условие другой …

С другой стороны, обе различны: одна есть условие другой, одна господствует над другой. Природа как инстинкт, хотя и должна мыслиться как определяющая себя с помощью са­мой себя, однако она получает характеристику посредством свободы как ее противоположность. «Природа определяет са­му себя» означает поэтому следующее: она предназначена (ist bestimmt) определять себя посредством своей сущности, фор­мально; она никогда не может не быть определяемой, как это может быть вполне со свободным существом; она также опре­делена таким образом материально и не обладает еще как сво­бодное существо выбором между некоторым определением и противоположным ему [определением][1]. Синтез природы и сво­боды дает, таким образом, следующую реконструкцию тожде­ства из раздвоенности в тотальность. «Я» как интеллект, как неопределенное, и «Я» как инстинктивное, природа, становлюсь тем же самым благодаря тому, что инстинкт приходит к созна­нию; поскольку он находится в моей власти, не он действует в этой сфере, а действую «Я» или мое действие не есть след­ствие его[2]. Рефлектирующее выше рефлектируемого: инстинкт рефлектирующего, субъекта сознания, есть более высокий ин­стинкт[3]; более низкое, природа, должно быть положено во власть более высокого, рефлексии. Это отношение распоряжения (Botmäßigkeit) одного явления другим должно быть высшим синтезом.

Но это последнее тождество и тождество трансценденталь­ной точки зрения совершенно противоположны. В трансценден­тальном «Я = Я» «Я» вводится в отношение субстанциональности или, по крайней мере, в отношение взаимодействия; в послед­ней реконструкции же тождества одно является господствую­щим, другое — подчиненным, субъективное не равно объектив­ному, а оба находятся в каузальном отношении. Одно оказы­вается зависимым, из двух сфер, свободы и необходимости, последняя подчинена первой. Таким образом, конец системы не отвечает своему началу, результат расходится со своим прин­ципом. Принцип был «Я = Я»; результат оказался «Я не равно Я». Первое тождество идеально-реальное, форма и материя есть одно; второе же — просто идеальное, форма и материя раз­делены; оно — просто формальный синтез.

Этот синтез неравенства получается следующим образом. Чистому инстинкту, имеющему целью абсолютное самоопреде­ление к деятельности ради деятельности, противопоставлен объективный, система ограничений. Свобода и необходимость, объединяясь, утрачивают: первая — часть своей чистоты, вто­рая— часть своей замутненности; синтетическая деятельность, чтобы быть все же чистой и бесконечной, должна мыслиться как объективная деятельность, конечной целью которой явля­ется абсолютная свобода, абсолютная независимость от всякой природы — цель, которая никогда не может быть достигнута, бесконечный ряд, в результате продолжения которого «Я» ста­ло бы абсолютным «Я»; т. е. «Я» снимает себя как объект, а тем самым и как субъект. Но оно не должно снимать само себя, для «Я» остается лишь наполненное ограничениями, коли­чеством, неопределенно длительное время, и помочь должен известный прогресс. Там, где определяется высший синтез, со­храняется та же антитеза ограниченного настоящего и находя­щейся вне его бесконечности. «Я = Я» есть абсолютное, тоталь­ность, вне «Я» — ничего. Но так далеко в системе «Я» не за­ходит, а если еще вмещается и время, то никогда; оно абсолют­но аффицировано «Не-Я» и способно постоянно только пола­гать некоторое количество «Я».


[1] Ebenda. S. 560. (S. W. IV. 166).

[2] Ebenda. S. 533, 535 (S. W. IV. 139, 141).

[3] Ebenda. S. 520 (S. W. IV. 126).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.